Научтруд
Войти

Великое княжество Литовское. Традиция и раздел «наследства». Вильнюс: Изд-во Вильнюсского университета, 2008. 430 с.

Автор: указан в статье

РЕЦЕНЗИИ

106

Lietuvos Didziosios Kunigaikstijos. Tradicija ir paveldo "dalybos".

Vilnius: Vilniaus universiteto leidykla, 2008. — 430 p.

Великое княжество Литовское. Традиция и раздел «наследства».

Вильнюс: Изд-во Вильнюсского университета, 2008. — 430 с.

Рецензируемый сборник — результат реализации на историческом факультете Вильнюсского университета проекта, посвященного изучению истории Великого княжества Литовского (ВКЛ). Первый раздел сборника содержит историографические очерки. История ВКЛ связана с историческим 11 уте vi ряда государств. Следовательно, неизбежен анализ литовской, российской, белорусской и польской историографии княжества.

Профессор кафедры истории культуры и исторической теории Вильнюсского университета А. Бумблаускас, опираясь на концепции исторического сознания и исторической культуры, разработанные представителями немецкой школы социальной истории, анализирует тенденции развития историографии ВКЛ в Литве, России, Беларуси и Польше, сравнивает наиболее значительные национальные научные направления. Он приходит к закономерному выводу, что наиболее активно проблемы Великого княжества Литовского изучаются литовскими исследователями. Различия в использовании понятий «Литва» и «Летува» А. Бумблаускас видит не только в национальных установках политиков и ученых указанных государств. Он полагает, что нужно учитывать влияние на терминологию конфликтных отношений между Польшей и Литвой в 1920—1922 it. по поводу Вильнюсского края, разных векторов внешней политики России/ Советского Союза и Литвы в 1920 — 1926 it., политических событий 1990—1991 it., в результате которых Литва вновь стала независимым государством.

В статье проф. Генрика Виснера «Объединение как фактор, предопределивший распад» предпринята попытка проследить историю объединения поляков и литовцев в составе единого государства. Он подчеркивает господствующее в литовском обществе негативное отношение к Люблинской унии 1569 г., отмечая, что до конца существования Речи Посполигой сохранялась обособленность бывших земель ВКЛ и его «политического народа». Результатом польско-литовского взаимодействия стало создание двух литовских наций: собственно литовцев («Молодая Литва») и польских литовцев, или поляков литовского происхождения (выражение папы Иоанна Павла II). Два этих течения вступили в конфронтацию друг с другом в годы Первой мировой войны, когда встал вопрос о возрождении польского и литовского государств. При этом конфликт, в основе которого лежал спор между самими литовцами, в межвоенный период привел к разрыву отношений Литовской Республики с Польшей.

Г. Саганович, профессор Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе, обратился к постсоветской белорусской историографии, так как, по его мнению, в советское время белорусские историки не были самостоятельными, свои труды писали в рамках марксистских концепций, утвержденных Москвой. Он выделил две тенденции и соответственно два периода в современных белорусских исследованиях ВКЛ. В первой половине 1990-х пт. преобладала национально ориентированная историография, искавшая в ВКЛ традиции собственной государственности. Сторонники данного направления акцентировали внимание на ненасильственном присоединении к Литве земель, территориально входящих в современную Беларусь (автор статьи справедливо замечает, что этот тезис не новый, он восходит к трудам российских историков XIX в.), называли княжество белорусско-литовским государством, «признавали доминирование литовцев в сфере политической, подчеркивали факт демографического и территориально-экономического превосходства белорусов, господство старобелорусской культуры и прежде всего языка, использовавшегося в качестве государственного». Критикуя некоторые положения данного направления белорусской историографии, автор в целом оценивает его положительно, так как его приверженцы выработали «такой образ прошлого своей страны, который принципиально отличался от его советской версии».

Г. Саганович негативно оценивает официальную белорусскую историографию, господствующую с середины 1990-х гг. Она характеризуется как воспроизведение устаревших постулатов об угнетении белорусского народа литовскими феодалами, в конечном счете, как «откровенная антиисторическая политика в сфере исторического образования и науки». При этом недавнее издание шести книг Метрики и двух томов энциклопедии ВКЛ Саганович объясняет тем, что властям не удалось сформировать в широких кругах общественности отношения к княжеству как к чужеземному государству.

Петербургский историк А. Филюшкин выделяет и кратко характеризует четыре дискурса ВКЛ, сложившихся в российской и советской историографии в XIX —XX вв.: а) дискурс агрессивности ВКЛ; б) исторической обреченности ВКЛ; в) необходимости завоевания ВКЛ и г) «правильной Руси» как более удачной согщально-полигической модели, чем «московская деспотия». Обращаясь к современному изучению ВКЛ в России, Филюшкин отмечает, что Великому княжеству Литовскому посвящается мало фундаментальных трудов, изучение отдельных проблем остается уделом частной исследовательской инициативы.

Соглашаясь с предложенным автором объяснением такой ситуации, можно обратить внимание на еще один фактор. Если ВКЛ для литовских исследователей является одним из ярчайших примеров самостоятельной государственности, а для белорусских ученых важным элементом искомой национальной идентичности или водоразделом по отношению к государственному политическому курсу, то для основной массы российских историков, анализирующих соответствующую эпоху,

107
108

главный объект — история Северо-Восточной Руси. Именно на ее основе сложилась русская государственность; альтернативная («другая») Русь в лице ВКЛ не смогла объединить русские земли. С другой стороны, немало древнерусских земель входило в состав княжества, а контакты и конфликты между Московским государством и ВКЛ могут рассматриваться как проявление отношений по линии «Восток—Запад». Все это требует появления солидных монографических исследований, потому что в российской историографии ВКЛ, как отмечает А. Филюшкин, еще много «белых пятен».

На наличие широкого спектра проблем, перспективных исследований указывают еще две части сборника. В них публикуются статьи о литовском национальном сознании в конце XIV в. (Э. Гудавичус), отношениях католической и православной церквей в ВКЛ в XV — XVI столетиях (Г. Киркиене). Также высказываются мнения о дискуссионном вопросе, было ли Великое княжество Литовское империей (3. Норкус), о рефлексии ВКЛ в Литве в XIX — начале XX в. (Ш. Лиекис), о некоторых аспектах формирования национальной идентичности литовцев под воздействием политических традиций ВКЛ и смены литовских репрезентаций русских и России (Г. Поташенко) и других проблемах.

Интересна статья доц. кафедры славистики Вильнюсского университета П. Лавринца, анализирующая русскую художественную литера-туру XIX — первой половины XX в. Автор открывает статью утверждением, что тема древней Литвы и литовцев в русской литературе уже рассматривалась в исторических работах. Сам же он реконструирует образ литовцев, Литвы и ее истории в прозе и поэзии H.A. Дуровой, Н.В. Кукольника, В. А. Жуковского и других русских литераторов. Исследователь приходит к выводу, что сфор VI и р о на и ш и й с я художественный стереотип «включает в себя мотивы воинственной державы и языческой культуры, с ярко выраженной экзотичностью», присутствуют также «чужое католичество» и «тематика не подлежащей актуализации глубокой, едва ли не мифологической... древности». П. Лавринец изучает не только произведения, полностью или частично посвященные Литве, но и второстепенные сюжеты. При этом порой преувеличивается значение последних для поиска устойчивого образа Литвы и литовцев. Например, в драме H.A. Островского «Гроза» в беседе двух жителей приволжского городка Калинов у росписи, изображающей геенну огненную, есть фраза о том, что Литва «на нас с неба упала». Современники и русские критики признали эти слова признаком невежества калиновцев. Лавринец не согласен с этим, он обнаружил в тексте эпизода контекст исключительно враждебной и чуждой русским Литвы.

В целом сборник является солидным научным изданием, позволяющим получить представление о современном уровне и новых подходах к изучению истории Великого княжества Литовского в Литве, а также в России, Польше и Беларуси.

В. Н. Маслов,

зав. кафедрой социальных наук и русской словесности Калининградского областного института развития образования

Другие работы в данной теме:
Научтруд |