Научтруд
Войти

Роль потомков князя Инала в процессе образования черкесских княжеств

Научный труд разместил:
Kanakel
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 94 (471.64)

РОЛЬ ПОТОМКОВ КНЯЗЯ ИНАЛА В ПРОЦЕССЕ ОБРАЗОВАНИЯ

ЧЕРКЕССКИХ КНЯЖЕСТВ

© 2011 г. Ж.В. Кагазежев

Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН, ул. Пушкина, 18, г. Нальчик, 360000, kbigi@mail.ru

Institute of Humanities Researches of Kabardino-Balkar Scientific Center RAS, Pushkin St., 18, Nalchik, 360000, kbigi@mail.ru

Изучение генеалогии черкесских князей позволяет утверждать, что образование черкесских княжеств тесно связано с деятельностью потомков князя Инала. На протяжении XV в. им удалось утвердиться на большей части Черкесии. В начале XVI в. они вышли на международную арену, играя заметную роль в Причерноморье и на Северном Кавказе.

Studying of genealogy of Circassian princes allows to assert that formation of Circassian princedoms closely связанно with activity of descendants ofprince Inala. Throughout XV century they managed to affirm on большей parts of Circassia. In the beginning of XVI century they left on international scene, playing an appreciable role in Black Sea Coast and the North Caucasus.

Большое значение для изучения истории адыгов в целом имеет происхождение черкесских княжеств. Они существовали вплоть до XIX в. и известны в русских источниках с XVI в. Крупнейшими из них являлись Кабар-да, Бесланей, Кемиргой, Жанэ, Хатукай, Хегак и Бжеду-гия. Определяющую роль в становлении вышеупомянутых княжеств играет фигура князя Инала. С ним связывали свое происхождение все крупные адыгские аристократические дома, которые были правящими фамилиями черкесских княжеств, за исключением бжедугского.

От Инала вели свои родословные князья Черкасские, внесшие большой вклад в развитие мощи российского государства. Происхождение от Инала ставило адыгских князей в привилегированное положение над подвластным народом. Только его потомок мог стать князем и неограниченно распоряжаться имуществом своих вассалов. Наследники Инала завязывали равно-

ценные родственные отношения с династиями соседних держав и крупных феодальных объединений. С ним связывается создание единого черкесского государственного объединения, куда вошли этнически близкородственные народы - адыги, абазины и абхазы. Незаурядность значения князя Инала подтверждается и тем, что на территории всех черкесских княжеств встречаются топонимы с именем Инала, связанные с его деятельностью [1, с. 215 - 218].

Личность Инала интересовала многих отечественных и зарубежных историков-кавказоведов. Среди них можно выделить Я. Потоцкого [2, с. 215 - 218], П.С. Палласа [2, с. 221 - 232], Г.Ю. Клапрота [2, с. 258 -260], И.Ф. Бларамберга [3, с. 116 - 118], Л.Я. Люлье [1, с. 14], Ф.Д. де Монпере [4, с. 101 - 105], С. Бронев-ского [5, с. 42, 45, 47], П.Г. Буткова [6, с. 406 - 409], К.Ф. Сталя [7, с. 66 - 67], В.А. Потто [8, с. 320].

О происхождении и деятельности Инала писали и первые адыгские историки Ш.Б. Ногмов [9, с. 50 -55], Хан-Гирей [10, с. 154], Каламбий (А.Г.Кешев) [11, с. 251 - 252], В.Н. Кудашев [12, с. 8 - 18].

Для определения хронологических рамок правления князя Инала к нам на помощь прежде всего приходят родословные князей Черкасских и сведения генеалогии кабардинских князей. Согласно им, известный с 1558 г. великий князь Кабарды Темрюк Идаров приходился праправнуком Инала: Инал-Табула-Унармас-Идар-Темрюк [13]. Если взять за столетие в среднем смену трех - четырех поколений, то деятельность Инала падает на первую половину XV в.

Интересно, что немецкий автор конца XIV - начала

XV в. Иоанн Шильтбергер пишет, что «черкесы имеют единого правителя», которого они именуют «правитель земель» [14, с. 44]. Шильтбергер является по сути единственным автором в истории, писавшим о Черкесии как о централизованной стране с единым правителем. На наш взгляд, таким правителем мог быть только Инал, отраженный в адыгской истории как князь, объединивший всю Черкесию.

Княжество Инала, согласно исследованиям вышеперечисленных историков-кавказоведов, распалось после его смерти. Скрепленное силой оружия, оно являлось еще недостаточно окрепшим политическим образованием, что стало одной из главных причин его развала. Положение усугубляло и несплоченность его наследников: «Ни один из них не обладал качествами отца, необходимыми для управления столь обширной землей. Более того, их надменный вздорный характер, сделавшись повсюду известным, возбудил неповиновение и распри не только в простом народе, но даже между князьями, которые предались прежнему самоуправству. Все благие намерения Инала были забыты, и даже княжившие братья подавали пример неповиновения старшему брату» [9, с. 50].

Исследование вопроса о потомках Инала является важным аспектом для дальнейшего изучения истории Черкесии и образования удельных княжеств иналидов. Ситуация кажется несколько запутанной в связи с тем, что существуют разные данные о количестве сыновей Инала и их именах. Интерес к генеалогии иналидов возник в России в период дружественных отношений между русским царем Иваном Грозным и великим князем Кабарды Темрюком Идаровым во второй половине

XVI в. Данные почти всех родословных кабардинских князей, составленных в России, схожи.

Наиболее известными для нас являются родословные кабардинских князей XVII в., составленные А.М. Пушкиным и А.Ш. Лобановым-Ростовским [15, с. 383, 384]. В родословной кабардинских князей Пушкин показывает, что у Инала имелось два сына - Табула и Беслан [15, с. 383]. Лобанов-Ростовский упоминает только об одном сыне - Табуле [15, с. 384].

П.С. Паллас (1741 - 1811) в составленной таблице происхождения кабардинских князей также указывает на двоих сыновей Инала, но их имена - Канука и Кази [2, с. 217]. Судя по имеющейся у нас информации из других генеалогий иналидов, они не являются непо-

средственными сыновьями Инала, а лишь его поздними потомками.

В генеалогии кабардинских князей Я. Потоцкого (1761 - 1813) показано, что у Инала имелось пять сыновей: Джанхот, Бегболат, Безлен, Анамас, Карлыш [2, с. 228]. С Потоцким невольно соглашается и кабардинский историк XIX в. Ш.Б. Ногмов, согласно которому сыновьями Инала являлись Жанхот, Мин-болат, Беслан, Унармас и Кирмиш [9, с. 72 - 73].

Одновременно возникает вопрос о западноадыг-ских княжеских родах, которые свое происхождение также ведут от Инала, почему они не упоминаются в вышеприведенных сведениях? Для разъяснения данной ситуации неоценимую роль играют исследования В.А. Потто [8, с. 320], К.Ф. Сталя [7, с. 66 - 67] и А.И. Абдокова [16, с. 76]. Согласно им, у Инала от двух браков имелось четыре сына: Кемруг, Жанэ, Та-була и Беслан. Встречающееся у Сталя и Потто имя Кабард вместо Табулы можно объяснить как результат отождествления географического названия с его владельцем. Ведь владениями Табулы, наследством от Инала, стали земли восточной Черкесии - Кабарды. Исследования Потто, Сталя и Абдокова помогают нам восполнить недостающее звено, которое связывает воедино княжеские роды Кабарды и западноадыгских княжеств, происходящих от Инала. Анализируя данные Потоцкого и Ногмова и сравнивая их с родословными Пушкина и Лобанова-Ростовского, можно прийти к выводу, что информаторы последних не знали, либо могли позабыть о существовании Табулы с прошествием времени. То, что в родословных упоминаются только двое сыновей Инала - Табула и Беслан, можно объяснить тем, что они изначально представляли только кабардинских князей. Свою роль сыграло здесь и то, что эти сведения собирались в основном в Кабарде и у кабардинцев.

Владениями известных адыгских князей иналидов стали земли северо-западной и восточной Черкесии. Кемруг по старшинству из сыновей Инала сохранял титул князь князей адыгского народа, т.е. Великий князь Черкесии. Впоследствии этот титул перешел к его старшему сыну Болотоко. Видимо, отсюда берется традиция среди адыгов, назвавшая Болотоковых князьями из князей Черкесии.

Можно полагать, что, хотя Кемруг не обладал абсолютной властью, как Инал, его братья Жанэ, Табула и Беслан в силу традиции сохраняли номинальную вассальную зависимость от старшего брата.

Владения Кемруга простирались с запада на восток от побережья Черного моря до реки Лабы. Впоследствии эти земли были разделены между сыновьями Кемруга: Болотоко и Хатико [10, с. 185]. Потомки Хатико разделились на две части, образовав княжества Хатукай и Хегак [17, с. 26].

Болотоко сохранил за своими владениями старое название Кемиргой. Видимо, этим Болотоко хотел подчеркнуть преимущество над остальными отколовшимися землями, претендуя на наследство отца, титул князя князей адыгского народа. Кемиргоевские княжества во главе с князьями Болотоковыми занимали зем-

ли между реками Кубанью, Лабой и Схагуаше (Белая) [10, с. 185]. Княжеская власть в Кемиргое считалась более развитой и абсолютной по сравнению с другими западноадыгскими княжествами. Ни одна княжеская фамилия не имела в Черкесии такого авторитета и значения, как род Болотоко. Первостепенными дворянскими фамилиями, игравшими значительную роль в Кемиргое, считались Догужоко и Тистако [10, с. 188]. Догужоко являлись правителями своеобразного автономного княжества в составе Кемиргоя - Адамеи.

Младший брат Болотоко Хатико стал основателем сильного Хатукаевского княжества. Туда вошли земли западнее р. Схагуаше (Белая) до побережья Черного моря. Впоследствии после отделения хегаков и переселения с гор бжедугов с территорий Хатукая стали землями между реками Схагуаше (Белая) и Адэипс [10, с. 189]. В состав Хатукая вошел и более древний адыгский субэтнос собаи, о котором напоминал большой аул Собай на р. Схагуаше и жившие в нем хатукаевские первостепенные дворяне собеепщи, что означает князья собаев [10, с. 176].

Е.П. Скржинская считает, что этническое название «собаи» не уцелело от искажений. По мнению Л.Э. Голубева, собаи в XV в. являлись крупным адыгским коленом, занимавшим территорию к северу от вершин Главного Кавказского хребта до берегов Кубани в ее нижнем течении [17, с. 26].

На наш взгляд, собаи составили основу княжества Хатукай, сменившие свое название на хатукаевцы в пользу иналидов, происходящих от Хатико. Собаипши -князья собаев, были низвергнуты в ранг первостепенных дворян. Любопытно, что и само селение Собай во всех источниках XVII - XIX вв. упоминается как резиденция хатукаевских князей. От южных районов Черке-сии до устья р. Кубани на севере вдоль побережья Черного моря раскинулись земли отделившегося от Хатукая Хегакского княжества. Само слово «хегаки» -«хэгъэкЬ» по-адыгски означает отколовшиеся, отделившиеся. Хегаки управлялись князьями-иналидами Бгаженоко и Шамоко [10, с. 190].

Сын Инала Жанэ (Зан) стал основателем могущественного черкесского княжества Жанэ, простирающегося от северных районов Таманского полуострова вдоль восточного побережья Азовского моря [10, с. 191]. Жанэ было одним из крупных адыгских княжеств и делилось на две части Малую и Большую. Им правили потомки Жанэ, князья Жаноко (Заноко), которые позже разделились на два дома Комео и Бэчкан. Жа-нинцы являлись сильнейшим черкесским субэтносом, от походов которых страдали все соседние народы. По сведениям Хан-Гирея, хегаки и другие черкесские колена находились под протекторатом жанинцев и во всем согласовывали с ними свои действия [10, с. 190].

Земли адыгов восточнее Лабы вплоть до Каспийского моря попали под власть Табулы и Беслана. Восточная Черкесия, составлявшая при Инале наместничество его сподвижника Кабарды Тамбиева была названа в честь него Кабардой. Впоследствии эти земли разделились на два княжества, собственно Кабарду и Бесланею.

Территория Кабарды на западе начиналась с р. Уруп и практически занимала весь Центральный Кавказ и примыкала на востоке в пространстве между р. Терек и Сулак к Каспийскому морю. Северная граница проходила вдоль Кумо-Манычской впадины и Тер-ско-Кумской низменности, южная по главному Кавказскому хребту [18, с. 48]. Управляемая сыновьями Табулы Жанхотом, Минболатом, Унармасом и Кир-мишем, оно представляло собой одно из сильнейших государственных образований Кавказа. Со временем большинство соседних горских народов вынуждены были признать зависимость от Кабарды. Дворянами первой степени Кабарды являлись потомки Геранду-ко - Тамбиевы и Куденетовы. Позже к ним присоединились и Анзоровы.

Отделение бесланеевцев от кабардинцев и образование княжества произошло при сыне Беслана Каноко. Они составили шестую часть или удел Кабарды [9, с. 78]. Княжество Бесланея занимало земли между Лабой и Урупом. Данная территория управлялась князьями Каноко, которые в свою очередь разделились на два дома Шолох и Бекмурза [10, с. 186]. Бесланеевцы в полной мере ощущали этнополитическое единство с кабардинцами, и во всем согласовывали с ними свои действия. Князья Бесланеи участвовали во всех походах, предпринимаемых кабардинскими князьями и совместно брали дань с соседних подвластных народов. Бесланеевские первостепенные дворяне представлялись тремя основными фамилиями - Докшоко, Сшевонесшоко и Кургоко [10, с. 187].

В рассматриваемый период образовалось и Бже-дугское княжество, единственное из черкесских княжеств, где не правили иналиды.

Согласно данным А.Н. Дьячкова-Тарасова, бжедуги переселились на северные склоны Главного Кавказского хребта из Джигетии, ущельев р. Бзыбь в XV в. [19, с. 112].

По утверждению Л.И. Лаврова, дальнейшее переселение бжедугов на равнинную Черкесию произошло после длительной и кровопролитной войны с ке-миргоевцами и хатукаевцами [20, с. 54 - 56]. По Хан-Гирею, бжедугов разделили четыре брата: Черчан, Хмыш, Бахгарсоко и Бастеко [10, с. 194]. Впоследствии распада Бжедугии образовались княжества Чер-чанея, Хмышея, Махош и Вепсн. Бжедуги, представляя собой достаточно сильное черкесское колено, находились в родственных связях с иналидами, что упрочивало их положение.

Таким образом, иналиды в течение XV в. на территории Северо-Западной и Восточной Черкесии образовали следующие княжества: Хегак, Жанетия, Хатукай, Кемир-гой, Бесланею и Кабарду. Как видим, за исключением Хегака все этнонимы черкесских княжеств оказались па-трономическими. Несмотря на развал единого Черкесского государственного объединения, они долгое время ощущали свое политическое единство, представляя своеобразную конфедерацию адыгских княжеств. Трансформация государства Инала в систему конфедеративных отношений между княжествами иналидов подтверждается как их внутренней, так и внешней политикой. Это выражалось в решении внутричеркесских проблем и совме-

стных походах князей-иналидов, к которым присоединялись бжедугские князья и нередко абазины. Конфедеративные отношения между черкесскими княжествами нарушаются с усилением османо-крымской агрессии и последовавшей за ней ориентацией иналидов на Османскую империю и Русское государство.

Литература

1. Люлье Л.Я. Черкесия. Киев, 1991.
2. См.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII - XIX вв. (ЛБКИЕА). Нальчик, 1974.
3. БларамбергИ.Ф. Кавказская рукопись. Ставрополь, 1992.
4. Монпере Ф.Д., де. Путешествие вокруг Кавказа, у черкесов и абхазов в Колхиде, в Грузии, в Армении и в Крыму. Сухуми, 1937. Т. 1.
5. Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. Т. 1 - 2. М., 1823.
6. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г. СПб., 1869.
7. Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа // Кавказский сборник. Т. 21. Тифлис, 1900.
8. Потто В.А. Кавказская война. Ставрополь, 1994. Т. 2.
9. Ногмов Ш.Б. История адыгейского народа. Нальчик, 1999.
10. Хан-Гирей С. Записки о Черкесии. Нальчик, 1973.
11. Каламбий (А.Г.Кешев). Записки черкеса. Нальчик, 1968.
12. Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Киев, 1913.
13. РГВИА. Ф. 482. Оп. 1. Д. 192. Л. 1 - 10 об.
14. См.: АталиковВ.М. Наша старина. Нальчик, 1996.
15. См.: Кабардино-русские отношения в XVI - XVIII вв.: док. и материалы: в 2 т. М.,1957.
16. Абдоков А.И. Откуда пошло название «Кабарда»? // Мир культуры: сб. ст. Нальчик, 1990.
17. Голубев Л.Э. Три аспекта из жизни адыгов в конце XIV - XVI вв. // Голос минувшего. 2002. № 1, 2.
18. Бгажноков БХ. К вопросу о возникновении рубежных территорий Черкесии // Исторический вестник. Вып. 3. Нальчик, 2006.
19. Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи. (Историко-этнографический очерк). Тифлис, 1902. Кн. 22, вып. 4.
20. Лавров Л.И. Этнография Кавказа. Л., 1982.

Поступила в редакцию 20 июля 2010 г.

Научтруд |