Научтруд
Войти

Ященко В.Г. Антибольшевистское повстанчество в Нижнем Поволжье и на Среднем Дону: 1918 - 1923. М., 2008. 152 с.

Научный труд разместил:
Shopobag
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Ященко В.Г. Антибольшевистское повстанчество в Нижнем Поволжье и на Среднем Дону: 1918 - 1923.

М., 2008. 152 с.

История изучения гражданской войны в России насчитывает девять десятилетий, и интерес к этому рубежному событию отечественной истории по-прежнему велик. При обилии различных проблем особняком стоит вопрос о крестьянском антибольшевистском повстанчестве в гражданской войне. В этой связи появление книги о повстанчестве на Дону и в Поволжье, двух крупнейших областях с многочисленным земледельческим населением, - факт, безусловно, положительный. Ее автор В.Г. Ященко известен публикациями о различных аспектах повстанчества региона и этот труд - итог его многолетней работы.

Книгу открывает вступительное слово Я.В. Леонтьева (с. 4 - 8), в котором он приводит фрагменты документов из ГАРФ, проливающие свет на деятельность П.И. Шкуратова, главного редактора газеты вакулинского отряда «Вольный Гражданин» и Ф.К. Миронова, подозревавшегося властью в связи с Вакулиным и подготовке вооруженного заговора.

Во введении (с. 9 - 12) автор указывает причины возникновения антибольшевистского движения, справедливо связывая их с экономической политикой большевиков (продразверстка, продналог). Голод начала 1920-х гг., по мнению В.Г. Ященко, стал причиной восстаний в начале нэпа (с. 10, 46), но, наряду с репрессиями власти, он способствовал разложению и краху повстанческого движения (с. 10, 93). При определении географических рамок указаны природные особенности территории Нижнего Поволжья и Среднего Дона, которые влияли на состояние повстанчества. Заслуживает внимания авторская периодизация его развития в регионе. В ее основу положен критерий активности и масштабности вооруженного сопротивления и выделены три этапа: зарождение, расцвет и вырождение повстанчества (с. 10).

Источниковой базой работы явились опубликованные сборники документов, коллекции ряда фондов

Государственного архива Волгоградской области (ГАВО), материалы РГАСПИ и воспоминания современников. Автор привлекает в качестве источников «Тихий Дон» М.А. Шолохова и «Конармию» И.Э. Бабеля. Однако В.Г. Ященко без видимых причин не использовал документы Центра документации новейшей истории Волгоградской области и РГВА, в которых содержится информация как о повстанчестве, так и о различных мероприятиях политической и военной власти по ликвидации движения. Введение в канву исторического повествования этого массива документов значительно обогатило бы исследование. Вызывает сожаление отсутствие полноценного историографического обзора по проблеме, автор не использовал работы по повстанчеству Дона и Поволжья. Вместо этого приведена библиография работ по этой тематике в других регионах страны.

Работа состоит из четырех глав, в хронологической последовательности описывающих перипетии борьбы повстанчества с властью. В первой автор излагает разрозненные сюжеты о разгроме в апреле 1918 г. в Царицыне махновских отрядов, о деятельности организации «степные партизаны», поднявшей антисоветское восстание, и об обновлении икон в Ленинском уезде Царицынской губернии осенью 1920 г. Последнее обстоятельство наряду с антибольшевистской агитацией священнослужителей повлекло за собой их наказание властью. Отмечены факты появления в Заволжье и на Среднем Дону повстанческих отрядов, начавших борьбу с местной властью. Верно указав, что основу этих отрядов составляли дезертиры, автор, на наш взгляд, существенно завысил их численность: «десятки тысяч дезертиров обеих армий находились на территории Донских и Хоперских округов» (с. 28). Ряд авторских положений вызывает вопросы. Насколько правомерно относить обновления икон, крестные ходы и церковные проповеди к антибольшеви-

стскому повстанчеству? Тем более сам автор не упоминает о связи священников с повстанческими отрядами.

Время с декабря 1920 до осени 1921 г., период расцвета повстанчества, В.Г. Ященко определил как «мятеж красных командиров» (с. 30). Во второй главе «Заговор командарма Миронова и мятеж комбата Ва-кулина» он подробно повествует о мятеже караульного батальона в слободе Михайловка Усть-Медведицкого округа в ночь с 17 на 18 декабря 1920 г. и последующих за этим событиях. В главе освещены причины и ход мятежа, личность К.Т. Вакулина и его соратников, приведены лозунги восставших и динамика численности отряда. Важный штрих в историю повстанчества добавляет вывод автора о планомерной подготовке массового восстания в Заволжье «Реввоенсоветом Пяти» повстанческой армией Вакулина-Попова и засылке агентов на территорию Донской области и Саратовской губернии (с. 47 - 48). Однако высказанная версия о согласованных действиях Вакулина с планами Миронова по «очистке тыла» (с. 132) представляется недостаточно аргументированной и спорной. Вакулин командовал 201-м полком в 23-й мироновской дивизии и он, естественно, знал о популярности своего командира среди населения Дона, а потому и воспользовался его именем в своих воззваниях. И именно этим, на наш взгляд, ускорил арест и гибель Миронова. Бывший командующий 2-й Конной армии, остро и убедительно критиковавший засевших в тылу «саботажников», тем не менее, публично осудил мятеж Вакулина. Это, однако, не спасло его от ареста и расправы. В условиях усиления донского повстанчества власть всерьез опасалась перехода популярного командарма на сторону мятежников и поспешила от него избавиться.

Значительное внимание автором уделено истории жизни и смерти И.П. Колесова - одного из руководителей повстанчества региона (с. 54 - 66). Ряд страниц посвящены действиям повстанческих отрядов Г.С. Маслакова, Я.Е. Фомина, Ф. Попова, Н.И. Махно, П.И. Мотарыгина, И. Седова, Разнополова, братьев Еркиных и др. Эти формирования на протяжении весны - лета 1921 г. перешли к тактике «мелких уколов» (с. 87): нападению на обозы с продовольствием, разгромам сельских советов, стычкам с мелкими отрядами милиции и красноармейцев и т.д., что существенно затрудняло обнаружение и ликвидацию партизан.

Представляется принципиальным вывод автора о контроле чекистов над немногочисленными группами эсеров на территории Нижнего Поволжья (с. 112), это делало невозможным их активное участие в вооруженной борьбе с властью, несмотря на определенную популярность среди населения.

Картина развития антибольшевистского повстанчества была бы неполной, если бы не были освещены усилия власти по ликвидации вооруженной оппозиции. «Метод кнута и пряника» (с. 94, 100) - такое определение дал автор мероприятиям, проводимым местной властью в 1921 г. по подавлению повстанчества и недопущению его поддержки населением. Военные ан-

типовстанческие операции частей особого назначения (ЧОН) и Красной армии (с. 51) дополнялись созданием на местах чрезвычайных органов власти - ревкомов. В ряде сел жители формировали «отряды самоохраны» (с. 81-82). Военные операции дополнялись мерами административно-карательного и оперативно-агентурного характера (с. 63, 72, 94, 101, 105-106). Суд над пленными вершила выездная сессия Ревтрибунала (с. 96). Автор подчеркнул, что власть отстаивала дифференцированный подход к заложникам и демонстрировала лояльность в отношении добровольно явившихся повстанцев (с. 100-101). Наряду с этими мерами проводилась агитационно-пропагандистская работа среди партизан. Она была достаточно эффективной, в округах фиксировались случаи массовой сдачи повстанцев (с. 72). К 1922 году «на милость властей» сдалось около 400 партизан (с. 99). К концу 1922 г. повстанчество в Нижнем Поволжье и на Среднем Дону было ликвидировано, отряды Андрианова и Туголуко-ва в 1923 г. скатились к уголовщине (с. 114-115) и не влияли на политическую ситуацию в регионе, их уничтожение было вопросом времени.

В книгу включены фотографии из ГАВО с изображениями Ф.К. Миронова, И.П. Колесова, царицынских чекистов и похорон убитых красноармейцев и большевиков. Наличие иллюстраций дает представление о личностях из противоборствующих лагерей.

К сожалению, в работе есть досадные ошибки в написании фамилий, отчеств и населенных пунктов. Так, Миронов одновременно и Филипп Кузьмич (с. 30), и Филипп Козьмич (с. 31, 40), осужденный с ним Елансков (с. 40) назван Еланским (с. 43), командир специального маневренного отряда К. Фаренбрух именуется Фаренбурхом (с. 51) и др. Фамилия автора воспоминаний «Пламя в междуречье» Федорцов, а не Федорцев (с. 133 - 134, 142). Впрочем, от подобных ошибок не застрахована ни одна творческая работа. Имеется и явно противоречивое утверждение. Автор пишет о гибели в бою «атамана Чупринина (Чупры-ны)» (с. 99) и этот же атаман явился к власти «с повинной» (с. 100). В тексте упоминаются «конспиративные сводки» (с. 43), но конспиративными бывают донесения информаторов, а сводки (чекистские, армейские, милицейские) являются оперативными или разведывательными.

Бросается в глаза и язык книги. Это стиль публициста, а не историка, встречаются обороты явно литературного происхождения, например, «...на всех парах мчался эшелон с летучим отрядом верных ленинцев...» (с. 42), «прибыв в родные места, Иван Петрович содрогнулся», «.лучшие сыны Дона боролись с врагами Советской власти на границе империи», «кровь Ивана Петровича вскипела» (с. 55). Эта вольность допустима в журналистской статье, но вряд ли уместна в серьезном научном труде.

Завершается исследование послесловием П.В. Рябова (с. 116 - 121), в котором дается в целом положительная оценка работы. У автора этих строк книга оставила двойственное впечатление. По форме работа В.Г. Ященко напоминает монографию, она содержит

ряд ее внешних атрибутов. Его заслугой является введение в научный оборот важных и интересных фактов, обнаружение и добросовестная проработка значительного массива архивных документов, и попытка создания на их основе книги о повстанчестве. Но, с другой стороны, хотя собранный материал и излагается в хронологической последовательности, он не систематизирован, отсюда неполнота и фрагментарность изложения. Без ответов остались вопросы о сущности, особенностях и специфике повстанчества Дона и Поволжья в различные периоды, роли казачества в донском повстанчестве, динамике численности и социального состава отрядов, об идеологических течениях в антибольшевистском лагере. Очевидно, что борьба власти с вооруженной оппозицией была достаточно гибкой и менялась в зависимости от размаха движения и степени поддержки населением, но эти изменения в книге не отражены.

И в ней отсутствует главное, - то, что делает всякое исследование научным, - всеобъемлющий целостный подлинно научный анализ проблемы. В основном, это констатация фактов без попытки их комплексного научного осмысления, нет выводов по главам и авторского заключения. Это не научная монография, но добротная историко-краеведческая работа, написанная, в отличие от большинства подобных трудов, на обширном архивном материале. Последнее обстоятельство выгодно отличает ее от псевдонаучных сочинений на историческую тематику, в изобилии появившихся в последнее время. Книга В.Г. Ященко стала историографическим фактом и актуализировала необходимость изучения обозначенной проблемы, и она, несомненно, будет востребована исследователями антибольшевистского повстанческого движения на Дону и в Поволжье в период Гражданской войны.

_А.Н. Грищенко

Научтруд |