Научтруд
Войти

Русско-молдавские связи с древности до наших дней

Автор: указан в статье

Всеволод МЕРКУЛОВ

РУССКО-МОЛДАВСКИЕ СВЯЗИ С ДРЕВНОСТИ ДО НАШИХ ДНЕЙ

Выступая на конференции, я хотел бы проследить историю русско-молдавских связей и определить те характерные черты, которые были им присущи на протяжении многих веков. Вопрос о традиции добрососедства и сотрудничества является, пожалуй, одним из ключевых в общей теме межгосударственных связей между Россией и Молдавией. Позитивное партнерство и взаимодействие между нашими странами должно быть обусловлено не только обоюдными шагами навстречу на правительственном уровне, но и, главным образом, возрождением дружественных отношений между русским и молдавским народами. И здесь важна историческая традиция, которая могла сложиться только на основе действительной общности. Та традиция, которую русские и молдаване незыблемо хранили несколько столетий, и которая благодаря нашим общим усилиям станет определяющей для отношений России и Молдавии в будущем.

После падения Римской империи территория Поднестровья оказалась в круговороте «великого переселения народов». По ней прошли и готы, и гунны, истребляя друг друга в кровавых войнах. Через Днестр двигались, видимо, и группы руссов (ругов), также вовлеченные в переселение. Вскоре через Карпато-Днестровские земли в Европу хлынули многочисленные волны кочевников, первыми из которых были авары. Именно авары надолго отделили эти земли от европейского мира, их каганат был уничтожен франками и славянами только в конце VIII века.

Летописи доносят до нас свидетельства о самых ранних контактах Древней Руси с Поднестровскими землями, на которых жили племена уличей и тиверцев. Их города сохранились до времени раннего летописца. В середине X века уличи и тиверцы вошли в состав Древнерусского государства. Кстати, тиверцы участвовали в походах Руси на Константинополь в 907 и 944 годах. В конце XI - начале XII века под натиском кочевников они отошли к северу.

С XI века славянское население Поднестровья начинает контактировать с предками нынешних молдаван, которые многое заимствовали из славянской культуры, восприняли славянскую письменность. Собственно молдавское письмо появилась только в XVI веке, и оно основывалось на кириллической графике.

Молдавское государство было образовано на землях, которые входили в состав домонгольской Руси. Оно переняло многие черты древнерусской государственности и культуры, кроме того, в середине XIV века русское население составляло около 40% населения Молдавского княжества1.

Русско-молдавские связи окрепли сразу после того, как Русь вернула некоторые свои утраченные территории. Формирование военнополитического союза России и Молдавского княжества было обусловлено общностью интересов, направленных, с одной стороны, против католической Польши и Литвы, а с другой - против татарских ханов и Османской империи. Важно было и то, что молдаване всегда сознавали себя частью православного мира, а значительная часть молдавской аристократии была кровно связана с Русью. Так, воеводы начального периода молдавской истории были русскими по происхождению, а русский (славянский) язык был официальным языком Молдавского и Валашского княжеств до начала XVIII века2. Молдавия изначально была двуязычным государством, и эта традиция, заложенная в прошлом, сохраняется и поныне.

Русское государство всегда сочувствовало Молдавии в ее борьбе против турецкой агрессии. Однако, ведя постоянные войны по всем своим границам, оно не могло до определенного времени оказывать молдавскому народу действенную поддержку. Международная обстановка начала меняться с конца XIV века, когда русские войска одержали победу на Куликовом поле. К тому времени у обоих государств четко определились общие политические интересы. Этому способствовало ослабление Золотой Орды и уменьшение опасности татарских набегов не только для Московского государства, но и для Молдавского княжества. К этому времени относятся первые упоминания о поездках из Москвы в Молдавию и обратно. Например, в 1386 году в Молдавии побывал сын Дмитрия Донского Василий, бежавший из татарского плена через Молдавию в Москву.

Проявлением дружественных отношений между двумя государствами стали династические связи. Второй женой молдавского господаря Стефана III была Евдокия, дочь киевского князя Семёна Олельковича, род которого был тесно связан с московскими правителями. В 1483 году состоялся брак князя Ивана Ивановича Молодого и дочери молдавского господаря Елены Стефановны, прозванной в Москве Во-лошанкой. Вскоре начался обмен посольствами между Русским государством и Молдавией.

С середины XVI века, со времени правления господаря Петра Раре-ша, связи Молдавского княжества с Москвой особенно укрепились. Молдавия окончательно утвердилась в стремлении при помощи рус-

ского оружия прекратить даннические отношения с Турцией, а сам Рареш породнился с Рюриковичами. Но пока и Русь, и Молдавия были слабы, чтобы противостоять Османской империи. В истории Молдавии начался тяжелый период турецкого ига. А России предстояло пережить Смутное время, ставшее суровым испытанием для русской государственности.

С восшествием на московский престол новой династии Романовых дружественные русско-молдавские отношения были восстановлены. Вскоре Россия вступила в открытое вооружённое противостояние с Турцией из-за Азова, найдя верного (но пока тайного) союзника в лице Молдавии. Известно, что молдавский господарь Василий Лупу сообщал русскому царю о положении в Османской империи, что имело для Москвы огромное значение. В Молдавии побывал русский дипломат А.Л. Ордин-Нащокин, целью которого было не только подготовить посольство в Турцию, но и проверить возможность совместных действий Молдавии и России против общего врага.

Просьбы о принятии Молдавии под покровительство Москвы следовали на протяжении всего XVII века. Историки отмечают, что в это время в Молдавии не было ни одного господаря, который не обращался бы за помощью и поддержкой к России. Молдавские правители Антиох Кантемир, Константин Дука и Михаил Раковица неоднократно ходатайствовали о том, чтобы русский царь принял их «под свою милость».

При Петре I русско-молдавские отношения приобрели особенное значение для обоих государств. Петр прекрасно понимал, что мирные отношения с Османской империей носят временный характер, и стремился укрепить военно-политические связи с Молдавией. В 1701 году в Яссах состоялись тайные переговоры между русским послом князем Дмитрием Голицыным и господарем Константином Дукой, во время которых молдавский правитель снова просил принять его страну в русское подданство. Но тогда Россия не смогла удовлетворить эту просьбу, хотя и была готова оказать Молдавскому княжеству «всякое милостивое споможение».

Русско-турецкие войны XVIII столетия открыли новый этап в политической судьбе Молдавии. На молдавский господарский престол вступил Дмитрий Кантемир, который получил реальную возможность освободить Молдавию от турецкого владычества. Он направил своих посланников к Петру I, которые передали царю предложение о заключении русско-молдавского договора, а позже и сам текст документа. Вместе с тем, Кантемир заверял Россию в том, что «ежели пустится царь московский с войсками своими против турок, будет и он с ним заодно». Переговоры прошли достаточно быстро, и уже 13 апреля 1711

года Пётр I подтвердил все пункты договора, присланного молдавским господарем через своих уполномоченных.

С освобождением от турецкого владычества Молдавское княжество избавилось от уплаты дани и других поборов в пользу Османской империи и восстановило свои прежние границы. В дальнейшем Молдавия, в которой установилось правление династии Кантемиров, должна была находиться под покровительством России. Историческая судьба молдавского государства была определена тем выбором, который сделал молдавский народ.

После заключения Бухарестского мира с Османской империей в 1812 году земли между Прутом и Днестром и между предгорьем Карпат и Черным морем были присоединены к России. Эта территория с населением в 250 тысяч человек составила в 1813 году Бессарабскую область с единой административной системой, включенную в состав Российской империи.

К концу XIX века русские (великорусы) составляли почти 10% населения Бессарабской губернии, а в городах их процент был еще более значительным (26,6% в Кишиневе, согласно данным переписи 1897 года). Правда, критерием тогдашней переписи был «родной язык», что дает нам основание говорить о процентном представительстве не только великорусов. Две трети русских признали своим родным языком «малорусский язык». И к этой категории ошибочно причисляли русинов, считая их язык разновидностью малороссийского наречия3. Таким образом, основную часть русского населения губернии составляли русины - коренное население Молдавии.

В советское время ситуация почти не изменилась, и русские продолжали составлять около 10% населения Молдавии, а к 1989 году их численность составила даже 13%. Почти такой же процент составляли «украинцы», к которым в советское время приписывали не только малороссов, но и русинов без учета их волеизъявления4. И только в начале 90-х годов прошлого века, после распада единого государства и последовавших за ним массовых миграций русского и русскоязычного населения и ограничения для русских доступа к высшему и среднему специальному образованию, Россия и Молдавия встали перед новыми реалиями межгосударственных и межнациональных отношений.

В силу исторических особенностей в Молдавии сложилось этническое и языковое разделение между правобережьем Днестра, население которого говорит преимущественно на молдавском языке, и преимущественно русскоязычным левобережьем. Эти различия, видимо, сыграли свою роль в возникновении Приднестровской Молдавской Республики со столицей в Тирасполе. После известного конф-

ликта 1992 года, в котором Россия выступила страной-миротворцем, Приднестровская Молдавская Республика добилась своего полуофициального признания, которое выразилось в предоставлении определённых гарантий русскоязычному населению и в сохранении на ее территории официального статуса русского языка.

Иная ситуация сложилась в правобережной Молдавии. По результатам опроса 1996 года, 79% проживающих здесь русских считали, что при занятии престижных и высокооплачиваемых должностей молдаване и румыны имеют явные преимущества. Подавляющее большинство опрошенных русских жителей Кишинева отметило, что такие же преимущества молдаване и румыны имеют перед русскими при поступлении в вузы.

За одиннадцать лет постсоветского периода (с 1991 по 2001 гг.), по оценке Статкомитета СНГ, Молдавия потеряла в миграционном обмене с другими государствами около 100 тысяч человек5. И характерной чертой ситуации в Молдавии была направленность миграционных потоков в сторону России. По данным социологических опросов 2003 года, только треть русского населения столицы Молдавии высказала твёрдую решимость остаться жить в Кишиневе, тогда как остальные две трети либо выразили готовность уехать (20%), либо не имели на момент опроса определённого решения (43%)6. Причем среди русских мотивация покинуть Кишинев ради улучшения своего материального положения оказалась почти в два раза выше, чем у молдаван7.

Различны и опасения русских и молдаван в современной Молдавии. Если респонденты и той, и другой национальности едины в том, что наибольшую угрозу для них представляют возможные войны, то русские больше озабочены возможными «национальными конфликтами» и «беззаконием», а молдаване - «экологическими катастрофами и эпидемиями», а также «преступностью». В то же время именно исторические традиции русско-молдавских отношений открывают возможности для будущего партнерства и сотрудничества.

19 ноября 2001 года между Российской Федерацией и Республикой Молдова был заключен Договор о дружбе и сотрудничестве. Уже тогда сложилась реальная историческая возможность возродить те отношения, которые на долгое время определили бы дружбу между нашими государствами. Вне сомнения, главным критерием такого сближения представляется взаимное уважение между русским и молдавским народами и изучение общего прошлого. Очевидно, России и Молдавии, по примеру ряда западноевропейских государств, следует стремиться к разработке взаимно совместимых национальных курсов преподавания истории.

Уверен в том, что сегодняшняя конференция, приуроченная к 350-летию первого обращение Молдавии с просьбой о присоединении к России, будет способствовать укреплению традиционных дружественных связей между народами России и Молдавии.

Литература

1. Суляк С.Г. Осколки Святой Руси. Очерки этнической истории руснаков Молдавии. Кишинев, 2004. С. 70.
2. Суляк С.Г. Русины: страницы истории // Русин. N° 1 (1). Кишинев, 2005. С. 54.
3. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. III. Бессарабская губерния. СПб., 1905. С. 70
4. Подробнее см.: ОстапенкоЛ.В., СубботинаИ.А. Русская диаспора Республики Молдова: социально-демографические процессы и новая этносоциальная политика / Молдавия. Современные тенденции развития. М., 2004. С. 271-316. Данные по: Статистический ежегодник Республики Молдова. 1995. Кишинев, 1996. С. 57.
5. Топилин А.В. Рынок труда России и стран СНГ: реалии и перспективы развития. М., 2004. С. 91.
6. Субботина И.А. Молдавия: этнические модели адаптации к условиям трансформирующегося общества. М., 2004. С. 7.
7. Там же. С. 13.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |