Научтруд
Войти

Проблема сосуществования казачьей торговли и иногороднего предпринимательства на Дону в конце ХIХ века

Автор: указан в статье

ПРОБЛЕМА СОСУЩЕСТВОВАНИЯ КАЗАЧЬЕЙ ТОРГОВЛИ И ИНОГОРОДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА НА ДОНУ В КОНЦЕ Х!Х ВЕКА

БУЛЫГИН ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ,

аспирант кафедры политической истории исторического факультета,

Южный федеральный университет

о о т

го со о

CP t_>

I—I !<

■Z. ai ZD О

В статье на основе историко-экономического анализа исследуется положение казачества в общеимперской торговле.

In the article the Cossacks position in the imperial trade is investigated on the basis of historical and economic analysis.

Коды классификатора JEL: E22, F14, N90.

Попытки найти подобающее место современным казакам вполне резонно должны формироваться, учитывая опыт исследований, касающихся выяснения положения казачества на Дону в дореволюционное время. Особенно это относится к осмыслению хозяйственной роли казака. Роли, с одной стороны, второстепенной, а с другой — необходимой для поддер-° жания жизнеспособности любого без исключений социального слоя. Воин-

^о ское призвание казачества и связанные с этим обязанности долгое время не

давали казаку возможностей заниматься хозяйством. В то же время, когда они появились, оказалось, что по различным причинам казачество не готово возглавить и повести за собой торгово-промышленную жизнь края. Поче-2 му так происходило? Попытка разобраться в этом представляет актуальную

задачу еще и потому, что с начала 2000-х годов в донской рынок активно включились крупные столичные предприниматели и торговые сети. Анализ пореформенной ситуации может дать современному донскому краю опыт оценки глобализационных тенденций более чем столетней давности.

Разрешение иногородним в 1860-е селиться и иметь собственность в пределах Войска стало дополнительным стимулом для проникновения на

© Ю.А. Булыгин, 2010

Дон неказачьих предпринимателей. Конечно, казаки никогда не играли доминирующей роли в экономике Донского края. В конце Х1Х века им принадлежала лишь пятая часть всех торгово-промышленных предприятий области, причем это были в основном мелкие и средние предприятия, доля которых в общем коммерческом обороте 1898 года составляла 6,5% (Сущенко 1997, 234—237). Остальные доли приходились на иностранный (почти 29%) и российский невойсковой капитал. Потомственное казачество значительно уступало в масштабах предпринимательской деятельности как своим иногородним партнерам, так и иностранцам. В численном отношении на рубеже Х1Х-ХХ вв. неказакам и иностранцам принадлежало три четверти всех торгово-промышленных предприятий области с общим годовым оборотом более 180 миллионов рублей (Самарина 1992, 6-12).

Сведения, взятые из «Статистического обзора торгово-промышленной деятельности казачьего населения с 1894 по 1898 гг.», хотя и позволяют выяснить приблизительное соотношение позиций иностранного, невойскового и казачьего капиталов в конце XIX века, но не дают возможности точно ^ определить численность донских предпринимателей (Самарина 1992, 44-45). гн Доминирование иногородних купцов отмечалось уже современниками (Номи- ^о косое 1884, 552-554). С.С. Номикосов первым заявил, что не представляется возможным определить капитал иногородних купцов и мелких торговцев, проживающих в пределах области. По его мнению, торговля этих лиц основана 1 большей частью на кредите, открываемом преимущественно вне пределов об- § ласти — Москве, Харькове или Нижегородской ярмарке. Показатели тор- о говли во многом носили примерный характер, и точные данные о торговых оборотах, особенно на начало XIX века, найти сложно: тем более что ре- ^

альное состояние дел с декларируемым у торговцев никогда не сходилось (Номикосов 1884, 552-554).

Пореформенное проникновение рыночных отношений в казачью среду аЗ

выявило и обострило противоречие между военной и хозяйственной ролями казака. На фоне преуспевающих зажиточных крестьянских (иногородних) хозяйств казачье хозяйство не блистало. Пытаясь улучшить свое материальное положение, казак нередко осознавал, что длительная военная служба в условиях капитализации является тяжким бременем, консервирующим его хозяйство. Компенсация в виде дешевой рабочей силы в лице «иногородних-квартирантов» была недостаточной. Сложившаяся система войскового землепользования от имущественного расслоения уберечь не могла. В казачестве появилась мысль об «оскудении» сословия, причины которого виделись в лице все более увеличивающегося количе- о

ства иногородних (Щетнев). «Как только прошла острая нужда в заселении края и обнаружились стеснения в землепользовании, иногородец потерял свою прежнюю колонизационную цену», — отмечает исследователь Ф.А. Щербина (Щербина 1913, 688).

и о сх 1= о со

Казачья торговля по составу торговых людей была мононациональной настолько, насколько таковым было казачье общество. На протяжении десятков лет отношения казаков и иногородних в сфере торговли были неоднозначными. Среди казачьего сословия бытовало мнение, что иногородние, пришлые со стороны торговые люди, «размывают» их торговый уклад, как и весь уклад жизни, посягают на «привилегированное» положение казаков. Такое мнения находило отражение и в казачьем законодательстве. Система привилегий сдерживала как выход казачества на всероссийский рынок, так и проникновение торгового опыта извне. Правила торговли по отношению к иногородним до Положения 1885 года были преимущественно запретительными. Возможно, все это и определило ту сравнительно небольшую долю, которую имели в общей предпринимательской массе казачьи предприниматели.

Государственный архив до сих пор хранит конкретные проявления попыток борьбы с засильем иногородних в донском хозяйстве. В конце Х1Х века представители Торгового общества обратились к атаману и добились запрещения распродаж и скидок с товаров1. Доверенные Общества нашли, т—1 что распродажи завлекают доверчивую публику к неимоверным тратам: без

^о разбора под видом дешевого приобретаются лишние товары в ущерб пред-

метам первой необходимости. «Увлечение ложной дешевизной доходит до того, что доверчивые покупательницы, точь-в-точь как азартные игроки, 1 спускают все наличные деньги, входят даже в долги, приобретая подчас со-

§ всем не нужные им товары»2.

о Доверенные сходились на том, что такая торговля не соответствует вы-

^ соте своего призвания: настоящий товар имеет цену и продаваться с уступ-

^ ками, т.е. согласно такой логике «обманным путем», просто не может. По-

становление от 28 июня 1893 г. запрещало печатание в местных газетах, распространение распродаж в обществе, вывесок с надписью «распродажа» <Б на окна магазинов и витрин, расклейку в разных местах с целью привлече-

з ния большего наплыва покупателей объявлений (реклам) о распродажах в

£ магазинах, лавках и складах остатков товаров и скидок с цен по случаю на-

копления товаров. Допускалось лишь распространение объявлений без всяких воззваний и обозначения цен: извещений о получении новых товаров, перемещении торговли или открытии торговли вновь.

Казаки такое радение в пользу покупателей объясняли тем, что эта подрывная деятельность шла исключительно от иногородних торговцев. Коренные негоцианты, по словам доверенных, таких приемов не знали. Пореформенное о время 1860-1870-х гг. открыло для неказачьих предпринимателей возможен ность селиться в пределах области и иметь собственность и предприятия на ^ войсковой земле. Попытки казаков повлиять на ситуацию законодательным _| образом явились своеобразной консервативной защитой местной торгов-г _

I—I !< _I

1 См.: ГАРО. Ф. 200 Оп.1. Д. № 922. Л. 7.
2 См.: ГАРО. Ф. 200 Оп.1. Д. № 922. Л. 7.

ли от проявления глобализационных тенденций. В декабре 1895 г. Областное правление войска Донского объявило, что Войсковой наказной атаман Н.И. Святополк-Мирский отменил свое постановление о так называемых «дешевых распродажах» как не достигающее намеченной цели. Однако отмена постановления не поколебала торговых казаков, направивших похожие обращения и следующему донскому атаману — К.К. Максимовичу. В 1901 г. запрещение распродаж было восстановлено, но сведений о проблемах с исполнением данного акта в дальнейшем архивный фонд Торгового общества не сообщает.

Войско Донское не скупилось на запреты по отношению к иногородним купцам. До середины XIX века им не разрешалось приобретать недвижимость в Новочеркасске и по всей территории Войска. Преодолению отчуждения торговых казаков от всего русского торгового сословия могло послужить предоставление торговым казакам гильдейских торговых прав, о

которые во многом гарантировали бы свободу казачьей торговли и повыша- ^

ли ее значение в деловом мире России. Соответствующий запрос казаками ^

торгового общества был сделан еще в конце 1830-х гг., а в 1841 году был ре- тн

шен положительно3. Однако сказать, что торговое сословие донских казаков ^о

после этого массово вышло на российский рынок, будет большим преувеличением. Архивные материалы доказывают, что массовая казачья торговля и предпринимательство были нацелены, прежде всего, на внутренний рынок. 1

Казачество всегда было, прежде всего, военным сословием. Однако, §

вольное и свободолюбивое по духу, оно не могло не противостоять наплыву о

и экономическому засилью иногородних. Дискуссии на эту тему начались еще в дореволюционное время.

По мнению донского общественного деятеля, историка В.А. Харламова, о

политика Российской империи по созданию из казаков «особой касты воинов» привела к «искусственной обособленности казачества», формированию аЗ у сословия неприязни к «иногородним», «к русскому обществу» (Государственная дума. Созыв первый. Сессия первая 1906, 63). Желая подчинить себе некогда «вольное воинство», государство замещало старые казачьи права новыми привилегиями, тем самым, способствуя обособлению казаков, формированию в их среде идей собственной «особости» (Морозова 2008). Более того, всякое ущемление прав и привилегий, действия властей, оцененные как несправедливость, давали казачеству основание считать себя «отчужденным от России».

и о а а о

Иностранные капиталовложения восполняли незначительный приток в у

отрасли тяжелой промышленности отечественных капиталов, ускоряя осво- о

ение природных ресурсов и рост производительных сил края. И даже не- о

смотря на то, что, по словам казачьих авторов, иностранный и иногородний Ü

капиталы вытесняли местное купечество, внедрялись в экономику края они _i

в рыночной акционерной форме (Кислицын и Кислицына 2007, 80). g

3 См.: ГАРО. Ф. 200. Оп. 1 № 7 Л. 1-17. R

В то же время, если казаки могли позволить себе рассуждать в узком кругу о несовпадении интересов России и Дона, то другим слоям, а в особенности иногородним, они этого не позволяли. Мариупольские купцы, «греки и иностранцы», во время Крымской войны пожаловались в высшие инстанции на начальника гарнизона Кострюкова за то, что он допустил обстрел города, причинивший разрушения их собственности. Они не могли понять, почему гарнизон не ушел из города или не вступил с неприятелем в переговоры и не сдал города на выгодных условиях4. Казачьи офицеры, в свою очередь, были возмущены непатриотичным поведением и тем, что иностранцы еще смеют озвучивать свои претензии (Морозова 2008).

К концу Х1Х века благополучие Торгового общества и казачьего предпринимательства падало. На фоне растущего богатства части иногородних, оскудение рядовых казаков выглядело более явным. Участись лись призывы восстановить экономическое благосостояние казаков и оградить область от наплыва иногороднего населения, «органически не связанного с казаками и крайне их эксплуатирующего». Деятельность в этом направлении влиятельных лиц Дона и Кубани — начальника штаба Войска Донского князя А.М. Дондукова-Корсакова, наказного атамана Кубанского казачьего войска Г.А. Леонова (Малукало 2002), помощника наказного атамана Войска Донского по гражданской части А.М. Грекова5 мало повлияла на ход событий, что только закрепило глухое недовольство среди казаков (Морозова 2008).

Еще в дореволюционное время появилось другое мнение о роли казаков в донской торговле. С.С. Номикосов считал, что казачья торговля развива-о лась именно таким образом, который и требовался донскому краю. Анализи-

руя мнение, что распространению торговых оборотов среди казаков препят-

ей ствовала поголовная воинская повинность, С.С. Номикосов не считал этот

фактор главной причиной слабого развития казачьей торговли; а обращал внимание на то, что в области проживает множество иногородних купцов, т не обязанных служить и особым стеснениям не подвергающихся. Если бы

местные условия требовали большего развития казачьей торговли, она бы развилась сама собой. Ростов вырос в город со стотысячным населением Еэ и многомиллионными торговыми оборотами, а в Новочеркасске торговля

^ идет вяло и не привлекает крупных капиталов, но отличие этих городов по

Ьн отношению к торговле объясняется их географическим положением, а от-

нюдь не тем, что в Новочеркасске живут казаки, а в Ростове их нет, — по-8 лагал исследователь (Номикосов 1884, 552-554). Он отмечал, что торгов-

.о и О СР

I—I !<

ля в пределах области, за немногими исключениями, вполне соответствует

4 См.: ГА РО. Ф. 243. Оп. 1. Д. 34. Л. 446.
5 См.: ГА РО. Ф. 162. Оп. 1. Д. 13. 47 (Протоколы заседаний комиссии по вопросу о причинах обеднения Донского казачьего войска и о мерах к восстановлению его благосостояния. 1899 г.).

местным условиям и удовлетворяет потребностям населения, а в торговом посредничестве в пределах области обращаются капиталы в размере едва ли не выше потребности в них (Номикосов 1884, 552-554). Таким образом, донской исследователь выдвинул практический, или рыночный, подход к казачьей торговле. То есть, считая уровень участия казачества в донском предпринимательстве именно таким, какой требовался рынку на тот момент. Сложившиеся в пореформенное время экономические связи слабо затронули казачество. Оставалась часть казаков, получившая земли и ставшая землевладельцами, но и они, в своем большинстве оставаясь домохозяевами, не вывели собственные хозяйства на рыночный уровень.

В этой связи интересна позиция В.В. Вольчика, считающего войсковые институциональные условия в большей степени запретительными по отношению к казачьей торгово-промышленной деятельности, основными тормозившими донскую экономику факторами (Вольчик 2007).

Рациональное зерно имеется в позициях всех исследователей. В то же время, нельзя забывать и том, что главным призвание казака всегда оста- ^

валась защита рубежей родины, поэтому сам вопрос о доминирующем ,-н

торгово-промышленном влиянии казачества был второстепенным везде, ^о

кроме сообщества самих торговых казаков: как в рядах Областного правления и атаманского окружения, так и в военном ведомстве на высшем, правительственном уровне. Это сами торговые казаки не раз писали о положи- 1 тельном влиянии Торгового общества на экономическую жизнь края и бла- § гополучие Областного правления, получающего большие суммы от сборов о при увеличении состава Общества. Самостоятельно торговые казаки хлопотали о гильдейских правах и требовали искоренить засилье иногородних ^ в экономике края. Никто, кроме них, по-видимому, не был заинтересован в с^ развитии казачьей торговли.

Таким образом, нельзя не отметить противоречия, связанного с актив- ^

и о сх

ной позицией иногороднего капитала в Области. Несмотря на то, что он восполнял необходимый приток капиталов, казачество винило иногород-цев в захвате торгово-промышленного превосходства области и из-за этого слабом состоянии коренного казачьего благосостояния. Попытки борьбы с этим засильем со стороны торговых казаков имели антирыночный характер и выражались в попытках решить проблему с помощью властных структур.

Границы империи отодвинулись на юг, пореформенные процессы размывали казачество, но оно оставалось, прежде всего, воинским сословием. Проблема втягивания его членов в экономическую жизнь края оставалась собственной проблемой торговых казаков. о

Накладывала свой отпечаток и долгое время формировавшаяся обособленность казачества от общеимперской торговли. Казачья торговля не смогла влиться в общероссийскую. Сложившиеся к тому времени экономические связи оставляли казачеству по большей части традиционные при-

родные (соляные и горнопромышленные) ресурсы донского края, в то время как торгово-промышленное состояние края не оставляло поля, в которое массово могло бы включиться торговое казачество.

Литература

ВольчикВ.В. (2007). Край упущенных возможностей: институциональная история донского аграрного и торгового предпринимательства. / Материалы международной научной конференции «Российское предпринимательство в XIX — первой трети XX века: личности, фирмы, институциональная среда». Санкт-Петербург. 19-21 октября. (http://polittheory.narod.ru/lecturer.htm).

ГАРО. Ф. 162. Оп. 1. Д. 13. 47 (Протоколы заседаний комиссии по вопросу о причинах обеднения Донского казачьего войска и о мерах к восстановлению его благосостояния. 1899 г.) ГАРО. Ф. 200. Оп. 1. №7. Л.1-17. ^ ГАРО. Ф. 200. Оп. 1. Д. № 922. Л. 7.

^ ГАРО. Ф. 243. Оп. 1. Д. 34. Л. 446.

§ Государственная дума. Созыв первый. Сессия первая. Стенографиче-

ские отчеты. СПб., 1906. Т.1.

Кислицын С.А. и Кислицына И.Г. (2007). История Ростовской области. (От земли Войска Донского до наших дней). Ростов-на-Дону: СКАГС. ^ Малукало А.Н. (2002). Реформа кавказских казачьих войск кн. А.Н. Дон-

о дукова-Корсакова // Казачество России: история и современность: Тезисы

^^ Международной научной конференции. Геленджик. 8-11 октября.

Морозова О.М. (2008). О самоидентификации казачьего населения Дона

ё (XVIII в. — 1920 г.) // Научно-культурологический журнал ЯЕЬОЛ. №13. 20

сентября. (http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main7te xtid=2246level1=mainlevel2=articles).

Номикосов С. (1884). Статистическое описание области войска Донского. Новочеркасск.

о Самарина Н.В. (1992). Донская буржуазия в конце XIX — начале XX в. //

Проблемы социально-экономической истории и революционного движения на Дону и Северном Кавказе: XIX — нач. XX в. Ростов-на-Дону.

Сущенко В.А. (1997). История российского предпринимательства. Ростов-на-Дону: Феникс.

Щербина Ф.А. (1913). История Кубанского казачьего войска. Т.П. Ека-теринодар.

р Щетнев В.Е. Расказачивание как социально-историческая проблема.

(http://synopsis.kubsu.ru/new_n/004_97.htm).

и о сх

I—I !< _I

Другие работы в данной теме:
Научтруд |