Научтруд
Войти

Историография проблемы просвещения нерусских народов Среднего Поволжья во второй половине XIX начале XX века

Автор: указан в статье

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ►►►►►

список литературы

1. Мортон А. Л. История Англии. М.: Изд-во иностранной литературы, 1950. 445 с.
2. Штокмар В. В. История Англии в средние века. СПб.: Изд-во «Алетейя», 2003. 184 с.
3. История Европы с древнейших времён до наших дней. Т. 2. Средневековая Европа / Под ред. Е. В. Гутновой, З. В. Удальцовой, О. Р. Бородина и др. М.: Наука, 1992. 763 с.
4. Очерки по истории Англии в средние века и новое время / Под ред. Г. Р. Левина М.: УПГиз, 1959. 356 с.
5. Беда Достопочтенный. Церковная история народа Англов. СПб.: Изд-во «Алетейя», 2001. 362 с.
6. Нинний. История Бриттов (www.VostIit.Info)
7. История Средних веков / Под ред. С. П. Карпова. М.: Изд-во Московского университета, 2001. 673 с.

удк 93/99:01

историография проблемы просвещения нерусских народов среднего Поволжья во второй половине XIX - начале XX века

И. А. АНОХИНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра отечественной истории

В статье дан анализ литературы по вопросу просвещения нерусских народов Поволжья во второй половине XIX - начале XX века. Использован материал как российских исследователей, так и местных историков. Рассмотрены особенности исследования вопроса в дореволюционный, советский (1917 - конец 1980-х гг.) и современный (с 1990-х гг.) периоды.

Обобщенных исследований, связавших воедино все проблемы, связанные с просвещением нерусских народов Среднего Поволжья, пока нет, однако имеется немало трудов, затрагивающих отдельные вопросы рассматриваемой темы. В целом, в литературе по данной проблематике прослеживаются три последовательных периода:

- первый включает работы, опубликованные в дореволюционное время;

- второй период охватывает научные труды, созданные в годы советской власти (1917 - 1991 гг.);

- третий период характеризует содержание и направление исследований на современном этапе (1991 г. - начало XXI века).

Уже во второй половине XIX века интересный материал о процессе вовлечения представителей чувашской интеллигенции в общественно-литературную, культурную и научную деятельность представил В. К. Магницкий (1839-1901), известный историк, этнограф и деятель народного просвещения. В своих историко-этнографических трудах он критиковал невежественные суждения «просвещенных цивилизаторов», как он называл представителей официальной науки [45].

В работах таких видных педагогов, как П. Кап-терев [36], Г. Фальборк [68], Н.В. Чехова [69] были вскрыты все те трудности, с которыми столкнулось земство в своей попытке ввести всеобщее начальное образование, а также в деятельности по созданию и поддержке всей системы образования нерусских народов. Довольно успешно раскрывает значимость и показывает новаторское значение новых учебных программ в национальных школах педагог-новатор Е. Звягинцев [26].

С. Рождественский в довольно критическом духе отстаивает позицию недостаточного, порой ошибочного руководства делом народного образования в России со стороны Министерства народного просвещения,

вскрывает те недостатки, которые были выявлены в системе образования нерусских народов [58].

Определенный вклад в просвещение чувашей и оценку культурного состояния родного народа в дореволюционный период внесли Н. М.Охотников (1860-1892) [54], В. Ф. Залесский [25], К. П. Прокопь-ев [57] и др., изучение трудов которых позволяет провести сравнение состояния просвещения инородцев до и после Н. И. Ильминского и И. Я. Яковлева.

Весомую научно-исследовательскую работу проделал в дореволюционный период видный чувашский ученый, просветитель и общественный деятель Н. В. Никольский (1878-1961). Он изучал и собирал источники по истории просвещения, культуры и христианизации чувашей и других народов Поволжья в фондах Сената, Синода, канцеляриях губернских правлений, духовных консисторий, учебных заведений, местных органов управления, в фондах Государственного Совета, Кабинета министров, Министерства просвещения и т.д., и в ряде работ дал анализ процесса христианского просвещения инородцев России, особенно Поволжья [53].

Проблемы просвещения нерусских народов пореформенного периода отражены в трудах основателя оригинальной системы просвещения «инородцев», профессора Казанской учительской семинарии Н. И. Ильминского (1822-1891 г.) [33]. Личности и деятельности самого Н. И. Ильминского посвящено немало монографий, статей, рецензий. В разных социально-политических ситуациях он приобретал зачастую полярно противоположные оценки - от чрезмерного восхваления до полного отрицания или замалчивания. П. В. Знаменский [31], С. О. Чичерина [70], Д. А. Зеленин [27], А. С. Рождествин [59], П. О. Афанасьев [6] и другие достаточно полно отражали историю христианского просвещения коренного населения Поволжья.

Наиболее полная оценка системы Н. И. Ильминского была дана в работе М. П. Петрова «Н. И. Ильмин-

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ • Сектор молодых ученых • № 6 (10) 2008 г.

ский и его просветительная система» (Казань, 1916), охватывавшей все стороны его деятельности. Система Н. И. Ильминского не воспринималась однозначно в дореволюционной историографии. Она встретила противников в лице некоторых представителей русского духовенства, руководства Казанского учебного округа и Министерства народного просвещения, считавших, что ее осуществление низводит русский язык в «инородческой» школе до положения второстепенного. В начале ХХ столетия ряд авторов, например, В. Ф. Залесский, С. Краснодубровский [42], являвшихся противниками системы из-за использования в школах родного языка, стали высказывать мнение о том, что она порождает сепаратистские стремления «инородческих племен». Мусульманское духовенство также оказало резкий отпор системе, видя в ней исключительно миссионерский характер. Просветительная деятельность Н. И. Ильминского из-за её миссионерской направленности была почти предана забвению, хотя внимательно изучалась деятельность национальных педагогов-просветителей и история школьного образования в рамках локальных территорий. Восстановление объективной оценки системы в конце 1980-х годов связано с именем академика А. Н. Кононова [39], посвятившего ученому, педагогу-просветителю Н. И. Ильминскому отдельную статью в своем «Библиографическом словаре отечественных тюркологов», признав важность просветительной деятельности Н. И. Ильминского, указывая, что его заветной мечтой являлось сближение народов многонациональной России, противостояние распространению идей пантюркизма.

Яркая, но сложная творческая личность чувашского просветителя И. я. яковлева еще при его жизни вызывала в печати неоднозначные оценки. Высокопоставленные чиновники МНП, а также министры Г. Е. Зенгер, А. Н. Шварц, Н. К. Кульчицкий, некоторые реакционно-настроенные представители местного дворянства и духовенства А. А. Головинский, Н. К. Де-ревицкий, М. Н. Теренин, Никандр (Сибирский епископ) и др. обвиняли И. Я. Яковлева в сепаратизме, национализме. Тот же епископ считал его «пестуном инородческой обособленности, образованным хранителем своего родного племени» [35]. Обвинение и преследование не прекратились даже после октябрьской революции 1917 года. Консервативно настроенные чувашские интеллигенты совершенно необоснованно обвиняли И.Я. Яковлева в русификации своего народа.

В советское время история дореволюционной школы и педагогической мысли в общих чертах освещались в трудах И. М. Богданова [9], М. Ф. Ша-баева [71], Л. П. Буслаевой [10], Ш. И. Ганелина и Л. Д. Глубовских [15], Б. К. Гебнева [16], Н. Ф. Буна-кова, И. Губкина и других.

Большая заслуга в деле изучения и освещения жизни и педагогической деятельности И. Н. Ульянова принадлежит советским педагогам - Н. И. Алпатову [4], А. И. Кондакову [38], В. М. Горохову [17], Б. П. Рождественскому [19], Д. А. Балика [8], Ж. А. Трофимову, Т. С. Сергееву [62], М. П. Макарову

и др. Авторы книг и статей на основе изучения архивных документов и печатных материалов единодушно оценивали И. Н. ульянова как замечательного педагога-демократа, крупного методиста и выдающегося организатора народного образования в Среднем Поволжье. Важно особо отметить работы ж. А. Трофимова [66] и Н. И. Алпатова [5], в которых авторы подробно описывают жизнь и деятельность И. Н. ульянова в Пензе.

Что же касается деятельности И. Н. Ульянова по просвещению нерусских народов, живших в Симбирской губернии (татар, мордвы, чувашей), то она в вышеуказанных работах освещена очень мало. И это понятно: каждого из вышеуказанных исследователей интересовал свой круг вопросов, что не позволяло исчерпывающе осветить деятельность И. Н. Ульянова по просвещению чувашей.

М. П. Макаров в своей работе стремился восполнить этот пробел в историко-педагогической литературе [46]. Вместе с тем автор намеревается показать, какую большую помощь оказывал русский народ чувашам в борьбе за знания, за подлинную народную школу, за приобщение к русской культуре. М. П. Макаров останавливается также на деятельности И. Я. Яковлева - чувашского педагога и просветителя, работавшего под непосредственным влиянием и руководством И. Н. Ульянова.

жизнь и многогранная деятельность И. Я. Яковлева не относятся к малоизученным страницам истории отечественной педагогики и образования: различным аспектам его научно-педагогического наследия, общественно-политических, философских взглядов посвящено немало работ и рецензий, как в России, так и за рубежом. Просветительской деятельности И. Я. Яковлева посвящен и ряд диссертаций [11, 29, 41, 48].

Большое значение в стабилизации объективной оценки общественно-политических, философских взглядов И. Я. Яковлева, его многогранной деятельности имела монография его сына, члена-корреспондента АН СССР, лауреата Государственной премии А. И. Яковлева [34]. Она содержит много ценных воспоминаний об отце, его ближайшем окружении, интересных фактов, сведений, описание таких событий, свидетелем которых был ее автор.

Со второй половины 60-х годов XX века было выпущено немало сборников статей, посвященных И. Я. Яковлеву и его школе. В них авторами освещаются многие аспекты педагогической теории и практики И. Я. Яковлева, рассматриваются его психологические, филологические, дидактические взгляды [3, 12, 22, 56]. Исследователи в своих публикациях высоко оценивают роль И. Я. Яковлева в создании чувашской письменности, в развитии чувашской культуры и просвещения.

Вопросы развития народного образования мордвы рассмотрены в историко-педагогической работе Н. В. Талдина «Очерки истории мордовской школы» [64]. Монография Т. И. Сандиной [60] так же полностью посвящена проблеме развития советской школы, с той лишь разницей, что автор подходит к ней значи-

Другие работы в данной теме:
Научтруд |