Научтруд
Войти

Неизвестные герои прошлого. Карим Хакимов

Научный труд разместил:
Rene
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2010. Т. 1S. №4

1343

УДК 94(5)

НЕИЗВЕСТНЫЕ ГЕРОИ ПРОШЛОГО. КАРИМ ХАКИМОВ © Р. Ф. Хайретдинов

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Тел./факс: + 7 (347) 273 46 30.

E-mail: ruslan-fh@rambler.ru

Статья посвящена первому советскому дипломату на арабском востоке Кариму Хакимову, который установил дружеские отношения с Саудовской Аравией в начале ХХ века. Описывается экономическое и социально-политическое положение Аравийского полуострова. Показаны основные политические группировки которые боролись за главенство в Аравии. Подчеркивается роль К. Хакимова в установлении и развитии советско-арабских отношений.

Российское государство и Арабский Восток связывают многовековые политические, экономические, культурные интересы. Еще царское правительство проводило активную политику на Аравийском полуострове. Подтверждением тому служат работы таких арабских авторов как Ибн Хордадбег, Масуди, Ибн Руште, Ибн Фадлан, в их трудах был зафиксирован факт первых контактов представителей арабского Востока и России. Однако установление партнерских отношений между нашим государством и странами Персидского залива мы можем наблюдать лишь с конца ХІХ-начала ХХ веков. Главным толчком послужило поступательное развитие русской промышленности, нуждавшейся в новых рынках сбыта.

Торгово-экономическая картина стран Аравийского полуострова выглядела следующим образом: импорт преобладал над экспортом. Из страны вывозились верблюды, шкуры, шерсть, финики, фрукты. Особой гордостью Аравии были знаменитые арабские скакуны, за которыми съезжались знатоки со всего мира, в том числе и из России. Ввозить в страну приходилось почти все: сельскохозяйственную и мануфактурную продукцию (сахар, мука, пшеница, рис, мыло, спички, парафин, бензин и керосин), парфюмерию, стеклянные и фарфоровые изделия.

Джидда - крупнейший портовый город Центральной Аравии, в котором в те времена были сконцентрированы крупнейшие торговые площадки региона и резиденции иностранных представительств. Именно сюда жарким июльским днем 1924 года прибыл первый советский представитель в Аравии Карим Хакимов.

По сравнению с консулами других европейских стран у советского дипломата было несомненное преимущество-он был мусульманином, в связи с чем ему была предоставлена возможность посещения столицы Хиджаза. По протоколу, дипломатические представители, не являющиеся мусульманами, в Мекку для вручения верительных грамот не допускались. Процедура их представления королю проходила в Джидде. 9 августа 1924 года Карим Хакимов-Агент и Генеральный консул СССР в Хиджазе прибыл в Мекку для вручения верительной грамоты. Окружение Хакимова состояло из нескольких членов советского консульства, переводчика с арабского - мусульманина и нескольких ответственных сотрудников [1]. В присутствии министра иностранных дел Фуада Хатиба, консулов иностранных государств королем Хиджаза Хусей-

ном была произнесена речь, в честь официального представления Карима Хакимова: «Мы рады приветствовать Карима Хакимова, представителя дружественного нам государства...! Надеемся, что между нашими странами будут налаживаться добрые отношения, также хотелось бы рассчитывать на поддержку молодого советского государства в укреплении государственности в Хиджазе. Мусульмане Советского Союза могут рассчитывать на беспрепятственное посещение святых мест ислама» [1, Л. 5]. Данное событие ознаменовало собой создание первого официального представительства Советского государства в арабских странах.

Знакомство с королем и его окружением прошло успешно. Во время встречи советский консул успел обсудить множество важных вопросов, в том числе проблему паломников из нашего государства. В своей речи генконсул акцентировал внимание короля на наличие большого количества единоверцев на своей родине. Ситуация вокруг паломников волновала как советского консула, так и короля Хиджаза. В качестве основной задачи Хакимов видел возможность свободного посещения святых мест гражданами СССР. Своим согласием король Хусейн решал для себя две важные задачи: пополнение казны за счет паломников, а так же получение поддержки со стороны советского государства в объединительной борьбе в Аравии.

В начале 1920-х гг. процесс объединения аравийских земель входит в заключительную фазу. Противостояние короля Хиджаза Хусейна и эмира Эр-Рияда Абдель Азиза Ибн Сауда достигает своего апогея. В июле 1924 года во время религиозного праздника Ибн Сауд выступил с призывом к джихаду против Хиджаза, что было с энтузиазмом воспринято прибывшими в столицу Неджда представителями военно-земледельческих поселений-«ихванами» (братьями-ревнителями веры). Со своей стороны, поддержка Ибн Сауда была продиктована не только задачами религиозного характера, борьбой за чистую религию, осквернявшуюся, по их мнению, в Хиджазе западными нововведениями, но и политико-экономическими мотивами, а именно стремлением усилившихся скотоводческо-земледельческих племен Неджда, отрезанных от внешних рынков, к их приобретению. Перенаселение Центральной Аравии, как справедливо отмечал известный советский востоковед М. А. Аксельрод,

1344

раздел ИСТОРИЯ

вело к созданию в ней мощного военнополитического объединения племен, стремящихся к территориальному расширению [2].

В декабре 1924 года Ибн Сауд занял Мекку, а в начале 1925 года началась осада Джидды. Абдель Азиза постепенно сжимал кольцо вокруг города. Предполагая, что король Али будет отчаянно оборонять свой последний оплот, войска приступили к строительству укреплений и созданию минных полей, отрезая город от основной части страны. Бомбардировка Джидды орудиями, фугасами и шрапнелью привела к немалым потерям и вызвала страшную панику. В городе начался голод. Некогда шумная, портовая Джидда пустела с каждым днем. Население перебиралось в Эритрею, в Асир и Аден, а иные просто пересекали линию фронта и селились в Мекке, в то время уже занятую ваххабитами.

Советская дипломатическая миссия продолжала работать несмотря на военное положение в городе. Дополнительную сложность представляла и работа английских коллег, демонстрирующих откровенно негативное, почти враждебное отношение. Летом 1925 года британского консула Булларда сменил Уильям Джордан в полной мере продолжающий антисоветскую линию своего предшественника. Следует отметить то, что советником у эмира был английский ставленник Джон Филби (формально оставивший государственную службу).

Карим Хакимов несмотря на сложную обстановку в Джидде продолжал искать точки соприкосновения с представителями Ибн Сауда. В своих рекомендациях Хакимову глава НКИДа Георгий Чичерин подчеркивал важность Аравийского региона во внешней политике страны, а также важность сохранения дружественных отношений с каждым из лидеров Аравии, развивая параллельно контакты как с Хиджазом, так и с Недждом. Нарком Чичерин считал необходимым продолжение отношений с халифатским комитетом, играющим важную роль в борьбе мусульманских народов, хотя Москва не поддерживала данную идею. В послании генеральному консулу Хакимову отмечалось, что нет ни одного мусульманского князя, который мог бы начать «собирать» Аравийские земли. В Кремле не были уверены, что в ближайшее время на карте мира может появиться новое государство. Причиной таких заключений была слабость исламских лидеров и постоянные распри между ними, поддерживаемые Англией. Исходя из этого, Хакимов обратился с предложением к наркому Чичерину с идеей участия в качестве «арбитра» в процессе примирения враждующих сторон [1, Л. 4].

Москва убеждала Карима Хакимова быть осторожным в высказываниях об Англии в беседах с Абдель Азизом, поскольку предполагалось, что он является английским ставленником. Доказательством тому служило получаемое им жалование от английского правительства. В беседах с эмиром было решено не затрагивать английскую тему. За подписью Г. В. Чичерина, Хакимовым была по-

лучена полная инструкция поведения во время визита: «Не следует заострять разговоры об освободительном движении специально против Англии, чтобы не получился у нас дипломатический скандал. Следует иллюстрировать тезис наших дружественных отношений с народами Востока, рассказывая о нашей дружбе с Турцией, Персией, Афганистаном, но при этом надо чрезвычайно осторожно относится к Англии. Всякое стремление восточных народов к независимости может рассчитывать на нашу помощь. Вступив в отношения с Хиджазом, мы хотели установить контакт с народами арабского полуострова, и этот контакт мы хотели бы сохранит и впредь. Военные победы Абдель Азиза не означают, что он уже добился независимости. Ему же предстоит трудная борьба с государствами, которые хотели бы видеть в Аравии не сильное, независимое государство, объединяющие арабов в борьбе с иностранными домогательствами, а европейскую колонию или же множество мелких князьков, враждующих между собой» [3].

Весной 1925 года Карим Хакимов обратился к Абдель Азизу с письменным прошением, датированным 13 Рамадан 1343 года по хиджре (7 апреля 1925 года), в котором говорилось: «Его Величество Великий Султан Абдель Азиз ибн Абдуррахман Ибн Сауд! Имею честь известить Ваше Величество о нашем намерении съездить в Мекку в будущую пятницу для выполнения умры в этом священном месяце. Наше отправление из Джидды состоится утром в пятницу на собственном автомобиле. Просим Ваше Величество дать приказ соответствующим вашим властям об облегчении нашей поездки до Мекки. Просим сегодня же ответить через нашего посыльного, дабы мы могли быть уверенным о дне нашей поездки» [4]. Наряду с разрешением письмо содержало приглашение эмира посетить свою резиденцию. 10 апреля 1925 года генконсул отправился в Мекку для совершения обряда умры (малый хадж). Данное событие явилось платформой для конструктивного диалога аравийских лидеров с представителем советского государства в лице Хакимова.

Карим Хакимов был первым из европейских консулов, посетившим официально резиденцию эмира Неджда. Сам факт его встречи с Ибн Саудом радовал Москву и вызывал озабоченность Лондона. Думается, нельзя переоценивать успехи советской дипломатии в середине 20-х гг. ХХ века, но тенденция развития взаимоотношений была очевидной, и она открывала весьма неплохие перспективы. Ключевую роль в поступательном развитии взаимоотношений Кремля с Ибн Саудом играл Карим Хакимов.

Литература

1. АВП РФ - Ф. 190. Оп. 3. П. 2. Д. 2. Л. 3.
2. Аксельрод М. А. Борьба за Аравию. // Международная жизнь. 1926. №3. С. 62.
3. Наумкин В. В. Советская дипломатия в Хиджазе: первый прорыв в Аравию (1923-1926 гг.). // Арабские страны Западной Азии и Северной Африки. М.: ИВ, 1997. С. 34-43.
4. Ф. 190. Оп. 4. П. 3. Д. 2. Л. 4.

Поступила в редакцию 03.12.2010 г.

Научтруд |