Научтруд
Войти

Народы Дагестана / Отв. ред.: С.А. Арутюнов, А.И. Османов, Г.А. Сергеева; рук. авт. кол. М.О. Османов. М., 2003. 579 с.

Научный труд разместил:
Venibak
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Народы Дагестана / Отв. ред.: С. А. Арутюнов, А.И. Османов, Г. А. Сергеева; рук. авт. кол. М.О. Османов. М., 2003. 579 с.

Так называется первое фундаментальное исследование о дагестанских народах и этнических группах, изданное в Москве в издательстве «Наука».

«Народы Дагестана» - очередной том серии «Народы и культуры», издаваемой Институтом этнологии и антропологии РАН и издательством «Наука» при поддержке Президиума РАН и Российского гуманитарного научного фонда.

Книга написана в основном коллективом ученых Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН с участием специалистов других научных учреждений, вузов Дагестана (ДГУ, ДГПУ) и при общей координации и научном редактировании со стороны Института этнологии и антропологии РАН.

Республика Дагестан - самая многонациональная в Российской Федерации. Если Северный Кавказ в целом отличается своей этнической мозаичностью, то именно Дагестан, на территории которого с незапамятных времен проживают десятки близких по своей исторической судьбе и в то же время разных народов и этнических групп, делает его особенно многокрасочным различиями в уровне развития социальноэкономических отношений в отдельных районах, особенностями хозяйственного и культурно-бытового уклада последних, географической, экономической, языковой разобщенностью целых народностей и даже отдельных населенных пунктов в недалеком прошлом и т.д.

Книга состоит из предисловия, введения двух частей, послесловия, библиографии.

Первая часть содержит статьи об общих сведениях, природных условиях, историческом прошлом, населении, хозяйстве, религиозных верованиях, городах, селах и культуре Дагестана.

Вторая часть состоит из историко-этнографических очерков дагестанских народов и этнографических групп: аварцев, даргинцев, лакцев, лезгин, кумыков, табасаран, агулов, рутульцев, цахур, ногайцев, татов, чеченцев и других. Специальный очерк посвящен русским Дагестана.

Издание вобрало в себя результаты этнографических (в том числе краеведческих), исторических, археологических, а также лингвистических и фольклорных исследований последних десятилетий. В нем нашли отражение достоверные научные материалы и сведения по основным вопросам этнографии, истории, географии и этнодемографии дагестанских народов; показаны главные факты, обусловившие развитие хозяйства народов на протяжении многих веков, роль в этом развитии, природно-географических условий, географического разделения труда и обменных связей, общественно-политической истории. Сделана попытка отразить в генезисе и развитии элементов культуры - с одной стороны - роль природно-хозяйст-

венных факторов, с другой - инерционно-традиционных и этнических, включая этногенетические истоки и этнокультурные контакты и взаимовлияния.

В соответствии с названием серии, народы представлены в монографии и как этносы, этнические общности со своим этнографическим лицом (содержанием) и как общности культурного, общественного и отчасти политического характера.

Однако в отличие от других выпусков серии авторы должны были дать не только историко-этнографическую характеристику народов Дагестана, но и показать их как органическую совокупность народов (суперэтнос), с присущими ей общими фоновыми условиями и соответственно общими чертами и закономерностями развития этнодемографической ситуации, хозяйственных, общественно-политических и этнокультурных процессов.

Рассматриваемые в сравнительно-историческом плане материалы исследуются с возможным показом как культурно-этнической специфики народов, так и общеэтнических, общедагестанских (региональных) особенностей в хозяйстве, быте, культуре, с выявлением факторов, обусловливающих общее и особенное в экологических, хозяйственных, культурных, этнических элементах, включая особенные культурные традиции и этнокультурные взаимодействия и взаимовлияния.

Поэтому в монографии, задуманной первоначально как сборник историко-этнографических очерков о народах Дагестана, большое место уделено вопросам общедагестанской истории и этнографии, что выразилось и во включении в монографию статей общедагестанской тематики, в которых рассматриваются природные условия, общая история, этнодемографический обзор населения Дагестана, хозяйство, религиозные верования, города, культура, современное дагестанское село. Этот раздел монографии дает общее представление о Дагестане, историческом и современном, по названной тематике. Здесь показано, как сходные природные условия порождали у этносов (или их частей, групп) сходные хозяйственные традиции, способствовали сложению внеэтнических хозяйственно-культурных ареалов, порождая отчасти вынужденную хозяйственную интеграцию разных этнических общностей через обмен продукцией и рабочей силой; иллюстрируются общность исторических судеб, проявления общедагестанского единства, сопричастности и патриотизма особенно обостряющиеся в периоды чужеземных вторжений, а также традиционная этническая толерантность. Вместе с тем известно, что в 90-е гг. в Дагестане сложилась довольно острая этнополитическая ситуация, возникли свои национальные общественные движения, появились трубадуры обиженности и исключительности исторических судеб и уровня куль-

турного развития отдельных народов. Даже религия, духовенство разошлись по своим национальным квартирам. Однако, как показано в монографии, дагестанские народы довольно быстро разобрались в сугубо меркантильных, общественно-политических, управленческих (властных) мотивах этих этнических ратоборцев, и благодаря этому возобладали понимание и традиции общедагестанского дома и отечества, и Дагестан сохранил свое этнополитическое единство, что показали и несколько выборных компаний и особенно события августа 1999 г., когда сформировавшиеся в Чечне бандформирования вторглись в Дагестан. Дагестанские народы единым фронтом выступили против международных агрессоров, попытавшихся ликвидировать легитимную власть и провозгласить Дагестан исламской республикой.

Одно из достижений авторов монографии и в том, что в ней дана объективная сложная обстановка исламского возрождения, синкретизм ислама, наличие в нем доисламских напластаваний, верований и обрядов, соотношение традиционного (дагестанского) ислама и ваххабизма, показано историческое сосуществование разных конфессий. Авторы считают (и справедливо), что к настоящему времени в республике сложился устойчивый баланс в области соотношения общественно-политических отношений и управленческого расклада с одной стороны и этнополитической ситуации - с другой.

В монографии рассматриваются и противоречивые процессы как экономического и культурного роста, так и определенного нигилизма в отношении традиционной народной культуры, горского менталитета, прослеживаемые в советское время.

Прогрессивные изменения в советское время -рост благосостояния, урбанизационных процессов, унификации нивелировки; внедрение промышленных стандартных предметов и изделий материальной культуры, освоение новых форм русской и европейской культуры и др. объективно способствовали сближению, общему уподоблению современных форм культуры и быта дагестанских народов. Вместе с тем, идеологическая политика советского времени способствовала, из-за отождествления народных традиции и обычаев с пережитками феодально-патриархальной культуры и быта, угасанию и исчезновению многих элементов народной культуры, подрывала положительные стороны и устои горского менталитета.

Еще одна проблема, рассматриваемая в очерках монографии, - о сохранности этнической самобытности и процессах этнической консолидации, ассимиляции и деформации. Этническая пестрота - объектив-

ная реальность республики, но она как бы имеет спонтанные пружины, которые тормозят ее отрицательные проявления и удерживают их в корректных этнополитических параметрах. Хотя, конечно, для всех описываемых (исследуемых) этносов по-прежнему важно сохранение своего этнонима, самоназвания, языка, наиболее характерных (выделяющих их) элементов традиционно-бытовой культуры, а также возможности определенного представительства в органах управления и власти, но, преимущественно, в легитимных рамках.

Сложнее решение этих вопросов для этнических общностей, особенно малых, подвергшихся неоднократным переселениям, и у которых это переселение продолжается. Для них процесс консолидации с основным этносом группы (например, хваршин с аварцами) и даже ассимиляция протекает интенсивнее.

В монографии в определенной (возможно, недостаточной, особенно в очерках) степени затрагиваются вопросы этнической консолидации по группам народов. Материалы показывают, что в этом вопросе в советское время имели место перегибы, поспешность и директивность.

Совершенно справедливо пишет М.О. Османов: «Одной из ошибок того времени была директивная нацеленность на этническую консолидацию родственных народов вокруг крупнейшего из них, в особенности народов андо-цезской группы вокруг аварцев. Однако годы после распада СССР показали тщетность усилий по поддерживанию навязанной «консолидированности» (с. 560).

Большая работа не лишена и недостатков. Отдельные статьи неполные, в них не охвачен весь круг подлежащих освещению вопросов. Не всегда выдерживается единый принцип и стиль изложения, единые методологические подходы. Встречаются несогласованности в разных статьях.

Хотя в литературе господствует мнение о том, что горские евреи и таты одна народность, известная как таты, тем не менее, в книге им посвящены отдельные очерки, как разным этническим группам.

Недостаточно привлечен материал по соседним народам (в частности грузинам, азербайджанцам, осетинам и др.) Отдельные статьи очень слабо иллюстрированы.

Несмотря на указанные пожелания, исследование «Народы Дагестана» является крупным вкладом в науку. Она будет полезна для самого широкого круга читателей - учащихся, студентов, аспирантов, учителей, преподавателей вузов, научных работников, всех интересующихся историей и этнографией Дагестана и смежных регионов Закавказья и Северного Кавказа.

М.Р. Гасанов

Научтруд |