Научтруд
Войти

Исходные предпосылки социально- экономической стратегии «Россия — 2030»

Научный труд разместил:
Harsey
1 июля 2020
Автор: Князев Юрий Константинович

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

Ю. К. КНЯЗЕВ

УДК: 338.26 DOI: 10.24411/2071-6435-2020-10011

Исходные предпосылки социально-экономической стратегии «Россия — 2030»

В статье, являющейся первой частью комплексного исследования «Концептуальный подход к разработке социально-экономической стратегии «Россия — 2030», доказывается необходимость и полезность разработки социально-экономической стратегии для современной России и излагаются основные предпосылки формулирования ее главных целей и задач.

Необходимость стратегии развития и ее важность для России

Плачевная судьба «Стратегии — 2020», выполнению которой помешали не только разразившийся в конце первого десятилетия текущего столетия мировой финансово-экономический кризис, но и отсутствие действенных инструментов ее реализации, видимо, отвратила нашу власть от любого перспективного стратегирования как раз тогда, когда, казалось бы, были созданы нормативные условия для этого принятием в 2014 году Закона о стратегическом планировании [9].

Инициированная правительством подготовка к разработке стратегии социально-экономического развития страны на очередной десятилетний период вылилась в появление нескольких ее вариантов, подготовленных отдельными организациями и научно-исследовательскими институтами (Минэкономразвития, Торгово-промышленной палатой, Столыпинским клубом, Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН). Однако вместо официальной среднесрочной стратегии появился в 2018 году Указ Президента Российской Федерации В. В. Путина «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [8]. Тем самым горизонт стратегического планирования был ограничен шестью годами — до окончания нынешнего президентского срока.

Это чисто ситуативное решение не означает, что стратегия на более длительный срок России не нужна.

© Ю. К. Князев, 2020

Наоборот, решить накопившиеся проблемы невозможно без стратегического видения развития страны на такую перспективу, которая понадобится для осуществления необходимых для этого радикальных перемен. Для этого потребуется как минимум десятилетний срок, в течение которого может произойти полное обновление основного капитала. Поэтому нами предлагается концептуальный подход к разработке социально-экономической стратегии России до 2030 года, реализация которой может начаться с 2021 года.

Данная концепция — это один из множества возможных вариантов стратегии, которые должны конкурировать между собой в открытом для дискуссии пространстве и быть представлены руководству страны, которое примет окончательное политическое решение с учетом своей принципиальной позиции и всех сопутствующих обстоятельств.

Приступая к выработке стратегии, мы должны прежде всего определиться, какая Россия нам нужна в обозримом будущем. От четкого ответа на этот вопрос зависит та или иная концепция предстоящего развития. С учетом существующего в настоящее время в российском обществе широкого разброса мнений могут быть предложены по меньшей мере две диаметрально противоположные концепции, между которыми располагается целый веер промежуточных стратегических направлений. Эти крайности выражаются в следующем судьбоносном выборе: должна ли наша страна смириться со своим положением отставшего в экономическом развитии звена капиталистической периферии, или она найдет в себе силы для рывка вперед, чтобы войти в состав авангардного ядра государств? В зависимости от ответа на этот сакраментальный вопрос будет определяться судьба России в нынешнем непростом и противоречивом мире.

С учетом этого опираться придется на соответствующую научную теорию. Если выбор будет сделан в пользу постепенной, спокойной эволюции по законам чисто рыночной экономики, не сулящей существенных перемен в нынешнем незавидном статусе страны, то руководствоваться нужно будет теориями типа Economics — современным мейнстримом экономической науки. Если же будет решено пойти по более энергичному пути глубокой трансформации экономики, превращения ее из сырьевой в индустриально-инновационную, то развитие должно проходить вопреки основной логике капиталистического рынка, которая, как правило, делает богатых еще более богатыми, а отставших лишает шансов на успех в современном глобализованном мире, сильно монополизированном и жестком по отношению к нежелательным конкурентам В этом случае будут востребованы теории социально-регулируемой рыночной экономики, признающие важную роль государства в преобразовании народнохозяйственной структуры при соблюдении рыночных критериев эффективности.

Выбор между двумя упомянутыми векторами развития не означает, что только один из них приводит к позитивному результату с точки зрения как правящей элиты, так и простых людей. Все зависит от представлений об основных социально-экономических ценностях. Жить сравнительно хорошо и безбедно можно в совершенно разных условиях, тем более если не иметь завышенных амбиций. Обратившись к реальной международной практике, мы видим, что правящие элиты, например, прибалтийских государств, некоторых европейских постсоциалистических стран и постмайданной Украины легко и с удовлетворением отказываются от своего промышленного и даже сельскохозяйственного наследия, довольствуясь традиционными промыслами и уповая на спокойную жизнь в экологически чистой среде с возможностью для граждан работать за границей в более богатых и упорядоченных для труда и повседневной жизни ареалах. Это, видимо, соответствует их представлениям о счастье.

Вряд ли такая судьба может быть привлекательной для России. А именно она может стать реальностью, если согласиться с догмами о всесилии рынка, который якобы «все сам расставит по своим местам». Рынок—это всего лишь служебный общественный механизм, обеспечивающий обмен товаров и услуг в соответствии с их фактической стоимостью, по конкурентным ценам, учитывающим производственные затраты и некую норму прибыли, и который осуществляет перелив (аллокацию) капиталов в более прибыльные отрасли и сферы. В ходе повседневной конкуренции происходят постепенные и малозаметные структурные изменения в весьма ограниченных пределах, определяемых меняющимся соотношением сил между хозяйственными субъектами, подчиняющимися краткосрочным рыночным критериям.

Но так происходит в условиях классического конкурентного рынка, на котором действуют примерно равные по своим возможностям субъекты. Современный же глобализированный рынок далек от совершенства. На нем господствуют транснациональные корпорации, подавляющие своей мощью предпринимателей менее развитых стран, вынужденных конкурировать не только за границей, но и внутри собственной экономики, открытой для проникновения иностранных товаров и инвестиций. Мировая экономика устроена таким образом, что она фаворизует более развитые страны и крупные корпорации. Если внутри отдельных государств действует и так или иначе соблюдается антимонопольное законодательство, обеспечивающее конкурентную предпринимательскую среду, то на мировом рынке беспрепятственно господствуют мощные сетевые ТНК, свободно проникающие благодаря открытости национальных экономик на их внутренние рынки и фактически лишающие местный бизнес шансов подняться и отвоевать для себя хотя бы небольшую нишу. Победить в этой неравной борьбе, сойти с наезженной колеи удается немногим, только тем, кто берет на себя предпринимательскую смелость и дополнительные риски, действуя часто вопреки привычной рыночной логике.

Примерно так же вынуждены действовать и суверенные страны. Одни смиряются со своей судьбой, не ставят амбициозных целей и стараются лишь найти свое место в окружающем мире, занимая незначительные свободные ниши в уже сложившейся системе международного разделения труда. Другие желают изменить свое положение, стремятся перестроить экономику таким образом, чтобы она вышла на более высокий уровень конкурентоспособности и тем самым потеснила более удачливые страны. Это в принципе возможно, так как закона

неравномерного мирового развития никто не отменял: история знает примеры невероятных взлетов и падений как крупных империй, так и менее значимых государств. Сегодня у всех на глазах происходит, например, восхождение Китая на вершину самой развитой страны мира.

Переломить неблагоприятный ход событий можно только с помощью государства, если оно будет проводить осмысленную экономическую политику, направленную на всемерную поддержку собственных бизнесменов, причем не всех сразу, а только тех, у которых есть перспективы победить в конкурентной борьбе не только внутри страны, но и на мировом рынке. А для этого как раз и нужна долгосрочная стратегия экономического развития, в которой бы четко определялось, какие отрасли и производства должны развиваться в приоритетном порядке, откуда возьмутся соответствующие инвестиции, на каких рынках будет реализовываться вновь производимая продукция, как будет функционировать народнохозяйственный комплекс в целом.

Выбор основных векторов стратегического развития

Социально-экономическая стратегия России на 2021—2030 годы должна быть направлена на решение за этот десятилетний период безотлагательных проблем, препятствующих дальнейшему развитию страны. Она исходит из сложившегося к настоящему времени экономического положения и достигнутого качества социальной сферы, требующих незамедлительного принятия долгосрочных мер по коренному улучшению нынешней ситуации.

Главная проблема современной России состоит в ее усиливающемся отставании от передовых стран в научно-технологическом и производственном развитии и сравнительном замедлении темпов экономического роста, не позволяющем преодолеть это отставание. По сравнению с докризисным уровнем экономика мира в последние 10 лет выросла на 25%, в развитых странах—примерно на 15%, в развивающихся — на 40%, а в России — всего на 5%.

Для решения этой проблемы настоятельно необходимо существенно ускорить прежде всего производственную динамику, которая обязана значительно превышать среднемировые темпы и обеспечить рывок в экономическом и социальном развитии.

Эта многоплановая задача не сводится только к ежегодному ускоренному увеличению валового внутреннего продукта. Важно добиться поступательного роста реального сектора экономики, являющегося сердцевиной всего народного хозяйства и генератором улучшения благосостояния граждан на твердой основе постоянно растущего национального дохода. Основным источником первичных доходов, поступающих затем путем налоговых отчислений в непроизводственные сферы (здравоохранение, образование, науку) и в обширную сферу обслуживания в процессе оплаты услуг из заработной платы работников производства, являются промышленность и сельское хозяйство, развитие которых нуждается, следовательно, в первоочередном внимании.

Возрождение промышленности, деградировавшей в постперестроечный

период,— основной приоритет Стратегии. Он обосновывается не только утратой прежнего производственного потенциала, но и невозможностью его восстановления без осуществления новой индустриализации на современной научно-технической основе. При этом нет необходимости восстанавливать все утраченное, нужен селективный подход в выборе отраслей и производств, способных обеспечить ускоренный рост всей экономики на новой качественной основе и с учетом конкурентоспособной специализации страны.

Осознание на словах необходимости сменить проводившуюся до сих пор политику консервации экспортоориентированной сырьевой структуры российской экономики на стратегию преимущественного развития несырьевых отраслей промышленности не привело на деле к отказу от этого порочного курса, а, наоборот, произошло его усиление в последние годы. Это нашло свое выражение, во-первых, в увеличении экспорта нефти и газа, во-вторых, в повышении внутренних цен на энергоносители и, в-третьих, в сокращении переработки первичных энергоносителей в конечную продукцию. Эти взаимосвязанные процессы, приведшие в комплексе к замедлению темпов экономического роста, были запущены конкретными контрпродуктивными решениями правительства, а именно: 1) резкой (в два раза) девальвацией рубля в 2016 году, которая стимулировала в основном масштабный экспорт нефти и газа, а не выпускаемой в мизерных количествах продукции обрабатывающей промышленности; 2) повышением акцизов на нефть и нефтепродукты, соответствующее подорожание которых ограничило их использование в качестве сырья для нефте- и газохимии и снизило спрос на все виды топлива из-за роста издержек производителей и потребителей практически на все товары; 3) проведением «бюджетного маневра» переноса источников наполнения государственного бюджета с экспортных таможенных пошлин на НДПИ, результатом которого стали увеличение экспорта сырой нефти на 31 млн тонн в 2015—2018 годах, сокращение ее переработки и рост внутренних цен на энергоносители.

Поскольку российская экономика превратилась в экспортно-сырьевую и нуждается в инновационно-технологическом преобразовании для повышения ее эффективности, то приоритетной должна стать переработка нашего обильного сырья в готовую продукцию. Важно также, чтобы перерабатывалось оно по возможности на отечественном оборудовании. В этом случае новыми драйверами роста ВВП вместо исчерпавшей свои физические возможности добычи полезных ископаемых и расширения уже достаточно развитой сферы услуг станет машиностроение с его сердцевиной — станкостроением — и изготовление на этой базе конечной продукции высокого передела.

К сожалению, станкостроение как отрасль фактически перестало существовать в нашей стране: в 2017 году было произведено всего 4,2 тысячи металлорежущих станков, более чем в 23 раза меньше, чем в 1985 году, и 0,7 тысячи станков с числовым программным управлением (почти в 20 раз меньше, несмотря на увеличение их производства в 7 раз по сравнению с историческим минимумом в 2010 году) [1]. Россия, к сожалению, оказалась в полной зависимости от импорта станков. Стоит только Западу распространить санкции на поставку в Россию станков, объявив их продукцией двойного назначения под тем предлогом, что они используются также в ОПК, и встанет все отечественное производство, включая обновление военной техники. Поэтому возрождение станкостроения является не только производственным приоритетом, но и требованием национальной безопасности. Надо стремиться переводить на отечественное оборудование те отрасли и производства, на которых Россия будет специализироваться.

Современное положение в области машиностроения удручающее, особенно в производстве средств производства, являющихся инвестиционными товарами, обеспечивающими экономический рост. Лучше всего чувствуют себя отрасли добычи полезных ископаемых и их первичной обработки (нефтяная, газовая, металлургическая, деревообрабатывающая), продукция которых идет преимущественно на экспорт. К ним можно отнести еще атомную и космическую отрасли. Экспортируют часть своей продукции предприятия, производящие химические удобрения, пластмассы, зерно и военную технику. В производстве потребительских товаров для внутреннего рынка ситуация неоднозначная. Благодаря участию иностранного капитала успешно развивается производство легковых автомобилей. В основном для отечественного потребления производятся крупногабаритные холодильники и морозильники, продукция пищевой промышленности, строятся жилища. Многие производства легкой промышленности влачат жалкое существование. В целом выжили и развиваются те производства, продукция которых пользуется спросом на внешнем (в основном, сырье) и внутреннем (продукты питания) рынках. Изделия машиностроительной промышленности из-за технической отсталости не выдержали конкуренцию с захватившими российский рынок иностранными компаниями и практически перестали выпускаться. Задача состоит в налаживании их производства заново, что невозможно при отсутствии специальной государственной программы.

Дело в том, что частный бизнес самостоятельно не может наладить выпуск высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции, так как не располагает достаточными средствами и не уверен в возможности ее сбыта даже внутри страны из-за непреодолимой иностранной конкуренции. Любые вновь освоенные изделия будут на первых порах уступать по качеству и цене зарубежным аналогам, и поэтому их можно будет произвести и продать только при финансовой и организационной поддержке со стороны государства при условии гарантирования их сбыта хотя бы на внутреннем рынке. Следовательно, государство должно инициировать производство нужных для страны товаров, привлечь необходимые для этого средства частного бизнеса путем долевого участия в софи-нансировании совместных проектов и гарантировать сбыт освоенной продукции на обширном российском рынке, ошибочно отданном целиком иностранным поставщикам. Это можно будет сделать только с помощью протекционистской таможенной политики (как это делает президент США Д. Трамп) и применения кредитных, налоговых и иных льгот.

Однако любые, даже самые правильные меры не дадут должного результата, если не будет коренным образом улучшено положение дел на предприятиях, которые должны на практике решать стоящие перед страной задачи. Главным условием их эффективной работы должна стать обеспеченность финансовыми средствами, необходимыми для нормального воспроизводственного процесса.

Переход к рыночной экономике означает в первую очередь создание автономных субъектов рынка, способных обеспечивать собственными силами и средствами свое выживание и дальнейшее развитие в конкурентной среде. Очевидно, что для этого хозяйственные предприятия, от индивидуальных производителей до крупнейших корпораций, должны обладать необходимыми для этого ресурсами, достаточными для подержания хотя бы простого воспроизводства, и кредитными средствами для расширения производства и его совершенствования. Именно таких элементарных условий приватизированные наспех хозяйственные единицы в России не получили ни в момент их учреждения, ни в дальнейшем, вплоть до настоящего времени. В этом плане наши предприятия разительно отличаются в худшую сторону от зарубежных, что ставит их в проигрышное положение в конкурентной борьбе и более того—лишает их способности к нормальному существованию.

В рыночной экономике основным источником обновления основного капитала предприятий служат их амортизационные фонды, средства которых формируются путем отчислений из общего дохода до выявления прибыли. Их должно хватать как для периодической замены устаревших основных фондов, так и для текущего расширения производства за счет более высокой производительности новейших станков и другого оборудования. Именно поэтому доля амортизационных средств в общих капиталовложениях зарубежных предприятий составляет до 80%, а на внешние источники (банковские кредиты, субсидии) приходится от одной пятой до четверти объема инвестиций.

Необходимо, чтобы размер амортизации был достаточен не только для восполнения изношенных физически или морально станков, но и для покрытия расходов на поддержание конкурентоспособности производства, то есть на совершенствование моделей изготовляемой продукции, на приспособление их к изменчивым вкусам потребителей, на дизайнерские инновации, на маркетинг и рекламу. Все эти неизбежные расходы должны покрываться в основном из средств амортизационных фондов и только частично из прибыли, основная масса которой предназначена для финансирования новых объектов того же бизнеса или для реализации проектов иного, более прибыльного для предпринимателя дела.

Так как уровень амортизации основных фондов в России один из самых низких в мире (менее 50% от объема инвестиций в стране), в то время как степень их износа необычайно высока, все сходятся на том, что необходимо добиться резкого увеличения амортизационных отчислений. Средством для этого считается введение режима ускоренной амортизации, то есть сокращение нормативных сроков эксплуатации основных фондов. Однако добиться этого очень трудно в условиях слабой финансовой обеспеченности большинства хозяйственных субъектов и желания многих из них использовать свободные средства

в иных целях. Впрочем, статистические данные показывают, что на банковских счетах российских корпораций фактически законсервированы огромные денежные средства, совокупный объем которых из года в год растет как снежный ком и достиг в 2018 году около 14 трлн рублей, что почти в два раза больше, чем было пять лет назад [5, с.8]. Эти средства не используются за неимением выгодных инвестиционных проектов, гарантирующих сбыт новой продукции на отданном иностранным поставщикам российском рынке. Они, к сожалению, не могут быть использованы для пополнения амортизационных фондов по формальным причинам.

Реальным выходом из этой тупиковой ситуации могло бы стать одномоментное резкое увеличение амортизационных фондов до фактических потребностей эффективного обновления используемых орудий производства. Единственным способом сделать это безотлагательно могла бы стать целевая денежная эмиссия Банка России и направление этих средств исключительно на пополнение амортизационных фондов тех предприятий, которые пожелают обновить свои основные фонды. Требуемые денежные средства предоставлялись бы предприятиям на условиях долгосрочного беспроцентного кредита (по типу ипотечного кредитования жилья для граждан) и возвращались бы Центробанку в течение 10—20 лет равными долями. Возвращаемые ежегодно денежные средства не пускались бы в обращение (стерилизовались) и никак не влияли бы на рост потребительских цен. Введение такой практики дало бы возможность предприятиям немедленно начать перевооружение своего производства новейшим высокопроизводительным оборудованием. При желании можно было бы обусловить получение таких кредитов обязанностью приобретать в первую очередь отечественные станки, что создало бы необходимый спрос на них и способствовало бы возрождению российского станкостроения и инструментальной промышленности.

Такой способ немедленного решения амортизационной проблемы единственно возможен в нынешних условиях и не потребует изыскания дополнительных средств ни предприятиями, ни госбюджетом. Правда, дело только этим не может ограничиться по той банальной причине, что предприятиям непросто будет сбывать возросший объем продукции при существующих сегодня маркетинговых условиях. Поэтому решать проблему обновления производственных фондов высокопроизводительным оборудованием можно только в тесной увязке с обеспечением сбыта обновленной продукции прежде всего на внутреннем рынке.

Все указывает на то, что даже самая оптимальная социально-экономическая стратегия не может реализовываться сама по себе, без целенаправленной комплексной государственной политики не только в текущем периоде, но главное — в долгосрочной перспективе. Целевой направленности инвестиционной деятельности на развитие обрабатывающих производств и, как следствие, изменения отраслевой структуры экономики можно добиться только в результате проведения соответствующей политики на микроуровне. Поскольку большинство хозяйственных субъектов представляют собой частный бизнес, то необходимо найти способ целенаправленного воздействия на них в интересах всего

общества. Сделать это можно только с помощью комплексного планирования на народнохозяйственном уровне с реализацией намеченных целей совместными усилиями частного бизнеса и государства, согласного предоставить гарантии и взять на себя свою долю риска в выполнении строительно-монтажных работ, освоении, налаживании массового производства и сбыта продукции, необходимой для модернизации и ускоренного роста нашей экономики.

Действенным инструментом выполнения стратегических целей может и должно стать комплексное народнохозяйственное планирование, построенное на научной основе и поддержанное политическим руководством страны. Без такого планирования невозможно запустить ускоренный рост отечественного производства, так как необходимо сначала определиться с приоритетными отраслями, а затем наладить производство нужной для страны продукции в кооперации с бизнесом на основе широко понимаемого государственно-частного партнерства. Вместо абстрактных, хотя и теоретически правильных, рассуждений необходима конкретная работа профессиональных плановиков и прогнозистов, которая может постоянно осуществляться в созданном для этих целей самостоятельном государственном органе, отвечающем за поступательное развитие экономики в рыночных условиях.

Необходимость резкого изменения курса развития

Особенность современного периода развития нашей страны состоит в том, что разработка новой социально-экономической стратегии должна проходить в тяжелых кризисных условиях, когда на передний план вышли серьезные трудности внутреннего и внешнего порядка. Руководство страны озабочено в первую очередь решением многочисленных текущих проблем и откладывает «на потом» долгосрочные заботы. Поэтому любые предложения, в том числе и исходящие от научного сообщества, будут оцениваться в зависимости от того, насколько они способствуют устранению имеющихся трудностей и гарантируют, что они не возникнут впредь. Все соображения, направленные на изменение сегодняшней тяжелой ситуации и улучшение перспектив дальнейшего развития, должны обосновываться не только убедительными логическими доводами, но и четкими расчетами, показывающими, как будут восполняться убывающие бюджетные доходы в результате предлагаемых нововведений, полезных для будущего, но приводящих в настоящем к дополнительным расходам. Иными словами, достижение долгосрочных целей должно быть тесно увязано с решением нынешних проблем не «пожарными средствами», а на длительной, системной основе.

В странах с давно сложившейся рыночной экономикой достижение стратегических целей не предполагает резкого изменения действующей системы, работающей, как хорошо отлаженный механизм. В России такого эффективного механизма еще не создано. Главное — наша страна из-за накопившихся экономических проблем вынуждена резко менять направление своего развития, для чего ей нужно решать задачи переломного свойства. В этих условиях совершенствование системы хозяйствования должно осуществляться в первую очередь ради достижения осознанных стратегических целей. Это не значит, что необходима совершенно новая, какая-то особая система, просто ныне действующие механизмы должны стать работоспособными и нацеленными на оптимизацию всей народнохозяйственной структуры. Ведь наша экономика потому и стала такой отсталой, что именно в этом направлении длительное время действовал настроенный на это хозяйственный механизм. Он обеспечивал поддержание на плаву сырьевого сектора (нефтегазовой, металлургической, лесной и частично химической промышленности), дававшего основные поступления бюджетных доходов. Обрабатывающие отрасли (прежде всего машиностроение и ее сердцевина — станкостроение) оказались «в загоне» как бесперспективные в плане пополнения государственного бюджета, так как их развитие связано не с рутинным выкачиванием природных ресурсов, а с непрерывным технологическим совершенствованием производства и с постоянным обновлением выпускаемой продукции под прессом жесточайшей конкуренции. Участвовать в этой безжалостной и дорогостоящей конкурентной борьбе как внутри страны, так и в особенности на мировых рынках были не готовы ни конкретные предприятия, ни государственные органы, обязанные создавать для них благоприятные условия. Это и не удивительно, так как у них не было опыта рыночного поведения, напрочь отсутствовавшего в советское время.

Сложившаяся модель развития казалась успешной до тех пор, пока сырьевые отрасли и сфера услуг выполняли роль основных драйверов экономического роста. Но после того как был исчерпан потенциал дальнейшего увеличения добычи сырья из-за сокращения разведанных запасов или ухудшения условий их извлечения, а также прекратилось расширение масштабов оказания торговых и бытовых услуг по причине удовлетворения в основном возникшего спроса на них после многих лет искусственного дефицита, с середины 2012 года началось замедление темпов ежегодного прироста ВВП. Резкое падение мировых цен на продукцию российского сырьевого экспорта и обвал валютного курса рубля привели в 2015 году к производственной рецессии (снижению ВВП почти на 4%), к соответствующему ограничению бюджетных расходов и снижению реальных доходов населения. Стало очевидно, что для преодоления наступившего хозяйственного застоя необходимо радикально изменить направление дальнейшего развития и нацелить его на возрождение обрабатывающих отраслей промышленности, сельского хозяйства, пищевой и легкой промышленности, которые должны стать локомотивами дальнейшего экономического роста на основе постоянного внедрения научно-технических достижений.

Воспроизводственный характер стратегических преобразований

Выход из нынешних трудностей и переход на траекторию ускоренного развития заключается не в паллиативных антикризисных мерах, а в новой социально-экономической стратегии, основанной на воспроизводственном подходе. Как только ни называют нынешний кризис — структурным, валютно-финансовым,

инвестиционным, системным. Он действительно порожден обострившимися проблемами во всех указанных сферах, но главная его причина заложена в нарушениях важнейших воспроизводственных связей. Поэтому преодоление кризисной ситуации нужно искать в оздоровлении самого процесса общественного воспроизводства, в изменении его направленности, грубо говоря, с экстенсивно-сырьевой на интенсивно-обрабатывающую. Наша экономика должна перестать воспроизводить техническую отсталость и начать генерировать высокотехнологичные инновации, воплощенные в конкурентоспособной продукции. Для этого нужно сформировать такой народнохозяйственный комплекс, который позволял бы эффективно использовать все еще имеющиеся сравнительные преимущества в виде высокообразованных креативных кадров, обширных природных ресурсов, сохранившихся научно-технических заделов, транзитно-ло-гистического потенциала страны.

Прежде чем приступить к созданию эффективной отраслевой структуры производства и его повсеместному оснащению передовыми техническими средствами, необходимо создать условия для нормального функционирования воспроизводственных процессов, без чего любые, даже весьма полезные нововведения будут недолговечны и обречены на отторжение нынешними инерционными структурами. К сожалению, в России сложились такие системные механизмы, которые напрямую ограничивают развитие экономики, вместо того чтобы содействовать этому. Эти ограничители должны быть устранены в первую очередь.

Начинать надо с изменения системы финансирования экономического роста, которая должна перестать стимулировать сырьевые отрасли и приступить к обеспечению развития обрабатывающих производств. При этом нет необходимости придумывать что-то новое, достаточно перенять опыт развитых в промышленном отношении стран. В отличие от добычи сырья, где не происходит динамичного обновления научно-производственной базы, при выпуске конечной продукции для массового потребителя технические новшества играют первостепенную роль. Обрабатывающие предприятия должны иметь финансовые и другие материальные возможности самостоятельно менять ассортимент и повышать качественный уровень своей продукции в соответствии с изменяющимся спросом и даже самостоятельно формировать этот спрос на собственные инновации. Поэтому-то за рубежом успешно используется механизм ускоренной амортизации, стимулирующий предприятия постоянно обновлять производственные фонды за счет собственных средств. Такого механизма до сих пор не создано в нашей обрабатывающей промышленности, что обрекает ее на вечное отставание.

В индустриально развитых странах амортизация обеспечивает не только восполнение износа основных фондов, но и их расширенное воспроизводство на более высоком техническом уровне. Прибыль и банковские кредиты направляются в основном на приращение бизнеса и его перепрофилирование. Очевидно, что на нормальный воспроизводственный процесс в ограниченных расширенных

масштабах должно быть достаточно средств амортизационного фонда. К реализации этой идеи западный мир шел длинным путем, учитывая весь свой негативный опыт и уроки периодических кризисов начиная с Великой депрессии. Доля амортизационных отчислений в общих инвестициях в США увеличилась за 1950—2013 годы с 18% до 70%. Это стало одним из важнейших факторов, позволивших этой стране занять передовые позиции в мире по уровню производительности труда и технико-технологическому оснащению экономики. Кроме того, на амортизацию как наиболее стабильный источник инвестиций гораздо меньшее влияние оказывают текущие проблемы, связанные с изменением цен, налоговых и кредитных ставок, а также со спадом производства и финансовыми трудностями в кризисные годы. Благодаря тому, что доля амортизации в общих инвестициях в США в 2001—2008 годах составляла в частном секторе в среднем 77%, капиталовложения уменьшились из-за мирового кризиса всего на 4,4%, хотя чистые частные инвестиции сократились в 2008 году почти в два раза по сравнению с 2006 годом. Произошло это благодаря тому, что амортизация в этот период выросла на 11,2%, а в корпоративном секторе еще больше—на 31% [6, с. 70].

Ускоренная амортизация, необходимая для обновления производственных фондов и финансирования регулярных инновационных разработок, достигается благодаря принудительному или добровольному сокращению сроков полной компенсации износа оборудования, что способствует появлению дополнительных свободных средств для скорейшего перевооружения производства. Финансовая выгода для предприятий состоит в том, что сокращается налогооблагаемая база прибыли, однако в случае неиспользования накопленной амортизации по целевому назначению она облагается налогами, предусмотренными для прибыли.

В России доля амортизационных отчислений примерно в три раза ниже, чем в развитых странах. В последние годы в общем объеме инвестиций в основные фонды корпоративного сектора на амортизационные отчисления приходилось 20—22%, на собственную прибыль —17—18%, а на привлеченные со стороны средства — 57—60% [6, с. 71]. Понятно, почему в обрабатывающей промышленности рентабельность находится на низком уровне — слишком велика нагрузка заемных средств с высоченными процентными ставками за кредиты.

Нужно, чтобы и у нас амортизационные отчисления стали финансовой основной ускоренного обновления оборудования, проведения опытно-конструкторских исследований и постоянного внедрения инноваций самими предприятиями, как это делается в передовых странах. Чтобы наши предприятия начали формировать достаточные для расширенного воспроизводства амортизационные фонды, необходимо сократить нормативные сроки обновления производственных фондов в первую очередь в обрабатывающих отраслях, проводить регулярную переоценку основных фондов, чтобы амортизационные отчисления производились не с первоначальной, а с восстановленной их стоимости, ввести жесткий контроль за целевым и своевременным расходованием средств амортизационного фонда и облагать не использованные по назначению суммы увеличенным налогом на прибыль.

Поскольку амортизация в достаточных для нормального воспроизводства размерах является непременным условием успешного рыночного хозяйствования, необходимо намного повысить нормативы амортизационных отчислений. Для этого неизбежно проведение соответствующего налогового маневра, следствием которого будет сокращение поступлений в государственн

стратегия «Россия — 2030» изменение курса развития воспроизводственный подход инвестиционная политика амортизационные фонды предприятий. strategy «russia – 2030» new course of development reproduction approach in-vestments policy companies’ amortization funds.
Другие работы в данной теме: