Научтруд
Войти

Организация службы пензенской городской полиции в начале XX века

Научный труд разместил:
Moamardog
30 мая 2020
Автор: указан в статье

12. Там же. Ф. 103. Оп. 1. Д. 1659. Л. 21.

13. Там же. Ф. 176. Оп. 1. Д. 17. Лл. 108-110об.
14. Там же. Ф. 176. Оп. 1А. Д. 16. Л. 227об.
15. Там же. Ф. 103. Оп. 2. Д. 14. Лл. 1-103;
16. Там же. Д. 31. Лл. 1-70;
17. Там же. Д. 47. Лл. 1-99;
18. Там же. Д. 61. Лл. 2-95;
19. Там же. Д. 62. Лл. 5-52;
20. Там же. Д. 73. Лл. 1-189;
21. Там же. Д. 83. Лл. 1-84об.;
22. Там же. Д. 96. Лл. 1-63;
23. Там же. Д. 105. Лл. 1-63;
24. Там же. Д. 120. Лл. 1-81.
25. Там же.

УДК 9(С)28

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ ПЕНЗЕНСКОЙ ГОРОДСКОЙ ПОЛИЦИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В. Ю. КЛАДОВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

Статья посвящена рассмотрению попыток городских органов полиции наладить системную работу по профилактике и борьбе с преступностью в начале XX века. Автор отмечает, что в условиях недостаточности финансирования, а также при отсутствии должного взаимопонимания между городскими полицейскими властями и губернской администрацией требовать от полиции г. Пензы неуклонного повышения качественных показателей невозможно. При этом городским полицейским властям, на наш взгляд, удалось реализовать на практике мероприятия, способствующие налаживанию лучшей, чем прежде, организации борьбы с противоправными явлениями.

Начало двадцатого столетия в Пензенской губернии ознаменовалось резким скачком уровня преступности. За короткий промежуток времени, совпавший с началом первой русской революции, количество преступлений, совершенных в Пензенском уезде, выросло более чем вдвое. Если в 1904 г. их было зафиксировано 52, то в 1905г. - 124, в 1907 - 136 [1. Л. 80-87; 2. Л. 6771; 3. Л. 95-102]. Помимо этого, перемены произошли и в «качестве» совершенных преступлений - они стали более изощренными и жестокими. Все это вынуждало губернатора и полицмейстера принимать действенные меры по организации борьбы с противоправными деяниями.

Сообразно с этим, в качестве основных направлений деятельности начальство городской полиции выделило:

I. Детальную проработку организации несения службы полицейскими чинами с целью ее упрощения и повышения эффективности

II. Выделение сыскной части в отдельное ведомство внутри городского полицейского управления

III. Приобретение и использование современных средств, использующихся при розыске лиц, совершивших преступление

IV. Организацию занятий, способствующих повышению служебной квалификации сотрудников

Рассмотрим эффективность реализованных мероприятий в рамках каждого из направлений в отдельности.

I. С целью наиболее эффективной организации службы город Пенза в начале XX века был разделен в полицейском отношении на 4 части.

Первая часть занимала территорию юга Пензы. С южной стороны ее граница проходила по линии, разделяющей город и уезд; с северной - второй частью. Граница между первой и второй частью проходила в районе пунктов: лесная дача садоводства - Садовая и Пушкарская улицы - Дерибасовский порядок

(за р. Пенза) - Стрельбищенская площадь. В этот участок входили также: училище садоводства с лесной дачей, местность под названием «Овраг», поселок «Графовка», Манчжурия.

Вторая часть начиналась от пределов первой части в направлении севера и граничила с одной стороны первой частью, с другой - третьей.

Третья часть начиналась от второй, находилась севернее нее, и соприкасалась с четвертой частью, оканчиваясь там местностью «Огороды», Ярмарочной площадью и линией Сызрано - Вяземской железной дороги. Сюда входили все базарные площади, лесные пристани, тряпичные склады, бумажная фабрика Сергеева.

Четвертая часть располагалась между третьей частью и территорией Пензенского уезда. Сюда входили: линии Сызрано-Вяземской и Московско-Казанской железных дорог с вокзалами, прилегающими зданиями и станцией Пенза-2, а также местность, находящаяся за р. Сурой и на озере «Шуист».

Каждая часть города была подконтрольна команде, находившейся в подчинении у полицмейстера. Команда включала в себя пристава с помощником, околоточных надзирателей и городовых. Количество служащих полиции в каждой команде было приблизительно одинаковым и могло варьироваться в зависимости обстоятельств (табл. 1).

Таблица 1.

Штатный состав участковых полицейских команд г. Пензы в 1915 г. [4. Лл. 82-83].

№ части околоточных надзирателей городовых

III 4 42

Координацию действий между отрядами осуществляли полицмейстер с помощниками.

Все многообразие деятельности городской полиции внутри каждой из частей было сведено к двум основным направлениям:

Первым из них являлось несение дежурства по городу (заступление в наряды).

Ежедневно приказом полицмейстера по городской полиции назначался суточный наряд. Дежурным по городу заступал пристав одной из частей. наряды назначались к важнейшим учреждениям города, таким, как почтово-телеграфная контора или отделение Государственного банка; а также в места массовых сборищ -в театр, цирк, на базарную площадь. В зависимости от степени значимости, наряды могли быть обычными, двойными или тройными (в зависимости от количества единовременно назначенных городовых) - исходя из степени важности поднадзорного объекта или мероприятия. Особо тщательно охранялись дома губернатора и вице-губернатора, наряды в которые назначались не только из числа городничих, но и из сотрудников Уездного полицейского управления.

Долгое время перед властями стоял вопрос: что делать в случае массовых увольнений с полицейской службы, подобных случившемуся в 1910 г., когда из 149 сотрудников практически единовременно, в силу разных обстоятельств, уволилось до 30%, и оставшимся приходилось помимо основных обязанностей еще и заступать в наряды практически через день [5. Д. 12. Лл. 1-135]. В итоге, из числа городовых третьей части был сформирован отдельный отряд в количестве 27 человек, на который возлагалось заступление в наряды. Этим удалось добиться и большей продуктивности нарядов, т.к. человеку «от сохи» доступ в отряд был заказан [6. Д. 56. Лл. 82-83].

Еще одной из острых проблем, присущей всей пензенской полиции, была крайне низкая дисциплина сотрудников, выражавшаяся, в частности, в небрежном отношении к своим обязанностям. Это признавало и полицейское начальство, часто упоминавшее в своих приказах, что « наблюдение полиции за охраной города, особенно в ночное время, нельзя признать удовлетворительной». На всем протяжении существования городской полиции методы борьбы за качество несения службы не отличались оригинальностью. Один раз за ночь дежурный по городу или его помощник должны были проверить наличие городовых на закрепленных за ними постах, при этом не считалось зазорным избежать осуществления проверки, сославшись на занятость. В результате, дисциплина расшаталась настолько, что губернатор в 1911 г. заметил полицмейстеру, что ему приходится самому останавливать на улице городовых, находящихся после дежурства «в нетрезвом и растерзаном виде», и отправлять их под арест [7. Д. 16. Л. 220].

В итоге, к 1915 г. была разработана и внедрена на практике система мер, способствующих должной организации контроля за несением службы в нарядах. Теперь на каждом посту городовых заводилась записная книжка с должностной инструкцией, в которой указы-

вался № поста и знака городового. Проверки нарядов должны были производиться 1 раз в двое суток околоточными надзирателями, 1 раз в неделю - приставами, 1 раз в две недели - помощниками приставов. Кроме этого, учреждался взаимный контроль полицейских стражников и городовых. К примеру, стражник, находящийся на дежурстве, был обязан два раза за ночь (до полуночи и после) сделать отметку о посещении в книжке, находящейся на посту у городового, расположенного в пределах своего участка, и наоборот. Проверки, осуществляемые начальством, отныне не носили формальный характер. Проверяющий обязан был выяснить знание постовым служебных обязанностей, осмотреть состояние оружия, расспросить о контингенте населения, проживающего в данной местности и т.д. Все выявленные замечания должны были записываться в книжку, находящуюся на посту [8. Д. 56. Лл. 116-116об].

Отдельно была продумана организация воспитательной работы с сотрудниками городской полиции. На всю Пензу в 1911 г. прогремел случай, когда городовой на одной из улиц сделал замечание прилично одетому гражданину, прогуливающемуся с собакой без намордника, спокойно выслушал нецензурную брань в свой адрес, и отпустил его восвояси, повторно сделав замечание. Подобные случаи, не являвшиеся редкостью, явно не способствовали росту престижности полицейской профессии [9. Д. 16. Л. 227об]. Для городовых впоследствии стали проводить еженедельные беседы, в ходе которых внушалось, что чин полиции является представителем власти, и должен на этом основании неуклонно добиваться почтительного отношения к себе. Тем же, кто своим неопрятным видом, действием или бездействием, бросает тень на полицию, советовали уйти со службы [10. Д. 17. Л. 31об.].

Таким образом, можно констатировать, что лишь в 1910-х годах власти сумели разработать и внедрить на практике систему мер, способствующих повышению качества службы нарядов.

В качестве второго направления можно считать контроль за повседневной жизнью города с целью обеспечения безопасности, предотвращения разгула преступности и сохранения существующего порядка.

Данные Государственного Архива Пензенской Области позволяют сделать вывод о том, что повседневная служба чинов городской полиции на 80% состояла из исполнения приказов по полиции, не имеющих отношения к охране общественного порядка. К ним можно отнести: распоряжения о своевременной уборке улиц, вывозе ассенизационных бочек и т.п.

Исключением можно считать две группы приказов, имеющих отношение к основным проблемам г. Пензы. Это: налаживание действенной борьбы с нищенством и надзор за реализацией алкогольной продукции в заведениях города.

Каждый год, начиная с весны и заканчивая поздней осенью, улицы города неуклонно оказывались заполненными невероятным даже по тем временам количеством нищих, как собственно пензенских, так и жителей губернии. Любимыми местами для них являлись:

церковные паперти, торговые площади, а также главные улицы города (особенно ул. Московская). Пензенские нищие, к тому же, отличались чрезмерной назойливостью, и, зачастую, не просто просили, а, скорее, требовали милостыню, сопровождая отказ со стороны граждан обидной руганью [11. Д. 30. Л. 260]. Такая ситуация продолжалась из года в год, и местные городовые настолько привыкли к подобному положению дел, что вообще перестали обращать на нищих внимание. К 1900-м годам их количество достигло таких размеров, что на ситуацию обратили пристальное внимание

губернские власти, давшие распоряжение усилить внимание к этой проблеме со стороны городских полицейских властей. Однако, вплоть до революции 1917 г., ни одно из проведенных городской полицией мероприятий не увенчалось, да и не могло увенчаться успехом. На наш взгляд, причина этому кроется в самом примитивном подходе к этой проблеме, заключавшемся в борьбе не с причиной, а со следствием. На протяжении 1910-х годов, к примеру, осуществлялся лишь отлов нищих и их высылка за пределы города специально созданным для этого отрядом [12. Л. 276; 13. Л. 5].

Таблица 2.

Численность беспаспортных лиц, задержанных в г. Пензе в 1914г. [11; Д. 49. Лл. 1-302].

январь ь а в март апрель май июнь июль август сентябрь октябрь ноябрь декабрь

23 30 33 39 17 30 9 10 7 27 5 12

Но подобные меры, естественно, не могли решить проблему, а вот действенной программы по борьбе с нищенством местные власти разработать не удосужились, свалив все на полицию, которая была вынуждена вступить в заведомо проигрышную борьбу с явлением, продолжающим иметь место вне зависимости от усилий ее сотрудников.

Проблема бытового пьянства, приобретающего все новых своих сторонников в Пензе, поставила полицию перед необходимостью осуществлять все более жесткий контроль за соблюдением правил легальной продажи спиртного, а также активизировать работу по выявлению мест подпольной продажи спиртосодержащей продукции. С началом первой мировой войны, в связи с введением «сухого закона», спрос на алкоголь резко вырос. Нужно отдать должное полиции - практически каждый содержатель нелегальной распивочной выявлялся и подвергался штрафу. В 1914 г за незаконную торговлю винами и денатуратами было привлечено к ответственности 67 человек, в 1915 г. - 106, в 1916 г. - 101 [14. Лл. 3-4, 10-11об., 35-37, 68-69, 97-98;

15. Лл.1-2, 14-15, 48-49, 100-101]. Видно, что, не смотря на все большее распространение незаконного оборота алкоголя, действия городской полиции отличались высокой эффективностью.

Таким образом, можно считать, что лишь в 1910-е годы руководству городской полиции в целом удалось наладить организацию полицейской службы в городе, отвечающую запросам времени и позволяющую эффективно предупреждать противоправные действия, а также бороться с ними.

II. Согласно закону от 6 июля 1908 года, с августа в составе городской полиции было выделено сыскное отделение, осуществлявшее розыск и дознание по обще уголовным делам. В идеале, закон должен был позволить создать группу сотрудников, занимавшихся исключительно указанными функциями. На практике же сложилась следующая ситуация.

Несомненно, деятельность сотрудников отделения заслуживает всяческих похвал, что подтверждают следующие данные (табл. 3).

таблица 3.

Количество преступлений, совершенных в г. Пензе в 1913-1916 гг. с указанием процента раскрываемости

[16. Лл. 7-8, 11-13; 17. Лл. 2-28, 29-64, 65-101].

Дата Совершено преступлений Из них раскрыто % раскрываемости

1913 г. 721 447 62
1914 г. 751 584 77,8
1915 г. 947 742 78
1916 г. 1143 767 67

Процент раскрываемости высок даже по современным меркам. При этом нужно учитывать, что для ежедневной розыскной деятельности в составе отделения оставалось не более 6 человек вместе с начальником, остальные несли дежурство по городу, разносили корреспонденцию, дрессировали служебных собак и т. д. о той нагрузке, которая выпадала на сотрудников отделения, говорит количество дел,

раскрытых каждым из них, например, в течение месяца (табл. 4).

При этом подавляющее большинство преступлений раскрывалось «по горячим следам» (табл. 5). Ответственное отношение сотрудников сыскного отделения к служебным обязанностям очевидно.

Однако малочисленность штата зачастую не позволяла эффективно осуществлять розыскные мероприя-

Таблица 4.

Количество преступлений, раскрытых сотрудниками сыскного отделения в 1915 г. [18. Лл. 43об.-44.].

Фамилия сотрудника Май 1915 г. Сентябрь 1915 г.

Совершено преступлений Из них раскрыто Совершено преступлений Из них раскрыто

Ксенофонтов 8 12

Ненашевич 57 21 81 30

Сергиевич 11 13

Таблица 5.

Временные интервалы раскрываемости преступлений в г. Пензе в январе - феврале 1914 г. [19. Лл. 2-5.].

Месяц 1-3 дня 3-7 дней 7-14 дней 14-30 дней Более 30 дней

Январь 35 5 6 4 2

Февраль 31 4 2 2 9

тия. Начальник отделения в 1913 г. писал, в частности, о необходимости более чем в два раза расширить штат сотрудников. В городе, по его наблюдениям, необходимо было установить дежурство: в ломбарде и на толкучем рынке - для надзора за сбытом краденных вещей; в Государственном банке, Казначействе и почтовых отделениях - для предупреждения часто повторяющихся карманных краж и махинаций мошенников, жертвами которых становились сельские жители, прибывающие за получением денег; на вокзал - для наблюдения и задержания гастролирующих преступников, а также для предупреждения краж из поездов [20. Лл. 108-110об.]. Требование осталось без внимания. Сложилась парадоксальная ситуация, в общем - то характерная для губернии рассматриваемого периода; когда ведомство, при наличии явных успехов в работе и наличии предложений, успешность реализации которых привела бы к тому состоянию дел, в котором были заинтересованы все власть имущие, оказывалось на задворках финансовых смет.

В этой ситуации сотрудникам полиции могло помочь использование в розыскной работе имеющихся на тот период специальных средств. В начале XX века при городском полицейском управлении г. Пензы уже действовала антропометрическая станция [21. Л.2.].

В распоряжении сыскного отделения в 1911 г. находились: две пары наручников, фотоаппарат и два набора для дактилоскопии [22. Лл. 2-3.]. Однако в силу того, что Департамент полиции в своих циркулярах требовал присылать подробные регистрационные карты лишь на наиболее опасных преступников, а преступники «местного значения» были известны в лицо практически каждому городовому, дактилоскопия и фотографирование не нашли широкого распространения. Такая ситуация была характерна, по-видимому, и в целом для России, т.к., к примеру, в первом полугодии 1914 г. в общероссийском розыске находились 978 человек, на которых приходилось 22 фотокарточки и одна карточка с отпечатками пальцев [23. Лл. 1-1010].

Большей «популярностью» отмечалось использование служебно - разыскных собак. Соответствующий питомник был открыт при сыскном отделении в 1911 г., инициатором чему явился не кто иной, как

сам губернатор А.П.Лилиенфельд-Тоаль, учредивший и возглавивший Пензенское отделение Российского общества поощрения применения собак на полицейской и сторожевой службе. В 1913 г. в распоряжении полиции уже было 3 сторожевых и 3 собаки - ищейки, прекрасно обученных своему ремеслу. Использование собак - ищеек, особенно при отсутствии видимых улик на месте преступления, приносило значительную пользу. однако со временем было признана большая целесообразность их использования в сельской местности, т.е там, где уличное движение не очень интенсивно; и в 1915 г. питомник переехал в г. Городище [24. Лл. 39-117; 25. Лл. 267-274; 26. Лл. 1-27, 136, 163].

имелся в распоряжении городского полицейского управления и телефон, правда, зачастую использовавшийся сотрудниками для ведения переговоров «в неуместной и некорректной форме», о чем свидетельствуют неоднократные замечания по этому поводу полицмейстера [27. Л. 355; 28. Л. 138].

Таким образом, нужно признать, что в начале XX в. пензенская полиция была в полной мере оснащена имеющимися на тот период в распоряжении российской полиции специальными средствами

III. Не забывали местные власти и об организации занятий с личным составом, способствующих повышению служебной квалификации.

Среди сотрудников регулярно распространялся «Пензенский полицейский листок», выходивший один раз в неделю по вторникам, в котором содержались тексты воспитательных бесед с полицейскими чинами; а также «Вестник полиции», в доступной форме разъяснявший наиболее сложные моменты административного и уголовного законодательства [29. Лл. 28-31об].

Ежегодно ряд сотрудников направлялся в сформированную в 1911 г. Учебную команду для подготовки конно-полицейских стражников, где совершенствовали навыки стрельбы и развивали физическую подготовку [30. Лл. 2-3].

В качестве общего вывода можно сказать следующее. ухудшение криминальной обстановки в начале XX века поставило пензенские власти перед необходимостью, без серьезных финансовых вливаний, проду-

мать и реализовать систему мероприятий, нацеленных на более эффективную борьбу с преступностью. На наш взгляд, в той сфере деятельности, которая касалась собственно городской полиции, это вполне удалось. и не беда полицейского начальства, что его сотрудникам зачастую приходилось бороться с последствиями тех социальных болезней, появлением которых российское общество обязано разлагающемуся на глазах российскому самодержавию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ГАПО. Ф.103. Оп. 1. Д. 1124. Лл. 80-87.
2. Там же. Д. 1182. Лл. 67-71.
3. Там же. Д. 1285. Лл. 95-102.
4. Там же. Ф. 176. Оп. 1. Д. 56. Лл. 82-83.
5. Там же. Д. 12. Лл. 1-135.
6. Там же. Д. 56. Лл. 82-83.
7. Там же. Д. 16. Л. 220.
8. Там же. Д. 56. Лл. 116-116об.
9. Там же. Д. 16. Л. 227об.
10. 10.Там же. Д. 17. Л. 31об.
11. Там же. Д. 30. Л. 260.
12. Там же. Д. 16. Л. 276.
13. Ф. 103. Оп. 2. Д. 62. Л. 5.
14. Там же. Д. 49. Лл. 1-302
15. Там же. Д. 63. Лл. 3-4, 10-11об., 35-37, 68-69, 97-98.
16. Там же. Д. 73. Лл.1-2, 14-15, 48-49, 100-101.
17. Там же. Д. 41. Лл. 7-8, 11-13.
18. Там же. Д. 49. Лл. 2-28, 29-64, 65-101.
19. Там же. Д. 49. Лл. 43об.-44. Примечание: полицейский надзиратель Ксенофонтов одновременно являлся дрессировщиком служебно-розыскных собак питомника при отделении.
20. Там же. Лл. 2-5.
21. Там же. Д. 17. Лл. 108-110об.
22. Там же. Ф. 6. Оп. 1. Д. 7035. Л.2.
23. Там же. Ф. 176. Оп. 1. Д. 20. Лл. 2-3.
24. 24.Там же. Д. 45. Лл. 1-1010.
25. Там же. Ф. 103. Оп. 2. Д. 1822. Лл. 39-117;
26. Там же. Д. 1845. Лл. 267-274.
27. Там же. Ф. 176. Оп. 1. Д. 17. Лл. 1-27, 136, 163.
28. Там же. Д. 16. Л. 355.
29. Там же. Д. 40 Л. 138.
30. Там же. Д. 17. Лл. 28-31об.

УДК 942.085

ПОНЯТИЕ «БИТВА ЗА АНГЛИЮ» И ЕГО ИЗУЧЕНИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

А. В. КОМПЛЕЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новой и новейшей истории

В статье подвергается анализу процесс изучения в отечественной исторической науке проблемы понятия «битва за Англию». На основе изучения работ советских и российских историков, затрагивающих данную проблему, автор делает вывод, что в отечественной историографии сложилось два подхода к трактовке понятия «битва за Англию». Сторонники первого подхода рассматривают данный термин как военно-политическое противостояние Англии и Германии в период с июня 1940 г. по июнь 1941 г. Сторонники второго подхода сужают его значение и приравнивают понятие «битва за Англию» к англо-немецким воздушным операциям 1940-1941 гг.

Особое место в общем ходе Второй мировой войны занимает период после военного разгрома и капитуляции Франции (22 июня 1940 г.) до нападения Германии на Советский Союз (22 июня 1941 г.). На этом этапе войны единственным противником Гитлера в Западной Европе, продолжавшим вести войну, являлась Англия. Оставшись без серьезных союзников на континенте, она сама оказалась на грани поражения. Руководство нацистской Германии стремилось политическими и военными средствами вывести Англию из войны до начала агрессии против СССР. немецкие вооруженные силы спланировали и подготовили десантную операцию на Британские острова (операция «Морской лев»), проводили широкомасштабное воздушное наступление против Англии. нацистские политики оказывали на английское руководство постоянное давление, выступая с так называемыми «мирными инициативами», означавшими для Англии фактическую капитуляцию.

Это время стало одним из самым тяжелых испытаний для Англии во Второй мировой войне. В англо-американской историографии этот период часто называют «битва за Англию» (Battle of Britain). Пер-

вым это выражение употребил премьер-министр Великобритании У. Черчилль. 18 июня 1940 г., выступая в парламенте, он заявил: «Битва, которую генерал Вейган [главнокомандующий вооруженными силами Франции] назвал битвой за Францию, закончена. Я полагаю, что сейчас начнется битва за Англию... Очень скоро вся ярость и могущество врага обрушатся на нас. Обратимся поэтому к выполнению своего долга и будем держаться так, чтобы, если Британской империи и ее содружеству наций суждено будет просуществовать еще тысячу лет, люди сказали: «Это был их самый славный час»» [24, С. 322; 28, С. 113].

Понятие «битва за Англию» получило широкое распространение и в отечественной исторической науке. интерес советских и российских историков к данному периоду войны объясняется прежде всего стремлением дать отпор попыткам английской историографии представить победу в «битве за Англию» как решающее событие Второй мировой войны. В центре внимания отечественных историков оказались прежде всего проблема роли и значения «битвы за Англию» в общем ходе войны, а также вопрос о влиянии подготовки Германии к агрессии против СССР на отказ от

Научтруд |