Научтруд
Войти

О предмете истории отечественной науки: к постановке проблемы

Автор: указан в статье

Ретроспективы

О предмете истории отечественной юридической науки: к постановке проблемы

М. А. Кожевина*

Причина, побудившая обратиться к обозначенной в заголовке статьи теме, первоначально заключалась в так называемой производственной необходимости. В программу дополнительного профессионального образования по специальности «юриспруденция» в 2006 г. был введен курс «История и методология юридической науки». Как следствие, возникла необходимость углубиться в сущность новой учебной дисциплины. Программы, размещенные на интернет-сайтах ведущих вузов страны (Московский, Санк-Петербургский, Уральский университеты), показали их существенное различие и по форме, и по содержанию. С одной стороны, данный факт свидетельствует о многообразии подходов к изучению новой дисциплины, с другой, такое положение дел обусловлено отсутствием самостоятельных дисциплин — истории юриспруденции и методологии юридической науки. Последнее обстоятельство, на наш взгляд, и является главной причиной плюрализма мнений.

Актуальность истории и методологии юридической науки как дисциплины ни у кого не вызывает сомнения, однако определение ее предмета и содержания в немалой степени зависит от понимания предмета истории юридической науки и методологии юридической науки в качестве самостоятельных научных дисциплин, а в большей степени — от широты и глубины разработанности данных направлений. В свое время, отмечая отсутствие в нашей стране истории юриспруденции как науки или учебной дисциплины, В. С. Нерсесянц указывал на «существенные пробелы в освещении вопросов онтологии, гносеологии и аксиологии юриспруденции»1. Ему

вторят и другие авторы. Одни связывают позитивное решение проблем юриспруденции с «глубинным» исследованием права и использованием современного методологического инструментария2. Другие считают, что для юридической науки наступил «момент истины», определяющий, сумеет ли российское правоведение стать полностью адекватным не только текущим (ситуативным) социальным запросам, но и идеалам современной науки3. Третьи, что «на рубеже тысячелетий данная задача далека от выполнения как никогда в прошлом, что позволяет говорить о симптомах кризиса современного российского теоретического правосознания»4, а следовательно, необходимости развития методологии юридической науки как относительно самостоятельного «наддисциплинарного» подхода к проблемам научного познания5.

Действительно, современные общественные процессы, которые переживает Российское государство, связаны с серьезными идеологическими, политическими, экономическими и иными трансформациями. Происходит политическая и социальная ломка традиционных отношений, идет поиск оптимальных форм существования человеческого сообщества, формируются новые социальные группы, разрушаются стереотипы и намачаются новые общественные ориентиры, перераспределяются, ликвидируются или создаются другие нравственные ценности. Юридическая наука как особый социальный институт и сфера формирования новых знаний о праве, находясь в эпицентре этих преобразований, обнаруживает большое количество вопросов, разрешение которых возможно лишь при условии мето-

* В нашем журнале публикуется впервые.

дологической рефлексии гуманитарного знания. В. М. Сырых считает, что правоведение должно «содержать развитый перечень критериев, руководствуясь которыми можно было бы вполне удовлетворительно отличать научное знание о праве от всех иных форм правового сознания и сознания вообще»6. И это мнение вполне обоснованно.

Состояние современной юридической науки характеризуется многоаспектностью исследований. Расширение спектра научных изысканий приводит к мелкотемью и снижению качества диссертационных и монографических работ. Активное обращение юристов к неюридической проблематике порождает опасность размывания границ предмета юридической науки, а в связи с этим возникает потребность разграничения юридических и неюридических проблем в правовых исследованиях. Чтобы сохранить «научную автономию», необходимо решить вопрос о предметной определенности юридической науки.

Одновременно возникают методологические проблемы, связанные с соотношением разноплановых представлений о праве, их синтезом в рамках единой теоретической системы, вопросы коррелирования новых представлений о праве с устоявшимися понятиями и категориями. При этом в числе исследовательских средств особое значение придается сущностным характеристикам науки и фундаментальным юридическим понятиям, становление и эволюция которых непосредственно связана с формированием объекта правоведения. Здесь можно согласиться с Н. Н. Тарасовым в том, что «обращение к возникновению понятий, являющихся средством расчленения объекта исследования, фиксации научных проблем, позволяет, через проблему многоаспектного характера юридических исследований, обратить внимание на сложную организацию предмета правоведения в ракурсе его формирования и развития»7.

В этой связи актуализируется проблема развития истории юридической науки как самостоятельной научной дисциплины, имеющей свой объект и предмет исследования. Научный поиск не может быть произвольным, весь опыт современной науки является результатом длительного приращения научных знаний многих поколений юристов. И если науку рассматривать как совокупность фактов, теорий и методов, то, по определению американского науковеда Т. Куна, «ученые — это люди, которые более или менее успешно вносят свою лепту в создание этой совокупности, а развитие науки при таком подходе — это постепенный процесс, в котором факты, теории и методы слагаются во все возрастающий запас достижений, представляющий собой научную методологию и знание»8.

В научной литературе нередко можно встретить отождествление понятий «историография науки»9 и «история науки». С этой позицией в полной

мере согласиться нельзя. Историография в переводе с греческого означает описание (расследование) истории, т. е. анализ написанного в прошлом. История науки — более емкое понятие, которое включает в себя не только процесс описания тех или иных проблем науки, но и процесс накопления научных знаний с учетом реальных исторических условий, в которых зарождались и развивались те или иные научные концепции, теории, направления, школы. Это и процесс формирования исследователя как ученого, это и научная практика и т. п.

Применительно к нашей теме разграничить понятия «историография юридической науки» и «история юридической науки» — значит определить предмет исследования. В данном случае наиболее ценен опыт историков. История исторической науки сегодня — оформившееся самостоятельное науко-ведческое направление, пережившее сложные периоды становления и развития. Для историка юридической науки важно изучить этот процесс с точки зрения понимания предмета научной дисциплины, чтобы определить основные направления формирования аналогичной дисциплины в юриспруденции.

Историография возникает в XIX в., когда исторические знания превращаются в науку. С развитием науки меняется и понимание предмета исто-риографии10. В начале века — это историописание, чуть позже предметом становится история исторической мысли и главная задача видится в необходимости «разобраться в разного рода субъективиз-мах по изучению русской истории». Затем возникает потребность дать общую картину развития и взаимной смены тех теорий и общих взглядов, которые явились основой новых исследований русской истории, в том числе и «направляющие науку теоретические побуждения». В ХХ столетии в круг исследуемых проблем вовлекается и проблема критического изучения исторических источников и научной литературы «в их постепенном развитии». В период становления советской истории историография рассматривалась утилитарно как процесс развития исторической мысли и исторической теории в совокупности с методикой и развитием исследовательской техники, т. е. как средство постижения исследовательского опыта предшественников.

В 1960-х гг. предмет дисциплины четко обозначился и включал процесс накопления знаний о развитии общества и превращения их в науку, характеристику различных взглядов на исторические явления, совершенствование методов исторического исследования, борьбу между направлениями в исторической науке, т. е. историю того, как осмысливались и обобщались накопленные фактические знания — историю сменяющихся концепций, теорий. В качестве важнейших элементов предмета истории исторической науки выделялись философия истории и история общественно-политической мысли, имеющие и свой предмет исследования.

И, наконец, историография воспринималась как часть истории советской культуры в трех значениях: а) в качестве комплекса научных трудов (монографии, исследования, статьи), посвященных определенному периоду исторического прошлого; б) как отрасль научного знания, позволяющая устанавливать степень изученности отдельных проблем в рамках одного или нескольких периодов; в) в более широком — как история науки. Прояснились и задачи историографии, заключавшиеся в ответе на ряд вопросов: а) как шло накопление исторических знаний; б) как развивалась техника и методика анализа исторических источников; в) как изменялась проблематика исторических исследований и г) самое главное — как развивались и изменялись научные концепции и теории. Таким образом, главным в истории исторической науки стало направление, связанное с изучением методологии исторического исследования в ее историческом развитии как в одной стране, так и в связи со всемирной историей науки.

В современном понимании историография как история исторической науки — это самостоятельная научная дисциплина, находящаяся на стыке истории культуры, науковедения и социальной истории и изучающая как производство и воспроизводство исторического знания, так и его потребление и распространение. Важно и то, что историков науки интересуют не только конечные результаты эмпирических и теоретических исследований, но и сам процесс творчества исследователя, его «историографический быт» как необходимое условие формирования идей, научного поиска и самореализации.

Следует признать, что отечественная юридическая наука в таком контексте свою историю никогда не рассматривала. Следовательно, история науки как самостоятельное направление не сформировалась, хотя интерес к истории юридической науки среди правоведов существовал всегда, но это были лишь эпизодические попытки аналитического экскурса в прошлое юриспруденции. Наибольшей активностью отличались, на наш взгляд, те периоды, когда научное юридическое сообщество переживало кризис, который уже по своей природе есть необходимая предпосылка поступательного развития науки. В кризисные моменты происходит ломка старой науки и начинается активный поиск ее нового образа, соответствующего изменившимся реалиям. Кризис характеризуется острыми научными дискуссиями и расширением познавательного поля исследователей, появлением новых стратегий научного поиска. Кризис указывает на то, что «признанные всеми в течение определенного времени научные модели» (парадигмы)11 уже не в состоянии удовлетворительно объяснить полученные научным сообществом новые результаты, возникающие исследовательские методики не вписываются в общепринятый образ науки, усиливается разрыв между

эмпирическими данными науки и ее теоретическими конструкциями.

Начало историографическому процессу в российском правоведении было положено на рубеже ХІХ-ХХ вв. Н. М. Коркунов и Г. Ф. Шершеневич12 одни из первых указали на то, что отечественная юридическая наука начинает складываться лишь в XVIII в., пытаясь преодолеть многовековое отставание от европейской науки, но, проецируя европейский опыт, все-таки развивается по своим канонам. Они обозначили основные этапы развития российской юридической науки в XVIII-XIX вв., попытались выделить ее специфические черты, определить общее и особенное с европейской юридической наукой и степень влияния европейских юридических школ на развитие отечественного правоведения и философии права. Тогда же Н. Н. Алексеев в работе «Науки общественные и естественные в историческом взаимоотношении их методов. Очерки по истории и методологии общественных наук»13 рассматривал в историческом контексте гуманитарные науки, в том числе и юриспруденцию, как особую область научной рациональности, обращая внимание на оригинальные формы «мыслимости» в рамках отечественного правоведения и разграничивая философские, теоретические и юридико-догматические подходы к праву. В целом внимание исследователей концентрировалось на проблемах истории правовых учений, в последующем сформировавшейся в самостоятельную научную дисциплину, задачи которой в малой степени касались вопросов истории науки. Хотя, как нам кажется, история правовых учений и история юридической науки — дисциплины, развивающиеся параллельно и имеющие общие границы исследования. Зарождение и развитие правовой мысли еще не наука, но объективное условие для развития научных дискуссий, становления личности ученого, утверждения в науке той или иной теории, научной школы. Вместе с тем это и необходимое условие для формирования методологии правовой науки. Изучение же методологических основ в развитии юридической науки создает фундамент для познания и оценки современных концепций в понимании права и правовых явлений.

В советский период всплеск историографических исследований в области юриспруденции приходится на 1950-70-е гг.14 В основном это аналитические обзоры научных трудов в отдельных отраслях юридической науки или характеристика творческой деятельности ведущих специалистов права. В этих рамках рассматривается предмет истории юридической науки и авторами первого монографического сочинения по истории советской историко-право-

15

вой науки15.

В постсоветский период интерес к проблемам истории науки ослабел, немногочисленные разноплановые исследования16 нельзя оценить как самостоятельное направление в науке. И если учесть тот

историографический путь, который прошла историческая наука (от истории исторической мысли, к истории науки и истории исторического знания17), то можно заключить — современная российская юридическая наука не располагает, как историческая наука, подобным научным арсеналом, ее история как самостоятельная научная дисциплина пока не сформировалась и находится лишь на стадии становления.

Потребность в развитии этого научного направления очевидна, что, в свою очередь, обязывает исследователей определить объект и предмет истории юридической науки. Подходы к данной проблеме могут быть неоднозначными, возможны полемики и дискуссии. По нашему мнению, объектом истории юридической науки можно обозначить саму юридическую науку как важнейший социальный институт, сферы интеллектуальной деятельности и формирования нового знания о праве. Предмет истории юридической науки должен включать и историографию юридической науки (анализ научной литературы и изданий по отдельным проблемам науки, отраслей права, общей теории права), и историографию зарождения и развития юридических знаний, взятых во всех их формах и проявлениях. Причем предмет научной дисциплины — это не что-то навсегда определенное, а субстанция, меняющаяся под воздействием общественных, экономических, политических и иных процессов, а также в связи с задачами, стоящими перед наукой на том или ином историческом этапе.

Всякая наука, в том числе и юридическая, имеет свои внутренние закономерности, что обусловливает специфику понимания предмета самой науки исследователями разных эпох, их предпочтения в познании существующих реалий. В связи с этим историю юридической науки нельзя рассматривать лишь в рамках кумулятивной модели развития, а необходимо раскрыть историческую целостность науки как в вертикальном срезе (хронологически), так и в горизонтальном (особенности существования юридического сообщества в каждом отдельно взятом периоде).

В свое время академик М. В. Нечкина отмечала, что наука по природе своей коллективна, и сколько бы не был индивидуален труд ученого, он опирается на опыт предшественников18. Следовательно, историк юридической науки должен не только определить, кто, когда и при каких условиях открыл научный факт или создал научную концепцию, ввел тот или иной инструментарий, объяснить причины, препятствующие «накоплению составных частей современного научного знания», но и выявить в полном объеме отношения между исследователем и его идеями и идеями его научного сообщества, т. е. идеями и концепциями его учителей, современников и непосредственных преемников в истории

19

науки19.

Ответы на вопросы: «Что изучалось? С каких позиций? Кем изучалось? Как изученное стало достоянием других?» — позволят выявить немаловажные факторы, повлиявшие на развитие науки. Это и внешние условия, формирующие «социальность» науки, и внутренние, связанные с самим научным сообществом, имеющим свою организацию, принципы и нормы существования. Это и господствующая в научном сообществе система теоретических представлений, методологии и научных технологий, складывающихся под влиянием философских взглядов и мировоззренческих позиций исследователей. Это и сама личность ученого в процессе его творчества.

Исторические знания о науке позволяют сконструировать методологическую основу правоведения, создают базу для решения исследователями как частных задач науки, так и для возможности взглянуть на право с разных сторон как на целое, придать системный характер современным юридическим изысканиям.

Качество юридических работ теоретического и прикладного характера находится в зависимости от широты тематики и глубины историографического анализа ряда проблем, связанных с выявлением условий формирования и развития той или иной правовой концепции, а именно общественных и политических отношений, уровня развития общественных и других наук, степени их взаимодействия и взаимовлияния, преемственности в научных теориях и практике. Обязательный составляющий компонент историографического исследования — источниковедческая работа, заключающаяся во всестороннем анализе нормативной правовой базы, установлении уровня ее развития, степени ее соответствия реально существующему механизму правового регулирования как общих, так и частных общественных проблем.

Знания о прошлом юридической науки позволят в полном объеме и в полной мере оценить и всю сложность современного, как отмечают некоторые ученые, «момента истины» для науки — сумеет ли российское правоведение стать полностью адекватным не только текущим (ситуативным) социальным запросам, но и идеалам современной науки, способным не только объяснять текущее «настоящее», но и эффективно прогнозировать и проектировать «принципиальное будущее» права, или

«планомерно отступит» на описательно-коммента-

20

торские позиции20.

1 Нерсесянц В. С. Юриспруденция: (Введение в курс общей теории права и государства). — М., 1998. — С. 1.
2 См., напр.: Сырых В. М. Логические основания общей теории права: в 2 т. — М., 2000. — Т. 1: Элементный состав. — С. 12.
3 См., напр.: Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. — Екатеринбург, 2001. — С. 8.
4 Поляков А. В. Петербургская школа философии права и задачи современного правоведения // Правоведение. — 2000. — № 2. — С. 4.
5 См.: Тарасов Н. Н. Указ. соч. — С. 4.
6 Сырых В. М. Указ. соч. — С. 21.
7 Тарасов Н. Н. Указ. соч. — С. 155.
8 Кун Т. Структура научных революций. — М., 2003.— С. 24.
9 Там же. — С. 25.
10 См. подробнее: Сахаров А. М. Методология истории и историография. — М., 1981. — С. 91-127.
11 Кун Т. Указ. соч. — С. 109-111.
12 См.: Шершеневич Г. Ф. История философии права. — СПб., 1907; Коркунов Н. М. История философии права: пособие к лекциям. — СПб., 1908.
13 См.: Алексеев Н. Н. Науки общественные и естественные в историческом взаимоотношении их методов: очерки по истории и методологии общественных наук. — М., 1912.
14 См., напр.: Пашерстник А. Е. К тридцатилетию советского трудового права // Сов. гос-во. — 1947. — № 10; Герцензон А. А. Пути развития советской науки уголовного права за тридцать лет // Сов. гос-во и право. — 1947. — № 11; Строгович М. С. У истоков юридической науки // Соц. законность. — 1957. — № 10; Павлов И. В. О развитии советской правовой науки за 40 лет // Сов. гос-во и право. — 1957. — №11; 40 лет советского права (1917-1957). — Л., 1957-1958. — Т. 1-2; Грабарь В. Э. Материалы по истории литературы международного права в России. — М., 1958; Полянский Н. Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. — М., 1960; Куп-

риц Н. Я. Из истории науки советского государственного права. — М., 1970; Плотниек А. А. Петр Стучка и истоки советской правовой мысли. 1917-1925. — Рига, 1970; Чистяков О. И. О научной литературе по истории советского государства и права на современном этапе // Проблемы истории государства, права и политических учений. — М., 1974; и др.

15 См.: Советская историко-правовая наука. Очерки становления и развития. История юридической науки. — М., 1978.
16 См., напр.: Загородников Н. И. Выдающийся русский ученый-юрист Н. С. Таганцев. — М., 1992; Антология юридического некролога. — Ростов н/Д, 1999; Становление и развитие научных школ права в государственных университетах России: мат-лы науч. конф. — СПб., 1999. — Ч. 1-6; Кодан С. В. Юридическая политика Российского государства. 1800-1850 гг.: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2004; Наумов А. В. Зарождение российской науки уголовного права (втор. пол. XVIII — пер. пол. XIX вв.) // Гос-во и право. — 2006. — № 1; Ткаченко Л. Б. Становление системы юридических высших учебных заведений СССР. 1917-1931 гг. // Право и образование. — 2006. — № 4; Рубрика «Юридическое наследие России» в Российском юридическом журнале (№ 2, 2006 и др.) с публикациями о выдающихся юристах России и их трудов; и др.
17 См.: Сахаров А. М. Указ. соч. — С. 104.
18 Там же. — С. 115.
19 См.: Кун Т. Указ. соч. - С. 25.
20 См.: Тарасов Н. Н. Указ. соч. — С. 8.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |