Научтруд
Войти

Система изучения книжной культуры в макрорегионе России

Научный труд разместил:
Agapiy
30 мая 2020
Автор: указан в статье

11.Подписка. Обращение к библиотекам [Электронный ресурс] / [НЭИКОН]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.neicon.ru.

12.Условия подписки [Электронный ресурс] / [НЭИКОН]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.neicon.ru.
13.Информация о доступе к научной электронной библиотеке в 2005 году [Электронный ресурс] / еЫЬгагу РФФИ. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.rfbr.ru
14.Условия подписки [Электронный ресурс] / [НЭИКОН]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.neicon.ru.
15.Партнеры и спонсоры [Электронный ресурс] / еиЬгапу РФФИ. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.rfbr.ru
1 б.Обращение [Электронный ресурс] / [НЭИКОН]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.neicon.ru
17.Отчет консорциума НЭИКОН о выполнении этапа работы по теме «Организация информационного обеспечения исследований по приоритетным направлениям развития науки и техники» в рамках Государственного контракта, подписанного консорциумом НЭИКОН с Федеральным агентством по науке и инновациям в 2006 г. [Электронный ресурс] / [НЭИКОН]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.neicon.ru.
18.Информация о доступе к научной электронной библиотеке в 2005 г. [Электронный ресурс] / eLibrary РФФИ.— Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.rfbr.ru

Статья поступила в редколлегию 17.05.07

УДК 002.2 М.В. Шабалина

СИСТЕМА ИЗУЧЕНИЯ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ В МАКРОРЕГИОНЕ РОССИИ

В своей статье автор раскрывает систему изучения книжной культуры в макрорегионах России. Представлен богатый исторический материал по исследованию развития книжной культуры в регионах за счет тесного взаимодействия учреждений высшего образования и академических научно-исследовательских институтов, в том числе в области изучения книги.

Важными факторами развития отечественного книговедения во второй половине XX в. стали рост и быстрое развитие книгопроизводства, количественное увеличение вновь выпускаемых книг, то есть проблемы практики [1]. Отсутствие общей научной базы, объединяющей все направления исследований в области книги и книжного дела, охватывающей весь комплекс вопросов издания, распространения и использования книг в обществе, тормозило решение практических задач. Формирование книговедения как науки имело большое значение для исследований книжной культуры. Вместе с тем, ее изучение как части культуры страны входит в область интересов исторических, филологических наук. Исследования книжной культуры в различных отраслях обществознания характерны и для макрорегиона Сибири и Дальнего Востока.

Идея организации региональных исследований была озвучена еще в конце XIX в. классиком отечественного книговедения Н.М. Лисовским. Ученый разработал конструктивную программу комплексного книговедческого изучения центра и провинций страны. Полагая основной задачей библиографического общества содействие улучшению качества предпринимаемых библиографических работ, его деятельность как методического органа, Н.М. Лисовский стремился искать единомышленников в отдаленных районах страны. Столичное отделение общества он видел координационным центром этой деятельности. Н.М. Лисовский предлагал создавать «местные» библиографические кружки прежде всего в университетских городах, где имеются потребности в библиографической информации, объединять их под эгидой библиографических организаций в более крупных городах. Направления деятельности местных кружков в провинции и столицах должны были совпадать. Книговед справедливо считал, что «... изучить хорошо Кавказ или Сибирь можно только живя в этих странах, петербургским или московским жителям это очень трудно, а иногда и вовсе невозможно» [2].

Исследовательскую программу «библиографических» обществ ученый понимал широко, распространяя ее не только на библиографию в современном понимании, но и на другие отрасли книжного дела. Она включала сбор и изучение местных литературных и библио-

графических материалов, охватывая смежные отрасли деятельности (книгопечатание, книжно-торговое и библиотечное дело и т.п.). Программа ученого не могла быть полностью осуществлена в то время; реально действовавшие книговедческие общества возникли только в столицах.

В 1920-х гг. с проектами организации региональных книговедческих учреждений выступал Н.В. Здобнов. В частности, он выдвигал идею создания Библиологических институтов при классических университетах в провинции (в Перми, Томске) [3]. К сожалению, эти идеи не были реализованы по причине отсутствия необходимой материальной базы.

Региональные центры изучения книги начали формироваться значительно позднее, во второй половине XX в. Благоприятные условия для этого складывались в связи с образованием во второй половине 1950-х гг. в Сибири и на Дальнем Востоке отделений СО АН СССР с центрами в Новосибирске и Владивостоке, а также классических университетов в 1950-х-1970-х гг., вузов культуры и искусств в конце 1960-х—1980-х гг. Многие из них осуществляют свою деятельность по настоящее время, хотя система высшего образования и академической науки во второй половине XX—начале XXI вв. претерпевала постоянные изменения. Специалисты отмечают, что большое значение для развития науки и культуры в Сибири имело создание в г. Новосибирске уникальной на востоке страны Государственной публичной научно-технической библиотеки СО АН СССР [4].

Старейшие классические университеты Сибири основаны в последней четверти XIX — первой четверти XX в.: Томский (1878), Иркутский (1918), Дальневосточный (1920). Во второй половине XX столетия в РСФСР, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке, было открыто значительное число новых университетов, в особенности в столицах автономных республик. Первый университет на территории национальных образований Азиатской России возник в Якутске в 1956 г. [5] Следующий всплеск в организации классических вузов произошел в первой половине 70-х гг. В то время они были основаны во многих областных и краевых центрах: Барнауле, Благовещенске, Кемерово, Красноярске, Омске, Тюмени и др. В университетах открывались аспи-

рантуры и ученые советы по защите кандидатских и докторских диссертаций.

Для Сибири и Дальнего Востока характерно тесное взаимодействие учреждений высшего образования и академических научно-исследовательских институтов, в том числе в области изучения книги. В крупных регионах страны и национальных республиках филиалы и базы Академии наук СССР открывались во второй половине 30-х гг. XX в. Они послужили базой для региональных отделений и научных центров [6]. Необходимость освоения природных богатств восточной части России обусловила реорганизацию сети научных учреждений в этом макрорегионе в послевоенный период, особенно бурное развитие которой началось в 50-х гг. Расширилась за послевоенные годы подготовка кадров научных работников. Этому способствовало открытие аспирантур в Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском, Дальневосточном филиалах АН СССР [7].

В целях укрепления научных исследований в области естественных и общественных наук в 1957 г. было принято постановление о создании в Новосибирске мощного научного центра — Сибирского отделения АН СССР и, одновременно, классического университета, который готовил бы научные кадры. НГУ был открыт в 1959 г. Было определено и географическое размещение комплексов научно-исследовательских институтов Отделения: в Новосибирске, Иркутске, Владивостоке, Улан-Удэ, Якутске, Красноярске, Магадане, Петропавловске-Камчатском [8].

Большое значение для становления исследований книги имела деятельность институтов комплексного и обществоведческого профиля, как, например, созданного в 1960 г. в Магадане Северо-Восточного комплексного НИИ. Академические учреждения формировались и на территории национальных образований макрорегиона. В Бурятии в 1958 г. был создан комплексный НИИ Сибирского отделения АН СССР, в 1966 г. преобразованный в Бурятский филиал СО АН СССР в составе двух институтов — общественных и естественных наук. В настоящее время Бурятский институт общественных наук действует наряду с Институтом монголоведения, буддологии и тибетологии; они входят в состав Бурятского научного центра СО РАН. В 1960-х гг. были открыты Горно-Алтайский, Тувинский, Xакасский научно-исследовательские институты языка, литературы и истории [9].

В начале 1990-х гг. в Сибири возникали новые исследовательские учреждения обществоведческого профиля, не принадлежащие академическому ведомству, в сферу научных интересов которых вошли проблемы книжной культуры. Среди них можно назвать Сибирский филиал Российского института культурологии (СФ РИК), ориентированный на координацию исследования культуры в сибирском регионе.

В рамках вузовской и академической науки во второй половине XX—начале XXI вв. книжную культуру изучали представители истории и филологии. К учебно-научным учреждениям, в которых эта тема рассматривается с позиций книговедения, принадлежат вузы культуры и искусств. Они начали открываться в макрорегионе в 1960-1970-е гг. в результате развития и расширения российской высшей школы книговедения. Первым в Сибири и на Дальнем Востоке и третьим в России после Ленинградского и Московского библиотечных институтов стал Восточно-Сибирский библиотечный институт (1960 г.) [10].

Преподавательский состав кафедр библиотечных факультетов вузов Барнаула, Кемерово, Улан-Удэ, Xаба-ровска комплектовался за счет распределения специалистов, окончивших аспирантуру ЛБИ (ЛГИК) и МБИ (МГИК). С 1970-х гг. складывалась практика преемственности, когда выпускники первого вуза культуры

Азиатской России заканчивали аспирантуру, защищали диссертации в Москве и Ленинграде и пополняли педагогический состав самого ВСГБИ — ВСГИК — ВСГАКИ, открывавшихся позднее региональных вузов (например, в Xабаровске). Высшее библиотечно-библиографическое образование в настоящее время обеспечивают институты (академии, университеты) культуры и искусств в Тюмени, Барнауле, Кемерово, Улан-Удэ, Xа-баровске, а также кафедра библиотековедения и библиографоведения филологического факультета Омского государственного университета, Институт культуры и искусств Томского государственного университета.

Изучение образцов книжной культуры в вузах способствует развитию интереса будущих специалистов к исследованию книги и связанных с нею явлений. Наличие в государственных образовательных стандартах, в том числе в новом стандарте специальности 071201 «Библиотечно-информационная деятельность», национально-регионального (вузовского) компонента обусловливает востребованность и распространенность в профессиональной среде знаний, накопленных в области изучения местной книжной культуры. С другой стороны, сам механизм деятельности вузов как научно-образовательных учреждений предопределяет не только необходимость обеспечения учебного процесса, но и ведения НИР, повышения квалификации педагогических кадров.

Центральная роль в подготовке и защите кандидатских диссертаций историко-книжной тематики преподавателей вузов культуры в Сибири и на Дальнем Востоке принадлежит ГПНТБ СО РАН. Многие сотрудники ее научно-исследовательских отделений являются педагогами филиала Кемеровского ГУКИ, действующего на базе Библиотеки. Региональные вузы культуры привлекают их к чтению лекций для студентов, консультированию преподавателей по вопросам аспирантуры и соискательства.

Информационная база исследований книжной культуры в Сибири и на Дальнем Востоке складывалась благодаря деятельности крупнейших научных библиотек: универсальных (областных, краевых, республиканских), специальных — входящих в структуры классических вузов, краеведческих музеев, и других. Почти все они ведут отсчет деятельности с XIX - первой трети XX в. (Камчатская ОУНБ— с 1828 г., Томская ОУНБ— с 1830 г., Научная библиотека ТГУ — с 1888 г., Научная библиотека ИГУ — с 1918 г., и т.д.).

Исследования в библиотеках зарождались под влиянием преобразований их структуры и статуса, в длительном процессе формирования фондов и были обусловлены соответствующими социальными, научными потребностями. Современные центральные региональные библиотеки менялись в соответствии с территориально-административными реформами. Звание краевых (областных) они приобрели во второй половине 1930х гг., позднее выходя на уровень универсальных и научных; центральным республиканским библиотекам в начале 1990-х гг. был возвращен статус национальных. Необходимость соответствия новому положению сказывалась на интенсивности организации и ведения НИР. Закономерно интересы библиотек были направлены на изучение хранимых ими редких и ценных фондов, чья уникальность определяется не только библиографической редкостью, древностью и т.п., но и информационной ценностью с точки зрения регионоведческих (краеведческих) аспектов анализа вопросов книжной культуры.

Эти редкие фонды создавались, как правило, на базе дарственных частных коллекций или общедоступных публичных библиотек, а также национализированных в 1920-е гг. книжных собраний. Областные (краевые, республиканские) библиотеки, выполняя функции депо-

зитариев, традиционно накапливают самые полные коллекции местной печати, отражающие уровень книжной культуры региона. Можно привести в пример «Тюмен-цевские сборники» (коллекцию «малых форм» в Научной библиотеке ТГУ). Библиотеки хранят собрания деятелей культуры, имеющие не только локальную, но и российскую, международную значимость (например, коллекции Г.С. Батенькова в НБ ТГУ, Г.В. Юдина в ГУНБ Красноярского края), личные библиотеки ученых (книги, принадлежавшие З.А. Рагозиной, в НБ ТГУ и др.). В отношении региональной книжной культуры изучение редкой и рукописной книги приобретает краеведческое (регионоведческое) содержание, что ведет к постоянному пополнению этих фондов в библиотеках. Важным критерием отбора книг становится их культурная значимость на местном уровне (с точки зрения авторства, тематики, тиража, базы и качества полиграфического и издательского оформления, бывших владельцев и пр.).

Деятельность, связанная с введением фондов библиотек в научный оборот, обеспечением широкого доступа к ним и формированием справочно-поискового аппарата, их изучением и последующей апробацией результатов исследования в профессиональной среде, разворачивалась постепенно на протяжении длительного времени. Укрепление статуса библиотек сопровождалось структурными преобразованиями, организацией специализированных отделов, ориентированных не только на обслуживание читателей, но и на исследовательскую работу в области книжной культуры.

Одно из первых в Сибири и на Дальнем Востоке подразделений такого рода — отдел редких книг — было создано при Красноярской краевой научной библиотеке (1977 г.) [11]. В 1980-х гг. происходило массовое открытие подобных секторов, отделов редкой книги, книговедения, краеведения, научно-исследовательской работы. Среди инициаторов создания библиотечных подразделений, содействовавших введению редких фондов в научный оборот и внесших значительный вклад в исследование книжной культуры, можно назвать имена

Н.Д. Игумновой (НБ ИГУ), Г.И. Колосовой (НБ ТГУ), Ф.М. Полищук (ИОГУНБ), А.Б. Шиндиной (ГУНБ Красноярского края) и др. Формирование отделов продолжается до сих пор, происходит усложнение структуры уже существующих.

Организационные аспекты научно-исследовательской работы библиотек проявляются в повышении квалификации кадров через аспирантуру, соискательство в ГПНТБ СО РАН, классических вузах, вузах культуры, академических НИИ; проведении конференций, и т.д. Редкие фонды оцениваются библиотеками как документальные источники; изучаются документы с различной материальной основой (книги, аудио- и видеозаписи), отражающие историческое наследие региона. Закладываются перспективы перевода книжных памятников на электронные носители. К настоящему времени библиотеки Сибири и Дальнего Востока освоили ряд направлений НИР, ранее бывших прерогативой федеральных библиотек.

Ведущие позиции в создании источниковой базы и собственно в исследовании книжной культуры занимают научные библиотеки ТГУ, ИГУ, НГОУНБ, ИОГУНБ. Они демонстрируют определенный уровень и результаты изучения коллекций и отдельных книг, апробированные в статьях в сборниках научных трудов, профессиональных журналах, описаниях и каталогах коллекций. Воссоздание репертуара осуществляется библиографами-практиками, представителями высшей школы и академической науки, в чью сферу интересов входит исследование книги.

Накопленные библиотеками материалы позволяют не только изучать, но и повышать уровень местной книжной культуры. Библиотеки способствуют разви-

тию книжных связей на внутри-, межрегиональном, международном уровне, поскольку история их комплектования нередко связана с миграцией фондов. (Речь идет, например, о библиотеке КВЗ, о создании библиотеки ТГУ на основе фондов Императорской публичной библиотеки, о личных коллекциях эмигрантов в дальневосточных библиотеках). Благодаря этому обстоятельству образуются темы, вокруг изучения которых могла бы объединяться исследовательская деятельность различных библиотек (например, фонды КВЗ, коллекции П.И. Макушина, Г.В. Юдина).

В Сибири и на Дальнем Востоке научные библиотеки, обладающие редкими книжными фондами, также существовали и существуют при музеях (например, при Тобольском историко-архитектурном музее, Омском музее изобразительных искусств, Алтайском краеведческом музее и др.). Музейные библиотеки и отделы фондохранения сближаются по своим функциям с отделами редкой книги центральных региональных библиотек. В то же время, специфика музееведческих исследований состоит в том, что книги рассматриваются в них прежде всего как предметы материальной культуры. В музеях хранятся и «докнижные» культурные памятники (образцы наскальной живописи, письмена на камне). Потенциал их исследования возрастает в контексте широкого понимания книги, позволяя расценивать музеи как потенциальных партнеров библиотек в изучении вопросов книжной культуры.

По замечанию авторов «Очерков истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока» [12], год от года этим вопросам посвящается все больше публикаций. Они полагают, что данное явление — следствие систематического изучения истории книги представителями различных республик, краев и областей Сибири и Дальнего Востока. При этом, если классические и педагогические вузы, вузы культуры самостоятельны в организации НИР, то научные библиотеки (особенно в тех регионах, где нет вузов, НИИ, или где они не ведут активных исследований книжной культуры) нуждаются в патронировании. Под влиянием научной и организационной деятельности ГПНТБ СО РАН очагами изучения книжной культуры со второй половины 1990-х гг. становятся Красноярск, Кызыл, Магадан, Якутск. Исследование книжной культуры велось там и ранее, но, как правило, по инициативе отдельных специалистов; теперь же складываются авторские коллективы под эгидой центральных региональных библиотек.

Проводимые ими конференции, как и научные публикации, свидетельствуют о возрастании интереса к проблемам книжной культуры малых народов Сибири и Дальнего Востока. Данная тема до 90-х гг. XX в. отражалась, преимущественно, в работах фактографического, описательного характера. В связи с этим большое значение имел подготовленный ГПНТБ СО АН СССР сборник научных трудов, посвященный книжной культуре автономных республик, областей и округов Сибири и Дальнего Востока (1990). За ним последовали сборники о книжной культуре Республики Саха (Якутия), Республики Бурятия. В 1990-х гг. ГПНТБ СО РАН инициировала подготовку кандидатских диссертаций, в которых рассматривалось книжное дело (отрасли книжного дела) на территории национальных образований: Республики Тыва (М.С. Маадыр), Республики Саха (Якутия) (Г.Ф. Леверьева, С.В. Максимова), Республики Бурятия (Т.Л. Одорова). Диссертации по истории книжной культуры коренных народов выполняются и защищаются также в академических НИИ национальных республик.

В настоящее время можно говорить о продолжающемся подъеме исследования книги народов Сибири и Дальнего Востока. Вероятно, интерес к данной теме не угаснет, поскольку он поддерживается во многом за счет

углубления интереса и активизации деятельности самих представителей коренного населения.

Исследования крупнейших территорий Сибири и Дальнего Востока открыли возможности детализации географических параметров изучения. Во второй половине 90-х гг. XX—начале XXI в. активизировался выпуск специализированных периодических книговедческих изданий. До этого времени они выходили эпизодически (можно привести в пример шесть номеров газеты «Сибирская книга» в 1993 г.). Инициаторами их выпуска в настоящее время являются научные библиотеки. Во второй половине 1990-х гг. начали публиковаться специализированные журналы, посвященные в том числе проблемам книжной культуры, с преобладанием материалов по библиографии и библиотечному делу: во Владивостоке — «Печатный двор: Дальний Восток России» (учредители Совет ректоров вузов Дальнего Востока, Приморская государственная публичная библиотека), «Власть книги: научно-информационный альманах» (ДВГУ, в том числе его Научная библиотека); Иркутске — «Библиотечный вестник Прибайкалья» — «преемник» журнала «Иркутский библиотекарь» второй половины 1920-х гг., ИОГУНБ; Кемерово - «Библиотечная жизнь Кузбасса», ГУНБ Кемеровской области; Красноярске — «Библиотечная жизнь Красноярья», ГУНБ Красноярского края; Xабаровске — «Вестник ДВГНБ», Якутске — «Вестник Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия)» и др. Каналы распространения и авторский контингент этих журналов отражают научные связи в области исследования истории и современной практики книжной культуры.

Информация по проблемам книжной культуры представлена также на интернет-сайтах крупных научных библиотек. В содержании сайтов пока преобладают «представительские» данные. Ресурсы библиотек раскрыты в незначительной степени, чаще всего в виде библиографической информации, что, несомненно, следует считать достижением первоначального периода освоения Интернета.

По критерию насыщенности сведениями по вопросам книжной культуры можно выделить три группы сайтов. К первой — относятся сайты, дающие минимум такой информации. В основном, они отражают характеристику редких фондов, коллекций, имеющихся в библиотеке.

Для второй группы сайтов характерно более детальное освещение НИР библиотеки: приводятся сведения о планируемых и проведенных конференциях, публикациях, перспективных проектах изучения книжных коллекций, прилагаются библиографические списки ее

публикаций по истории книжной культуры. Дается описание справочно-поискового аппарата: традиционных карточных каталогов и картотек, реже — печатных каталогов и описаний коллекций. Пока информация о результатах НИР, к сожалению, ограничена общими справочными данными той или иной степени подробности. Представлены сведения о планах, перспективных программах библиотеки, а вот научные результаты (сборники научных трудов, каталоги редких книг) в Интернете не демонстрируются. К этой категории относятся, например, сайты Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия), Камчатской областной библиотеки.

К третьей группе принадлежат сайты, которые, помимо вышеизложенных данных, размещают полные тексты документов: научные статьи, монографии. Позитивные примеры дают ИОГУНБ, ДВГНБ, НБ ИГУ и др.

Электронные каталоги позволяют составить объективное мнение об информационном потенциале библиотеки. К сожалению, они отражают, в основном, фонды новых поступлений (за 1990-е гг.). Библиографические сведения о редких и рукописных книгах не всегда доступны (за исключением сайтов ГПНТБ СО РАН и НГОУНБ).

Вероятно, повышению информативности сайтов региональных библиотек в будущем может способствовать пополнение библиотечных кадров выпускниками вузов культуры Сибири и Дальнего Востока, обученными по новым государственным образовательным стандартам «Библиотечно-информационная деятельность» и «Прикладная информатика». В этих стандартах значительное место отведено освоению студентами автоматизированных информационных ресурсов.

Таким образом, формирование «культурных гнезд» в восточной части России способствовало появлению специалистов, заинтересованных в изучении книжной культуры периферии. На ее территории проявились центробежные и центростремительные тенденции развития книговедческих исследований, характерные и для России в целом. Доказательством этому служит практика проведения в Сибири и на Дальнем Востоке во второй половине XX—начале XXI в. научных конференций, публикации монографий, защиты диссертаций в области науки о книге и книжном деле. В схему организационной структуры исследования книжной культуры входят НИИ (в основном находящиеся в академическом подчинении), учреждения системы высшего профессионального образования, центральные библиотеки субъектов РФ, библиотеки классических вузов и др.

Библиографический список

1.Абдулин, Р. Г. Краткий очерк жизни и деятельности [Н. М. Сикорского] / Р. Г. Абдулин, Е. Л. Немировский // Николай Михайлович Сикорский : биобиблиогр. указ. / Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина. — М., 1979. — С. 3-25.
2.Цит. по: Рейсер, С. А. Хрестоматия по русской библиографии с XI века по 1917 г.: учеб. пособие для студентов библ. ин-тов / С. А. Рейсер; М-во культуры РСФСР, Управление учеб. заведений. — М.: Гос. изд-во культ.-просвет. лит., 1956. — С. 290.
3.Здобнов, Н. В. Об организации Библиологического института при Историко-филологическом факультете Пермского Государственного Университета; Задачи и организация Библиологического Института [в г. Томске], 16 мая 1920 г.: [автограф] // Архив Н. В. Здобнова / БАН. Ф. 1. Оп. 1. Ед хр. 38. 5 лл. (с об.).
4.История Сибири с древнейших времен до наших дней. В 5 т. Т.5. Сибирь в период завершения строительства социализма и

перехода к коммунизму / Акад. наук СССР, Отд-ние истории АН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т истории, филологии и философии;

гл. ред. А. П. Окладников, В. И. Шунков. — Л. : Наука, Ленингр. отд-ние, 1969. — 452 с.

5.То же; Аврус, А. И. История российских университетов: очерки / А. И. Аврус. — М., 2001. — 96 с.
6.Осипов, Ю. С. Академия наук в истории Российского государства / Ю. С. Осипов. — М.: Наука, 1999.— 256 с.
7.История Сибири с древнейших времен до наших дней. В 5 т. Т.5. Сибирь в период завершения строительства социализма и

перехода к коммунизму... — Л., 1969. — 452 с.

8, 9. То же.
10.Пшеничникова, Р. И. ВСГАКИ как центр формирования единого и многомерного культурно-образовательного и информационного пространства Восточной Сибири / Р. И. Пшеничникова // Взгляд сквозь годы : сб. воспоминаний: к 40-летию библ. фак.

ВСГАКИ. — Улан-Удэ, 2000. — С. 5-14.

11 .Красноярская краевая универсальная научная библиотека [Электронный ресурс]. — Электрон. дан.— Режим доступа: http: / /www.knb.kts.ru.
12.Очерки истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока. Т. 1. Конец XVIII — середина 90-х годов XIX века / Г ос. публ. науч.-техн. б-ка Рос. акад. наук; отв. ред. В. Н. Волкова. — Новосибирск: [РИО ГПНТБ СО РАН], 2000. — 316 с.

Статья поступила в редколлегию 17.05.07

Научтруд |