Научтруд
Войти

Деятельность органов уфимского городского самоуправления в 1900-1914 гг.

Научный труд разместил:
Akim
30 мая 2020
Автор: указан в статье

раздел ИСТОРИЯ

УДК 94(470.57)

ББК 63.3(2Рос.Баш)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ УФИМСКОГО ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В 1900-1914 ГГ.

Полянина О.А.

В статье предпринята попытка проследить развитие взаимоотношений органов Уфимского городского самоуправления с общественными организациями, сословными учреждениями и рядовыми горожанами в 1900-1914 годах.

Термин «городское самоуправление» подразумевает привлечение к решению муниципальных задач самых широких слоев населения. Однако в конце XIX - начале XX века из-за высокого имущественного ценза правом избирать и быть избранным в органы городского самоуправления Российской империи пользовалось не более 1% горожан [1]. Данное обстоятельство обусловило повышенный интерес к численному и социальному составу как избирателей, так и самих гласных. Выводы о преобладании среди них представителей обеспеченного меньшинства нередко создают впечатление того, что между членами городских дум и рядовыми обывателями существовала некая полоса отчуждения. Между тем, анализ текущей документации городских дум показывает, что они не могли пожаловаться на отсутствие «обратной связи» с населением. Более того, горожане начала XX века были избавлены от своеобразного «комплекса демократической вины», когда осуждение «народных избранников» приравнивается к осуждению тех, кто их выбрал. Имея полное моральное право критически относиться к деятельности думских гласных, жители городов в то же время хорошо сознавали, что органы местного самоуправления обязаны отражать их интересы.

Пример Уфимской думы демонстрирует, что влияние, оказываемое на нее горожанами, имело различные формы и осуществлялось по нескольким направлениям.

Наиболее конструктивные взаимоотношения складывались у городской думы с общественными организациями. На рубеже XIX-XX веков в Уфе, как и в большинстве российских городов, возникло множество различных общественных объединений. Их массовое появление, по сути, означало второй этап в разрушении монополии государства на выражение общественных интересов. Сначала верховная власть в рамках так называемой континентальной модели развития местного самоуправления передала часть своих обязанностей городским думам. Позднее, в тех сферах, где усилия городских управлений оказывались явно недоста-

точными, горожане стали брать инициативу в свои руки. Еще в 80-е годы XIX века появилось Уфимское Вольно-пожарное общество. Его роль в обеспечении пожарной безопасности города была настолько значительна, что скоро оно практически перестало считаться чисто общественной организацией. Вольная дружина субсидировалась из муниципального бюджета, а членством в ней гордились многие гласные Уфимской думы [2].

Заметное влияние на Уфимское городское управление оказывало Общество врачей, позволявшее себе критиковать не только отдельных гласных, но и деятельность всей думы. В открытом письме, составленном на заседании Общества в

1909 году, медики заявили, что «по нашим врачебным понятиям, Уфа не имеет городской врачебной организации» и что «такой порядок уже обратился ... в одно из свойств местного самоуправления». В том же письме Общество врачей наметило ряд мер, нацеленных на предотвращение эпидемии дифтерита. Большинство из этих рекомендаций было воплощено в жизнь, а городской голова С.П. Зайков даже выразил Обществу свою благодарность [3]. Четырьмя годами ранее предшественник Зайкова - А. А. Маллеев сам обращался к членам Общества врачей за разъяснениями по поводу жесткости воды из городского водопровода, причем в зависимость от решения Общества был поставлен вопрос о дальнейшем расширении всей водопроводной сети [4].

Взаимодействие городского управления с другими подобными обществами осуществлялось в основном путем «личной унии». Так, Уфимская дума всегда благосклонно относилась к просьбам местного ветеринарного общества, хотя в целом оказание помощи заболевшим животным находилось в компетенции губернского земства. Тем не менее, именно при активном участии городской думы в 1911 году ветеринарное общество открыло в Уфе свою амбулаторию. Через год, убедившись в том, что она снискала доверие уфимцев, городское управление начало строить для амбулатории отдельное здание [5]. Все это время интересы Обще-

ства в думе поддерживал своеобразный «ветеринарный триумвират»: А.И. Верниковский, С. А. Ба-симов и М.В. Рябинин, каждый из которых являлся одновременно и членом городской управы, и членом ветеринарного общества [6]. Достаточно весомым в своей сфере было слово Уфимского окружного правления Императорского Российского Общества спасения на водах. Весной 1902 года в связи с угрозой наводнения правление разработало инструкции по охране жизни и здоровья жителей. При этом Уфимской городской управе было рекомендовано выделить лодки и временные помещения для эвакуируемых уфимцев. Если учесть, что председателем правления Общества являлся городской голова А. А. Маллеев, то не приходится удивляться тому, что все эти пожелания были учтены

Активное сотрудничество Уфимской думы с Комитетом попечительства о народной трезвости привело к появлению в Уфе двух популярных среди горожан парков - на крутом берегу реки Белой (так называемой Случевской горе) [8] и в рабочей Северной слободе. Причем во втором случае управа вначале высказывалась против соответствующей инициативы Попечительства, поскольку планировала отвести данную территорию под городскую застройку. Но на общем заседании дума все же признала общественную значимость проекта и согласилась отвести место под парк [9].

Достаточно много шансов «достучаться» до отцов города имели различные этноконфессио-нальные объединения. Старообрядцы и католики, несмотря на свою крайнюю малочисленность (2,2% и 0,8% от общего числа уфимцев соответственно [10]) достаточно легко добились от городской думы выделения усадебных мест под строительство молитвенного дома и костела. Залогом успеха стала традиционно высокая сплоченность представителей этих конфессий: их ходатайства всегда исходили не от отдельных людей, а от целых приходов [11]. К тому же, старообрядцы и католики, большинство из которых обладало достаточно высоким имущественным цензом, обязательно входили в каждый состав городской думы.

С многочисленными инициативами выступала мусульманская часть населения, составлявшая в 1911-1913 годах около 18% уфимцев [12]. Примерно таким же было представительство гласных-мусульман в городской думе. За первое десятилетие XX века по ходатайствам мусульманских общин городское управление определило участки для строительства 3-й, 4-й и 5-й уфимских мечетей. Однако прошение о выделении места под 6-ю мечеть гласные отклонили в связи с тем, что свобод-

ная земля могла потребоваться для школьных зданий [13]. Во взаимоотношениях с городским управлением самой эффективной оказалась тактика создания «инициативных групп», которые брали на себя часть расходов, сопряженных с реализацией того или иного проекта. В результате ходатайства мусульманских общин, подкрепленные взятыми на себя финансовыми обязательствами, довольно благосклонно рассматривались Уфимской думой. По просьбе мусульманского дамского благотворительного общества гласные бесплатно отвели место под строительство медресе [14], одно из мектебе также располагалось на земле, предоставленной муниципалитетом [15].

Из сословных учреждений самые тесные контакты с городской думой поддерживало купеческое сообщество, поскольку большинство гласных, даже не принадлежавших к купечеству официально, так или иначе занимались предпринимательской деятельностью. Крупный купец Сергей Петрович Зай-ков некоторое время даже совмещал должности городского головы и купеческого старосты [16]. Охотнее всего городское управление поддерживало те инициативы купечества, которые были нацелены на установление режима наибольшего благоприятствования для всех торгово-промышленных кругов города. В сентябре 1903 года уфимское купечество обратилось в городскую управу с просьбой посодействовать в открытии товарной биржи. Дума присоединилась к ходатайству, и устав Уфимской биржи был утвержден Николаем II в июле 1905 года [17]. Созданный таким образом биржевой комитет, во главе которого также встал один из гласных [18], постоянно обращал внимание думы на необходимость развития транспортной системы. В частности, многих купцов беспокоило то, что из-за заноса русла реки Белой песком и илом по ней с трудом поднимаются большегрузные пароходы. В

1910 году Уфимской думе совместно с биржевым комитетом и губернским земством удалось добиться выделения от Управления внутренних водных путей одной из двух необходимых городу землечерпательных машин [19].

К узкокорпоративным интересам купеческого общества городская дума относилась более сдержанно. Например, в годы Первой мировой войны купцам приходилось долго доказывать, что при таких высоких ценах на сырье установленные городской управой таксы на готовую продукцию делают производство убыточным [20].

Сложнее всего установить, какое влияние на процесс принятия думских решений оказывали рядовые уфимцы. Подавляющее большинство прошений, ходатайств и записок имели сугубо частный

характер: о снятии недоимок, отводе усадебных мест, назначении пособий. Однако, если однотипных обращений становилось слишком много, то проблема выносилась на общее заседание думы. К примеру, обсуждение вопроса о строительстве театра началось с заявления одного из членов управы, что ему «не раз приходилось слышать от лиц, принадлежавшим к различным слоям общества, указание на чувствительный пробел в городском благоустройстве, заключающийся в отсутствии театрального здания» [21]. В отдельных случаях «глас народа» использовался Уфимской думой в качестве доказательной базы того или иного решения. Так, многочисленные жалобы домовладельцев о завышенности земского сбора заставляли гласных снова и снова ходатайствовать перед правительством о выделении губернского центра в самостоятельную земскую единицу [22].

Впрочем, часто прошение, написанное рядовым уфимцем, просто тонуло в ворохе других бумаг. Характерный случай произошел с садовником по фамилии Горб. Окончив Кременчугскую школу садоводства, Горб собирался устроить в Уфе лесопитомник. Предложив управе сдать ему в аренду часть городской выгонной земли, садовник обещал снабжать городское управление саженцами деревьев. Ходатайство Горба отклонили, поскольку площадь упомянутого садовником участка и так была невелика [23]. Между тем, несколькими годами ранее дума сама запланировала устройство лесопитомника [24], нуждались в саженцах и городские сады - ходатайству Горба просто не уделили должного внимания.

По сравнению с прошениями отдельных уфимцев, местная пресса оказывала на политику городского самоуправления прямое и хорошо заметное влияние. Однако часть изданий имела официальный статус, поэтому они не только чутко фиксировали любое изменение общественного мнения, но и выражали точку зрения губернской администрации. В частности, по страницам «Уфимских губернских ведомостей» 1904-1905 годов очень четко просматривается переход от жесткой охранительной позиции губернатора И.Н. Соколовского к либеральной мягкости его преемника Б.П. Цехановецкого. В 1904 и первой половине 1905 года редкий номер «Губернских ведомостей» обходился без критики Уфимской думы, при этом нападкам подвергались не только конкретные действия гласных, но и вся система земско-городского самоуправления. Стремясь доказать леность, непрофессионализм и бесполезность выборных органов городского самоуправления, редакторы газет не брезговали как непроверенными

фактами, так и заявлениями, что городские думы нуждаются «в энергической правительственной репрессии» [25].

Такая огульная критика не способствовала адекватным действиям со стороны гласных даже тогда, когда замеченные дефекты городского хозяйства (перебои с электроснабжением, отсутствие мостовых и т.д.) действительно имели место. Более того, дискредитация органов земского и городского самоуправления могла дорого обойтись Уфимской губернии в связи с приближающейся эпидемией холеры, вся тяжесть борьбы с которой лежала на городских думах и Губернском земстве. Если бы уфимцы перестали выполнять санитарные правила, разработанные городской управой, то в губернском центре могла вспыхнуть эпидемия. Обеспокоенные гласные составили петицию на имя министра внутренних дел, отразив в ней свое видение этой проблемы. Первым под обращением подписался Уфимский голова А. А. Маллеев, затем петицию стали подписывать члены уже упоминавшегося Общества врачей. Один из них, доктор Шефтель, видимо по ошибке, предложил присоединиться к протестующим подрядчику Г. А. Бусову, активному деятелю Союза Русского народа. По его доносу в марте 1905 года Шефтель был арестован, а Общество врачей, вступившееся за своего коллегу - закрыто на полгода [26]. Все изменилось в июле 1905 года, когда в Уфу прибыл новый губернатор - Б.П. Цехановецкий. Верноподданнические передовицы в «Губернских ведомостях» сменились очерками «из сельских нравов», на А.А. Маллеева и Уфимскую думу посыпались похвалы, иногда столь же незаслуженные, как и критика администрации И. Н. Соколовского [27]. Отношения с местной прессой приобрели конструктивный характер только тогда, когда «Губернские ведомости» разделились на официальную и неофициальную части (последняя стала издаваться под названием «Уфимский край»). Анализ публикаций 1909-1910 годов показывает, что «Уфимский край» вполне заменял городскому управлению современные опросы общественного мнения, «горячие линии» и т.д.

Основываясь на письменных и устных сообщениях горожан, а также репортажах собственных корреспондентов, редакция газеты выполняла, на наш взгляд, очень важную работу: указывала на те недостатки в деятельности Уфимской думы, исправить которые гласным было вполне по силам. Подчеркивая этот момент, хочется обратить внимание на то, что для проведения в жизнь «рекомендаций» многих записных критиков Уфимской думы (и правых и левых), требовалось, как минимум, пере-

смотреть Городовое положение, а как максимум -весь государственный строй.

«Уфимский край» и еще одна газета, «Вестник Уфы», также находились под частичным контролем администрации и были несвободны от различных конъюнктурных влияний, но их публикации реально содействовали работе гласных. Стоило появиться сообщению о печальном состоянии лестницы в городском парке, как управа уже начинала ремонтные работы [28]. В вопросе содержания городских свалок едкие заметки местной прессы достигли даже большего, чем губернаторская ревизия. Так, в 1908 году, после очередной серии статей [29], городская дума улучшила подъездные пути к городским свалкам [30], и менее чем через год те же газеты отметили определенное улучшение санитарной обстановки [31]. Обладая подчас более широким кругозором, чем думцы, авторы газетных публикаций могли дать дельный совет, порекомендовать обратиться к опыту других городов [32]. Неожиданным инструментом влияния оказывалась похвала, которой «Уфимский край» отмечал все «симпатичные» начинания городской думы [33]. Развить замеченный успех гласные считали делом чести.

Однако если городское управление демонстрировало твердую уверенность в принятом им -пусть даже непопулярном - решении, то повлиять на гласных было не так-то просто. В частности, Уфимская городская дума упорно не желала

мостить одну из центральных улиц города - Большую Казанскую, поскольку ее плачевное состояние было крупным козырем в борьбе за разрешение взимать в пользу города сборы с грузов, провозимых по реке Белой и по железной дороге [34]. При этом гласные в течение нескольких лет игнорировали и требования губернатора, считавшего, что такую улицу стыдно иметь губернскому городу [35], и просьбы жителей Большой Казанской, среди которых было много именитых горожан [36], и едкие заметки местной прессы [37].

В целом, горожане начала XX века, будучи в своей массе лишены избирательных прав, тем не менее, оказывали непосредственное влияние на органы городского самоуправления. При этом наибольшего успеха уфимцы добивались, действуя не как частные лица, а как члены общественных организаций либо представители различных конфессиональных и сословных объединений. В свою очередь городские гласные прислушивались к рекомендациям тех общественных объединений, чью компетенцию они высоко ценили. Поддержку городской думы находили общественно значимые проекты (в сфере образования, медицины). Своеобразным компасом в многообразии задач городского хозяйства для гласных служили неофициальные газеты «Уфимский край» и «Уфимский вестник», на рекомендации которых Уфимская дума реагировала наиболее оперативно.

Литература

1. Нардова В. А. Самодержавие и городские думы в России в конце XIX - начале XX века. СПб, 1994. С. 20-21.
2. Обзор Уфимской губернии за 1908 год. Уфа, 1910. С. 39; Журналы Уфимской городской думы. 1904 год. Уфа, 1906. С. 182.
3. Протоколы Общества врачей Уфимской губернии за 1909 г. Уфа, 1911. С. 2, 206.
4. Протоколы заседаний Общества врачей Уфимской губернии за 1905-1906 год. Уфа, 1907. С. 6.
5. Краткий отчет о деятельности Уфимского Ветеринарного Общества за 1912 год. Уфа, 1913. С. 4-9;

Сборник журналов Уфимского губернского земского собрания XXXVI очередной сессии 1910 года.

Уфа, 1911. С. 307-309 (II).

6. Адрес-календарь Уфимской губернии на 1914 год. Уфа, 1914. С. 80; Памятная книжка Оренбургского учебного округа на 1910 год. Уфа, 1910. С. 444, 457.
7. ЦГИАРБ. Ф. И-11. Оп. 1. Д. 1305. Л. 11-11об.
8. Журналы Уфимской городской думы. 1899 год. Уфа, 1900. С. 160, 185; Журналы Уфимской городской думы. 1900 год. Уфа, 1901. С. 155-156.
9. Журналы Уфимской городской думы. 1909. Уфа, 1910. С. 439.
10. Уфимский земский календарь на 1913 год. Уфа, 1912. С. 22.
11. Журналы Уфимской городской думы. 1907 год. Уфа, 1908. С. 194; Журналы Уфимской городской думы. 1908 год. Уфа, 1909. С. 410.
12. Уфимский земский календарь на 1913 год. Уфа, 1912. С. 22; Адрес-календарь Уфимской губернии на 1912 год. Уфа, 1912. С. 29; Адрес-календарь Уфимской губернии на 1914 год. Уфа, 1914. С. 43.
13. Журналы Уфимской городской думы. 1908 год. Уфа, 1909. С. 630.
14. Доклады губернской земской управы XXXIX очередному Уфимскому губернскому земскому собра-

нию 1913 года. По отделу народного образования. Уфа, 1914. С. 43-44.

15. Мектебы Уфимской губернии. Статистический очерк татарских и башкирских низших школ (мекте-бов) Уфимской губернии по данным исследования Уфимской губернской земской управы 1912-1913 года. Составил по поручению управы М.И. Обухов. Уфа, 1915. С. 47-48.
16. Адрес-календарь Уфимской губернии на 1912 год. Уфа, 1912.
17. Уфимские губернские ведомости. 1905. 11 августа. №171. С. 3.
18. Адрес-календарь Уфимской губернии и справочная книжка на 1911 год. Уфа, 1911. С. 43.
19. Сборник журналов Уфимского губернского земского собрания XXXVI очередной сессии 1910 года. Уфа, 1911. С. 948.
20. ЦГИАРБ. Ф. И-311. Оп. 1. Д. 9. Л. 2, 10-12.
21. Журналы Уфимской городской думы. 1907 год. Уфа, 1908. С. 360-361.
22. Журналы Уфимской городской думы. 1910 год. Уфа, 1911. С. 540-542, 678-679.
23. ЦГИАРБ. Ф. И-340. Оп. 1. Д. 29. Л. 195-196.
24. Доклад Уфимской городской управы Уфимской городской думе о современном состоянии земельных угодий города Уфы. Уфа, 1915. С. 1-10.
25. Уфимские губернские ведомости. 1905. 11 января. №7. С. 2; Уфимские губернские ведомости. 1905.
17 февраля. №38. С. 2; Уфимские губернские ведомости. 1905. 10 марта. №55. С. 2; Уфимские гу-

бернские ведомости. 1905. 3 апреля. №75. С. 2; Уфимские губернские ведомости. 1905. 21 июня. №131. С. 2; Уфимские губернские ведомости. 26 июня. №136. С. 3; Уфимские губернские ведомости. 3 июля. №141. С. 2.

26. Протоколы заседаний Общества врачей Уфимской губернии за 1905-1906 год. Уфа, 1907. С. 1-5, 7; ЦГАОО РБ. Ф. 1832. Оп. 4. Д. 7. Л. 54.
27. Уфимские губернские ведомости. 1905. 26 июля. №159. С. 3; Уфимские губернские ведомости. 1905. 28 июля. №161. С. 3; Уфимские губернские ведомости. 1905. 17 августа. №175. С. 3; Уфимские губернские ведомости. 1905. 21 августа. №179. С. 2-3.
28. Уфимский край. 1910. 7 июля. №144. С. 3.
29. Вестник Уфы. 1907. 12 сентября. №196. С. 3.
30. Журналы Уфимской городской думы. 1908 год. Уфа, 1909. С. 502-506.
31. Уфимский край. 1909. 22 июля. №157. С. 3.
32. Уфимский край. 1910. 2 октября. №121. С. 3; Уфимский край. 1909. 12 августа. №173. С. 3.
33. Уфимский край. 1911. 11 июня. №122. С. 3; Уфимский вестник. 1914. 11 мая. №104. С. 3; Уфимский край. 1910. 7 ноября. №240. С. 3.
34. Журналы Уфимской городской думы. 1913 год. Уфа, 1916. С. 508-513; Доклад Уфимской городской управы городской думе по поводу установления сбора в пользу города Уфы с грузов, провозимых по ж/д. Б.м., б.г. С. 1-2; Журналы Уфимской городской думы. 1911 год. Уфа, 1914. С. 400-401; Журналы Уфимской городской думы. 1912 год. Уфа, 1916. С. 653.
35. Журналы Уфимской городской думы. 1903 год. Уфа, 1904. С. 253-256; Журналы Уфимской городской думы. 1904 год. Уфа, 1906. С. 115-116.
36. Журналы Уфимской городской думы. 1910 год. Уфа, 1911. С. 317.
37. Уфимский край. 1909. 30 сентября. №211. С. 3; Уфимский край. 1911. 28 апреля. №90. С. 2-3.

Поступила в редакцию 03.05.06 г.

Научтруд |