Научтруд
Войти

Церковно-монархическая крестьянская партия

Научный труд разместил:
Nelolelar
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Алексей ПОЛЯКОВ

ЦЕРКОВНО-МОНАРХИЧЕСКАЯ КРЕСТЬЯНСКАЯ ПАРТИЯ

В статье освещается история одной из оппозиционных группировок экстремистской направленности - Церковномонархической крестьянской партии, возникшей на почве неприятия церковно-политического курса митрополита Сергия (Страгородского) и модернизации государства и связанной с викторианским течением в Русской православной церкви. The article is dedicated to the history of one of the extremist groups known as The Church and monarchic peasant’s party. This organization is related with the Victorian trend in Russian Orthodox Church. It disapproved of the official church political course of the metropolitan Sergiy (Stargorodsky) loyal to the Soviet state.

епископы Виктор (Островидов) и Нектарий (Трезвинский), викторианское течение в церкви, политическая позиция верующих, Церковно-монархическая крестьянская партия; bishop Victor (Ostrovidov), bishop Nektariy (Trezvinsky), Victorian trend in Russian Orthodox Church, political position of believers, Church and monarchic peasant’s party.

ПОЛЯКОВ

Алексей Геннадьевич — к.и.н., доцент Кировского филиала Московского государственного индустриального университета agp17@rambler.ru

Викторианское течение в Русской православной церкви (РПЦ) — первая и наиболее радикальная из церковных оппозиций политическому курсу заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). Его лидером являлся епископ Ижевский и Вотский Виктор (Островидов). Возникло оно осенью 1927 г. и преимущественно было распространено в Вятской губернии и частично в Вотской автономной области. В октябре

1928 г. епископа Виктора в Вятской губернии поддерживало 150 приходов из 554, или почти треть всех приходов1.

Осенью 1927 — в начале 1928 г. епископом Виктором на территории Вятской епархии было создано параллельное сергианскому церковное управление. После ареста епископа Виктора в середине 1928 г. на территории Вятского края сложились две вертикали управления викторианскими приходами: первая — на территории Вятской и Котельничской епископий, а вторая — в Яранской епи-скопии. Распространение и массовая поддержка викторианства объяснялось тем, что политика митрополита Сергия и обновленчество представлялись верующим как явления одного порядка, а именно как «красная» церковь. В условиях свертывания «религиозного нэпа» и начавшейся форсированной модернизации страны сергианская церковь не могла удовлетворять идеологические потребности людей, оппозиционно настроенных к Советскому государству. В свою очередь, лояльно-аполитичные взгляды епископа Виктора все чаще стали трактоваться его приверженцами и светской властью как отказ (или призыв к отказу) от подчинения государству. Антисоветской политизации викториан способствовала и деятельность епископа Яранского Нектария (Трезвинского). Его взгляды, в отличие от епископа Виктора, носили оппозиционную к правительству окраску и ориентировали широкие слои духовенства и верующих на подпольное существование. Часть яранских анти-сергиан в начале 1930-х гг. стали причислять себя к приверженцам «викторо-нектариевской ориентации».

На фоне архивно-следственных дел, посвященных разоблачению антиправительственной деятельности представителей викториан-

1 Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 237, оп. 77, д. 1, л. 93; Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИКО), ф. 6799, оп. 8, д. Су-10261, т. 5, л. 3; Вятский епархиальный архив (ВЕА), ф. 28, оп. 1, д. 3, л. 82; Л. Ор. Вражеские силы // Вятская правда, 1928, 14 окт., с. 2.

ского течения в РПЦ, выделяется дело о так называемой Церковно-монархической крестьянской партии (ЦМКП). Ее лидером был Александр Федотович Виноградов, он же Иван Дмитриевич Милютин.

По прибытии в 1928 г. в Вятскую губернию Виноградов, до этого странствовавший по разным местностям, связался со сторонниками епископов Виктора и Нектария и стал организовывать вокруг себя духовенство и монашество. Епископ Нектарий уполномочил его управлять викторианскими приходами Яранской епископии. Верующие воспринимали Виноградова именно в этом статусе. Выданный 2 июня

1929 г. Виноградову епископом документ призывал приходские советы и причт оказывать Виноградову всякое содержание и, если потребуется, материальную поддержку.

А.Ф. Виноградов ходил по селам и деревням «для обличения Сергиевского отступничества» и «новообновленчества», вел агитацию и распространял литературу. Им организовывались общие собрания верующих. Как правило, проводились нелегальные, «закрытые» собрания, на которые приглашались 15—20 особо доверенных лиц. На собраниях Виноградов призывал верующих организовываться «на защиту религии от безбожной сатанинской власти», при этом подчеркивал свою «готовность сложить голову за православную веру». Виноградов призывал к тому, чтобы крестьяне саботировали колхозы и коммуны, не посылали своих детей в школы, не верили «богоотступнику Сергию, продавшемуся Соввласти».

Заявляя верующим: «Всю Россию переверну», он смог быстро увлечь за собой довольно значительные слои крестьянства. Так, женщины с. Рои, приходившие к нему на квартиру, называли его «всемирным адвокатом». Его идеи особо хорошо воспринимали и распространяли монашки, кулаки, бывшие торговцы.

Виноградов усиленно распространял среди населения так называемый церковный «Интернационал»: «Ленин всем кричал свободу богатых грабить, землю взять и всех людей боголюбивых в подвалах к стенке приставлять...»

Весной 1930 г. осужденный за антисоветскую деятельность Виноградов был заключен в Мурманский концлагерь, откуда в том же году бежал. По сведениям священника Коновалова,

Виноградов некоторое время проживал в Ленинграде, затем на Кавказе (предположительно в Пятигорске). В начале 1931 г. он появился в г. Котельниче под фамилией Ивана Дмитриевича Милютина и до начала сентября нелегально проживал у псаломщицы соборной церкви монашки У.Ф. Сергеевой.

Виноградов (Милютин) стал проводить конспиративные собрания среди крестьян, на которых обсуждался вопрос

о поддержке организации, лидером которой являлся Виноградов. В следственном деле имеются указания о названии организации — «монархическая партия». В подтверждение этому приводится то, что сам Виноградов позиционировал себя в качестве лидера «монархической партии» и у этой организации имелась программа, написанная в тетради. Вместе с тем при характеристике целей и задач организации в следственном деле используются не материалы этой программы, а выводы из проведенного анализа деятельности организации и показаний обвиняемых и свидетелей.

На наш взгляд, это скорее была довольно успешная попытка со стороны Виноградова создать эффект значимости своей деятельности в противовес простому вредительству. На собраниях он сам заявлял, что является руководителем монархической партии, которая ставит задачей борьбу с Советской властью. Программа партии заключалась в том, чтобы предоставить народу свободу религиозных убеждений, свободу частного рынка, частную собственность на землю, отдать в пользование крестьян леса, снизить крестьянам налоги.

Мы считаем вполне допустимым использовать в качестве названия организации именно ту формулировку, предложенную следственными органами, — «церковно-монархическая крестьянская партия». ЦМКП явилась своего рода организационно-идеологическим оформлением сложившихся кулацких групп, уже практиковавших разовые «акции возмездия» в отношении представителей власти. С появлением «партии» аналогичные мероприятия стали носить более систематический характер. В сентябре 1931 г. в Котельничском районе группой члена ЦМКП И. Скурихина были совершены теракты и бандитские налеты: убийство оперуполномоченного Свечинского

районного управления милиции Ф.М. Яровикова, колхозника-активиста П.А. Лысых; вооруженный налет и разгром Вагинского сельсовета, конторы и лавки сельпо, почтового агентства в деревне Тронич. Вооруженные налеты и убийства колхозников были совершены и на территории Шабалинского района.

Данные факты широко использовались Виноградовым (Милютиным) в своих выступлениях на собраниях в качестве наглядных примеров силы ЦМКП. Кроме того, на собраниях обсуждались вопросы о проведении диверсионного акта — подрыв железной дороги с целью нанесения экономического ущерба власти. Неоднократно ставился вопрос о необходимости вооружения организации. Шло подстрекательство к организации налетов с целью грабежа («уничтожения советских капиталов»), а также убийству активных общественных и советских работников. Так, на одном из собраний Виноградовым (Милютиным) был поставлен вопрос об убийстве члена Петуховского сельсовета А.И. Глуховой, проводившей активную работу против зажиточных крестьян. Все присутствующие с необходимостью убийства Глуховой

согласились. Выполнить это обязательство взялись Скурихин и Рожкин.

В 1931 г. Церковно-монархическая крестьянская партия была ликвидирована органами ОГПУ. Обвиняемым вменялась организация «церковно-монархической крестьянской партии» и контрреволюционная деятельность, направленная «к подготовке и свержению существующего советского строя»1. Пять человек признали свою вину полностью, а четверо, в т.ч. и А.В. Коновалов, — частично. Остальные, скрывшиеся обвиняемые, в т.ч. лидер «партии» А.Ф. Виноградов (Милютин), были объявлены в розыск.

Таким образом, антиправительственные настроения и организованная деятельность экстремистской направленности представителей викторианского течения РПЦ в конце 1920 — начале 1930-х гг. дестабилизировали общественнополитическую обстановку и, по сути, противодействовали реализации внутренней политики Советского государства, что вызвало вполне оправданную ответную реакцию со стороны последнего.

1 ГАСПИ КО, ф. 6799, оп. 8, д. Су-10210, т. 2, л. 120-151.
Научтруд |