Научтруд
Войти

Достойное отображение двухвекового пути высшего медицинского образования в Казани и значения крупнейших казанских медицинских школ

Научный труд разместил:
Yarmilo
30 мая 2020
Автор: указан в статье

БИБЛИОГРАФИЯ И РЕЦЕНЗИИ

достойное отображение двухвекового пути высшего

МЕДИЦИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В КАЗАНИ И ЗНАЧЕНИЯ КРУПНЕЙШИХ КАЗАНСКИХ МЕДИЦИНСКИХ ШКОЛ

Высокое умение обобщать исторические события присуще лишь истинным их знатокам, а опубликованные за последние годы в Казани две солидные книги, посвященные глубокому анализу процесса развития высшего медицинского образования, насчитывающего два столетия в этом замечательном городе, - настоящий подвиг коллектива авторов, высоко ценящих свою alma mater.

Отдавая должное вышедшему в 2004 г. биографическому словарю под редакцией проф. В.Ю. Альбиц-кого и акад. РАМН проф. Н.Х. Амирова, рассмотрим в настоящей рецензии новое фундаментальное обобщение этих ученых в соавторстве с проф. А.С. Сози-новым и проф. А.Б. Галлямовым - "История Казанского Государственного Медицинского Университета" (Казань, изд. "Магариф", 2006), что, несомненно, должно найти свое отображение на страницах "Казанского медицинского журнала".

Несомненная трудность извлечь из богатейшей истории знаменитого Казанского университета и динамики преобразований медицинского факультета наиболее значительные события, происходившие за последние два века, и оценить их значение, успешно преодолена авторами названной книги. Логичной оказалась сама сущность глубокого объективного подхода к деятельности ряда крупнейших казанских ученых в области медицины за истекшие столетия. Характерно постоянное стремление авторов выделить главные вехи развития в Казани крупнейших оригинальных медицинских школ, осветить их эволюцию и оценить значение. В целом это заставляет читателя относиться к данному труду как к крупному событию в истории не только медицины нашей страны, но и анализа мирового медицинского наследия.

От анализа в первых двух главах истоков медицинского образования в Казани (1804-1836) авторы переходят к изложению его развития в эпоху Н.И. Лобачевского. В начальных двух главах лаконично и вместе с тем достаточно основательно (с упоминанием наиболее выдающихся событий в развитии медицинского факультета университета) освещена самоотверженная работа первых профессоров, заложивших краеугольные камни высшего медицинского образования в Казани в эпоху великих реформ, наступивших с воцарением в России императора Александра II, в частности после утверждения им в 1863 г. университетского устава о расширении полномочий совета университета и ректора.

В Казани резко возросло число студентов. Характеристика деятельности Ф.Х. Эрдмана и К.Ф. Фукса, учеников последнего - И.С. Дмитриевского и К.В. Пу-пырева, а также первого профессора медицины в Ка-

зани И.П. Каминского, первого выборного ректора Казанского университета проф. И.О. Брауна и ряда других ученых позволяет понять истоки формирования медицинского факультета.

В третьей главе содержится детальное рассмотрение деятельности медицинского факультета в конце ХШ - начале ХХ столетий. Как упоминалось, выдающаяся роль в развитии Казанского университета принадлежит гениальному ученому, его ректору с 1827 по 1846 г. Н.И. Лобачевскому, создателю неевклидовой геометрии. Его поразительно дальновидная научная и активная организаторская деятельность обусловила последующее развитие крупнейших научных школ университета, в том числе создание знаменитых медицинских школ. Важнейшим стимулом к прогрессу медицинского образования в России явились деятельность Петербургской медико-хирургической академии и труд великого ученого - хирурга Н. И. Пирогова.

В Казанском университете в 1858 г. кафедру физиологии возглавил Ф.В. Овсянников, работы которого сочетались с нейрофармакологическими исследованиями (А.А. Соколовский), обосновались крупная школа химиков (Н.Н. Зинин, А.М. Бутлеров, В.В. Мар-ковников, А.М. Зайцев), астрономов (М.А. Ковалевский), биологов (Н.П. Вагнер), минералогов и геологов (Н.А. Головкин, А.А. Штукенберг) и др. Развивалась крупная терапевтическая школа Н.А. Виноградова (с 1863 г.) - основателя Казанского общества врачей, развивалась земская медицина. С 1868 г. анатом П.Ф Лесгафт, яркий представитель функционального направления, ратовал за введение женского медицинского образования (с 1872 г.). При кафедрах образовались кабинеты - фармакологический (И.М. Догель), гигиенический (И.П. Скворцов), музей патологической анатомии (А.В. Петров) и ряд других. В Казани развивались микробиологические исследования (Н.М. Любимов, Н.Ф. Высоцкий, И.Г. Савченко, В.К. Меньшиков), основы санитарного дела. Важно отметить активность в те времена студенческого научного общества, в котором воспитались многие будущие корифеи отечественной медицины. Меценаты И.И. Алафузов, Я.Ф Шамов и другие купцы построили к началу ХХ века в Казани здания для крупных клиник.

Таким образом были созданы условия для периода, весьма логично обобщающегося в четвертой главе под названием "Золотой век казанской медицинской школы" (1863-1917 гг.). В ней изложены основные сведения о развитии знаменитых школ - анатомической (Е.Ф. Аристов, П.Ф. Лесгафт, В.Н. Тонков, Н.Д. Бушмакин и др,), физиологической, которую в

ХГХ веке после Н.О. Ковалевского возглавлял Н.А. Миславский, изучавший ЦНC вместе с В.М. Бехтеревым и воспитавший таких физиологов, как К.М. Быков, И.П. Разенков, Д.В. Полумордвинов, А.В. Кибяков, М.В. Сергиевский. Мировую известность получила казанская нейрогистологическая школа (К.А. Арнштейн, А.С. Смирнов, А.С. Догель, Д.А. Тимофеев, А.Н. Миславский, Б.И. Лаврентьев). Вместе с испанской школой великого Рамона Кахаля они вели многолетнюю полемику с немецкими нейрогистологами (Ф. Штер и др.) - приверженцами "ретикулярной" теории строения нервной системы и одержали победу, закрепленную в век электронной микроскопии, показавшей детали строения синаптических связей. С казанцами был тесно связан в своих изысканиях знаменитый английский ученый Лэнгли, французские нейроморфологи и др.

Кафедру медицинской химии или, как теперь она именуется, биохимии, еще в 1863 г. основал А.Я. Данилевский. Его морфофункциональные исследования белков являются классическими. Как отмечал академик АНТ проф. Д.Ы. Зубаиров, исследования А.Я. Данилевского, посвященные разрушениям эритроцитов, были проведены при помощи изобретенной им центрифуги. Он подтвердил наличие в головном мозге центров, задерживающих "отражательные движения" на теплокровных животных, работал по изучению сеченовского торможения. Преемником А.Я. Данилевского заведующим кафедрой медицинской химии стал

A.Я. Щербаков. Он, кроме того, совместно с патологоанатомом А.В. Петровым написал книгу "Заметки о земской медицине в Казанской губернии" (1871), обобщающую принципы развития этого прогрессивного метода здравоохранения в России в целом. В конце ХГХ века эту кафедру возглавил А.А. Панор-мов, развивший учение о диабете, разрабатываемое ранее в Казани в клинике Н.А. Виноградовым.

Крупные исследования на медицинском факультете были проведены выдающимся ученым И.М. Догелем, который изучил влияние многих фармакологических средств на различные функции организма, включая нейротканевые отношения. Анализ развития фармакологии был осуществлен в университете

B.Н. Болдыревым, учеником И. П. Павлова. В качестве добровольцев во время опытов на кафедре фармакологии участвовали молодые врачи и студенты, в том числе А.Д. Сперанский, С.В. Аничков, Б.И. Лаврентьев. Заметим, что согласно уставу 1863 г. была предусмотрена кафедра фармакогнозии и фармации, но ее деятельность не отличалась особыми достижениями вплоть до преподавания на ней доктора медицины

В.В. Николаева, который, еще будучи студентом, смог показать, что блуждающие нервы имеют двухнейронное строение.

На факультете была кафедра общей патологии (патофизиологии), руководимая В.В. Пашутиным -основателем этой дисциплины в России. Он создал

модель сердечно-сосудистой патологии, а в последующем предметами изучения стали гипотермия (А.Н Хорват), фагоцитоз (И.Г.Савченко, создавший кафедры патофизиологии в ряде городов России). Упомянутый выше А.В. Петров и его преемник Н.М. Любимов создали школу патанатомии, а последующий патолог Ф.Я. Чистович возглавил "Казанский медицинский журнал".

Судебную медицину вначале преподавали совместно с гигиеной, а затем, начиная с 1869 г. впервые в стране организовали самостоятельную кафедру гигиены, под руководством А.И. Якобия. В последующем ее заведующие А.Я. Щербаков, выдающиеся гигиенисты И.П. Скворцов и М.Я. Капустин создали основы учения по этой отрасли профилактической медицины.

Разумеется, в золотой фонд медицины неотъемлемой и основной частью входит освещение клинических дисциплин, и деятельность Н.А.Виноградова, Н.А. Котовщикова, А.Н. Казем-Бека, М.Н. Чебокса-рова, Н.К. Горяева, А.Г. Терегулова, С.С. Зимницко-го, В.Ф. Орловского и ряда других терапевтов заслуживает отдельного обстоятельного анализа. Не меньшее значение имеют работы руководителей хирургических кафедр - А.Н. Бекетова, Н.Ф. Высоцкого (он развивал также оториноларингологию), Н.А. Геркена, Л.Л. Левашина, Н.И. Студенского, В.И. Разумовского (одновременно он создал Саратовский, Тифлисский и Бакинский университеты). Он производил также нейрохирургические операции совместно с Л.О. Дарк-шевичем и был учителем крупных хирургов - П.И. Ти-хова, В.Л. Боголюбова, И.А Праксина и др. Медицинский факультет Казанского университета прославился такими выдающимися клиницистами, как акушеры А.И. Козлов, К.Ф. Славянский, В.М. Флоринский (основатель Томского университета), Н.Н. Феноменов и В.С. Груздев, создавший крупнейшую школу акушеров России. Мировое значение имела деятельность В.М. Бехтерева - знаменитого невролога, психиатра и основателя первого в России нейрохирургического института (после переезда в Санкт-Петербург). В 2007 г. будет отмечаться 150-летие со дня рождения этого великого ученого. Продолжая список крупных клиницистов Казани, следует назвать психиатра В.П. Осипова, офтальмологов Е.В. Адамюка и А.Г. Агабабова, дерматолога А.Г. Ге, педиатров Н.А. Толмачева, П.М. Аргутинского-Долгорукова, неврологов Д.П. Скалозубова, Л.О. Даркшевича.

История развития медицинского образования после 1917 г. вступила в новый этап своего существования. Годы становления медицинского образования в советскую эпоху и преобразование факультета Казанского университета в медицинский институт освещены в двух последующих главах, насыщенных богатейшими материалами.

Глубокие, подчас трагические перестройки, наступившие в тяжелейшие годы гражданской войны, не

могли не сказаться на деятельности университета. В книге, вышедшей под ред. В.Ю. Альбицкого, Н.Х. Амирова и соавт. объективно отображены чрезвычайные трудности в жизни университета, города и страны, имевшие место в 1917-1922 г.г. - время революционных потрясений. Выделяются 1922-1929 гг. -период окончательного слома дореволюционной и становления советской высшей школы. Когда белые в сентябре 1918 г. оставили Казань, его покинули многие профессора и преподаватели, большинство студентов университета. Как пишет историк Казанского университета В.С. Королев, "начался великий поход образованной публики на восток...". Мой учитель -проф. А.Н. Миславский отмечал, что аналогичная реакция на смену власти была и в других университетских городах, в том числе и в столице, где ученые стремились уехать за границу. Вот отрывок из письма от 4 апреля 1920 г., полученного им из Военно-медицинской академии Петрограда от великого русского ученого - создателя унитарной теории кроветворения профессора А.А. Максимова: " Многоуважаемый Александр Николаевич! ...Давным давно не имею от Вас известий. Я здесь кое-как живу, кое-как работаю, но напечатать ничего не удается. Буду очень рад получить от Вас известие. Преданный Вам А. Максимов". Вскоре проф. А.А. Максимов эмигрировал из России. «Доведенная до отчаяния условиями жизни в январе 1922 г. забастовала московская профессура»,- пишут авторы рецензируемой книги и приводят список многих ученых, покинувших Казань в тяжелые годы.

В Казанском университете к 1927 г. остались лишь физико-математический и медицинский факультеты, другие же были ликвидированы. В ответ на разруху, эпидемии и тяжелое экономическое положение были предприняты экстренные меры по восстановлению медицинского образования.. Наряду с расширением приема студентов и привлечением молодежи к управлению вузом были открыты Клинический институт (позднее ГИДУВ), организованы травматологический, трахоматозный и туберкулезный институты, а также Татарский научно-исследовательский институт теоретической и клинической медицины. Молодежь в те тяжелые годы стремилась к профессии врача. Несомненно, что опыт ряда оставшихся, а также вернувшихся в Казань крупных профессоров (В.С. Груздев, В.М. Аристовский, С.С. Зимницкий, Е.М Леп-ский, М.Н. Чебоксаров, В.Л. Боголюбов, А.В. Вишневский, В.В. Чирковский, В.Н. Терновский и многие другие) сыграл свою решающую роль в восстановлении уровня медицинского образования. Например, акад. А.А. Баев, бывший в 20-е годы студентом медицинского факультета Казанского университета, с увлечением рассказывал мне о высоком уровне занятий на кафедре гистологии, руководимой А.Н. Мислав-ским, особенно в группе Б.И. Лаврентьева. Словно завороженные, студенты слушали вдохновенные

объяснения Бориса Иннокентьевича, не только рисовали препараты, но и окрашивали срезы. Подобным образом воспринимал эти занятия и Н.Г. Колосов, оставшийся на кафедре гистологии преподавателем и, несмотря на все трудности, увлеченно занимался научной работой, публикуя совместно с Г.И. Забусовым и И.Ф. Ивановым статьи в журналах "Zeitschrift fuer mikroskopische-anatomische Forschung", "Anatomische Anzeiger" и др. Основоположник отечественной электрофизиологии Ф.Ф. Самойлов записал первую в России электрокардиограмму. А.В. Вишневский разработал метод местной анастезии, хирург В.Л. Боголюбов написал первый в стране учебник по общей хирургии. Великое открытие окислительного фосфо-рилирования было сделано в Казани В.А. Энгельгард-том, а другое крупнейшеее открытие - участие химического посредника в межнейронных связях было сделано А.В. Кибяковым, что получило всемирное признание на возглавлявшемся акад. И.П. Павловым XV Международном конгрессе физиологов в Ленинграде в 1935 г. Работы казанцев А.Д. Сперанского, К.М. Быкова, С.В. Аничкова вошли в золотой фонд медицины. Следует отметить, что еще в 1930 г. медицинский факультет Казанского университета, отделившись от него, стал именоваться Казанским государственным медицинским институтом, которому в послевоенные годы (1966 г.) было присвоено имя

С.В. Курашова.

История медицинского института в советское время подробно изложена в рецензируемой книге и имена таких заведующих кафедрами, как А.Ф. Агафонов, С.М. Алексеев, М.П. Андреев, М.И. Гольдштейн, И.В. Домрачев, Е.А. Домрачева, М.А. Ерзин, И.В. Заиконникова, В.В. Изосимов, В.П. Камчатнов, Н.Н. Лозанов, Б.Л. Мазур, З.И. Малкин, П.В. Манен-ков, В.В. Милославский, Н.П. Медведев, В.Н. Мурат,

А.Э. Озол, И.М. Оксман, Л.Г. Сватко,К.А. Святкина, Н.В. Соколов, А.Г. Терегулов, В.Х. Фраучи, А.Х. Ха-мидуллина, И.Ф. Харитонов, В.Н. Шубин, Т.Д. Эпштейн, памятны тысячам врачей - выпускников нашей alma mater.

В шестой главе освещена деятельность кафедр института в период 1930-1994 гг. Показана организация факультетов и новых общеинститутских кафедр, уделено особое внимание деятельности института в годы Великой отечественной войны, когда множество госпиталей стали возглавляться сотрудниками медицинских институтов Казани (включая ГИДУВ). В годы войны было подготовлено около двух тысяч врачей, более половины которых ушли на фронт. Научная работа сконцентрировалась на помощи раненым в их лечении, восстановлении утраченных функций, противоэпидемической работе. В книге приводятся имена сотрудников, погибших на фронтах, а также список ветеранов войны.

В послевоенные годы в ряды студентов пришли умудренные пережитыми годами фронтовики и мно-

гие из них руководили общественной работой на факультетах и курсах. а также возглавляли кафедры. Один из наиболее деятельных ректоров института проф. Р. А. Вяселев, участвовавший во время войны в освобождении Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии, активно участвовал в возрождении "Казанского медицинского журнала". Он также реализовал идею открытия Центральной научно-исследовательской лаборатории - третьей в СССР после московской и ленинградской. Открытие ЦНИЛ значительно стимулировало работу сотрудников над докторскими и кандидатскими диссертациями в связи с концентрацией в ней ценного дорогостоящего оборудования. Следует также отметить, что 18 ветеранов войны заведовали кафедрами. В книге при описании послевоенных лет жизни института освещены организация стоматологического факультета и детально описано развитие новых кафедр вплоть до 1994 г., когда официальным постановлением Казанский медицинский. институт имени С.В. Курашова получил наименование Казанского государственного медицинского университета.

Наступившие перестройки в области лицензирования, аттестации и аккредитации медицинского образования, введение платного обучения, изменения в сфере постдипломного образования врачей привели к ряду существенных изменений, которые авторы анализируют в седьмой главе рассматриваемой книги. Разумеется, здесь следует продолжать поиск оптимальных решений, что справедливо отмечено авторами в резюме заключительной главы.

Книга обогащена ценными материалами в виде ряда приложений: библиографических сведений, данных о ректорах и администрациях преобразованного медицинского факультета Казанского университета в течение всей его двухсотлетней истории, структуре кафедр и курсов, их развитии. Большой интерес представляет 10-е приложение, содержащее воспоминания выпускников университета.

Что касается замечаний по книге и возможных перспектив изучения истории высшего медицинского образования в Казани, следует, очевидно, усилить и дополнить примерами проникновения идей казанских ученых в работу многих институтов страны (включая РАН) изложение 10 "посылок" о роли казанских медицинских школ. В связи с этим актуальна очередная монография - книга, обобщающая сведения о развитии важнейших казанских медицинских школ в нашей стране и за рубежом. По существу, эта третья книга даже необходима, так как она продолжит огромный многолетний труд исторических изысканий, запечатленных в двух упомянутых в начале рецензии фундаментальных исторических публикациях под ред. проф. В.Ю. Альбицкого и акад. РАМН Н. Х. Амирова и др. (2004, 2006). Книга может быть издана в последующем и на английском языке, так как мировая известность казанских медицинских школ

возникла еще в начале ХХ века. Например, в книге 2006 г. справедливо упоминается о глобальном значении открытий казанской физиологической школы, вместе с тем всемирную известность приобрела и казанская нейрогистологическая школа, выступавшая в первой половине ХХ столетия вместе с испанской школой Рамона Кахаля против немецкой школы Ф. Штера, отстаивавшей так называемую ретикулярную теорию строения нервной системы. Казанская школа победила, защитив нейронную теорию, и проведенная долголетняя "война" ученых-теоретиков принесла огромную пользу не только физиологам, но и неврологам и психиатрам, т.е. клиницистам. Работы казанских нейрогистологов были тесно связаны и с крупнейшими учеными Англии (Лэнгли и др.) и Франции. Достижения казанских нейроморфологов постоянно печатались в центральных, издававшихся тогда в основном на немецком языке журналах "Zeitschrift fuer mikroskopische - anatomische Forschung", "Anatomische Anzeiger" и др. Ежегодное сотрудничество с немецкими мoрфологами продолжается до настоящего времени. В 2003 г. за совместную работу в Нюрнберге получена престижная премия. Аналогичные совместные работы ведутся и другими представителями казанских медицинских школ в разных странах. Историю их сотрудничества в историческом аспекте и сегодня могут описать как казанские ученые, так и выпускники Казани, работающие в Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Кстати, нужно сделать поправку к описанию научного наследия акад. РАМН В.Н. Терновского - крупнейшего историка медицины. Утверждение, что он "зачинатель нового научного направления по изучению вегетативной нервной системы" не может быть признано правильным. Наоборот, в меру своих возможностей он развивал и продолжал истинное научное направление казанской нейрогистологической школы. Как известно, сведения о мировом значении этой школы, основанной проф. К.А. Арнштейном, содержатся в книгах Б.И. Лаврентьева, Н.Г. Колосова,

В.Н. Швалева и др.

В связи с этим, наряду с признанием мирового значения казанской физиологической школы в перспективе можно шире раскрыть значение знаменитой казанской нейрогистологической школы, распространение деятельности ее воспитанников и их школ как в стране (Москва, Ленинград-Петербург, Нижний Новгород, Чебоксары, Самара, Саратов, Волгоград и др.), так и в бывших союзных республиках и за рубежом. Например, в Санкт-Петербурге систематически проходят международные форумы - Колосовские чтения по функциональной нейроморфологии ( в мае 2006 г. состоялись пятые, наиболее крупные по охвату работ, представленных из разных стран - России, Франции, Болгарии, Украины, Белоруссии и др.). За последние десятилетия в Саранске состоялись три международных симпозиума Российского нейромор-

фологического общества имени Б.И. Лаврентьева, где выступали ученые США, Германии, Польши. Целесообразны дальнейшие публикации о значении казанской нейроморфологической школы. Необходимы новые монографии о крупных деятелях - основателях казанских медицинских школ и их последователей.

Проф. Д.М. Зубаиров обладает ценнейшими историческими материалами о развитии биохимической школы академиков В.А. Энгельгардта и А.А. Баева, создании собственной школы биохимиков. Ему принадлежит открытие непрерывного свертывания крови. Эта тема может также украсить предполагаемую трилогию о значении казанских медицинских школ, как и описание школы акад. РАМН А.Д. Адо и ряда других знаменитых казанских школ. Необходимо осветить деятельность новой научной казанской школы экстренной детской хирургии, в самое последнее время успешно развиваемой под руководством доктора мед. наук Л.М. Миролюбова (ученика хирургической школы профессоров Н. П. и В. Н. Медведевых).

В последние десятилетия особое прогрессивное влияние на развитие научной работы университета приобрела деятельность кафедры гигиены труда и профессиональных заболеваний.Созданная еще в предвоенные годы (С.М. Арановский,1939), она развила активную деятельность в середине прошлого века. Вслед за заведованием кафедрой Ш.Х. Ждановым ею вплоть до 1981 г. руководил проф.В.П. Кам-чатнов, передавший ее нынешнему ректору КГМУ академику РАМН Н.Х. Амирову.

Сформированная Н.Х. Амировым научная школа, определившая новые методические подходы к решению проблем медицины труда и промышленной экологии, в том числе канцерогенной и мутантной опасности определенных производств, в последнее время вступила на наиболее актуальный и прогрессивный путь глубокого анализа неврогенных влияний в условиях различных видов профзаболеваний. Осуществляя преемственность генерального направления казанских медицинских школ, Н.Х. Амиров руководил исследованиями нарушений вегетативной регуляции функций организма, в частности среди пользователей видиодисплейных терминалов. Было показано, что субъективный дискомфорт связан с измене-

ниями в нервных центрах, осуществляющих регуляцию функций организма с неблагоприятными особенностями микроклимата рабочих мест. Это направление сегодня наиболее актуально при учете определенного социального стресса, свойственного многим странам в условиях экономических трудностей и борьбы с террористическими явлениями, и лишь в некоторых институтах страны, в частности в Санкт-Петербурге под руководством акад. РАМН Артамоновой, ведутся подобные исследования, однако в Казанском медицинском университете это направление зародилось раньше и проводится наиболее основательно, что следует проанализировать как создание прогрессивной школы в изучении профзаболеваний с привлечением теоретических кафедр, изучающих проблемы нервной трофики (физиология, гистология, биохимия и др.).

Таким образом, в настоящее время назрела необходимость завершения трилогии о медицинских школах Казани за прошедшие два века.

Крупный вклад в процесс формирования названных медицинских школ несомненно внес "Казанский медицинский журнал", основанный более века назад. Его высокий авторитет среди врачей России, разностороннее освещение важнейших событий в развитии клинических дисциплин в ХХ и начале ХХ1 столетий сыграли важнейшую роль в укреплении авторитета казанских медицинских школ. Следует отдать должное работе редколлегии журнала, строго отбирающей наиболее значимые и перспективные работы, которые привлекают внимание не только клиницистов, но и многих теоретиков. Развитие целого ряда крупных творческих начинаний в медицине постоянно в течение столетия проходило при участии этого знаменитого старейшего журнала. Его деятельность также достойна глубокого исторического анализа.

Итак, книга "История Казанского государственного медицинского университета" (2006) уникальна по своему значению как для отечественной, так и мировой медицинской науки, так как содержит ценные научные исторические обобщения, позволяющие проследить плодотворный путь развития медицины в Казани начиная с первого десятилетия Х1Х века.

Проф. В.Н. Швалев (Москва)

Научтруд |