Научтруд
Войти

Общества взаимопомощи Перми и Екатеринбурга в конце ХIХ - начале ХХ века как социокультурный феномен

Автор: указан в статье

Елена Юрьевна Казакова-Апкаримова

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и политологии Уральского государственного экономического

университета, научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН

Общества взаимопомощи Перми и Екатеринбурга в конце XIX - начале ХХ века как социокультурный феномен1

Со временем все более возрастает научный интерес к социальной истории российского города в дореволюционное время, в частности, к истории различных общественных институтов и добровольных общественных организаций. Степень исследованности обществ различной целевой направленности, существовавших в России на рубеже Х1Х-ХХ веков, в исторической науке неодинакова. В 1982 г., характеризуя состояние отечественной историографии, А.Д. Степанский констатировал, что в отличие от дореволюционной кооперации (прежде всего сельскохозяйственной и потребительской) «организации взаимопомощи оказались совершенно забытой темой» [1. С. 20]. Иностранные специалисты отмечали в целом недостаточную исследованность проблемы объединений и ассоциаций в дореволюционной России. Так, Люц Хэфнер в 2000 г. констатировал, что «несмотря на все опубликованные до сих пор работы по городской истории в самом широком смысле этого слова, которые, прежде всего в англоязычной литературе, под влиянием концепции урбанистической истории (urban history) описывают город как жизненное и многогранное культурное пространство, проблема ассоциаций и объединений была непростительно мало исследована». Сам он относится к числу специалистов, которые рассматривают добровольное объединение граждан (в том числе в российской провинции) в качестве центральной культурной инстанции общественного развития. «Оно, имея направленность убежища гармоничной социальной интеракции, - пишет исследователь, - может рассматриваться не только как место символической практики и репрезентативных форм или самоописания общества и его представлений о порядке, но и как промежуточная система, выполняющая функцию посредника между индивидуумом и комплексными структурами более высокого порядка. Объединение действует как пространство уплотненной коммуникации, именно как “социальное пространство”» [2. С. 468, 517-518].

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 04-06-96060).

Что касается истории добровольных общественных объединений на Урале на рубеже Х1Х-ХХ веков, то эта тема до сих пор остается мало исследованной. Между тем накануне 1917 г. на Среднем Урале существовало довольно большое число общественных организаций и в частности обществ взаимопомощи. Например, в Перми действовали Общество трудовой помощи, имеющее «дом трудолюбия», Общество помощи труженикам печатного дела, Общество вспоможения приказчикам, Общество взаимного страхования от огня, два общества взаимного кредита [3. С. 55-57]. Цель данной статьи - на материалах Перми и Екатеринбурга рубежа Х1Х-ХХ веков охарактеризовать общества взаимопомощи отдельных профессиональных групп как особый социокультурный феномен уральской провинции. Именно такой подход широко используется западными учеными при изучении различных ассоциаций. Так, по мнению Пьера Бурдье, объединения являлись, в широком смысле понимания этого слова, институализированными полями культурной практики, на которых воспроизводились различные формы коммуникации и интеракции. Манеры и стиль рассматриваются им не только как символические манифестации, но и как стратегическое средство для выражения своей высокой значимости [2. С. 519].

Феномен обществ взаимопомощи раскрывается при анализе документов, оставленных самими обществами. Так, во вступлении к «Краткому очерку десятилетней деятельности общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге» характеризуется сущность и значение общественных организаций, созданных для взаимопомощи своим членам: «Всякое общение людей, а тем более всякая общественная

организация, направленная к взаимопомощи материальной или нравственной, пробуждает в людях сочувствие друг к другу и в свою очередь ослабляет людской эгоизм». Членство в таком обществе накладывает свой отпечаток на психологические и мировоззренческие особенности его членов: «...каждый человек, состоя членом Общества, не чувствует себя одиноким, так как он знает, что если с ним что и случится, то его товарищи-члены непременно придут к нему на помощь. Болезнь, лишение места, с потерей которого вместе обрываются и материальные ресурсы к жизни, временные денежные затруднения, образование детей при ограниченных средствах и, наконец, даже самая смерть - ему уже не до такой степени страшны, когда он состоит участником Общества взаимопомощи. При болезни члена Общество принимает на себя медицинскую помощь и помогает ему материально; при потере места - выдает ежемесячное пособие и оказывает содействие к приисканию другого места; при денежных затруднениях - выдает ссуды; при затруднениях в средствах на образование детей - принимает таковое на себя и, наконец, в случае смерти члена - оставшаяся семья поступает на попечение Общества» [4. С. 2]. Главной функцией организаций взаимопомощи являлось социальное обеспечение, что отчасти сближало их с благотворительными организациями.

Проанализировав состав обществ взаимопомощи в России в конце XIX -начале XX века, А.Д. Степанский пришел к выводу, что они обслуживали почти исключительно средние городские слои. Самыми распространенными такими обществами в России были общества взаимопомощи лиц частного

служебного труда, к которым относились приказчики, конторщики, бухгалтеры, коммивояжеры, а также трактирная прислуга и представители некоторых других профессий. Некоторые общества объединяли представителей разных профессий, другие - только определенной профессии. Наиболее многочисленными были общества торговых служащих. Эти тенденции были характерны и для Среднего Урала [1. С. 22-23].

Довольно активными на Среднем Урале были общества взаимопомощи приказчиков. Первым обществом взаимного вспоможения приказчиков на Урале стало Пермское общество, устав которого был утвержден 1 мая 1884 г. Общество поставило цель «приискивать службу служащим в коммерческих конторах и лишившимся таковой, особенно семейным, по причинам от них не зависящим, например, в случае банкротства или прекращения дела» [5. С. 14]. Появление аналогичного Общества взаимопомощи приказчиков в Екатеринбурге было тесно связано с решением вопроса об ограничении работы приказчиков в воскресные и праздничные дни, чего они добивались долгое время. Только с вступлением на должность городского головы И.И. Симанова этот вопрос был окончательно решен Екатеринбургской городской думой: отныне приказчики торговали по воскресеньям и в праздничные дни только с 12 до 2 ч дня. Современник так описывает события: радостные приказчики отслужили благодарственный молебен на Главной площади напротив Кафедрального собора, поднесли благодарственный адрес городскому голове. Преосвященнейший Нафанаил благословил приказчиков св. иконой Вознесения Господня. Певчие пропели: «Тебе Бога хвалим». После молебна И.И. Симанов сказал ответное слово приказчикам, которые собрались для этого в зале городской думы. Собрание приказчиков, «желая увековечить память сокращения торговых часов по праздничным дням и вместе с этим задаваясь мыслью о дальнейшем улучшении своего быта и положения», постановило: «учредить в г. Екатеринбурге Общество взаимного вспоможения приказчиков». Была открыта подписка на сбор средств, разработан устав общества, который после некоторой переработки был утвержден 5 марта 1887 г. В сентябре общество приступило к своей работе. По уставу Общество взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге могло оказывать своим членам помощь различными способами, в частности, выдавая пособия членам общества на лечение, на похороны, а также членам, призванным на военную службу [4. С. 3-6, 24].

Общества взаимопомощи приказчиков, как и другие общества взаимопомощи, практиковали не только экономическую, но и «духовную» поддержку, заботясь о культурном развитии своих членов. В качестве примера универсальной по характеру организации можно назвать профессиональное общество торговых и торгово-промышленных служащих Екатеринбурга, которое ставило перед собой широкие задачи: решение экономических вопросов, включая взаимопомощь и улучшение условий труда членов общества, и «содействие умственному и духовному развитию своих членов», что отмечалось в его уставе. Для «поднятия культурного уровня членов общества, повышения профессиональных и общих знаний» общество могло устраивать: библиотеки, читальни, экскурсии на выставки и в музеи, профессиональные лекции, чтения и курсы [6. С. 3]. Уральский

материал свидетельствует, что в дальнейшем общества взаимопомощи стремились к расширению своей деятельности. Так, Общество тружеников печатного дела, существовавшее в Перми, решило оживить и расширить свою деятельность путем преобразования общества в Союз рабочих печатного дела Перми, привлечь к его работе практически всех лиц, так или иначе связанных с печатным делом. В 1908 г. представители общества выработали новый устав, по которому задачами союза провозглашались: защита профессиональных интересов, содействие умственному и «моральному развитию» своих членов, а также оказание им материальной помощи [7].

Иногда общества взаимопомощи создавались по профессиональному и национально-религиозному признакам. Ярким примером этому является Общество взаимного вспоможения русско-православных торговцев в Екатеринбурге. Официально оно заявило о себе в 1912 г. Общества взаимопомощи, как и другие общественные организации в дореволюционной России, действовали на основании уставов. Так, в уставе Общества взаимного вспоможения русско-православных торговцев в Екатеринбурге очерчивался район его деятельности - Пермская губерния. В нем излагались задачи общества: поддерживать своих членов в материальном отношении и в торгово-промышленных занятиях, содействовать улучшению и увеличению русско-национальной торговли, ходатайствовать об издании законов, направленных на защиту отечественной торговли, на основе православия содействовать развитию своих членов в культурном отношении, по мере возможности оказывать им медицинскую и юридическую помощь.

Уставы обществ взаимопомощи были похожи, они регламентировали состав обществ, их бюджет, особенности управления, что можно охарактеризовать на примере Общества взаимного вспоможения русско-православных торговцев в Екатеринбурге. Действительными членами этого общества могли быть лица обоего пола, имеющие свою торговлю и притом только коренного русского происхождения и православного вероисповедания, а также единоверцы и старообрядцы. Организаторы этого общества, хотя и не имеющие своей торговли, также могли быть его членами. Что касается конкретных ограничений, то об этом в уставе говорилось: «Не могут быть членами общества несовершеннолетние, учащиеся в средних и низших учебных заведениях, состоящие на действительной военной службе воинские нижние чины, юнкера и лица, подвергавшиеся ограничению прав по суду, а также не только крещеные жиды, но и дети и внуки их».

Члены общества делились на действительных и почетных. К первой категории относились лица, которые при вступлении в общество вносили в общественную кассу единовременный пятирублевый взнос, а затем ежегодно платили по одному рублю. Почетными членами общества могли быть лица обоего пола, которые пожертвовали в пользу общества не менее ста рублей, если при этом они соответствовали всем остальным критериям. Членские взносы, а также пожертвования и проценты с общественных капиталов главным образом и составляли общественный бюджет.

Общественные средства могли расходоваться на устройство школ, библиотек, курсов, организацию лекций и на иные культурные мероприятия,

на выдачу единовременных и постоянных пособий и ссуд. Пособиями могли воспользоваться лишь те члены общества, которые состояли в нем не менее года. Единовременные пособия и ссуды выдавались по распоряжению общего собрания на им же определенные сроки.

Управление делами общества осуществлялось общим собранием и правлением общества. Правление общества созывало общественные собрания не менее двух раз в год по мере надобности или по желанию 30 членов общества. Общее собрание считалось действительным, если на нем присутствовало не менее одной трети членов общества. Принятие решений осуществлялось закрытой или открытой баллотировкой в зависимости от важности вопросов и желания участников. Приговоры общего собрания получали обязательную силу после принятия их большинством голосов участников собрания. Правление общества, которое располагалось в Екатеринбурге, состояло из председателя, двух его товарищей, казначея, делопроизводителя и счетовода. Члены правления избирались общим собранием прямой закрытой баллотировкой на один год. Они могли собираться по мере надобности, но не раже раза в неделю. На правление общества возлагались обязанности по исполнению постановлений общего собрания, выработка планов деятельности общества, прием членских взносов и пожертвований, представление к баллотировке желающих вступить в общество, выдача пособий и ссуд по решению общего собрания, работа с кредитными учреждениями, «сношение» с правительственными и частными учреждениями, наблюдение за правильным ведением отчетности общества, составление ежемесячных и годичных отчетов о действиях общества, заведование хозяйственными и другими текущими делами общества, созыв общих собраний, наблюдение за исполнением устава. Решения правления общества принимались большинством присутствующих членов [8. С. 1-12].

Общества взаимопомощи относились к наиболее многочисленным общественным организациям, которые существовали в городах Среднего Урала в конце XIX - начале ХХ века. Так, к 1 января 1888 г. в Обществе взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге состояло 16 почетных и 100 действительных членов. На 1 января 1902 г. в нем состояло уже 55 почетных и 398 действительных членов (всего 453 чел.). В конце 1913 г. в нем насчитывалось 236 членов, внесших членские взносы, а также 84 почетных члена, для которых взносы были не обязательны. Что касается 236 действительных членов, то среди них были: управляющие и доверенные - 34 человека, бухгалтеры - 10, конторщики - 36, приказчики - 94, кассиры - 11, а также «разных занятий хозяев, без права голоса» - 34 [9. С. 2; 10. С. 3; 11. Л. 1 об., 8 об.].

Членские взносы и пожертвования формировали общественный бюджет, который позволял обществам взаимопомощи выполнять свои основные задачи. Так, обороты Общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге в 1913 г. были следующими: приход составлял 10 568,07 р., а расход - 10 495,62 р. К 1 января 1914 г. общество располагало 45 201,03 р. В этом году общество смогло помочь своим членам разными способами: деньгами - 12 семьям; взносами за право учения - в трех случаях; приданым - в одном случае; на погребение - в одном случае. На оказание

помощи нуждающимся общество израсходовало: 593 р. - на ежемесячные безвозвратные пособия; 30 р. - на похороны умершего члена; 13,1 р. - на книги и одежду ученикам; 60 р. - за право учения; 439 р. - на пособия с возвратом; 2 560 р. - в виде срочных ссуд; 300 р. - на врачебную помощь [11. Л. 2-2 об., 8, 45 об.].

Одной из главных задач, которые общество ставило перед собой, была защита наемного труда. Встречая нарушения на практике, правление общества неоднократно сообщало о них местным властям и ходатайствовало о пресечении нарушений, но добиться желаемого результата удавалось не всегда. Так, осенью 1913 г., получив заявление служащих фруктовых балаганов о том, что хозяева заставляют их работать до поздней ночи и по праздникам, правление общества обратилось к участковым попечителям В.С. Вяткину и Е.И. Шарапову с просьбой заявить протест, так как по обязательному постановлению эти балаганы имели право торговать только до 19 ч, а на праздники должны были закрываться. Вяткин и Шарапов взялись за это дело, составили несколько протоколов, но не встретили поддержки ни местной полиции, ни городской управы [11. Л. 8-8 об.].

Показательны факты, свидетельствующие о стремлении обществ взаимопомощи к взаимодействию и защите профессиональных интересов своих членов посредством проведения всероссийских съездов общественных представителей. Так, в 1896 г. в Нижнем Новгороде состоялся первый съезд представителей обществ вспоможения частному служебному труду, а в 1898 г. в Москве - второй съезд. Был и третий, и четвертый съезд. На последнем съезде, который проходил в Москве и был преждевременно закрыт по распоряжению администрации, присутствовал представитель от Общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге А.Я. Вейберт [1. С. 23-25; 11. Л. 8].

А.Д. Степанский отмечал, что история обществ взаимопомощи представляет особый интерес в тех случаях, когда общества пытались «преступить грань», наглядно демонстрируя необходимость перехода к иным формам профессиональной организации. Эта тенденция усилилась в начале ХХ века, о чем свидетельствуют уральские материалы. Хотя еще в циркуляре Министерства внутренних дел от 4 февраля 1895 г. констатировалось: «Из поступающих в МВД отчетов касс и обществ - ссудо-сберегательных, похоронных, взаимопомощи, потребительных усматривается, что общества эти и кассы нередко выходят из пределов разрешенной им деятельности и даже изменяют без надлежащего разрешения отдельные постановления утвержденных для них уставов». Губернаторам предписывалось не допускать подобных явлений [1. С. 21-22]. Например, Екатеринбургское общество взаимного вспоможения приказчиков, выйдя за рамки своего устава, разработало даже проект устройства клуба приказчиков. Однако проект не был утвержден Министерством внутренних дел. В отчете за первое десятилетие существования общества отмечалось, что общество не спешило расстаться с этой идеей и вторично ходатайствовало об открытии клуба [4. С. 33-34].

Справедливости ради следует отметить, что общества взаимопомощи решали не только социально-экономические задачи, также они занимались

организацией досуга и повышением культурного уровня своих членов. При них действовали библиотеки. В «Отчете Профессионального О-ва служащих в торговых и торгово-промышленных предприятиях г. Екатеринбурга за 1910 год» рассказывалось об открытии библиотеки, в которой первоначально насчитывалось 800 томов книг; кроме того, в сентябре 1910 г. библиотечная комиссия выписала новую журнальную и книжную литературу «соответственно запросам приказчичьей среды» на выделенные общим собранием 50 р. В библиотеке имелась ежедневная местная газета «Уральский край». Библиотека общества работала: в будние дни с 19 до 21 ч, а в воскресные и праздничные -

с 11 до 13 ч [12. С. 4, 13].

Общество взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге имело библиотеку с читальным кабинетом, которой бесплатно могли пользоваться члены общества. Библиотека у общества появилась далеко не сразу: «Вначале общество, не располагая достаточными средствами для сформирования собственной библиотеки, но, желая, однако, облегчить г.г. членам доступ к пользованию книгами, вошло в соглашение с Вас.Ив. Бабиновым, который и выразил свое согласие отпускать членам О-ва из своей библиотеки книги и журналы по уменьшенной цене». Члены общества получали абонементные билеты

с 30%-ной скидкой и освобождались от залога. В 1889-1890 гг. общество занималось решением вопроса об открытии собственной библиотеки, собирая необходимые средства. Активную и настойчивую позицию в рассмотрении этого вопроса занял председатель правления С.Н. Ведров, который заложил фундамент общественной библиотеки, пожертвовав свои собственные книги почти всех известных русских и иностранных классиков. Он же рекомендовал обществу бесплатного библиотекаря в лице своего служащего И.Я. Алалыкина. Примеру С.Н. Ведрова последовали и другие, благодаря «жертвователям» библиотека увеличивалась. В дальнейшем общество само выписывало «все лучшие русские журналы и газеты». В отчете общества за десятилетний срок его деятельности отмечалось, что «библиотека О-ва стояла в одном ряду с лучшими Екатеринбургскими публичными библиотеками». Ежегодная подписка на газеты и журналы обходилась обществу в 200-250 р. В библиотеке общества были «такие ценные по своему значению издания как Белинский, Щедрин, Добролюбов, Некрасов, Пушкин и друг.». К 1 января 1897 г. в библиотеке насчитывалась 2 031 книга на сумму примерно 1 649,7 р. Подводя итоги своей работы, члены общества пришли к выводу: «Десятилетний опыт (1887-1897 гг. - Е.А.) показал Обществу, какое важное значение имеет для его членов библиотека и кабинет для чтения. Мало читавшие до тех пор приказчики получили бесплатный доступ к самым лучшим книгам, журналам и газетам. Количество читающих членов ежегодно увеличивается» [4. С. 27-29].

Из отчета Екатеринбургского общества взаимного вспоможения приказчиков за 1902 г. следует, что библиотека при нем работала ежедневно: в будни - с 17 до 22 ч, а в праздничные дни - с 15 до 20 ч. С 1 мая по 1 сентября по праздничным дням она была закрыта. В 1902 г. обществом было выдано 207 абонементных книжек (по данным на 1 января 1902 г. в

Обществе насчитывалось 453 члена, а к 1 января 1903 г. - 451), по которым за год было выдано читателям 9 985 книг. По сведениям на 1 января 1903 г. в библиотеке насчитывалось свыше 3 000 томов книг. Выписывались ежедневные издания: «Новое время», «Русские ведомости», «Россия», «Биржевые ведомости», «Волгар», «Урал», «Уральская жизнь», еженедельные издания: «Север», «Нива», «Родина», «Всходы», «Будильник», «Осколки», «Природа и люди», «Вокруг света», «Вестник моды», «Журнал для всех», «Счетоводство», а также ежемесячные журналы: «Русская мысль», «Русское богатство», «Исторический вестник», «Мир Божий», «Вестник иностранной литературы», «Детское чтение», «Вестник воспитания», «Родник» [10. С. 4-5,

7].

В ноябре 1910 г. Шадринская дума разрешила местному обществу взаимопомощи приказчиков открыть второй в городе кинематограф, который сначала разместили в дощатом здании цирка Быкова, а затем переместили в зрительный зал двухэтажного здания Общества приказчиков. С завершением строительства здания театра Общества приказчиков в 1911 г. в нем разместился и кинематограф. Здесь работал драмтеатр и показывались фильмы [13. С. 138-139].

Программа культурно-развлекательных мероприятий Шадринского общества взаимопомощи приказчиков отличалась насыщенностью и разнообразием. Из отчета о его финансовой деятельности за март 1911 г. -начало февраля 1912 г. следует, что за этот период в помещении общества состоялось 15 маскарадов. В том же помещении за год провели 2 любительских спектакля, 14 спектаклей местной и 17 спектаклей приглашенной труппы, а также 6 детских вечеров (в том числе один костюмированный), 2 танцевальных и 1 юбилейный (посвященный юбилею Общества вспомоществования приказчиков) и «елку» (31 декабря) [14. С. 16].

Общества взаимопомощи содействовали развитию профессионального образования. Например, 27 октября 1902 г. состоялось торжественное открытие Торговой школы при Обществе взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге. По этому случаю был отслужен молебен. Предполагалось, что в ней будут преподаваться: Закон Божий, русский язык, товароведение, коммерция, география, арифметика, немецкий язык, история, бухгалтерия, геометрия, черчение, корреспонденция, химия и каллиграфия. Первоначально школа открылась в составе двух классов (первого и «приготовительного»). Было принято 90 учеников. Со времени возникновения идеи об открытии школы до ее воплощения прошло немало лет. Еще в 1890 г. бывший председатель правления Общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге Ведров высказывал мысль об открытии при обществе профессиональной школы, которая бы готовила детей приказчиков к торговой работе. Тогда же был сформирован соответствующий фонд: сам Ведров пожертвовал 300 р., и еще 610 р. дала подписка. Но только через 10 лет, благодаря энергии почетного гражданина Екатеринбурга и почетного члена Общества приказчиков А.И. Кожевникова, наметились реальные шаги по открытию школы. Правление Общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге во главе с председателем Н.А. Ворожцовым поддержало призыв А.И. Кожевникова приступить к делу. 12 декабря 1900 г. общее

собрание членов общества обсудило предложение А.И. Кожевникова об открытии Торговой школы. Собрание постановило: отпускать ежегодно из средств общества от 500 до 1 000 р. пока школа будет нуждаться в деньгах, открыть подписку на составление неприкосновенного фонда Торговой школы, проценты с которого поступали бы на содержание школы, а также уполномочить правление общества ходатайствовать перед местными Городской думой и Земской управой о субсидиях на Торговую школу, поручить правлению пригласить сведущих людей для совместной выработки устава Торговой школы и представить его на утверждение правительства. Впоследствии неприкосновенный фонд Торговой школы составил 5000 р. Городская дума согласилась ежегодно отпускать на содержание школы 1 000 р., а Екатеринбургское уездное земство - 500 р. Нашлись и другие благотворители. 30 марта 1901 г. проект устава Торговой школы был выработан и 25 января 1902 г. утвержден министром финансов. Тогда же министр утвердил решение купеческого собрания во главе с М.М. Ошурковым, постановившего обложить купеческие свидетельства двух разрядов 6%-ным сбором в пользу Торговой школы [10. С. 62-65]. Торговая школа успешно функционировала в Екатеринбурге и пользовалась популярностью у местного населения. В сентябре 1913 г. правление общества организовало при ней курсы бухгалтерии и корреспонденции, на которые записалось около 50 слушателей. Посещало их реально около половины записавшихся, а аттестаты получили 15 человек [11. Л. 8].

Рассмотренный материал позволяет заключить, что во второй половине XIX - начале XX века в городах Среднего Урала заметно оживилась общественная жизнь, увеличилось число обществ взаимопомощи, которые являлись важными общественными институтами и занимали особую нишу в социальном пространстве уральского города. Не ограничиваясь оказанием материальной помощи, они защищали профессиональные интересы своих членов, содействовали развитию новых форм общественного досуга, повышению уровня образования и в целом профессиональной культуры горожан. Исторический опыт создания и деятельности таких добровольных общественных организаций, которые наряду с другими общественными институтами можно рассматривать в качестве истоков гражданского общества в имперской России, представляется ценным в условиях формирования гражданского общества в нашей стране на современном этапе.

Литература

1. Степанский, А. Д. Общественные организации в России на рубеже XIX-XX веков: пособие по спецкурсу / А. Д. Степанский. М., 1982.
2. Очерки городского быта дореволюционного Поволжья / А. Н. Зорин, Н. В. Зорин, А. П. Каплуновский, Э. Б. Каплуновская, Е. В. Клюшина, Л. Xэфнер. Ульяновск, 2000.
3. Побережников, И. В. Общество в контексте модернизации: Урал во

второй половине XIX - начале XX века / И. В. Побережников // Российская модернизация XIX-XX веков: институциональные, социальные,

экономические перемены: сб. науч. ст. Уфа, 1997.

4. Краткий очерк десятилетней деятельности общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге. Б.м., б.г.
5. Верхоланцев, В. Город Пермь. Его прошлое и настоящее / В. Верхоланцев. Пермь, 1913.
6. Открытие профессионального общества торгово-промышленных служащих г. Екатеринбурга // Зауральский край. 1915. 20 марта. № 64.
7. Уральский край. 1908. 26 авг. № 185.
8. Устав общества взаимного вспоможения русско-православных торговцев в г. Екатеринбурге. Екатеринбург, 1912.
9. 2-й (годичный) отчет правления Общества взаимного вспоможения приказчиков в Екатеринбурге. С 1-го января 1888 по 1-е января 1889 года. Екатеринбург, 1889.
10. XVI годичный отчет Правления Общества Взаимного Вспоможения Приказчиков в г. Екатеринбурге. С 1-го января 1902 по 1-е января 1903 года. Екатеринбург, 1903.
11. ГАПО. Ф. 272. Оп. 1. Д. 3.
12. Отчет Профессионального О-ва служащих в торговых и торговопромышленных предприятиях г. Екатеринбурга за 1910 год. Екатеринбург, 1911.
13. Пушкарев, Н. Г. Кинематограф в Шадринске / Н.Г. Пушкарев // Шадринская старина. 1995. Краеведческий альманах. Шадринск, 1995.
14. Миненко, Н. А. Досуг и развлечения уральских горожан в XVШ -начале XX века / Н. А. Миненко // Уральский город XVIII века - история повседневности: сб. науч. ст. / Е. Ю. Апкаримова, С. В. Голикова, Н. А. Миненко, Т. П. Мосунова; общ. ред. Н. А. Миненко. Екатеринбург, 2001.

■к -к -к -к -к

Другие работы в данной теме:
Научтруд |