Научтруд
Войти

Переяславская Рада и остров Тузла: взгляд сквозь века

Автор: указан в статье

Валерий Вениаминович Черданцев

Кандидат филологических наук, доцент кафедры социально-психологических дисциплин Уральского государственного педагогического университета, доцент кафедры социологии и социальной психологии Уральского государственного экономического университета

ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА И ОСТРОВ ТУЗЛА: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВЕКА

В 1954 г. торжественно отмечалось 300-летие Переяславской Рады, на которой было принято решение о переходе Украины в подданство московского царя (в ознаменование этого события Первый секретарь ЦК КПСС

Н.С. Хрущев передал Крым Украине). В Украине1 это событие отмечалось особенно торжественно [1. С. 4]. В центре Киева на крутом берегу Днепра недалеко от памятника XIX века крестителю Руси князю Владимиру в середине XX века был возведен другой памятник. Огромные фигуры украинского казака и русского крестьянина сошлись в дружеском объятии, а над ними бетонная дуга как символ нерушимого братства двух восточнославянских народов. В 1990-е годы памятник пришел в запустение. На рубеже XX и XXI веков о нем вспомнили, восстановили и вернули в реестр охраняемых объектов. Новейшая история этого памятника - символическое отображение непростого и неустойчивого состояния российско-украинских отношений последних 15 лет.

8 января 2004 г. Переяславской Раде исполнилось 350 лет. Значение этого события в судьбах двух народов трудно переоценить, невзирая на трудности и отступления в российско-украинском сближении на первых порах и распад единого союзного государства в настоящем. Xарактерно, что современные трения и недоразумения во взаимоотношениях поразительно перекликаются с ситуацией середины XVII века.

Существует триада «общность судьбы - общность взглядов - общность интересов», как материальных, так и духовных, на основе взаимно разделяемых ценностей. Как глубоко и проницательно замечает А.С. Панарин, «сначала восточная сверхдержава проиграла западной соревнование за будущее -за увлекательную историческую перспективу, а затем начались игры сепаратизма (открытые по инициативе самой послеавгустовской России), т.е. попытки «эмиграции» этносов из единого евразийского пространства, нарушение принципа единой судьбы» [2. С. 180]. Однако общность не означает тождество. Об этом свидетельствует вся история российско-украинских отношений.

Один из недавно вышедших в Киеве учебников политической истории Украины отмечает (правда, в скобках), что за 6 лет борьбы с Речью Посполи-

1 Именно такое написание считается правильным в современной Украине.

той (1647-1653 гг.) «Б. Xмельницкий направил в Москву 10 посольств» [3. С. 118]. Важнейшей причиной такой настойчивости называется позиция Вселенской православной церкви: «В 1650 г. Патриарх Константинопольский Партений II и Патриарх Иерусалимский угрожали Б. Xмельницкому анафемою, если он откажется от покровительства православного московского царя» [3] (здесь и далее пер. с укр. мой. - В.Ч.)

Действительно, «тяжесть шапки Мономаха» московских царей особенно возросла еще с Ивана III, возложившего на единственную оставшуюся после гибели Византии в мире православную державу ответственность за судьбу православия и православных во всем мире. Это было и тяжелым бременем, и свидетельством своей избранности одновременно.

Возникает вопрос: почему решение о воссоединении давалось так медленно и трудно? Другой вопрос: почему же, несмотря на дальнейшие колебания украинской стороны и неоднократное отступничество от Москвы, союз с ней становился все прочнее?

В первой половине XVII века Московское государство трижды воевало с Речью Посполитой и трижды терпело поражение. С окончания последней Смоленской войны (1632-1634 гг.) до первого обращения Б. Xмельницкого к Москве прошло всего 13 лет, и открытое вмешательство России на стороне украинских повстанцев означало войну с сильным противником.

Решение о принятии Украины в подданство московского царя принималось Земским собором - самым представительным органом власти допетровской Руси, включавшим в себя выборных людей от сословий всей страны. Земский собор 1653 г. был последним собором полного состава - укрепляющемуся самодержавию этот орган власти становился не нужен. Знаменательно, что последний в истории России «совет людей всей земли» собирался именно по вопросу о воссоединении с Украиной.

Во времена Российской империи и СССР значение Переяславской Рады неумеренно превозносилось, сейчас же оно неоправданно умаляется. На памятнике Богдану Xмельницкому в центре Киева в XIX веке было начертано: «Богдану Xмельницкому - единая и неделимая Россия», хотя Xмельницкий был сторонником своеобразной казачьей республики под покровительством (а не самодержавной властью) московского царя, да и промосковская ориентация не была для него императивной. «Истый представитель своего казачества, привыкшего служить на все четыре стороны, Богдан перебывал слугой или союзником, а подчас и предателем всех соседних владетелей, и короля польского, и царя московского, и хана крымского, и султана турецкого...» [4. С. 233]. И все же совершенный Xмельницким исторический выбор положил начало новой эпохе, превзойдя по своим масштабам личность самого Xмельницкого и тем более последующих гетманов. Это признает и вышеупомянутый киевский учебник: Переяславская Рада приняла решения, «существенно изменившие украинскую историю» [3. С. 118].

Со стороны Москвы изначально существовало великодержавное высокомерие и небрежение к украинским делам. В. Ключевский отмечал: «Там (в Москве. - В.Ч.) смотрели на присоединение Малороссии с традиционнополитической точки зрения, как на продолжение территориального собирания

Русской земли . Но там плохо понимали внутренние общественные отношения Украины да и мало занимались ими, как делом неважным ...» [4. С. 232].

Увы, это наследие сохранилось за века совместного исторического существования и усугубилось с распадом СССР. В то время как в современной Украине, несмотря на распад союзного государства, вещают несколько российских (московских) телепрограмм, повсеместно в городах в свободном доступе ведущие российские газеты и журналы, как в оригинале, так и в украинском варианте (но на русском языке), в России ситуация принципиально иная. Иначе как «информационный голод» по отношению к событиям в Украине ее не назовешь. Об Украине гражданин России получает хоть какую-то информацию в трех случаях: политический скандал в украинских верхах («кучмагейт», потасовка в Верховной Раде), встречи политического руководства России и Украины на двусторонней основе или в рамках СНГ, кризисы в двусторонних отношениях (судьба Черноморского флота, газовый долг Украины, ситуация вокруг острова Тузла).

Поражает истерия, раздутая в ряде средств массовой информации осенью 2003 г., как в России, так и в Украине, в связи с напряженностью вокруг крохотного островка Тузла в Керченском проливе, разделяющем Крымский полуостров (Украина) и Краснодарский край (Российская Федерация). Ведь российско-украинские отношения, случалось, переживали и не такое.

В 1659 г. объединенное войско украинского гетмана И. Выговского и крымского хана разгромили московскую дворянскую конницу под Конотопом. Это, пожалуй, самое тяжелое военное поражение России во второй половине XVII века, до катастрофы Петра I под Нарвой (1700 г.) Однако Москва проявила мудрую терпимость, и вскоре в том же 1659 г. гетман И. Выговский был свергнут, избран на гетманство сын Б. Xмельницкого Юрий, возобновивший союз с Москвой, но вскоре разорвавший его и восстановивший унию с Речью Посполитой. Прямым результатом этих колебаний стала, по терминологии украинских историков, гражданская война в Украине 1658-1663 гг. Как подчеркивается в вышеупомянутом киевском учебнике: «Последствия борьбы за гетманскую булаву после смерти Б. Xмельницкого стали катастрофичными. Отсутствие у многих гетманов и полковников государственного мышления, их психология подданных, а не хозяев, неразвитость государственно-национальной философии не дали возможности Украине равноправно войти в число европейских держав» [3. С. 131].

Выходом из сложившейся ситуации стал новый договор с Москвой, заключенный гетманом И. Брюховецким в 1665 г. и существенно ограничивший автономные права Украины. Именно этот договор принес левобережной Украине гражданский мир, «платой» за который стало более прочное вхождение в состав России. В 1667 г. Андрусовский мирный договор России с Речью По-сполитой закрепил вхождение Восточной Украины в состав Московского государства. А в 1676 г. П. Дорошенко сложил с себя гетманские привилегии и присягнул на верность царю как подданный. Г етманщина как самостоятельная политическая власть с этого времени прекратила свое существование, хотя автономия Украины в составе Российского государства, а затем Российской империи продержалась еще около 100 лет. По мнению современного немецкого историка Андреаса Каппелера, «тот факт, что необычайно широкая и значи-

тельная автономия, которую Г етманство сохраняло вплоть до начала XVIII века, была полностью ликвидирована за несколько десятилетий, кроме (иных факторов. - В.Ч.) следует объяснить ... особым отношением России к православным, родственным по языку украинцам, которое наложило свой отпечаток также и на российскую политику в XIX и XX веках» [5. С. 136].

Именно позитивный по преимуществу опыт совместной жизни в составе единого государства, а не устрашение после разгрома Меншиковым резиденции гетмана Мазепы в Батурине был главной причиной фиаско мятежного гетмана в 1709 г. На соединение с армией шведского короля Карла XII под Полтавой он привел всего две тысячи казаков-запорожцев [6]. Остальные казачьи полки со своим руководством сохранили верность Москве.

Обращает на себя внимание сходство и различие в подходах современных российских и украинских учебников политической истории к этому важному и во многом поворотному событию в дальнейшем развитии российско-украинских отношений. Так, в одном из наиболее обстоятельных учебников политической истории России процессу воссоединения России и Украины с середины XVII по начало XVIII веков уделяется всего одна страница текста из 694 страниц его объема [7. С. 26-27]. Для сравнения: в цитировавшемся выше киевском учебнике данный период излагается на 43 страницах из 487 страниц общего объема его текста. И несмотря на подчеркнутое дистанцирование от Москвы, хотя бы упоминание о ней встречается почти на каждой странице данного фрагмента [3. С. 100-143]. Но и на одной странице российского учебника нашлось место для указания на факт измены Мазепы Петру I: «Автономия левобережной Украины была сильно урезана в связи с разгромом Запорожской Сечи Петром I после перехода (не измены, отступничества, предательства - перехода! - В. Ч.) гетмана Мазепы на сторону Карла XII во время Русско-шведской войны» [7. С. 27]. Xарактерно, что это упоминание имеет подчеркнуто корректный, даже объективистский характер -возможно, в связи с общей высокой оценкой многолетней деятельности Мазепы, распространенной (хотя и не доминирующей) ныне в Украине1. Украинский учебник дает характеристику действий Мазепы накануне Полтавской битвы всего в двух предложениях также подчеркнуто объективистского характера: гетман оказался «перед важной дилеммой», его «политический выбор стал для Петра I неприемлемой неожиданностью» [3. С. 141].

Такие взаимные проявления «политкоррекности» являются особенно отрадными. Ведь после неудачных попыток обретения собственной суверенной государственности в середине XVII и начале XX веков современные сторонники «незалежности» и «самостийности» особенно болезненно относятся

1 Л. Грач в статье «Евразийский выбор Украины» отмечает: «... Декабрьский социологический опрос населения Украины (2002 г. - В.Ч.), выполненный “Українським демократичним колом”, принес весьма впечатляющие результаты. Почти две трети респондентов положительно оценивают Переяславскую Раду, а 59% отрицательно относятся к распаду СССР. За политический союз Украины и России выступают 65% респондентов, тогда как в НАТО стремится только треть опрошенных. Считают самой крупной личностью в украинской истории Богдана Хмельницкого и положительно оценивают его деятельность 83% респондентов. Вторым по значению положительным персонажем истории в глазах украинцев является Петр I. Свои симпатии ему отдали две трети опрошенных».

к осознанным и неосознаваемым попыткам Москвы хоть в чем-то реально или символически посягнуть на самостоятельность Украины. При этом грубые антироссийские выпады, увы, нередко рассматривались, да и сейчас рассматриваются, как «пропуск» в Европу и свидетельство лояльности к Америке [8. С. 332-337; 9].

Как отмечал сотрудник Института стран СНГ К. Фролов в статье 1998 г. «Провинциальная схоластика. Украинская историография против истории»: «Печальной памяти “Краткий курс” трансформировался в целую школу псевдоисторической беллетристки, не стесняющейся никаких подтасовок в зависимости от политического заказа. Особенную остроту эта проблема приобрела на Украине. Глава украинского отделения Фонда Сороса г-н Гаврилишин в интервью киевской газете “Зеркало недели” с гордостью заявил, что ими выпущены десятки наименований учебников по истории Украины “антиколониальной” направленности. В некоторых из них авторы насчитали, например, четыре русско-украинских войны» [10. С. 4].

В современной Украине отчетливо просматривается противостояние двух направлений историографии: «самостийников» антироссийской направленности и «малороссов», позитивно настроенных и к нашей общей истории, и к современной России. И хотя, по данным многочисленных опросов, большинство украинцев (за исключением ряда западных областей) поддерживают вторую ориентацию, на стороне первой большая часть современной политической и экономической элиты страны.

В этой ситуации как никогда много зависит от заинтересованной и объективной позиции российской стороны. И если российские учебные и иные издания можно упрекнуть не более чем в небрежении к бывшему «младшему брату», то в реальной политике ситуация иная. Только в 1997 г. удалось наладить конструктивные отношения России и Украины на межгосударственном уровне. Но и после этого они неоднократно переживали периоды «обострений», последнее из которых было связано с конфликтной ситуации вокруг острова Тузла осенью 2003 г. Что касается реакции средств массовой информации, то здесь лежит на обеих сторонах, а по существу межгосударственных разногласий по данному вопросу «слабой» и уязвимой была именно позиция России.

Напомню в двух словах сущность конфликта. Летом 2003 г. по распоряжению губернатора Краснодарского края А. Ткаченко началось строительство дамбы от Таманского полуострова к принадлежащему Крыму, а значит, и Украине, острову Тузла. Планировалось восстановить размытую морем песчаную косу, укрепить ее, соединить дамбу с островом, что подняло бы уровень воды, сделало судоходным пролив, а поселки Таманского полуострова избавило от угрозы наводнения. Только «забыли» поинтересоваться мнением украинской стороны насчет примыкания данного сооружения к государственной территории Украины. Когда же сооружение дамбы приблизилось к острову Тузла, некоторые российские политики не нашли ничего лучшего, как попытаться оспорить принадлежность данного острова Украине. И это происходило в то время, когда переговоры по делимитации сухопутной границы Украины и России успешно завершались, а по разграничению в Азовском море стороны столкнулись с определенными трудностями. Тем более необходимы были осторожность, взвешенный подход. Государственная независимость Ук-

раины свершившийся факт, и решать подобные вопросы можно только на основе принципов и норм международного права.

У российско-украинских отношений особая история, но в данной ситуации прав политический обозреватель «Литературной газеты»: Украина ошибок не прощает (в отличие от, например, Беларуси) [11. С. 1]. Только это отнюдь не аргумент для грубого давления. Напротив, если Россия правомерно указывает на наличие в политической линии США «двойных стандартов», разве можно самим пытаться их применять, да еще имея столь слабую во многих отношениях позицию? Разве можно представить подобное «строительство» не только вблизи, скажем, китайской границы, но и в направлении на всех парах стремящейся к альянсу со странами Запада Эстонией? Ведь лучшего аргумента сторонникам вступления Украины в НАТО для ограждения от «имперской политики» Москвы просто не придумать.

Эта ситуация, раздувшаяся как мыльный пузырь за две-три недели в октябре 2003 г., как мыльный пузырь и лопнула. Сейчас о ней уже мало кто вспоминает. Россия дала-таки «задний ход» - правда, с явным опозданием, после того как президент Кучма прервал государственный визит в Латинскую Америку и срочно вернулся в Киев (что случается лишь в чрезвычайных ситуациях).

23 декабря 2003 г. в Керчи во время встречи президентов России и Украины В. Путина и Л. Кучмы было подписано соглашение, урегулировавшее все основные спорные вопросы вокруг Керченского пролива и Азовского моря на взаимовыгодной основе [12. С. 2]. Весной 2004 г. договоренности по Тузле были ратифицированы Федеральным Собранием РФ и Верховной Радой Украины.

Между тем можно себе представить, что бы произошло, если бы ситуация, подобная «тузлинской», возникла, скажем, между этнически родственными, но исторически и культурно чуждыми Сербией и Xорватией. Воистину, взаимно разделяемые добрые чувства народов - бесценный политический капитал. Справедливо отмечал А.Г. Здравомыслов: «история не зафиксировала противостояний русских и украинцев как целостных народов: почва для антирусского национализма на Украине всегда была гораздо беднее, чем почва для прямо противоположных настроений, равно как и почва для антиукраинского национализма среди русских. Для того чтобы взрастить на этой тощей почве семена вражды, потребовались бы исключительная безответственность и глупость политиков как с той, так и с другой стороны» [13. С. 174].

В целом ситуация хоть и сложна, но далеко не безнадежна. Как и в XVII веке, сближение Украины и России возможно лишь при преодолении противодействия наиболее влиятельных зарубежных государств. Как и в XVII веке, вопрос дальнейшей интеграции или дезинтеграции восточнославянских земель - это прежде всего вопрос направления и характера развития российско-украинских отношений. Как и в XVII веке, политическое руководство Украины, ссылаясь на многовекторную политику, балансирует между тремя-че-тырьмя центрами влияния. В XVII веке это были Речь Посполитая, Османская империя с Крымским ханством, Королевство Швеция и Московское царство; сейчас это Западная Европа, США и Россия. Как и в XVII веке, вопрос о союзе с Россией раскалывает украинское общество и «по горизонтали» - территори-

ально, регионально, и «по вертикали» - позиция различных социальных слоев, групп населения. Как и в XVII веке, Россию без Украины представить нелегко, но все-таки можно, а Украину без России невозможно (половина украинской энергетики «завязана» на Россию, прекращение поставок через 2-3 недели вызвало бы энергетический коллапс) [1. С. 32]. Как и в XVII веке, все большую роль в политике играет стремление к сближению миллионов людей по обе стороны границы, не ставшей полосой отчуждения братских народов. Как и в XVII веке, нужны целенаправленная политическая воля и мудрое терпение политического руководства обеих сторон.

Литература

1. Евзеров Р.Я. Украина: с Россией вместе или врозь? М.: Весь мир,
2000.
2. Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М.: Логос, 1998.
3. Політична історія України: Посібник / За ред. B.I. Танцюри. Київ: Академія, 2002.
4. Ключевский В.О. Русская история: Полный курс лекций: В 3 кн. М.: Мысль, 1993. Кн. 2.
5. Каппелер Андреас. Россия - многонациональная империя. Возникновение. История. Распад. М.: Прогресс-Традиция, 1997.
6. Всемирная история: В 10 т. М.: Изд-во соц.-экон. лит-ры, 1958. Т 5.
7. Политическая история России. М.: Юрист, 1998.
8. Тощенко Ж.Т. История России как предмет конфронтации // Этно-кратия: история и современность (Социологические очерки). М.: РОССПЭН, 2003.
9. Гливаковский А.К. «Самостийная» Украина: истоки предательства. М., 1992.
10. Фролов К. Провинциальная схоластика. Украинская историография против истории // Независимая газета. 1998. 30 июля.
11. Серков И. «Могу копать»: «Реакция Украины легко просчитывалась... Это ошибка, за которую придется дорого заплатить. Потому что Украина ошибок не прощает и дорого за них берет» // Литературная газета. 2003. № 43.
12. Россия и Украина достигли принципиальной договоренности, в соответствии с которой Азов будет считаться внутренним морем двух стран // Российская газета. 2003. 25 дек.
13. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М.: Аспект-пресс, 1997.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |