Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com
Категория: Право

Правовое регулирование органов внутренних дел по противодействию киберпреступлениям в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет

Автор: Андрей АйРапетович Оганов

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 34 DOI 10.24411/2073-0454-2019-10205

ББК 67 © А.А. Оганов, 2019

Научная специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КИБЕРПРЕСТУПЛЕНИЯМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЕТИ ИНТЕРНЕТ

Андрей Айрапетович Оганов, старший оперуполномоченный по особо важным делам, полковник полиции, кандидат юридических наук

Главное управление уголовного розыска МВД России (119991, Москва, ул. Житная, д. 16) E-mail: office@unity-dana.ru

Аннотация. Исследуются проблемы киберпреступности в отношении несовершеннолетних с использованием информационно-телекоммуникационных сетей.

Проблема правового регулирования киберпреступности в отношении несовершеннолетних в информационно-телекоммуникационных сетях является актуальной и достаточно болезненной, так как с развитием информационных технологий жестко развивается неправомерное противозаконное распространение информации через глобальную сеть, которое стало очень популярным и практически ненаказуемым. Главной проблемой выявления, предотвращения и раскрытия данных преступлений является низкий уровень специальной «кибер-технической» подготовки должностных лиц правоохранительных органов, поэтому необходимо постоянно проводить анализ и изучение положений, характеризующих понятие «киберпреступность в отношении несовершеннолетних с использованием информационно-телекоммуникационных сетей».

LEGAL REGULATION OF INTERNAL AFFAIRS BODIES TO COUNTER JUVENILE CYBERCRIME USING THE INTERNET

Andrey A. Oganov, senior operative on especially important issues, the police colonel, candidate of legal sciences Head department of criminal investigation department of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation (119991, Moskva, ul. Zhitnaya, d. 16) E-mail: office@unity-dana.ru

Annotation. The problems of juvenile cybercrime using information and telecommunication networks are investigated.

The problem of legal regulation of cybercrime in relation to minors in information and telecommunication networks is urgent and quite painful, as with the development of information technologies, illegal dissemination of information through the global network, which have become very popular and practically unpunishable, is developing. The main problem in identifying, preventing and solving these crimes is the low level of special «cyber-technical» training for law enforcement officials, therefore, it is constantly necessary to analyze and teach the provisions characterizing the concept of «cybercrime against minors using information and telecommunication networks».

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Оганов А.А. Правовое регулирование органов внутренних дел по противодействию киберпреступлениям в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет. Вестник Московского университета МВД России. 2019;(4): 105—111.

Интернет — крупнейшая в мире библиотека, только все книги разбросаны по полу.

Джон Аллен Паулос

В правовом регулировании оперативно-разыскной работы различают два уровня — законодательный и подзаконный. В настоящее время в системе уголовно-правовых дисциплин в рамках теории ОРД формируется российское оперативно-разыскное право. Оперативно-разыскная деятельность «непрерывно связана с последовательным осуществлением законности и поэтому должна обеспечиваться всесторонним правовым регулированием».

Правовое регулирование оперативно-разыскной деятельности может иметь различную степень детализации, причем любые оперативно-разыскные мероприятия с участием должностных лиц оперативных подразделений субъектов ОРД, лиц, конфиденциально взаимодействующих с ними, «должны соответствовать принципиальным положениям законодательства, его общей направленности».

Таким образом, необходима стройная система нормативно-правового регулирования важнейших направлений деятельности органов внутренних дел, которая должна лежать в основе оперативно-разыскного права. Она состоит из оперативно-разыскного законодательства — совокупности федеральных законов, включающих правовые нормы, регулирующие общественные отношения между лицом и государством в процессе защиты человека, общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, путем принятия оперативно-разыскных решений, проведения оперативно-разыскных и кибер-разыскных мероприятий и применения соответствующих средств уполномоченными на то Федеральным законом субъектами ОРД, и «комплекса законодательных актов, отдельные нормы которых реализуют в оперативно-разыскной работе». Следовательно, нормативно-правовое регулирование общественных отношений в ОРД понимается как система, включающая, наряду с законами, и иные нормативные правовые акты.

Иными словами, система законодательных актов, регулирующих оперативно-разыскную деятельность в борьбе с преступностью, в том числе с преступностью в отношении несовершеннолетних с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включает в себя Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», другие федеральные законы, касающиеся регулирования в разных сферах ОРД, а также подзаконные нормативные акты (акты Президента РФ, акты Федерального Собрания РФ, постановления Правительства РФ, ведомственные и межведомственные нормативные правовые акты субъектов ОРД, акты Генеральной прокуратуры РФ, определения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», международные договоры и документы).

Причем каждый нормативный правовой акт (закон либо подзаконный акт) регулирует свою сферу общественных отношений, возникающих в оперативно-разыскной деятельности между лицом и государством в процессе борьбы с преступностью в отношении несовершеннолетних в сети Интернет. В связи с этим автор видит задачу проанализировать не только систему законодательных актов, но содержащиеся в них положения, регулирующие ОРД в борьбе с киберпреступ-ностью в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет, как методологическую основу ее правового регулирования.

Мы придерживаемся структурного построения законодательных актов, регулирующих оперативно-разыскную деятельность, предложенного А.Ю. Шумиловым. К первой группе законодательных актов относятся Конституция РФ, федеральные конституционные законы.

Конституция определяет основные права и свободы человека и гражданина, которые подлежат защите с помощью методов и способов ОРД (ст. 23-25), а также определяет порядок ограничения прав и свобод (ч. 3 ст. 55). Конституция устанавливает право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями либо бездействием (ст. 53). По смыслу этой статьи иностранные граждане и лица без гражданства имеют право обратиться в суд с жалобой на действия оперработников, которые при проведении оперативно-разыскных и кибер-разыскных мероприятий нарушили (по их мнению) их права и свободы, а также, руководствуясь ст. 52 Конституции РФ, вправе добиваться в суде компенсации причиненного им ущерба. Исходя из понимания ст. 21 Конституции РФ сотрудники оперативных подразделений субъектов ОРД при проведении оперативно-разыскных и информационно-разыскных мероприятий в отношении конкретных лиц, в том числе и иностранных граждан, должны действовать, соблюдая законность.

Таким образом, законность оперативно-разыскной деятельности в борьбе с преступностью в отношении несовершеннолетних в киберпространстве, (гарантируется осуществлением вневедомственного контроля, включая судебный контроль и прокурорский надзор за исполнением законов РФ органами, осуществляющими ОРД. Помимо этого, согласно ст. 22 Федерального закона «Об ОРД», руководители органов, осуществляющих ОРД, несут персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении оперативно-разыскных и информационно-разыскных мероприятий (ведомственный контроль). Глава 2 Конституции РФ «Права за и свободы человека и гражданина» конкретизирует и развивает положение о человеке и гражданине, его правах и свободах как высшей ценности. Конституция РФ исходит из принципа независимости прав и свобод человека от произвола государства.

Согласно ст. 17 Конституции РФ, признает принципы и нормы международного права, а именно: Всеобщую декларацию прав человека, Международные пакты о правах человека, международные конвенции о правах и свободах. Часть 3 ст. 62 Конституции определяет правовое положение в России иностранных граждан и лиц без гражданства, они обладают тем же объемом прав и обязанностей, что и российские граждане. Исходя из понимания ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Таким образом, права и свободы, предоставленные Конституцией иностранным гражданам, накладывают на них определенные обязанности: не посягать на права и свободы других лиц, уважать конституционный демократический строй страны проживания, общественную мораль.

Конституция РФ (ст. 23) допускает ограничение прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений только на основании судебного решения. Конституция РФ, предусматривая, что ограничение права на тайну телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23) и, устанавливая запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24), исходит из необходимости защиты прав личности.

Это правило распространяется и на право иностранных граждан и лиц без гражданства. Органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, не вправе допускать нарушения закона и конституционных прав личности при ее осуществлении; в противном случае заинтересованное лице может обратиться за защитой в суд. Вместе с тем, судебная процедура ограничения права на тайну телефонных переговоров имеет целью обеспечение интересов общества и государства, составляющих в единстве с интересами личности совокупность национальных интересов России. Этим обусловливается обязанность судьи подходить к оценке представляемых в таких случаях материалов на тайну телефонных переговоров ответственно и всесторонне.

Судебный контроль, таким образом, отнесен Конституцией РФ к числу гарантий, препятствующих необоснованным ограничениям такого права человека и гражданина, как право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Исследуя конституционные основы ОРД в борьбе с преступностью иностранных граждан, следует остановиться на таком конституционном принципе, как принцип равноправия (ст. 19 Конституции РФ). Часть 1 ст. 19 определяет равноправие как равенство всех перед законом и судом. Этот принцип распространяется на иностранных граждан и на лиц без гражданства. Закон является общим для всех и закрепляет равные права и свободы личности. Суд призван наиболее эффективно их защитить.

В ст. 19 Конституции РФ учитываются многонациональный состав населения Российской Федерации, наличие разных рас, разнообразие языков, религиозных конфессий и разнообразные свойства человека. Защита принципа равноправия предусмотрена ст. 136 УК РФ, согласно которой умышленные действия, нарушающие равноправие граждан по признаку расы, национальности, отношения к религии, наказываются лишением свободы или штрафом. Указанный конституционный принцип отражен в ст. 8 Федерального закона «Об ОРД», которой устанавливается, что гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их оперативно-разыскных и кибер-разыскных мероприятий на территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено Федеральным законом. Принцип равноправия соблюден и в вопросах содействия иностранных граждан органам, осуществляющим ОРД. Часть 2 ст. 17 Федерального закона «Об ОРД» прямо указывает, что органы, осуществляющие ОРД, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. По смыслу указанной статьи органы, осуществляющие ОРД, имеют право привлекать как к гласному, так и негласному сотрудничеству иностранных граждан, которые пользуются правами, перечисленными в ст. 18 данного закона.

Федеральные конституционные законы РФ регулируют общественные отношения между иностранными гражданами и государством в плане обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, а также определяют и координируют деятельность исполнительных органов власти — субъектов ОРД в сфере борьбы с преступностью в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет, направленную на поддержание общественного порядка и безопасности государства.

Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» направлен, прежде всего, на обеспечение гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами (ст. 1). В ст. 25 прямо указано, что уполномоченный рассматривает жалобы находящихся на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства. По смыслу этой статьи иностранный гражданин вправе обратиться с жалобой, например, на нарушение его прав, гарантированных ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, согласно которой «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается». Однако не требуется согласия лица, в том числе и иностранца, на сбор, хранение, использование и распространение сведений о нем при проведении следствия, дознания, ОРМ. Правоохранительные органы, связанные с добыванием подобной информации, руководствуются уголовно-процессуальным законодательством (ст. 6, 9, 11, 13, 84, 86, 89 УПК РФ) и Федеральным законом «Об ОРД» (ст. 5, 6, 8, 11, 12).

Важным элементом конституционной основы ОРД является Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации». Согласно ст. 32 закона Правительство РФ в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента РФ координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел, исполнения наказаний, государственной охраны, внешней разведки, таможенных органов, являющихся субъектами ОРД.

В соответствии со ст. 11 Правительство РФ участвует в разработке и реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, в том числе иностранных граждан и лиц без гражданства, общества и государства; осуществляет меры по охране общественного порядка, борьбе с преступностью и другими общественными явлениями, что предусматривает осуществление комплекса ОРМ федеральными органами исполнительной власти, имеющими право осуществлять ОРД.

Вторую группу федеральных законов, касающихся ОРД в борьбе с преступностью в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет, составляют: действующий Федеральный закон «Об ОРД», федеральные законы, регулирующие группы общественных отношений в ОРД; законодательные акты, регулирующие отдельные общественные отношения в ОРД; законодательные акты, отдельные предписания которых реализуются в ОРД.

Федеральный закон «Об ОРД» регулирует правоотношения, возникающие в процессе конфиденциального сотрудничества иностранных граждан с органами, осуществляющими ОРД (ст. 17, 18), определяет направления, создает объективные предпосылки совершенствования их правового обеспечения. На законодательном уровне закреплены основные положения ОРД: дано ее понятие, указаны задачи и принципы. В ст. 4 Федерального закона «Об ОРД» также сказано, что правовой основой ОРД могут являться нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения ОРД, издаваемые органами, осуществляющими ОРД в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством РФ.

Важной в законе является гл. II, посвященная проведению ОРМ, реализуемых в процессе ОРД, основаниям (ст. 7) и условиям (ст. 8) для их проведения, порядку судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан (ст. 9). В частности, законодатель в ст. 7 «Основания для проведения ОРД» не делает исключений при проведении ОРМ в отношении иностранцев, подозреваемых в подготовке и совершении преступлений. Исходя из смысла ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, как и граждане России, обязаны соблюдать уголовное законодательство РФ и нести ответственность за совершение преступлений.

Нормативную базу исследования составляют международные правовые нормы, Конституция РФ, Федеральные законы, нормативные акты Президента и Правительства РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», Закон РФ «О государственной тайне», Всеобщая декларация прав человека, определения Конституционного Суда РФ, постановления Верховного Суда РФ, Доктрина информационной

безопасности РФ, Конвенция совета Европы, Конвенция «О пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими», Европейская конвенция о репатриации несовершеннолетних, Международная Конвенция о правах ребенка, Декларация прав ребенка, а также Еврокомиссии, факультативные протоколы к Конвенции, постановления, конференции, собрания, конгрессы, форумы, сессии, заседания, ведомственные и межведомственные нормативные правовые акты, имеющие непосредственное отношение к вопросам осуществления ОРД, функционирования информационно-телекоммуникационных сетей, проведения оперативно-разыскных и кибер-разыскных мероприятий по выявлению оперативно-значимой информации в виртуальном пространстве в отношении несовершеннолетних и представления их результатов органам расследования или в суд.

К федеральным законам, регулирующим группы общественных отношений в ОРД, направленным на пресечение и раскрытие преступлений в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет, следует отнести Указы Президента и законодательные акты: «О противодействии преступлений в отношении несовершеннолетних в сети Интернет»; «О безопасности»; «О связи»; «Об информации, информатизации и защите информации»; «О прокуратуре Российской Федерации»; «О наркотических средствах и психотропных веществах»; «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации»; «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»; Конвенции Совета Европы, Африканского союза, Лиги арабских государств, Содружества независимых государств, Шанхайской организации сотрудничества, Организации Объединенных Наций, о компьютерных преступлениях; Комиссии ООН по правам человека о детской проституции и т.д.

Основные положения Международной Конвенции о Правах Ребенка 1989 г. говорят о том, что Государства, подписавшие настоящую Конвенцию, признавая необходимость совершенствования защиты детей в международных ситуациях, желая избежать противоречий между своими правовыми системами в отношении юрисдикции, применимого права, признания и исполнения мер по защите детей, напоминая важность международного сотрудничества в отношении защиты детей, подтверждая, что первоочередное внимание должно уделяться наилучшим интересам ребенка.

Часть I Конвенции:

Статьи 1-4 определяют понятие «ребенок» и утверждают приоритетность интересов детей перед интересами общества.

Статьи 5-11 определяют перечень прав на жизнь, имя, гражданство, право знать своих родителей, право на заботу родителей и на не разлучение, права и обязанности родителей по отношению к детям.

Статьи 12-17 излагают права детей на выражение своих взглядов, своего мнения, на свободу мысли, совести и религии, ассоциаций и мирных собраний, доступ ребенка к распространению информации.

Статьи 18-27 определяют перечень прав особых категорий детей, а также обязанности государства по защите и помощи таким детям.

Статьи 28-31 закрепляют права детей на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка, а также права на образование, отдых и досуг.

Статьи 32-36 устанавливают ответственность государства в защите прав детей от эксплуатации, от незаконного употребления наркотиков, похищения и торговли детьми.

Статьи 37-40 определяют права ребенка, попавшего в место заключения, а также права детей на охрану во время вооруженных конфликтов и войн.

Часть II Конвенции:

Статьи 41-45 упоминают о способах информирования основных положений Конвенции и их права на работу с 12 лет. А также рассказывают о Комитете по правам ребенка, о его структуре, функциях, правах и обязанностях.

Часть III Конвенции:

Статьи 46-54 указывают решение процедурно-правовых проблем соблюдения государствами положений Конвенции. В отличие от многих конвенций ООН, Конвенция о правах ребенка открыта для подписания всеми государствами, поэтому ее участником смог стать и не являющийся членом ООН Ватикан.

Новаторство Конвенции заключается, прежде всего, в объеме прав, определенных для ребенка. Некоторые из прав впервые были зафиксированы именно в Конвенции (ст. 12-17).

Конвенция, состоящая из 54 статей, охватывает как гражданско-политические, так и социально-экономические и культурные права детей от их рождения и до достижения совершеннолетия (18 лет), если национальным законодательством не предусмотрен

более ранний возраст достижения совершеннолетия. С принятием Конвенции был введен ряд новых прав ребенка: на выживание и развитие (ст. 6), на сохранение индивидуальности (ст. 8), на право свободно выражать свои взгляды (ст. 12), на неучастие в военных действиях (ст. 38), на физическое и психологическое восстановление и социальную реинтеграцию жертв злоупотреблений и эксплуатации (ст. 39).

В Конвенции особо оговорена роль средств массовой информации: государства-участники обязуются поощрять средства массовой информации к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношении, чтобы ребенок имел доступ к информации из различных национальных и международных источников. Государства-участники обязуются «широко информировать о принципах и положениях Конвенции, как взрослых, так и детей».

Сравнивая Конвенцию о правах ребенка с Декларацией о правах ребенка 1959 г. (10 принципов) можно отметить следующее: Декларация содержала десять коротких, носящих декларативный характер положений (они именовались принципами), Конвенция имеет 54 статьи, которые учитывают все, связанное с жизнью и положением ребенка в обществе. Конвенция о правах ребенка конкретизирует положения Декларации прав ребенка. Конвенция, в отличие от Декларации, обязывает государства, которые присоединяются к Конвенции, нести юридическую ответственность за свои действия в отношении детей.

Также в сравнении, заметим, что в ст. 42 Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (заключена в г. Лансароте, Испания, 25 октября 2007 г.) говорится, что она не затрагивает прав и обязательств, вытекающих из положений Конвенции ООН о правах ребенка и Факультативного протокола к ней, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, и призвана повышать эффективность предоставляемой ими защиты, развивать и дополнять содержащиеся в них стандарты.

Страны, ратифицировавшие Конвенцию о правах ребенка или присоединившиеся к ней, должны пересмотреть свое национальное законодательство для обеспечения его соответствия положениям Конвенции. Подписывая Конвенцию, государства заявляют о своем обязательстве соблюдать эти положения и в случае их невыполнения, несут ответственность перед

международным сообществом. Конвенция ООН о правах ребенка была ратифицирована СССР 15 сентября 1990 г. Ее выполнение стало обязанностью России как правопреемника и продолжателя СССР.

К сожалению, с момента вступления в силу Конвенции у РФ по-прежнему нет целостной и эффективно работающей системы обеспечения прав ребенка ни по одному из ключевых параметров. Нарушения же прав ребенка носят системный характер. В подавляющем большинстве они обусловлены не столько злой волей или безответственностью конкретных должностных лиц, сколько слабой организацией работы, скудным финансированием и явно недостаточным вниманием государственных органов к правам ребенка.

Данный закон дает право соответствующим органам в рамках их компетенции проводить оперативно-разыскные и охранные мероприятия, направленные на выявление и пресечение деятельности организованных транснациональных групп, в том числе имеющих международные связи, на предотвращение проникновения на территорию России членов зарубежных транснациональных центров. Закон определяет общие условия противодействия федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления преступлениям в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет в пределах своих полномочий. Социальная защита лиц, участвующих в борьбе с киберпреступлениями в отношении несовершеннолетних, осуществляется с учетом правового статуса таких лиц, устанавливаемого федеральным законом и иными нормативными актами РФ, в порядке, установленном Правительством РФ. Таким образом, иностранные граждане, оказывающие конфиденциальное содействие по контракту с органами внутренних дел, могут привлекаться к проведению ОРМ и находиться под социально-правовой защитой государства.

Закон РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности» в ч. 1 ст. 9 определяет в качестве одной из основных функций системы безопасности осуществление комплекса оперативных и долговременных мер по предупреждению и нейтрализации внутренних и внешних угроз жизни, важным интересам объектов безопасности. В ч. 3 ст. 12 органам безопасности, внутренних дел и иным органам исполнительной власти, использующим в своей деятельности специальные силы и средства, предписано действовать в пределах своей компетенции и в соответствии с законодательством. Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. «О связи» установил правила взаимодействия органов, осуществляющих ОРД, с предприятиями связи, обязав последние предоставлять возможность проведения оперативно-разыскных мероприятий на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационно-тактических приемов их проведения (ч. 1 ст. 14). Оперативно-разыскные мероприятия (п. 9-11 ст. 6 Федерального закона «Об ОРД»), связанные с прослушиванием телефонных переговоров, снятием информации с технических каналов связи, контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, существенно дополняют оперативную работу, весьма активно используются сотрудниками в процессе ОРД.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» предусматривает проведение оперативно-разыскных мероприятий в местах содержания под стражей лиц в целях выявления, предупреждения и раскрытия преступлений (ч. 7 ст. 34). Законодательное закрепление такой возможности дает право на проведение оперативной работы в отношении иностранцев и лиц без гражданства в условиях ИВС, органов внутренних дел и на объектах УИС.

Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» устанавливает (ограничивает) порядок доступа граждан и организаций к информации, защищает права на доступ к информации. Закон регулирует ОРД в части охраны конституционных прав и свобод граждан.

Данный законодательный акт, в ст. 11, 14, 20, 21, 24 предусматривает механизм ограничения сбора, хранения, использования и распространения информации, касающейся прав на доступ к информации объектов оперативного внимания и субъектов, осуществляющих оперативную работу.

Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет в ст. 6, 7, 36, 37, 39, 41-44, 47, 48 правила использования наркотиков и психотропных веществ в процессе осуществления ОРМ. Учитывая, что удельный вес только раскрытых преступлений, связанных с наркотиками, в общем объеме преступности иностранцев составляет порядка 20%, использование данного закона в плане борьбы с преступлениями в отношении несовершеннолетних с использованием киберпространства имеет также важное значение.

Федеральный закон от 25 июля 1998 г. «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» предусматривает использование дактилоскопической информации в целях идентификации личности человека. Статья 5 определяет, в частности, иностранных граждан, проживающих на территории РФ, подлежащих государственной дактилоскопической регистрации в целях розыска иностранных граждан и лиц без гражданства, подтверждения их личности (ст. 6). Кроме того, закон предусматривает обязательную дактилоскопическую регистрацию иностранных граждан и лиц без гражданства, подозреваемых в совершении преступления, обвиняемых в совершении преступления либо осужденных за совершение преступления, подвергнутых административному аресту, совершивших административное правонарушение, если иным способом установить их личность невозможно (п. «ж» ст. 9), а также иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих депортации за пределы территории РФ (п. 3 ст. 9).

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» значительно расширил (по сравнению с предыдущим Законом СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР») обязанности иностранцев, находящихся в России, перед государством и населением РФ. В частности, в обязанности иностранцев включено не нанесение ущерба нравственности и здоровью населения.

Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации» в ст. 2 устанавливает порядок надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД (ст. 29). В частности, за соблюдением конституционных принципов законности, а также прав и свобод человека и гражданина, в том числе иностранцев, в процессе осуществления ОРД.

Подводя итог можно констатировать, что необходима слаженная система нормативно-правового регулирования важнейших направлений деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел, которая должна лежать в основе оперативно-разыскного и кибер-разыскного права, а также оказывать существенное влияние на ее оперативность, организационно-тактическое и кибер-психологическое обеспечение, создавая реальные предпосылки дальнейшего совершенствования теории и практики ОРД в борьбе с киберпреступностью в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет.

правовое регулирование оперативно-разыскное законодательство конституция декларация доктрина конвенция постановления конференции актуальность киберпреступность
Другие работы в данной теме:
Научтруд |