Научтруд
Войти

Подготовка СССР к трансформации Подкарпатской Руси в Закарпатскую Украину

Научный труд разместил:
Nichavezo
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Сергей ТКАЧЕВ

Подготовка СССР к трансформации Подкарпатской Руси в Закарпатскую Украину

К концу 1944 г. Красная Армия подошла к территории Закарпатья, т.е. была перейдена государственная граница 1939 года. Начиналось освобождение от немецко-венгерской оккупации земель союзнической, даже дружественной Чехословацкой Республики, ибо к тому времени уже год как был подписан Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между СССР и ЧСР. Во втором эшелоне за воинскими соединениями шли гражданская администрация и карательно-репрессивные органы советской власти. Для идеолого-по-литической ориентации в местной ситуации для них готовились аналитические справки о Закарпатье.

Понятно, что стратегия разрабатывалась в Москве, тактические решения принимались в Киеве на основе данных разведки.

Специфика ситуации заключалась в том, что в отличие от уже освобожденной Волыни и Галичины, где советская власть имела какой-то опыт 1939-1941 гг., и где существовали противоречия про- и антикоммунистического характера, польско-украинская межэтническая вооруженная борьба, то в Закарпатье перед советскими органами предстал весьма сложный клубок более разноплановых противоречий.

Это, прежде всего, межгосударственный чешско-венгерский антагонизм. Здесь позиция была ясна: чехи - союзники, а венгры - противники, члены прогитлеровской коалиции, тем более, в 1944 г. Закарпатье было оккупировано немецкими частями. Далее - противоречия между представителями русской и украинской межвоенной эмиграций, осевшими здесь, т.е. носителями «имперской великорусской» и «националистической самостийницкой» идеологий. Они в равной мере были враждебны советской власти, но уже более «близки» этнически. Это были, так сказать «свои» враги, однако, имевшие в равной мере большое влияние на местное население. И, наконец, отношение к местному населению - «русинам-автохтонам», которые были разрозненны и дезориентированы вышеупомянутыми силами. В среде русинов

были и «мадьярофилы», и «чехофилы», и «русофилы», и «украинские националисты». Более-менее цементирующей основой русин была греко-католическая церковь, к которой у советских органов было свое определенное отношение. Русин отождествлял себя с греко-католиком. Собираясь уничтожить греко-католичество, автоматически необходимо было либо уничтожить этническое «русинство», либо заменить его на «советское украинство».

Документ, опубликованный ниже, хранится в архиве Центрального Комитета Коммунистической партии (большевиков) Украины1. Это 26 страниц машинописного текста, направленного народным комиссаром Государственной Безопасности УССР Савченко на имя руководителя Украины Никиты Хрущева. Документ озаглавлен как «Доклад агента «ГУЩАК» о Закарпатской Украине». Давая предварительную оценку документу, который, несомненно, следует ввести в научный оборот, считаем необходимым еще раз заметить, что текст этот не рукописный, а, следовательно, не авторский. С большой долей вероятности он был литературно и идеологически отредактирован в НКГБ. Например, приписка к характеристике А. Волошина «немецкий агент» весьма характерна для НКГБ в их оценке политического лица. По поводу «агента «ГУЩАК»» можно предположить, что это был русин, очевидно из г. Мукачева. В тексте подробнее всего описаны события и люди, связанные с этим городом. По специальности агент был филологом с хорошим образованием, возможно, писатель.

Совершенно секретно ЦК КП(б) Украины товарищу Хрущеву Н.С.

Направляю Вам доклад закордонного источника «ГУЩАК» о Закарпатской Украине, характеризующий историческое прошлое, политико-экономическое положение, украинское националистическое движение и политические партии, существовавшие до освобождения Закарпатской Украины от немецко-венгерских оккупантов.

Приложение: по тексту

Народный комиссар Государственной Безопасности УССР

(Савченко)

22 ноября 1944 г.

№2286/с

г.Киев

Совершенно секретно

ДОКЛАД АГЕНТА «ГУЩАК» О ЗАКАРПАТСКОЙ УКРАИНЕ

1.Краткий исторический очерк.

Закарпатская Украина - область, расположенная на южных склонах и предгорьях Центральных Карпат и отчасти Нижневенгерской низ-

менности, с незапамятных времен населена славянами. В конце IX века Закарпатская Украина вошла в состав мадьярской державы династии Арпадов. С тех пор до конца 1-й империалистической войны Закарпатская Украина являлась частью Венгерского королевства. Русские ученые перед мировой войной называли ее Угорская Русь, или еще -Закарпатская Русь.

После распада австро-венгерской монархии советская Венгрия декларировала о предоставлении автономии всем народам Венгрии, в том числе русинам (так называют себя закарпатские украинцы), в результате чего было создано государство названное «Руська Краіна».

В состав министерства вошли: СТРИПСКИЙ, БОНКАЛО, Ириней КОНДРАТОВИЧ (священник, в настоящее время проживает в районе Йовра-Дорма близ Ужгорода) и другие.

«Руська Краіна» просуществовала всего 3-4 месяца, однако, это был яркий период в истории русинского народа. Народ, узнав о свержении власти эксплуататоров и попов, стал требовать раздела земли и демократии. На местах были созданы комиссариаты, возглавляемые комиссарами из крестьян и рабочих. Комиссариаты в первую очередь приступили к распределению среди крестьян помещичье-ростовщичес-кой земли, разъяснению сущности вопроса национального самоопределения.

В это время на Западе было создано новое славянское государство -Чехословацкая республика, которая тоже обещала русинам автономию. Славянофильские элементы в «Руській Країні» были сильнее мадьярофильских, вследствие чего она была включена в состав Чехословацкой республики.

Формальным основанием для включения Закарпатской Украины в состав Чехословацкой республики послужило соглашение, подписанное Масариком в Филадельфии 26.10.1918 и представителем эмиграции Закарпатской Украины в Америке - Ю. ЖАТКОВИЧЕМ. Под влиянием растущего коммунистического движения и под впечатлением вступления войск советской Венгрии на территорию Словакии (июнь 1919 г.) и обещания русинам полной автономии со стороны советской Венгрии это соглашение под давлением Антанты было подтверждено Сен-Жерменским договором с Австрией 10.9.1919 г. и Трианонским с Венгрией 4.8.1920 г.

Закарпатская Украина, находясь в составе Чехословацкой республики на правах автономной области, называлась чехами Подкарпатс-кая Русь или Русинско.

Чехословацкое правительстве обещанной автономии не дало. Вместо этого практиковало старую, централистическую политику бывшей Австро-Венгрии. Краем управлял назначаемый президентом ЧСР зем-

ский президент. Народ выбирал только губернатора, лишенного каких бы то ни было административных и политических прав. Усиленно проводилась чехизация чиновничьего аппарата, школ, литературной и научной жизни края. Интересы русин всячески ущемлялись.

Мелкая буржуазия Закарпатский Украины, играя автономистичес-кими лозунгами, полностью находилась под влиянием чешских мелкобуржуазных и буржуазных партий и в борьбе с компартией и революционными настроениями рабочих и батрачества выполняла роль агентуры чешских колонизаторов.

Будучи колонией чешского капитала, Закарпатская Украина имела для Чехословакии большое военно-стратегическое значение, ибо она лежит на транзитном пути на Балканы и Ближний Восток.

Первым губернатором Закарпатской Украины был возвратившийся из эмиграции адвокат Ю.ЖАТКОВИЧ. Убедившись, что чехословаки в отношении Закарпатской Украины проводят империалистическую, колонизаторскую политику, Жаткевич, бросив свой пост, выехал обратно в США.

Вторым губернатором был Антон БЕСКИД, доктор философии, патриот и славянофил. После смерти Бескида губернатором был избран К. ГРАБАРЬ, бывший староста г. Ужгорода, где проживает и в настоящее время, родственник профессора Грабаря, директора Третьяковской галереи в Москве.

После мюнхенского соглашения 1938 г., когда Чехословакия вынуждена была отдать Германии Судетскую область, Гитлер наряду с военными и дипломатическими приготовлениями к захвату остальных территорий Чехословацкой республики развернул активную работу среди нацменьшинств, входивших в состав Чехословацкой республики.

При этом было использовано недовольство нацменшинств национальной политикой чехов. Словакия и Закарпатская Украина под давлением Германии получили полную автономию, на какую только можно было рассчитывать в рамках конституции буржуазно-демократического государства, каким тогда являлась Чехословацкая республика. Одновременно активизировали свою деятельность венгры и их агентура в Закарпатской Украине.

Созданное во главе с лидером автономистов, скрытых мадьярофи-лов, Андреем БРОДИЕМ правительство, копируя методы Генлейна, проводило политику присоединения территории Закарпатской Украины к Венгрии и выдвинуло идею плебисцита. 26.10.1938 г. по указанию премьер-министра Чехословакии генерала СЫРОВОГО Бродий был арестован, вместо него назначен премьером профессор Августин ВОЛОШИН, лидер националистов-украинцев антимадьярского направления, немецкий агент.

2.2.1939 г., согласно Венгерскому арбитражу, к Венгрии были присоединены южная часть Словакии и Закарпатская Украина с городами Мукачево, Ужгород, Берегево, а 22.2.1939 г. Пражский парламент утвердил конституцию Закарпатской Украины, установил название края «Карпатська Краіна».

Все политические партии были распущены, и основано так называемое «Украинское национальное объединение», организована военная охрана края, названная «Карпатська Січ», под командованием украинского националиста ГРЕНДЖА-ДОНСКОГО. Из Праги возвратилось значительное количество эмигрантов-националистов, которые начали активно проводить националистические идеи немецкого фашизма.

15.3.1939 г. немецкие войска начали оккупацию территории Чехословацкой республики и объявили территорию Чехии и Моравии под протекторатом Германии. В это же время Августин Волошин провозгласил «независимость» Закарпатской Украины и объявил себя президентом. Между отступавшими в Румынию чешскими войсками генерала Прхала и «Січью» завязалась вооруженная борьба, т.к. «Січ» пыталась разоружишь чехов и добыть себе оружие, однако, безуспешно.

С согласия Германии и Италии началась оккупация Закарпатской Украины венгерскими войсками. Народ упорно сопротивлялся, но покинутый своим «правительством», которое вместе с командованием «Січі» сбежало накануне боев, не в состоянии был сдержать напоры превосходящих и хорошо вооруженных сил Венгрии. Таким образом Венгрия в счет оплаты дружбы с Германией и Италией получила Закарпатскую Украину.

Вначале венгры пытались привлечь к себе русинов щедрыми обещаниями, но, убедившись, что народ своих «освободителей» встречает пулей, стали проводить политику жестокого террора, в первую очередь, против эмигрантов, сечевиков и интеллигенции украинского направления.

Регентским комиссаром был назначен барон Е. Перенный, а во главе местной власти снова стал БРОДИЙ и его помощник ФЕНІ ЦИК Степан, депутат венгерского парламента, лидер партии русских националистов. В противовес украинскому антимадьярскому течению была восстановлена в правах русская эмиграция и усиленно стала проводиться мадьяризация аппарата, школ и т.п.

Вскоре вследствие проводимых жестокостей временный авторитет Бродия и Фенцика начал падать, их место занял ИЛЬНИЦКИЙ, начавший свое управление с призыва к «братству, миру и любви».

Однако политика венгров продолжала оставаться неизменной. По-прежнему парализовывались всякие проявления культурной жизни, библиотеки вывозились в Венгрию, где перерабатывались на бумагу,

школы и газеты закрывались, все украинское в школах считалось изменой государству. Материальное положение трудящихся стало исключительно тяжелым.

Русины, преследуемые властями, начали убегать в СССР. В 1942 г. власти вскрыли тайные организации украинской молодежи, ставившие своей целью присоединение Закарпатской Украины к Советской Украине, в Ужанщине была раскрыта коммунистическая организация. Началась полоса репрессий и скрытая мобилизация на Восточный фронт. Немецкая оккупация территории Закарпатской Украины в 1944 г. была встречена местным населением враждебно. Народ Закарпатской Украины с нетерпением ждал прихода Красной Армии. Это нашло свое подтверждение в восторженном приёме, оказанном Красной Армии, вступившей на территории Закарпатской Украины.

2. Политико-экономическое положение

Закарпатская Украина с давних времен была присоединена к чужим по народностям государствам, ее история во многом отличается от истории остальных славянских земель.

Русины никогда не имели ни прав, ни возможностей создавать свою политику и самостоятельно решать вопрос о своем языке. В этих вопросах всегда решающим и руководящим оказывалось чужое влияние.

Культурно-политическая отсталость Закарпатской Украины выражена в словах Михаила Лучкая: «Русины не имеют ни грамматики, ни политики, поэтому не имеют ни разума, ни чести».

То, что обыкновенно называют политикой в Закарпатской Украине, есть борьба греко-католической церкви за свое существование. История о великой борьбе народа за свои социальные права молчит, а ведь она была значительна в жизни народа. Лишь в осуществлении церковных интересов видел русин свою культурную и политическую жизнь. На первом месте стоял вопрос о борьбе за свой славянский язык, включая сюда и проблему своей родной школы, как средства борьбы с латинизацией и мадьяризацией.

Борясь за свою религию, язык, русины фактически вели борьбу за существование народа, который намеревались искоренить и, вместе с ним, похоронить и право владеть Закарпатской Украиной.

Историки Закарпатской Украины моментом пробуждения Закарпатской Украины считают 1848 г., когда русская армия ПАШКЕВИЧА перешла Карпаты и русины узнали, что русские такой же народ, как и они, одной веры и языка.

Вождем русинов с 1848 г. является талантливый политик А. ДОБ-РЯНСКИЙ, комиссар, назначенный русскими. Он усиленно работает над восстановлением прав отчизны «за народ, веру и язык». Временно

это ему удается, но когда к власти вновь приходят венгры, гнет усиливается еще с большей силой.

С этого времени у русинов не умирает убеждение о необходимости единства с русскими. Начинается русский период и в учености русинов.

И. РАКОВСКИЙ создает грамматику русского языка, свою «Церковную газету», вопреки австро-венгерским властям, издает также на русском языке. Писатели ФЕНЦИК Е. и СИЛЬВАЙ И. и др. издают свои произведения по-русски, которые даже тематикой своей сближаются с русской литературой. Характерно, что И. Раковского позже начинают подозревать в связи с Россией. Ему секретно приказывают отказаться от русского языка. Позже он пытается бежать от ареста.

Перед мировой войной на Закарпатской Украине проявляется стремление (по примеру Галиции) писать народным украинским языком. Юрий ЖАТКОВИЧ, писатель и историк, Иреней ЛАГЕЗА, писатель, Августин ВОЛОШИН, педагог, пишут уже на местном украинском языке с традиционным на Закарпатской Украины русским правописанием. К ним надо присоединить и доктора Г. СТРИПСКОГО, который всю свою жизнь работает над памятниками карпатоукраинской литературы и борется за народный язык.

За это время и насильственная мадьяризация продвигается вперед. В школах, даже церковных, учат на венгерском языке, преподнесенном в венгерском национальном духе с ярким выражением презрения ко всему славянскому. Даже священники и учителя среди родственников начинают применять венгерский язык.

Раньше карпаторусские ученые, не находя возможности проявить свой талант у себя на родине, уходили в Россию. Но теперь же они становятся на службу венгерской науке. Хотя во многих национальное сознание не угасло. Так, например, профессор права ИЛЛЯШКЕВИЧ в Дебреценском университете хотя и писал исключительно на мадьярском языке, считал себя «убежденным русином» (как политик был крепким мадьярофилом). Профессор университета БАНКАЛО, ГОДИНКА пишут и на венгерском, и на украинском языках, оба ярые мадьярофилы (проживают в Будапеште). Остальные уже забыли родную речь и письмо, например, профессор ОРТУТАЙ.

Это характерный пример торжествующей мадьяризации, отобравшей у народа не только всю интеллигенцию, но даже рабочих и ремесленников, которые после переселения в город забывают украинский язык и превращаются в мадьяр. В глубине души народ ненавидит подобных лиц и с презрением отворачивается от них. Особенно влиянию мадьяризации были подвергнуты дети. Народ неохотно отдает в школы своих сыновей, боясь, что они забудут веру своих отцов.

В 1916 г. был отдан приказ о замене славянской азбуки латинской и совмещении русских праздников с римско-католическими. Но народ воспротивился этому приказу: на мадьярское «говение» ели сало, работали даже в самые большие праздники. В пасхальные дни никто из крестьян не носил святить пасху. Довольствовались тем, что молились дома по русским книгам. Некоторые священники при помощи жандармерии принуждали народ есть сало в русский пост и ходить в церковь во время римско-католических праздников. Крестьяне в селе Бил-ках, когда им силой хотели назначить старосту мадьяра, восстали и приблизительно 20 из них пали в борьбе с жандармерией. Подобные настроения послужили причиной начала известного в мире Марамо-рош-Сигетского процесса, столь нашумевшего в свое время даже в бывшей царской России.

Тяжелым было и социальное положение населения. Для бедняков законов не существовало. Ими распоряжались господа как хотели. Процветали бесправие и произвол. Некультурный, опустившийся народ не мог сопротивляться даже самым обыкновенным пьяницам. Ростовщики распоряжались его хозяйством по своему усмотрению. Так, например, если крестьянин не хотел продавать урожай со своего сада именно этому ростовщику, ночью поджигали его дом или хозяйственные постройки. Ростовщики все делали по своему усмотрению. Они обманным путем брали себе у крестьян почти все лучшие поля и луга. Ростовщики превратили крестьян в своих рабов. Причиной массового переселения крестьян в Америку явился грабеж крестьянства ростовщиками. Венгерские власти, подкупленные ростовщиками, на эти действия смотрели с закрытыми глазами, иногда даже помогали им. Народ, раскрепощенный от угнетавшей его барщины, был еще более закабален ростовщиками.

Жандармы, чиновники, начиная от самого высшего и вплоть до самого низкого, выполняли ту же самую задачу венгерского правительства: «помадьярщить», выселить, придушить русина. Им было все возможно, для них не существовало законов; садили в тюрьму, били до смерти, грабили кого хотели. Жаловаться на них было преступлением.

Народ, запуганный и угнетенный, потерял веру и в себя, и в свои силы. Только песнями изливал свое горе, но и петь по-украински запрещалось, и народ пел в дебрях, где его никто не мог подслушать.

Если крестьянин приходил по какому-нибудь вопросу к властям, над ним издевались, били как дикаря, прогоняли, называя его «будеш мус-ка» (вонючий москаль). Существует анекдот о том, как чиновник, представляя делегацию русин австрийскому царю, объезжавшему свои владения, заявил: «Ваше величество, вот переходная ступень между человеком и обезьяной». Одна немецкая книга носила название «Одича-

лый народ в Европе - русины». ДРАГОМАНОВ и В. ГНАТЮК, собирая фольклор Закарпатской Украины, высказывались о русинах как о народе, который в скором времени исчезнет, и о котором останутся лишь воспоминания. Гнатюк даже издал книгу (перевел Ю. Жаткович с собственными примечаниями) известного Э. Егана, который провел в жизнь ряд реформ, улучшавших жизнь русинов. В этой небольшой книжке описаны все социальные бедствия русинов, которые потрясающе действуют на читателя. Автора книги за его намерения улучшить жизнь русинов убили во время путешествия. Кайндль, известный ученый-этнограф, в своих научных замечаниях упоминал об ужасно тяжелом состоянии исследуемых им русинов. В одном месте он писал, что украинская интеллигенция отвернулась от своего народа, она стыдится того состояния, до которого пал этот народ. Русина-рабочего эксплуатируют в такой степени, что прибыль нанимателя составляет больше заработка рабочего. Рабочий принужден сам просить работу, и наниматель платит ему столько, сколько сам захочет. На протяжении года житель Закарпатской Украины питается исключительно растительной пищей, не зная совершенно молока и жиров.

Русины до присоединения к Чехословацкой республике избирали своих послов («киветов») в Австро-Венгерский парламент, но избирали тех, кого назначали им власти. Собственно, избирали не они. Своего посла они никогда не видели и отдавали голоса, получая за это водку и соленую рыбу. Другое положение было после присоединения к Чехословакии.

Такова была жизнь русинов перед мировой войной. Так изображает ее художественная и политическая литература. Это самый тяжелый период в жизни русинов. Нет луча надежды на будущее, у всех чувствуется таинственное это слово А. Данте, повторенное одним карпа-торусским поэтом: «Оставьте все надежды» - и последние слова из того же стихотворения, где он говорит о скорой гибели одного из славянских племен - русинов.

«Славяне, пойте гимн прощальный,

зажгите факел погребальный».

Все это отразилось на характере русина. Ненависть к панской прослойке, в которой видит он своих угнетателей, или к их пособникам, презрение к социальному неравенству и всему угнетению — характерная черта русина.

Нет других народов, сохранивших такое глубокое презрение к социальному угнетению, как русины, и отразивших в столь мрачных красках эту ненависть к угнетателям в своем фольклоре.

Но несмотря на это русин добр, он чувствителен к чужим бедам, собственность у него не на первом месте. Еще до настоящего времени

в характере русинов остались отзвуки общинных хозяйств древнего коммунизма.

У русинов есть настоящие герои, которые боролись за его равенство и справедливость: ДОБОШ, ПЕНТЯ, ШУГАЙ-ЛЕПЕЙ и др.

Чтобы понять политическую жизнь Закарпатской Украины, надо прежде всего рассматривать её культурные пробуждения и стремление овладеть общественной и культурной жизнью. Это имело решающее влияние на ход политической жизни.

Освобожденная после падения Австро-Венгерской монархии Закарпатская Украина в культурном отношении очутилась в тяжёлом положении: она не имела интеллигенции, а рабочие и крестьяне были слишком некультурны. То, что осталось от прошлого, было недостаточным, непригодным к новым требованиям. Тогда на помощь русинам приходят присланные властью Чехословакии галицийские украинцы, а позже русские эмигранты. Они организовали и дали направление новой жизни на Подкарпатской Руси.

Иван ПАНЬКЕВИЧ и чех И. ПЕШЕК занялись школьным устройством края. Организовали средние школы с украинским языком, гимназии в Ужгороде и Берегове, Хусте, Мукачеве. Были созданы две семинарии для воспитания учителей в Ужгороде и Мукачеве. Профессорами гимназий были в большинстве случаев русские или галицийские эмигранты, которые приехали в Закарпатскую Украину из Праги или из-за границы, и они принесли с собой одновременно те же споры и разногласия, которыми были полны у себя на родине. Эти разногласия продолжали жить и на Закарпатской Украине. Они прививают их своим ученикам, местной крестьянской молодежи, которая приходила из деревень и размещалась в интернатах, имеющихся при школах. (В Му-качево был интернат «школьной помощи» «бабушки революции» БРЕШКО-БРЕШКОВСКОЙ).

В сердцах закарпатской новой интеллигенции воскресли «новые идеи», те, которые жили в довоенной России или Галиции, и, наряду с этими, появились и разногласия, прежде всего по вопросу о языковой принадлежности русинов.

В Ужгороде было основано культурное товарищество «Просвіта», как в Галиции, с целью издания книг для народа и вообще проведения культурно-просветительной работы среди населения по селам. Возглавлял «Просвіту» Августин ВОЛОШИН, но фактически ею заправляли украинские эмигранты. Одновременно по селам начинается оживление, народно-просветительная работа, т.н. «Каганцювання» (хождение в народ, нести народу «каганец», источник света), для которой, наверное, нигде и никогда не было столько свободы, а вместе с тем и необходимости, как в то время на Закарпатской Украине.

Кроме того, были сделаны первые шаги основания науки и культуры русинов. ПАНЬКЕВИЧ издает научный журнал «Подкарпатская Русь», а позже «Научный сборник», в котором напечатал много различных материалов о научных исследованиях Закарпатской Украины. Для детей издавались журналы «Наш родной край» и «Веночек» под редакцией местного учителя А. МАРКУША и «Пчелка» под редакцией эмигранта С. Черкасенко (известного украинского поэта). Кроме всех этих лиц, активное участие в деле просвещения принимали галицийские писатели В. ПАЧОВСКИЙ, М. ПОДГОрЯнКА, педагог А. АЛИСКЕВИЧ и др. Для учителей ПАНЬКЕВИЧ написал грамматику «руского» языка (украинскую в этимологическом направлении) и начал издавать журнал «Учитель». Был организован театр «Просвіта», в котором принимали участие исключительно артисты украинского театра из труппы САДОВСКОГО, этот театр на Закарпатской Украине пользовался огромной популярностью.

Эмигранты свою культурно-просветительную работу проводили совсем обособлено, не считаясь ни с какими традициями. Они даже высмеивали эти традиции, это вызвало в свое время некоторую реакцию, из «Просвіти» бежал Степан ФЕНЦИК — будущий руководитель русофилов. Представители великорусского направления организовали «Общество Александра ДУХНОВИЧА», в состав которого вошли главным образом местные коренные жители, т.н. автохтоны -Е. САБОВ, И. КАМИНСКИЙ, С. ФЕНЦИК и другие.

Представители великорусского направления требовали введения в школах литературы и языка карпаторусских писателей ДУХНОВИЧА, Евгена ФЕНЦИКА, СИЛВАЯ и др. (т.е. введения русского языка с украинским произношением). Они нашли себе приверженцев из числа старшей интеллигенции.

Все это вызвало крепкий языковый бой, который распространился даже и на простой народ. Русские эмигранты (бывшие белогвардейцы), как-то ПОПОВ, писатель, и другие, которые пришли в Закарпатье из Праги, сконцентрировались вокруг гимназии в Мукачеве, вместе с «Обществом ДУХНОВИЧА» требуют введения русского литературного языка, перебрасывая свою борьбу за язык в среду народа. Народ в этих вопросах разбирается слабо и поэтому легко поддается влиянию различных течений.

Вскоре эмигранты овладевают прессой «Общества ДУХНОВИЧА» настолько, что в ней совсем не остается места для карпаторуссов, несмотря на то, что многое издавалось под их именем (например, ФЕН-ЦИКА).

«Общество А. ДУХНОВИЧА» начинает издавать различные книги и прежде всего русскую грамматику САБОВА (великорусскую) и на-

учно-литературный журнал «Карпатский свет». В журналах помещают статьи русские эмигранты - ученые, но прежде всего печатаются статьи, относящиеся к языковому вопросу. Основным их изданием является «Карпаторусский сборник» в честь президента МАСАРИКА, но в нем все статьи, кроме двух, написаны русскими учеными-эмиг-рантами. То же можно сказать и о десяти томах «Наукового збірника Просвіти».

Основным лозунгом духновичевцев было: «Украинцев не было, нет и не будет - это пустой вымысел». Но украинцы с прежней настойчивостью доказывали, ссылаясь на решения Петербургской Академии наук и русских ученых, что их язык является самостоятельным языком, а наречие русинов есть наречие украинского языка. (ВОЛОШИН, ПАНЬКЕВИЧ - украинская сторона, а русская сторона - САБОВ и Г. ГЕРОВСКИЙ). Этот вопрос был главным для обоих направлений. Никакая сила не могла помирить их. Одна партия была готова уничтожить другую, если бы имела возможность.

Кроме языкового вопроса, оба направления уделяли немало внимания борьбе с чехизацией, борьбе за автономию, даже борьбе с народной темнотой, но первое место занимала языковая борьба. «Народный катехизис», изданный «Обществом А. ДУХНОВИЧА», имеет такой пункт: «Помни, что самый большой твой враг есть украинизм и коммунизм, которых везде уничтожай!» На одном съезде «Общества ДУХ-НОВИЧА» один молодой украинец выстрелил в председателя «Общества ДУХНОВИЧА» - старого заслуженного культурного работника САБОВА.

Всей этой борьбой руководили эмигранты-белогвардейцы. Они ведь были авторитетными в подобных вопросах и являлись инициаторами этой борьбы. Русины в то время еще не имели достаточно сильной интеллигенции. Их интеллигенция - учителя, священники - не могли сравниться с украинской или великорусской университетской профессурой. И поэтому русин лишь поддакивал и соглашался с тем или иным внушенным ему убеждением.

Различные политические течения эмигрантов просачиваются в среду местной интеллигенции, и она делится на различные политические группы, как и эмиграция.

Украинское направление в начале придерживалось идеологии украинского народничества с его этнографической стороной: любовь к бедному простому русину, его обычаям, обрядам, к просвещению народа, к народной песне. Интеллигенция, окончившая школу, ставила своей целью идти в народ и учить его, собирать его песни, организовывать читальни, хоры и проч. Украинский национализм в том виде, каким он позже объявляется, тогда еще не жил на Закарпатской Украине.

Русская эмиграция на Закарпатской Украине жила традициями старой царской России во главе с «бабушкой революции» Брешко-Бреш-ковской, Наталией Шкирпан, Петровым — бывшим царским цензором в Польше, Поповым, Нездельским и др. Русская эмиграция надеялась на восстановление царизма в России, на скорый разгром коммунизма. С этими же надеждами они стали воспитывать и школьную молодежь, которая попадает под их влияние полностью, становится романтической, гордой, начинает свысока смотреть на крестьянина и рабочего.

Постепенно товарищество «Просвіта», как и «Общество А. ДУХ-НОВИЧА», особенно после организации читален в деревнях, перестают играть важную роль. Они только ограничиваются взиманием долгов за выстроенные народные дома.

До прихода венгров на Закарпатскую Украину чувствовалась культурная жизнь, затем все оборвалось. Были запрещены всякие собранья, даже драматические выступления. Уцелел только «Русский национальный театр» М. ЛУГОВОГО, давший до 100 представлений за год; впоследствии также был ликвидирован венграми.

Вместо издававшихся при ЧСР более 20 ежедневных газет, многочисленных журналов, брошюр и книг, остались:

Газета «Карпатская Неделя» редактировалась д-ром РЕМЕТОМ, священником, мадьярофилом, при активном сотрудничестве ИЛЬНИЦ-КОГО. Газета писалась на родном языке, восхваляла венгерское правительство и его порядки, провозгласила «венгерско-русское братерство». За явное мадьярофильство многие не хотели ее читать.

На русском языке издавалась ежедневная газета «Русская правда» -орган БРОДИЯ под редакцией И. КЕРЧА. Это единственная газета, очень бойкая и живая, которая поддерживала интересы народа Закарпатской Украины.

Газета «Карпатский Голос» была органом ФЕНЦИКА, писалась на русском языке. Эта газета вела резкую антисоветскую пропаганду.

В экономическом отношении жизнь при венграх на Закарпатской Украине ухудшилась до невероятности. Появилась всеобщая безработица. Жалкий заработок можно было получить только, работая в лесу, да и то не во всех местах. Положение рабочих и крестьян стало крайне тяжелым. Хлеба своего не было, купить было не за что. К тому же наступил неурожайный год, все надежды на заработки во время жатвы на венгерском поле рухнули. Там было достаточно своей безработной бедноты. Кроме того, увеличились вдвое налоги, вздорожали цены на продукты питания и вещи, качество товаров значительно снизилось. Народ, выросший в культурном отношении и окрепший экономически за время существования ЧСР, должен был снова возвратиться к са-

модельным лаптям и одежде. Острую нужду терпят студенты, многие из них оставляют школу.

Культурный упадок и экономическая нужда тесно переплелись и тяжело отразились на народе Закарпатской Украины. Помощи ожидать было неоткуда, надежды на лучшее будущее - никакой. Положение с каждым днем ухудшалось. Тогда многие, особенно из безработных интеллигентов и людей, преследуемых властью, убегают в СССР.

Венгрия, ободренная обещаниями Германии и Италии, начинает усиленную подготовку к войне против Румынии. Начались массовые призывы на военную службу. И без того тяжелое положение народа еще больше ухудшилось. На Закарпатскую Украину, особенно в восточную ее часть, пришли венгерские войска. Разногласия между Венгрией и Румынией кончаются мирным путем - венгры оккупируют Трансильванию. После этого жизнь делается более сносной. В связи с войной увеличились требования на рабочих для очистки дорог, для работы в лесах. Отношение венгров к русинам становится несколько лучшим и умеренным. Русины начинают привыкать к худшей жизни и стараются приспособиться к новым условиям.

В это время русское направление за свою преданность Венгрии перед оккупацией и во время оккупации получает право языка Духнови-ча (приближенный к русскому литературному языку). Начальником школьного отдела стал Ю. МАРИНА, каноник и профессор богословия. До присоединения Закарпатской Украины к Венгрии он не занимался ни культурными, ни политическими делами. Теперь его вдруг избрали начальником школьного отделения. Для венгерских властей было ясно, что он был своим человеком, а следовательно выполнит все их желания. В этом отношении они не ошиблись. МАРИНА сразу приступил к действию. Он закрыл целый ряд школ, исключительно строго относился к учителям, не повиновавшимся властям. Протекцией для поступления в школы у него пользовались только дети попов.

Школьным референтом стал Ю. КОНТРОШ, человек флегматического характера, который вовсе не выступал на публичной арене. Он умел много обещать, но дальше этого не шел. Секретарем стал Реберт Суаре, явный мадьярофил, «добросовестно» исполнявший свои функции.

Надзор над народными школами взял на себя М. ЧЕГИЛЬ, «за чехов - чехофил, за мадьяр - мадьярофил».

Народное просвещение И. Белласта сводилось к тому, что все люди русского направления — мадьярофилы. Директор Мукачевской гимназии М. ПОПОВИЧ сейчас же написал в соответствии с этим требованием и грамматику карпаторусского языка (частично русская грамматика с местным произношением). По этой грамматике должны были

учиться дети в гражданских школах и гимназиях. В школах можно было преподавать только карпаторусскую литературу, но учителя нелегально преподавали и русскую литературу. Все украинское в школах считалось изменой государству. Достаточно было принести в школу украинскую книгу или даже случайно написать несколько слов украинским языком, как этого «преступника» немедленно удаляли со школы.

Писателю В. ПИПАШ (крестьянин с Косовской Поляны) удалось обмануть цензуру, издать на украинском языке небольшой сборник народных песен и рассказов в городе Тячове. Ученики, которые продавали эти книги, были удалены из школы, как «распространители украинизма». Дети, учившиеся по грамматике ПОПОВИЧА, заговорили вдруг таким изуродованным языком, что люди просто не могли слышать их разговоров без возмущения.

Эта грамматика не нравилась даже самим учителям, которые издавали критическую книгу о ней под редакцией карпаторусского ученого филолога д-ра Г. ГЕРОВСКОГО. Школьное отделение намеревалось на основе этой грамматики издать учебники для начальных и средних школ, но издали только книги для чтения для народных школ. Учебники переводились с венгерского языка очень неумело, смешанным языком. Однако, эти книги не издались, т.к. появилось новое распоряжение о языке и переводах. Обработку книг в языковом отношении взяло на себя «Подкарпатское научное общество».

Но все же традиции были сильнее нововведен

Научтруд |