Научтруд
Войти

Социально-образовательные кластеры непрерывного образования: организационный аспект

Научный труд разместил:
Mokiy
20 сентября 2020
Автор: Е. Р. Елагина

УДК 37.014.53

Е. Р. Елагина

Социально-образовательные кластеры непрерывного образования: организационный аспект

В статье исследована непрерывность образования, которая в условиях социально-образовательного кластера формирует нематериальный актив региона - конкурентоспособный кадровый потенциал, что, в свою очередь, может стать решающим фактором преодоления бедности и безработицы. Исследовано выделение кластеров в непроизводственном секторе с учетом теории кластеров, особенностей и возможностей сочетания рыночных и нерыночных механизмов их распределения. Рассмотрены особенности функционирования образовательного, инновационного и социального кластеров; расширено понятие многокомпонентного кластера путем включения в него социально-образовательного кластера непрерывного образования АСЕ и очерчены организационные аспекты его формирования.

E. R. Elagina

Social and Educational Clusters of Life Learning Educational Programmes:

Aspect of Their Organization

The purpose of this article is to identify studies of continuing education, which in the conditions of a social and educational cluster is building up an intangible asset of the regional and competitive human resource potential, which could become a decisive factor in overcoming poverty and unemployment. The isolation of clusters in the non-productive sector was researched, taking into account the theory of clusters, features and possibilities of combining market and non-market mechanisms for their distribution. Functioning features of the educational cluster, innovation cluster, social cluster were observed. The concept of a multicomponent cluster has been expanded by including the social and educational clusters of continuing education of the ACE, organizational aspects of the formation of such a cluster have been outlined as well.

Непрерывность образования (как идея, принцип обучения, качество образовательного процесса и непременное условие развития человека) становится инструментом общественного развития и одним из факторов устранения противоречий между все возрастающими требованиями современности и парадигмой образования. Важно понимать, что в условиях глобализации важными факторами устойчивости и независимости социально-экономических систем является высокий уровень их внутренней организации, способность быстро и четко реагировать на изменения внутренней и внешней конъюнктуры отдельных регионов и страны в целом, быстрая адаптация кадровой политики. Одновременно растут требования к уровню организации разнообразных региональных локальных систем как более мобильных, в сравнении с глобальной социально-экономической системой, с учетом возможностей социальной сетевой организации совместной деятельности локальных объединений.

В Европейской стратегии занятости (European employment strategy), согласованной в 2003 г., определены руководящие принципы политики развития обучения в течение жизни [7]. Стратегия призывает страны Европы обратить внимание на дефицит квалифицированной рабочей силы и предлагает поощрять всевозможные направления обучения в течение всей жизни, чтобы дать работоспособному населению приобрести необходимые компетенции. Руководящие принципы акцентируют необходимость увеличения инвестиций в человеческие ресурсы, особенно через обучение взрослых.

Одна из важнейших социально-экономических функций образования, как известно, - это формирование интеллектуального и кадрового потенциала общества, что возможно только путем организации целенаправленного непрерывного образования на протяжении всей жизни в интересах устойчивого развития. В третьем разделе («Развитие человеческого потенциала») Концепции долгосрочного социально-экономического развития

© Елагина Е. Р., 2017

Российской Федерации на период до 2020 г. большое внимание уделено развитию образования, которое определено в качестве основы динамичного экономического роста и социального развития общества, фактора благополучия граждан и безопасности страны. Среди целевых ориентиров отметим, что окончательная модернизация системы образования актуальна именно в качестве социального института, а также создания современной системы непрерывного образования, подготовки и переподготовки профессиональных кадров [2]. Путь организации социально-образовательного кластера непрерывного образования не только создаст условия для непрерывного образования, но и позволит максимально увеличить возможности составляющих кластера в устойчивых и потенциальных связях, обеспечивающих непрерывность образования, открыть путь к перспективам и инновациям. Недавно об этом говорил и Министр финансов РФ А. Силуанов на Петербургском экономическом форуме (июнь 2017 г.), делая акцент на вкладе инвестиций в нематериальные активы (образование и медицину), что в стратегической перспективе существенно повлияет на развитие кадрового потенциала и, безусловно, увеличит человеческий капитал, именно поэтому необходимо развивать дополнительное образование и интенсифицировать саму систему непрерывного образования [9].

Непрерывное образование, безусловно, нацелено на качественные преобразования кадрового потенциала региона, поскольку мы живем в мире взаимодействующих систем, где почти все действия отдельных людей и сообществ взаимосвязаны. А значит, эффективное взаимодействие между субъектами непрерывного образования обеспечит достижение общего результата - воспроизводство человеческого капитала, что отражает интересы всех членов общества путем формирования кадрового потенциала региона. По мнению М. Портера, кластеры являются ярко выраженной особенностью любой национальной, региональной и местной социально-экономической системы, обеспечивая конкурентный успех в отдельных отраслях производительной деятельности человека [3]. В связи с этим необходимо выделить три базовых подхода к определению понятия «кластер», в основе которых лежит функциональный компонент.

Практически все авторы, рассматривая кластеры, ссылаются на основные работы М. Портера, ставшего одним из основателей теории национальной, региональной и местной конкурентоспособности в контексте тенденций развития мировой экономики. Базовой основой этой теории была концентрация конкурентоспособных транснациональных организационных структур в одной стране или одном регионе, которые, достигая конкурентоспособности на мировом рынке, распространяют свое положительное влияние на поставщиков товаров и услуг, их потребителей и даже конкурентов. Успех и окружение, в свою очередь, влияют на дальнейший рост названных структур путем формирования кластеров [8].

Следует отметить, что в рассмотрении региональных нематериальных активов прежде всего важен кадровый капитал, накопление которого невозможно без рационального формирования его потенциала путем развития непрерывного образования. Обучение взрослых предполагает учет опыта и его особенностей, главными среди которых являются возрастные психические и профессиональные особенности; наличие определенного образовательного уровня; собственный жизненный опыт; наличие потребностей и мотивов в знаниях ради получения собственных преференций и достижения успеха, что в контексте предлагаемого исследования должно способствовать преодолению безработицы и повышению качества жизни. Именно эти факторы и могут стать актуальными и первоочередными в идее развития возможностей непрерывного образования в условиях кластера.

Идею Арне Карлсона, директора Института непрерывного образования UNESCO, касательно создания условий для развития непрерывного образования в городе или поселке, то есть на конкретной территории проживания человека, предлагается трансформировать в социально-образовательный кластер непрерывного образования «the area of continuing education» (ACE) [6]. Немаловажно, что это объединение на основе вертикальной интеграции формирует определенную систему распространения новых знаний и технологий. При этом важнейшим условием эффективной трансформации инноваций в конкурентные преимущества является формирование сети устойчивых связей между всеми участниками социально-образовательного кластера непрерывного образования ACE, который видится в качестве взаимной социальной ответственность государства, общества и личности за развитие непрерывного образования, что ведет, в свою очередь, к качественным преобразованиям и развитию кадрового потенциала конкретного региона и в значительной степени определяет его конкурентоспособность.

Так, например, одним из основных компонентов европейской социальной модели Совет Европы утвердил обучение в течение жизни. Такое обучение не ограничивается только сферой образования, оно является критическим фактором в сферах занятости и социального обеспечения, экономического роста и конкурентоспособности. Как правило, реализация кластерных стратегий предполагает наличие фондов, предоставляющих целевые гранты развития, а также социальных институтов (программ) поддержки кластерных инициатив. Сейчас такими институциональными структурами являются Национальное агентство планирования DATAR (Франция), Информационная система поиска и классификации кластеров CASSIS (Люксембург), Национальный совет по конкурентоспособности (США), программа кооперации LINK (Великобритания) и др. Кроме того, формируются специальные институты, способные эффективно выполнять функции развития и интернационализации сетевых структур. Это центры экспертизы (Финляндия), центры превосходства (США), консалтинговые центры, объединения маркетингово-аналитических и брендинго-вых компаний (США), институты и агентства, входящие в кластерные инициативы (Мюнхенский технический университет) [1].

Примеры успешного развития кластерных инициатив имеют Австрия (термин «кластер» был использован как «бренд» для улучшения имиджа страны), Великобритания, Испания, Германия. В то же время в Австрии разработана национальная инновационно-исследовательская программа (TIP), целью реализации которой является стимулирование развития связей между исследовательскими институтами и промышленным сектором, специализация кластеров и формирование центров конкурентоспособности. Кластерная политика в этой стране реализуется в виде создания полюсов конкурентоспособности, призванных объединить бизнес, научное сообщество и образовательные структуры. При этом все организации выстраивают собственную стратегию, создают единую организационную структуру. В Японии действует программа «Knowledge cluster initiative», стимулирующая развитие кластеров в 18-ти регионах страны и способствущая реализации совместных проектов, в которых региональные университеты выступают в роли ядра кластеров в сети малых инновационных фирм и крупных промышленных компаний. Правительство

Франции с 2005 г. начало реализацию национальной кластерной политики, целью которой является обеспечение роста за 15-20 лет конкурентоспособности отраслей образования, экономики и т. д.

Кластерный подход представлен и в уже упоминавшейся «Концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года», согласно которой должны быть созданы условия для формирования инновационных кластеров как в европейской, так и в азиатской частях России [2]. Следует также отметить, что в России в 2014 г. уже был создан Центр кластерного развития и наметилась позитивная тенденция развития кластеров. В настоящее время только в Санкт-Петербурге насчитывается 26 мощных индустриальных кластеров, а по всей России их более 400. Нам кажется, что в условиях социально-образовательного кластера непрерывного образования будет формироваться осознание общественной значимости и понимание взаимной социальной ответственности общества, государства и личности за развитие непрерывного образования.

Следует также отметить, что в монографии, написанной авторским коллективом под руководством Т. Усковой, констатируется, что понимание кластерной философии в мировом сообществе быстро растет, а кластеры становятся ключевым компонентом национальных и региональных планов экономического развития. Однако многоас-пектность кластерного развития требует применения к нему различных теоретических подходов, в частности теории конкурентных преимуществ (М. Портер), концепции региональных кластеров и регионов обучения (Н. Энрайт), теории промышленных районов (А. Маршалл), теории итальянских промышленных округов (П. Бекатини); эволюционной теории развития, в частности временного развития кластера; институциональных теорий, которые определяют экономику как систему взаимодействующих институтов, а кластер - как институт, сочетающий систему формализованных и неформализованных отношений участников кластера с внешним окружением [4].

Таким образом, концепция кластера как социального института, основанного на согласовании интересов и сотрудничестве различных структур, слияниях и поглощениях, противостоит конкурентно-индивидуалистической парадигме развития. В связи с этим важно отметить, что современная парадигма регионального развития кластеров характеризуется

— включением региона в глобальные процессы развития как самостоятельного субъекта экономики с помощью территориальных сетевых структур;

— использованием ресурсов индустриального развития одновременно с ресурсами коммуникаций, инноваций, знаний, умений, навыков и т. д.;

— формированием конкурентных преимуществ региона для развития человеческого капитала путем совершенствования кадрового потенциала, инфраструктуры, повышения инвестиционной привлекательности и т. п.

Подтверждением современной парадигмы регионального развития кластеров можно считать утверждение М. Портера, что кластеры являются ярко выраженной особенностью любой национальной, региональной и местной социально-экономической системы, обеспечивая конкурентный успех в отдельных отраслях производительной деятельности человека [8].

Обобщив существующие подходы к организации кластеров, разделяя точку зрения М. Портера, выделим основные этапы формирования кластеров:

— подготовительный (анализ ситуации, SWOT-анализ возможности кластера, оценки его потенциала);

— формирование доверия (презентация участников, определение областей сотрудничества, технологий совместной деятельности);

— организационный этап (принятие решения о создании кластера, формирование Координационного Совета, разработка стратегии развития, тактики и бизнес-плана кластера, регистрационные процедуры);

— развитие кластера (формирование кооперации, тендеры, контакты с другими кластерами, определение внешних рынков, рекламные процедуры, маркетинговые исследования) [3].

Принципиальна концентрация внимания на подготовительном этапе формирования кластера, который возможно конкретизировать следующими составляющими:

— определение стратегической цели и приоритетов АСЕ;

— создание реестра организаций, предприятий и т. д., включенных в АСЕ;

— определение субъектов АСЕ;

— составление социального портрета целевых групп по разработанным критериям и наличие индикаторов;

— разработка локальной нормативной базы АСЕ;

— просветительство и выделение мотиваци-онных факторов непрерывного образования в АСЕ;

— разработка единой информационной образовательной среды и т. д.

Какие же основные задачи способен решить социально-образовательный кластер непрерывного образования АСЕ? Вероятно, он обязан компенсировать растущий в условиях глобализации уровень неопределенности социальных процессов, создать специфическое информационное пространство, активизировать мотивацию социально-экономических субъектов продуктивной деятельности, сформировать условия для непрерывного образования, обеспечить развитие многомерности образовательной, социальной и информационно-технологической среды развития региона.

Региональный кластер - это пространственная агломерация подобной и связанной экономической деятельности, формирующая среда, способствующая развитию разных форм обучения и адаптации. Такие кластеры обычно состоят из малых и средних предприятий, а ключевые элементы их успеха - кадровый капитал и географическая близость.

Социальный кластер - это интеграция учреждений и организаций социальной сферы независимо от организационно-правовых форм и форм собственности на основе стратегии социального развития, единых нормативов и стандартов применения инновационных технологий развития. Это сложная и многоуровневая, внутренне дифференцированная открытая система, где формируется благоприятная социокультурная среда и предоставляются социальные услуги населению.

Инновационный кластер, родоначальником которого принято считать американскую Кремниевую долину включает порядка 87 тыс. компаний, 40 исследовательских центров и десяток университетов, крупнейший из которых (Стэнфорд) характеризуется налаженным с частным сектором постоянным обменом информацией. Инновационные кластеры представляют собой систему тесных взаимосвязей не только между поставщиками и клиентами, но и с институтами знаний, среди которых крупные исследовательские центры и университеты, обеспечивающие высокий образовательный уровень [1]. Инновационный кластер формирует определенную систему распространения новых знаний и технологий, обеспечивает ускорение процесса трансформации результатов исследований в инновации, а инноваций - в конкурентные преимущества, развитие качественных устойчивых связей между всеми его участниками.

Образовательный кластер - это сеть поставщиков, производителей и потребителей образовательных услуг и технологий, а также элементов образовательной инфраструктуры, деятельность которых основывается на положительных синер-гетических эффектах образовательной агломерации (близости потребителя и производителя образовательных услуг, сетевых технологиях и интеграции знаний и умений и др.). В то же время обращает на себя внимание, что образовательный кластер нацелен на обучение личности, которая способна к конкуренции в постоянно меняющихся условиях, социальный - на предоставление комплекса социальных услуг.

Многокомпонентный кластер могут образовать разные по функциональному назначению составляющие (образование, здравоохранение, социальная защита, физическая культура и спорт, культура, молодежная политика). Условием функционирования такого кластера является динамичное развитие соответствующих отраслей, а также целенаправленное формирование благоприятных условий жизнедеятельности населения. Формирование многокомпонентного кластера обеспечивает переход от функционального управления к социальному, в процессе которого результаты экономической деятельности трансформируются в постоянно воспроизводимый человеческий капитал путем развития его кадрового потенциала [5].

Рассмотрев лишь некоторые виды кластеров, важно отметить, что, только синтезируя все то лучшее, что мы выделяем в организационной и содержательной составляющей кластеров, возможно сформировать социально-образовательный кластер непрерывного образования

АСЕ. Неизбежность внедрения технологического тренда в образовании никем уже не оспаривается, точно так же уверено занимает свое место и тренд непрерывного образования.

Экономическими институтами, «встроенными» в кластеры образования, на наш взгляд, могут быть отношения собственности, методы ценообразования, виды и способы оплаты образовательных услуг, формы и системы оплаты труда, рыночные методы распределения услуг также способны придать социальным организациям кластеров экономически стимулирующий смысл. В этих условиях важными аспектами функционирования участников кластера являются определение доли их экономической и социальной деятельности, подчиненность этих заведений социальным критериям [4]. Любой кластер имеет стадии своего развития, разные для каждого вида кластеров, и темп их развития может меняться согласно внутренней логике и логистике, при наличии которых кластеры развиваются. Нами выделены следующие стадии жизненного цикла социально-образовательного кластера: агломерация, становление, развитие, зрелость (зрелый кластер), трансформация (адаптация к условиям).

Основными организационными условиями для развития кластера, по нашему мнению, являются

— функционирование в кластере социальных и образовательных конкурентоспособных учреждений, организаций (однако это условие не является критерием его наличия);

— наличие конкурентных преимуществ для развития кластера (выгодное географическое положение, специализированные человеческие ресурсы, поставщики и потребители социально-образовательных услуг, необходимая инфраструктура);

— определение взаимовыгодных принципов активного взаимодействия;

— существование технологической, научной и образовательной инфраструктур;

— психологическая готовность к кооперации и тому подобное.

Ожидаемыми системными эффектами использования кластерных технологий в регионе, на наш взгляд, являются качественное продвижение в подготовке кадров, развитие кадрового потенциала, развитие наукоемких услуг, широкое внедрение новейших научных исследований; социальная защита и благоприятная социокультурная среда, повышение доступности, качества и эффективности непрерывного образования в стратегических целях развития региона.

Синергетические эффекты функционирования многокомпонентного социально-образовательного кластера АСЕ обеспечат системные изменения основных направлений развития образования, здравоохранения, физкультуры и спорта, социальной защиты населения, культуры и молодежной политики, а также будут эффективно содействовать становлению общественных институтов. Такие системные эффекты связаны с ростом эффективности деятельности социально-экономической системы, функционирование которой обусловлено интеграцией не только отдельных частей в единое целое, но и целенаправленным развитием выбранных направлений деятельности, концентрацией усилий. Становление благоприятной социальной среды и условий для эффективного использования кадрового потенциала путем формирования многокомпонентных кластерных структур обеспечит развитие творческого потенциала человека, удовлетворение его социально значимых потребностей, включая наиболее важную потребность - в самореализации.

Таким образом, формирование социально-образовательного кластера непрерывного образования АСЕ является одной из организационных форм объединения интеллектуальных, финансовых и материальных ресурсов для обеспечения конкурентных преимуществ региона в определенном направлении их деятельности.

Библиографический список

1. Европейское образование взрослых за пределами ЕС / пер. с англ. Ольги Вербовой. - M^ : Пропилеи, 2010. - 2i4 с.
2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https: // ido.tsu.ru/normdocs/dpo / 2020.pdf I
3. Портер, M. Конкурентоспособность на распутье: направление развития российской экономики [Текст] / M. Портер, M. Кетелс. - M., 2007. - 608 с.
4. Производственные кластеры и конкурентоспособность региона [Текст] : монография / под ред. Т. В. Усковой. - Вологда : ИС£РТ РАН, 2010. - 246 с.
5. Чернышова, Е. Р. Образовательные кластеры -путь повышения конкурентоспособности учебных заведений последипломного педагогического образования [Текст] / Е. Р. Чернышова // Горизонты образования. - 2012. - № 3. - Т. 4. - С. 153-158.
6. Conference Report 2nd International Conference on Learning Cities 28-30 September 2015 Mexico City. -Hamburg.: UNESCO INSTITUTE FOR LIFE LONG LEARNING, - 74p.
7. European Employment Strategy. http: // ec.europa.eu/social/main.jscatId = 101langIen
8. Porter M., Ketelhohn N., Artiganave A., Kelly J., Krasniqi M., Gi M. T. P., Zhang L. The Massachusetts Higher Education and Knowledge Cluster: The Microeconomics of Competitiveness, USA, Massachusetts Press, 2010. P. 30.

Bibliograficheskij spisok

1. Evropejskoe obrazovanie vzroslyh za predelami ES / per. s angl. Ol&gi Verbovoj. - Mn. : Propilei, 2010. -214 s.
2. Koncepcija dolgosrochnogo social&no-jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2020 goda, utverzhdennaja rasporjazheniem Pravi-tel&stva Rossijskoj Federacii ot 17.11.2008 № 1662-r [Jel-ektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: https: /I ido.tsu.ru/normdocs/dpo / 2020.pdf I
3. Porter, M. Konkurentosposobnost& na rasput&e: napravlenie razvitija rossijskoj jekonomiki [Tekst] / M. Porter, M. Ketels. - M., 2007. - 608 s.
4. Proizvodstvennye klastery i konkurentosposobnost& regiona [Tekst] : monografija/pod red. T. V. Uskovoj. -Vologda : IS GRT RAN, 2010. - 246 s.
5. Chernyshova, E. R. Obrazovatel&nye klastery - put& povyshenija konkurentosposobnosti uchebnyh zavedenij poslediplomnogo pedagogicheskogo obrazovanija [Tekst] / E. R. Chernyshova // Gorizonty obrazovanija. -2012. - № 3. - T. 4. - S. 153-158.
6. Conference Report 2nd International Conference on Learning Cities 28-30 September 2015 Mexico City. -Hamburg.: UNESCO INSTITUTE FOR LIFE LONG LEARNING, - 74p.
7. European Employment Strategy. http: // ec.europa.eu/social/main.jscatId = 101langIen
8. Porter M., Ketelhohn N., Artiganave A., Kelly J., Krasniqi M., Gi M. T. P., Zhang L. The Massachusetts Higher Education and Knowledge Cluster: The Microeconomics of Competitiveness, USA, Massachusetts Press, 2010. P. 30.

Reference List

1. The European education of adults outside the EU / tranl. from English by Olga Verbova. - Mn. : Propilei, 2010. - 214 p.
2. The concept of long-term social and economic development of the Russian Federation until 2020 approved by the instruction of the Russian Federation Government dated from 17.11.2008 № 1662-p [An electronic resource]. - Access mode: https: // ido.tsu.ru/normdocs/dpo/2020.pdf/
3. Porter M. Competitive ability at the crossroads: direction of the Russian economy development. - M., 2007. - 608 p.
4. Production clusters and competitiveness of the region: the monograph/under the editorship of T. V. Usko-va. - Vologda: ISERT RAN, 2010. - 246 p.
5. Chernyshova E. R. Educational clusters - a way of increasing competitiveness of educational institutions of postdegree pedagogical education // the education horizons. - 2012. - № 3. - T. 4. - P. 153-158.
6. Conference Report 2nd International Conference on Learning Cities 28-30 September 2015 Mexico City. -Hamburg.: UNESCO INSTITUTE FOR LIFE LONG LEARNING, - 74p.
7. European Employment Strategy. http: // ec.europa.eu/social/main.jscatId = 101langIen
8. Porter M., Ketelhohn N., Artiganave A., Kelly J., Krasniqi M., Gi M. T. P., Zhang L. The Massachusetts Higher Education and Knowledge Cluster: The Microeconomics of Competitiveness, USA, Massachusetts Press, 2010. P. 30.
социально-образовательный кластер непрерывное образование конкурентоспособность нематериальные активы регион social and educational cluster of continuing education competitiveness intangible assets region the area of continuing education and their life learning educational programmes