Научтруд
Войти

Пребывание правительства и ЦИК Советов Украины в Таганроге в марте апреле 1918 г. (из истории многопартийного государства)

Научный труд разместил:
Arirad
30 мая 2020
Автор: указан в статье

© 2005 г. В.Н. Сергеев

ПРЕБЫВАНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА И ЦИК СОВЕТОВ УКРАИНЫ В ТАГАНРОГЕ В МАРТЕ - АПРЕЛЕ 1918 г. (из истории многопартийного государства)

В исторической литературе слабо освещен вопрос о политической деятельности Центрального Исполнительного Комитета и Советского правительства (Народного секретариата) Украинской Народной республики, пребывавших в связи с немецкой оккупацией Украины в Таганроге (с 24 марта по 20 апреля 1918 г., 1 мая город был занят войсками интервентов) [1]. За этот относительно короткий, но насыщенный событиями период были решены весьма важные задачи: подготовлено создание коммунистической партии большевиков Украины, сформировано первое посольство Советской Украины в Москву, которое было принято СНК РСФСР, здесь развернулась борьба РКП(б) за сохранение в южных районах страны блока большевиков с партией левых эсеров после разрыва последней правительственного соглашения и выхода сразу после IV Всероссийского съезда Советов (проходил 14 - 16 марта 1918 г.) из СНК РСФСР. Усиление борьбы за разрыв такого блока происходило посредством организации ряда политических антибольшевистских акций (создание собственных партийных дружин и учреждений, параллельных с советскими властными структурами) и попыток захвата власти в Украинской и Донской Советских республиках, а также в управлении Северо-Кавказского военного округа, вплоть до похищения золотого запаса Донской Советской республики.

В условиях революционного кризиса осени 1917 г. от умеренно социалистической партии левых эсеров откололась левоэсеровская часть, которая на своем I съезде (19 - 29 ноября 1917 г.) образовала новую партию левых эсеров-интернационалистов. Она выражала интересы трудового крестьянства, поддерживала Советскую власть и большевиков. В декабре 1917 - марте 1918 гг. левые эсеры занимали посты наркомов в СНК РСФСР, и РКП(б) осуществляла левый блок с этой партией, который позволил решить ряд кардинальных вопросов революции: объединение Советов города и деревни, безболезненный роспуск Учредительного собрания, создание единого фронта борьбы с контрреволюцией и др. Однако после IV Всероссийского съезда Советов, который ратифицировал Брестский мирный договор, левые эсеры заявили о несогласии с ним и разорвали блок с РКП(б) - вышли из СНК РСФСР (И.З. Штейнберг, В.А. Карелин, С. Д. Мстиславский и др.). Но левый блок продолжал сохраняться на местах, и РСФСР продолжала оставаться многопартийным государством.

Левые эсеры, однако, считали, что в крестьянской России не рабочая партия, а крестьянская должна стоять у власти. В апреле 1918 г. на II Всероссийском съезде партии левых эсеров член ее ЦК М.А. Спиридонова заявила: «Нам необходимо взять в свои руки государственный аппарат, военный, дипломатический, технический» [2]. Благоприятные условия для реализации этой цели левые эсеры видели на юге России, где продолжа-

лось наступление войск Германии, а деятели этой партии занимали ответственные посты в Красной Армии. Так, член ЦК партии левых эсеров П.П. Прошьян (1883 - 1918) был комиссаром по делам Украины, левыми эсерами были: подполковник М.А. Муравьев (1880 -

1918) - начальник штаба армии под командованием В.А. Антонова-Овсеенко (1883 - 1939), Ю.В. Саблин (1897 - 1937) и Г.К. Петров (1892 - 1918) - командиры отрядов этой армии; хорунжий А.И. Автономов (1890 -
1919) - главнокомандующий вооруженными силами Кубанской Советской республики, есаул И.Л. Сорокин (1884 - 1918) - его заместитель; штабс-капитан М.Н. Левандовский (1890 - 1937) - нарком по военным делам Терской Советской республики. Перечень можно продолжить.

Благоприятную для левых эсеров обстановку на юге страны пытался использовать для захвата власти ЦК этой партии, который в середине марта 1918 г. сформировал «Южную делегацию» левых эсеров из весьма авторитетных партийных деятелей (в большинстве юристов по высшему образованию). В ее состав вошли члены ЦК левых эсеров: В.А. Карелин - до выхода из СНК РСФСР 16 марта 1918 г. являлся членом исполкома СНК, наркомом имуществ республики; Б.Д. Камков - член Президиума ВЦИК РСФСР; И.З. Штейнберг - до 16 марта 1918 г. являлся наркомом юстиции СНК РСФСР; С. Д. Мстиславский - член ВЦИК РСФСР, в декабре 1917 - марте 1918 г. - заместитель наркома СНК РСФСР. Сразу после окончания работы IV Всероссийского съезда Советов «Южная делегация» в полном составе выехала на Украину.

Украинская Советская республика, как известно, была образована в процессе советского национально-государственного строительства 12 (25) декабря 1917 г. первым Всеукраинским съездом Советов, признавшим Украинскую республику как федеративную часть Российской республики [3]. Съезд избрал ЦИК Советов Украины, по постановлению которого было образовано Советское правительство - Народный секретариат. ЦИК отменил все распоряжения Украинской центральной рады и распространил на украинскую территорию действие декретов РСФСР. СНК РСФСР 16 (29) декабря 1917 г. признал украинское правительство. Для оказания помощи в борьбе с центральной радой и каледин-щиной из Советской России были посланы красногвардейские отряды. Украинские делегаты в январе 1918 г. участвовали в работе III Всероссийского съезда Советов и вошли в состав ВЦИК. После разгрома войск центральной рады столицей Советской Украины стал Киев. В связи с германской интервенцией ЦИК и Народный секретариат 27 февраля переехали в Полтаву, 8 марта -в Екатеринослав [4], а 24 марта - в Таганрог.

17 - 19 марта 1918 г. в Екатеринославе состоялся Второй Всеукраинский съезд Советов. В его работе

приняла участие «Южная делегация» ЦК левых эсеров. Съезд проходил в очень трудных условиях. Австро-германские войска оккупировали значительную часть правобережной Украины, захватили Киев и продолжали продвигаться в глубь республики. Сложной была обстановка и на самом съезде. Большевистская фракция и сочувствующие большевикам составляли лишь около половины его участников. Так, 401 делегату-большевику и 27 выступившим в вместе с ними левым украинским социал-демократам противостояла объединенная фракция российских и украинских левых эсеров из 414 человек. 32 места имели меньшевики, бундовцы, украинские социал-демократы и украинские эсеры, 90 делегатов были беспартийными. К концу работы съезда число делегатов возросло до 1200 [5, с. 70-78]. Эту трудную для большевиков обстановку, а также тот факт, что рабочий класс и трудовое крестьянство Украины под руководством Советского правительства и большевистских организаций республики отдавали все силы на вооруженную борьбу с захватчиками и буржуазными националистами, и решили использовать левые эсеры для срыва Брестского мира. Местные левые эсеры получили в этом отношении полную поддержку своего ЦК, так что их борьба против большевиков Украины, а затем и Дона фактически являлась делом всей партии левых эсеров. Показательно, что именно в Екатерино-слав на Всеукраинский съезд и приехала большая группа левых эсеров из центра: уже упоминавшиеся члены ЦК Камков, Штейнберг, Мстиславский, Карелин, видные члены этой партии Фишман, Алханицкий, Браун и др. Вместе с находящимися на съезде кандидатом в члены ЦК партии левых эсеров Качинским, активистами партии Бойченко, Северо-Одоевским, Терлецким и другими они составили руководящую группу левых эсеров на съезде.

Однако большевистская фракция Второго Всеукра-инского съезда Советов, в лидирующее ядро которой вошли Н.А. Скрыпник, А.С. Бубнов, В.П. Затонский, Я.Б. Гамарник, Э.И. Квиринг, С.В. Косиор, Ф.А. Сергеев (Артем), Н.П. Тарногородский и др., добилась поддержки съездом решения IV Всероссийского съезда Советов о ратификации мирного договора с Германией [5, с. 70-78].

Потерпев поражение на съезде, левые эсеры решили перенести борьбу в ЦИК Советов Украины, рассчитывая захватить в свои руки ключевые посты в новом составе Украинского Советского правительства - Народном секретариате. Соотношение сил в Центральном Исполнительном Комитете, избранном II Всеукраин-ским съездом Советов: 45 большевиков, 5 украинских левых социал-демократов, 49 левых эсеров и украинских левых эсеров, составлявших объединенную фракцию, и 1 член ППС (левицы) - по мнению левых эсеров, таило в себе такую возможность [5, с. 78]. Решающее сражение за власть развернулось в Таганроге, куда прибыли ЦИК Украины, ее правительство, «Южная делегация» ЦК левых эсеров и где 25 марта в 4 часа утра началось первое после эвакуации заседание ЦИК [6].

Оно проходило 25 - 26 марта под председательством В.П. Затонского (1888 - 1938, большевик, член

ЦИК Советов Украины) и Терлецкого (левый эсер, член ЦИК Советов Украины), секретарем являлся Я.Б. Гамарник. Повестка дня: 1) конструирование власти; создание Народного секретариата и Президиума ЦИК; 2) о посольстве в Москву; 3) о делегации в Ростов-на-Дону (на съезд Советов Донской республики); 4) текущие дела.

Руководители «Южной делегации» партии левых эсеров заявили, что Брестский мирный договор является ошибкой, что на юге России продолжается война с Германией, что жизнь оправдала якобы именно их партию, которая должна возглавить эту борьбу. Они требовали не менее половины мест в Совнаркоме Украины (Народном секретариате), притом настаивали на предоставлении им решающих наркоматов (секретарств). Большевики Украины исходили из того, что Екатеринослав-ский съезд Советов одобрил Брестский мирный договор, следовательно, и приоритет власти на Украине должен быть за правящей в РСФСР партией - РКП(б). Причем большевики соглашались предоставить левым эсерам места в правительстве, были намерены осуществлять левый блок и совместно вести повстанческую борьбу с войсками интервентов, обороняться «независимо от ратификации Брестского мирного договора».

Поскольку борьба большевиков против левых эсеров на заседании ЦИК Украины 25 - 26 марта в Таганроге во многом предвосхитила аналогичное противоборство 9 - 14 апреля на I съезде Советов Донской республики и на Кубани (на III съезде Советов 28 - 30 мая), то приведем подробно выступления на упоминавшемся заседании в прениях. Суть взглядов членов «Южной делегации» партии левых эсеров по вопросу «О конструировании власти» выразил В.А. Карелин: «Кроме секретарства военных дел мы берем на себя секретарства финансов, продовольствия, путей сообщения и внутренних дел. Мы пытались сговориться по этому поводу с фракцией большевиков, но из этого ничего не вышло». По этой причине левые эсеры не дали своих представителей в Народный секретариат, и это правительство начали формировать из одних большевиков, однако, желая сохранить левый блок, большевики предлагали левым эсерам места в правительстве при условии сохранения за собой как правящей партией приоритетных позиций.

С большой речью по вопросу о конструировании власти выступил Н.А. Скрыпник (1872 - 1938, большевик, в социал-демократическом движении с 1897 г.). Обращаясь к левым эсерам, он сказал: «Мы вполне согласны с тем, что отпор германскому империализму и центральной раде будет тем сильнее, чем теснее мы объединимся. Поэтому на съезде (в Екатеринославе. -В.С.) мы шли на уступки ... на этом пути мы намерены были стоять по отношению к вам и дальше, но вы своей нерешительностью и оттяжками мешали текущей работе. Наш ультиматум о составе секретариата и объясняется только тем, что невозможно было тянуть дальше с разрешением этого вопроса». Свою речь Скрыпник завершил следующим выводом: «Вы говорите о паритете при организации власти (т.е. о принципе равного представительства сторон. - В.С.), но в то же время берете

себе те посты, которые являются наиболее важными. Вы хотите взять в свои руки политическое руководство, не имея на это никакого права, потому что на съезде вы ведь сняли же с себя политическую ответственность за резолюцию, принятую им. Поэтому чтобы осуществить решения, принятые съездом, приоритет власти должен быть взят той партией, которая, отражая его мнение, берет на себя всю тяжесть ответственности перед трудящимися массами. Мы берем на себя всю тяжесть, хотя и знаем, что "тяжела шапка Мономаха" и будем бороться до конца, исполняя приказы съезда».

Выборы председателя и членов Президиума ЦИК Советов Украины производились 26 марта поименным голосованием. 27 голосами большевиков и левых украинских социал-демократов при 25 воздержавшихся (левые эсеры) председателем ЦИК Советов Украины был избран В.П. Затонский, членами Президиума - большевики А.В. Иванов, И.М. Крейсберг, Н.П. Тарногородский, левый украинский социал-демократ Л. Коробчук и левые эсеры В.М. Качинский, А.В. Северо-Одоевский, Е.П. Терлецкий, И.З. Штейн-берг от украинских и российских левых эсеров. Предоставив в составе Президиума ЦИК левым эсерам 4 места, большевики показали на деле искреннее желание сохранить блок с ними. Вслед за этим большевистская фракция внесла свои предложения о составе Народного секретариата. Поняв провал своих планов, левые эсеры отказались даже выставить список кандидатов вообще и участвовать в голосовании. Советское правительство Украины было сформировано в основном из большевиков. Список, предложенный большевиками, был утвержден 27 голосами при 25 воздержавшихся. Председателем Народного секретариата и народным комиссаром по иностранным делам стал Н.А. Скрыпник.

Потерпев полное поражение, левые эсеры отказались принимать какое-либо участие в работе Народного секретариата. Они громче всех говорили о необходимости революционной войны против Германии, но фактически отстранились от участи в организации отпора германским оккупантам. Они остались только в составе ЦИК Советов. Таким образом, левые эсеры и на Украине готовы были разорвать союз с большевиками [5, с. 75].

В передовой статье «Разрыв» в «Вестнике Украинской Народной Республики» за 27 марта отмечалось: «Громогласно перед лицом ЦИК Советов Украины фракция левых эсеров объявила о том, что она отказывается давать своих представителей в Совет Народных Секретарей. Более того, она отказалась дать работников и в коллегии, и в отделы при Народном секретариате Украины. Они отказались дать своих представителей даже в Военное секретарство и военно-мобилизационный отдел при нем и таким образом отмежевалась от политики большевиков». Осудив лево-эсеровских лидеров, большевики показали, что выход из правительства - результат поворота этой партии вправо. На Украине, подчеркивалось в статье, левые эсеры проводили ту же политику, что и в общероссийском масштабе. «Повторилась та же история, что и в

Москве. В Совете Народных Комиссаров нет больше левых эсеров. Нет их и в Народном секретариате Украины. Очевидно, левым эсерам угодно сойти с авансцены революции и истории. Это их дело» [7].

Итоги дискуссии подвел В.П. Затонский, который критически оценил позиции левых эсеров и не как политическую борьбу, а как политиканство: «Переходя к оценке линии левых эсеров, я должен сказать, что ни в Екатеринославе, ни во время пути они, кроме нежелания работать, ничего не проявили, очевидно дожидаясь подкреплений, а теперь усиленные приехавшими из Москвы безработными комиссарами (имеются в виду вышедшие из СНК РСФСР. - В.С.), начали кричать о красивой смерти в борьбе. Мы поверили бы вам, герои слова, если бы не знали, что в желании помочь нам вы не пойдете дальше слов, если же нужно будет подставить ногу - это вы сделаете. Мы не забываем, конечно, что вы здесь реальная сила, но так как крестьянская масса, на которую вы опираетесь в силу чисто объективных причин, не способна к инициативе, то мы, представители рабочих, поведем вас за собой и вы пойдете. Но если вы приехали сюда не для того, чтобы проявить свою, так усиленно афишируемую революционную деятельность, а для того, чтобы политиканствовать, то мы должны будем заявить, что нам с вами не по пути» [8].

На рассматриваемом таганрогском заседании ЦИК 25 - 26 марта вопрос о конструировании власти фактически не был окончательно решен - левые эсеры, пользовавшиеся громадным влиянием на Украине, не дали, как уже упоминалось, своих представителей в правительство на большевистских условиях.

ЦК левых эсеров перенес борьбу в местные партийные организации Таганрога, Ростова, Донбасса, где его представители не раз выступали на митингах и в печати. В статье «Наше отношение к украинским делам» орган Ростово-Нахичеванского комитета партии левых эсеров газета «Революционное знамя» в №2 1 от 5 апреля 1918 г. фактически обосновала сепаратные позиции этой партии при организации сопротивления интервентам: «Мы объявляем, что Народный секретариат, назначенный большевиками на заседании 25 марта (в Таганроге. -В.С.), является не советским и не рабоче-крестьянским правительством, а правительством фракционным. Мы будем пока работать в пределах собственной фракции. Мы будем самостоятельно готовить военные силы для борьбы на Украине, мы будем самостоятельно идейно вооружать ее для этой борьбы».

В связи с непосредственным указанием ЦК партии левых эсеров, их II апрельского съезда на местах была ускорена работа по созданию левоэсеровских партийных вооруженных дружин [9], которые были организованы в Ростове (руководитель Петренко), Таганроге (Родионов, он же окружной комиссар), на крупных рудниках Донбасса, а также на Кубани (в Екатеринодаре -400 чел., Армавире - 130 чел., Пятигорске - 800 чел.) [10, л. 55-58]. 4 апреля 1918 г. «Южная делегация» ЦК партии левых эсеров приняла участие в работе общего собрания Ростово-Нахичеванской организации левых эсеров, а затем городской конференции. Был специаль-

но рассмотрен вопрос о формировании партийных ле-воэсеровских дружин, дано указание об увеличении в штабе Красной гвардии представителей партии левых эсеров. Сформирована группа левоэсеровских активистов из 50 человек, которые были разбиты на подгруппы (по 5 человек) и разосланы в левоэсеровские дружины Дона [11].

Левоэсеровский активист Бойченко, находившийся в Таганроге в марте - апреле 1918 г., докладывал на II съезде партии левых эсеров (съезд проходил 17 - 25 апреля 1918 г.), что члены «Южной делегации» ЦК этой партии начали в Таганроге и Ростове нелегально готовить аппарат на случай захвата власти. Они создали левоэсеровские коллегии параллельно тем, которые имелись в Народном секретариате, а также военный штаб, при помощи которого взяли «на учет левоэсеровские отряды, повели агитацию за вооружение крестьянства» [10, л. 86-88].

Такую работу левые эсеры в основном завершили к I съезду Донской республики (открылся 9 апреля 1918 г.), где и развернулась решающая борьба за власть.

В начале апреля 1918 г., после того как на юг России (на Украину, Дон и Кубань) стали прибывать руководители партии левых эсеров с целью взятия реванша за поражение в центре, появилась одна из первых критических статей большевиков Ростова против левых эсеров.

Так, в статье «Маленькие да удаленькие», опубликованной в большевистской газете «Рабочая правда» 6 апреля 1918 г., разоблачались прибывшие на Дон лидеры партии левых эсеров, которые «еще совсем недавно были с Керенским, Гоцем и Авксентьевым, работали с ними в одной партии, призывали голосовать за них в Учредительном собрании... А теперь вы имеете дерзость кричать: лишь две советские партии защищали подлинные интересы рабочих и крестьян. Позвольте вас спросить. С каких пор вы стали советской партией? Когда нас избивали и отводили в участок, где вы тогда были? Вы были в единой эсеровской партии и пикнуть не посмели, вы боялись нарушить партийную дисциплину. С каких пор вы стали такими смелыми защитниками Советской власти? Лишь после того как Советы взяли власть. Проигравшись на IV Всероссийском съезде Советов, вы хотите отыграться на Юге. Вот почему на Дон сбежались все левые эсеры. Но ошибаетесь, товарищи левые эсеры. Широкая рабоче-крестьянская казачья масса - бедняки, обездоленные, трудящиеся, все, кто любит свободу, все готовы стать на защиту революции. Мы надеемся, что рабочие, крестьяне, казаки будут бороться за III Интернационал, за справедливый мир, за землю, за хлеб и свободу только под знаменем Российской коммунистической партии большевиков». Таково одно из первых выступлений донских коммунистов против своих партнеров по блоку левых эсеров. Тем не менее не следует преувеличивать высокий уровень таких большевистских статей на Дону и разногласия в левом блоке, две партии тогда по-прежнему умели находить единогласное решение по большинству вопросов.

На I съезд Советов Донской республики, который проходил в Ростове 9 - 14 апреля (838 делегатов, в том

числе во фракции большевиков - 170 чел., левых эсеров - 126 чел.), от Украинской республики ЦИК командировал большевика В.М. Шахрая и левого эсера А.В. Северо-Одоевского [12]. Утверждение исследователей о присутствии на съезде иного состава делегаций от Украины - большевиков Н. А. Скрыпника, Ю.М. Коцюбинского и украинского левого социал-демократа Н.Е. Врублевского - не подтверждается документами. 25 марта 1918 г. на заседании ЦИК Советов Украины в Таганроге они действительно были избраны на съезде в Ростове [8]. Однако быть в столице Донской республики не могли. Вскоре состоялось их переизбрание. В дни работы съезда они находились в Москве в составе делегации посольства Украины в РСФСР [13, с. 376]. Так, первое посольство ЦИК Советов Украины в Москву было сформировано именно в Таганроге и вскоре было принято СНК РСФСР. Предсказание левых эсеров о том, что такой прием не состоится, не сбылось.

На I съезд Советов Донской республики прибыли и члены «Южной делегации» ЦК партии левых эсеров, которые были поддержаны местными активистами этой партии и сумели добиться на съезде определенных успехов: сформировали значительную фракцию (126 чел.), в президиум съезда вошли 9 левых эсеров (большевиков было 11 чел.), сумели убедить беспартийных вождей казачества Ф.Г. Подтелкова и М.В. Кривошлыкова избираться в президиум съезда и ЦИК по списку партии левых эсеров [14], добились неплохого соотношения сил для своей партии в ДонЦИКе (24 левых эсера и 26 большевиков). Такие успехи этой партии были одной из причин отказа ее от разрыва блока с РКП(б) и включения своих представителей в руководящие органы власти (Донские цИк и СНК).

Однако на съезде Донской республики левые эсеры потерпели поражение при рассмотрении главного политического вопроса о Брестском мире. Большевистская фракция съезда, в которой активную роль играли Г.К. Орджоникидзе (чрезвычайный комиссар Южного района), В.С. Ковалев (председатель съезда), С.И. Сырцов, С.С. Турло, П.П. Жук, В. Крылов (Ростов-на-Дону), В.Ф. Ларин (Новочеркасск), Г.В. Шаблиев-ский (Таганрог), В.С. Гореколь (Александровск-Грушевский), И.В. Пассов (Макеевка), И.А. Дорошев, С.И. Кудинов (станица Каменская), выступившие практически от всех округов, добилась принятия съездом решений IV Всероссийского съезда Советов о ратификации Брестского мирного договора с Германией.

При обсуждении I съездом Донкой республики 12 апреля 1918 г. вопроса о власти Штейнберг заявил, что партия левых эсеров «за сменяемость лиц, стоящих у власти» [15]. Однако и в Ростове, так же как и на съезде Советов в Екатеринославе, левым эсерам не удалось вырвать власть у большевиков. «Съезд наш высказался, что нужно Донскую республику всячески обезопасить от войны, - подчеркнул в своем выступлении С.И. Сырцов. - Следовательно, чтобы и в исполнительном комитете большинство стояло на этой точке зрения. Иначе исполнительный комитет будет вести не ту линию, которую ему приказывает съезд» [16]. Эсеровские позиции по вопросу власти были разоблачены. 14 апре-

ля 1918 г. состоялись выборы в органы власти Донской республики.

В ЦИК Донской республики было избрано, как уже упоминалось, 26 большевиков и 24 левых эсера, а в его президиум - 5 человек (большевики: В.С. Ковалев -председатель; Г.К. Орджоникидзе, А.С. Александров; левые эсеры: Б.Д. Камков (заместителем являлся Ф.М. Чесняк) и С.И. Дмитров). ЦИК образовал Совет Народных Комиссаров под руководством Ф.Г. Подтел-кова (он же являлся комиссаром по военным делам). В СНК Дона вошли большевики С.С. Турло, И.А. Ермилов, В. А. Изварин, В.М. Бажанов, П.Е. Безруких, Богуславский, Е. А. Болотин, И. А. Лагутин, от левых эсеров -П.В. Алаев, А.С. Кружилин, В.П. Кужелев, И.З. Штейн-берг [17] (занял пост комиссара юстиции, как уже упоминалось, этот пост он занимал в СНК РСФСР до выхода левых эсеров из правительства).

Желая сохранить на Украине, как и на Дону, левый блок, понимая важность левоэсеровского лозунга развертывания повстанческой борьбы на Украине, большевики в Таганроге пошли на новые большие уступки левым эсерам - выдвинули идею создания именно в блоке с левыми эсерами нового органа власти для руководства повстанческой борьбой на Украине. При этом они исходили из того, что в условиях полной оккупации Украины борьба украинских советских войск против немецкого нашествия с территории Советской России становилась невозможной. Немецкие войска могли использовать ее как предлог для нарушения Брестского мира. Единственно возможной формой борьбы против оккупантов в этих условиях явилось развертывание пар-тизанско-повстанческого движения рабочих и крестьян в тылу врага.

18 апреля 1918 г. в Таганроге, где продолжали действовать советские органы в связи с оккупацией Украины, состоялась сессия ЦИК Советов Украины, на которой было принято важное решение - реорганизовать большевистское однопартийное правительство Украины. Вместо ЦИК и Народного секретариата Украины был создан новый коалиционный левоблокистский орган - Бюро для руководства повстанческой борьбой в тылу оккупантов (именовалось «повстанческой девяткой»). Это бюро совмещало функции правительства и центрального повстанческого штаба и было организовано на принципах левого блока. В его состав вошли представители большевиков - Н.А. Скрыпник (председатель), В.П. Затонский, Г.Л. Пятаков, А.С. Бубнов и левые эсеры С. Д. Мстиславский, А.С. Северо-Одоевский, Е.П. Терлецкий, Семушкин и украинский левый социал-демократ Н.Е. Врублевский [18, с. 230]. Кандидатами в «повстанческую девятку» были избраны: от большевиков С.В. Косиор, В.А. Коцюбинский, Я.Б. Гамарник, Р.Б. Рафаил; от левых эсеров -В.А. Карелин, И.З. Штейнберг и др. [19]. Таким образом, левый блок продолжал действовать под руководством РКП(б) и на Украине.

Однако левые эсеры, хотя и были избраны кандидатами в члены бюро для руководства повстанческой борьбой на оккупированной территории Украины, не желали работать под руководством большевиков. По-

этому Б.Д. Камков, В.А. Карелин, И.З. Штейнберг отдельно образовали в Таганроге Главный военный штаб левых эсеров по руководству повстанческой борьбой и организации вооруженных сил для войны с интервентами. Готовили убийство с помощью военнопленных главнокомандующего германскими оккупационными войсками на Украине генерала Г. Эйхгорна и др. Левые эсеры намеревались таким способом втянуть Советскую Россию в военный конфликт с Германией [13, с. 419].

Сессия ЦИК Советов Украины 18 апреля 1918 г. в Таганроге обратилась с манифестом «К рабочим и крестьянам Украины», который был плодом совместного творчества большевиков и левых эсеров. Манифест призывал рабочих Украины развернуть всенародную борьбу против оккупантов и гайдамаков, ориентировал на идейную, организационную и техническую подготовку к восстанию и помощь ему, рекомендовал трудящимся такие формы борьбы, как отказ от сдачи продовольствия и уплаты налогов, службы в марионеточных формированиях, невыполнение распоряжения оккупантов, уничтожение вражеских агентов и войск [18, с. 240].

Большевики Украины таким образом проявили настойчивость в стремлении сохранить блок с левыми эсерами в целях создания единого фронта борьбы с антисоветскими силами. По-иному отнеслись к проблеме левоблокизма левые, продолжая линию на создание параллельно левоэсеровских структур для захвата власти.

РКП(б) стремилась сделать так, чтобы партийные организации Украины руководили борьбой против германского нашествия формально от своего имени, а не от имени РКП(б), которая как правящая партия Советской России несла политическую ответственность за строгое соблюдение условий Брестского договора.

В такой обстановке 19 - 20 апреля 1918 г. в Таганроге состоялось партийное совещание большевиков, в котором принимали участие: коммунистическая фракция ЦИК Советов Украины, ответственные партийные и советские работники, эвакуировавшиеся из различных районов этой республики (всего более 70 чел.).

Таганрогское совещание рассмотрело вопрос об объединении большевистских организаций Украины в Коммунистическую партию (большевиков) Украины. Совещание отклонило проект резолюции Э.И. Квирин-га, в которой открыто декларировалась принадлежность создаваемой КП(б)У к РКП(б) и предложенное им наименование партии «РКП(б) на Украине». Совещание не согласилось также с предложением полтавской группы большевиков и левых украинских социал-демократов, принимавших участие в совещании, назвать партию Украинской Коммунистической партией, поскольку это противоречило интернациональному характеру партии. Большинством голосов совещание приняло предложение Н. А. Скрипника о создании на Украине самостоятельной Коммунистической партии (большевиков) Украины, связанной с РКП(б) через международную комиссию III Интернационала. Таганрогское совещание большевиков избрало организационное бюро для подготовки съезда коммунистов Украины в

составе А.С. Бубнова, Я.Б. Гамарника, В.П. Затонского, С.В. Косиора, Н.А. Скрыпника. Бюро подготовило I съезд Коммунистической партии Украины, который состоялся в Москве 5 - 12 июля 1918 г. [18, с. 240]. Таким образом, в Таганроге был сделан важный шаг в подготовке образования Коммунистической партии большевиков Украины [20].

Тем временем у партии левых эсеров появились материальные затруднения. Возрастали ее денежные расходы. Тех средств, которые поставляли левые, имеющие доступ к материальным ценностям советской власти, не хватало. К тому же новая власть угрожала судом. Так, когда левый эсер, член Донского ЦИК Ф.М. Чесняк не представил оправдательных документов на 37 тыс. рублей, то был привлечен к ответственности [21]. «Южная делегация» ЦК партии левых эсеров через два дня по прибытии в Таганрог проявила неподдельный интерес к золотому запасу Украинской республики. Карелин, Качинский и Бойченко подали заявление окружному комиссару левому эсеру Родионову, поставив вопрос о том, где хранятся в данное время ценности республики, вывезенные из Екатеринослава [22] (по их мнению, большевики-члены правительства якобы не могли им ответить на этот вопрос) [5, с. 76]. Левоэсеров-ские же активисты в Ростове точно установили место хранения золотого запаса Донской республики и пошли на неслыханное преступление. Левоэсеровский отряд Петренко, воспользовавшись эвакуационной суетой в Ростове, осуществил дерзкое ограбление - похитил золотой запас Донской республики (несколько десятков миллионов рублей золотом). Помощь грабителям оказал левый эсер И.Л. Сорокин, который занимал тогда высокий пост помощника главнокомандующего войсками Кубанской Советской республики. Он отдал приказ задержать у ст. Тихорецкой эшелон, который преследовал грабителей и хотел расстрелять его командира. Благодаря вмешательству Г.К. Орджоникидзе, пославшего вдогонку преступникам вооруженный отряд, грабители были настигнуты и обезврежены в Царицыне, а золото сдано в Государственный банк, о чем было доложено на заседании правительства Донской республики 13 мая 1918 г. [23].

ЦК левых эсеров начал готовить в Москве вооруженный мятеж, который «должен был поставить у власти эту партию», и был приурочен к V Всероссийскому съезду (проходил 4 - 10 июля 1918 г.). 6 июля 1918 г. ЦК предварительно проинформировал левых эсеров, которые были заняты непосредственно в аппарате Советской власти на местах. Они и должны были стать у руля управления в случае победы мятежников (это фракции ЦИК Советских республик, аппарат СевероКавказского военного округа - СКВО). Готовясь вырвать власть у большевиков в СКВО, левые эсеры рассчитывали опереться на левых коммунистов, чья позиция по вопросам Брестского мира была им близка. Они также надеялись на левых эсеров в армии, утверждали, что на Дону и Северном Кавказе «течение наших войск левоэсеровское» [24]. Однако и первое, и второе предположения были ошибочны. Левые коммунисты в конечном счете подчинились своему ЦК и партийной

дисциплине, а левые эсеры в армии не пользовались большим авторитетом, ибо ни один из южных левых не был избран от армии в качестве делегата на VI Всероссийский съезд Советов в Москву. От войск Ростовского и Екатеринодарского фронтов, а также от Донского и Кубанского казачьих войск на VI Всероссийский съезд Советов были избраны исключительно большевики (всего 11 делегатов) [25].

4 июля 1918 г. группа левых эсеров, служивших в комиссариате по военным делам СКВО, при попустительстве и прямой поддержке левых коммунистов самочинно создала объединенное бюро левых эсеров и коммунистов, которое предприняло шаги для дискредитации и отстранения от руководства СКВО коммунистов во главе с Н.А. Анисимовым. В решении новоявленного «объединенного партбюро» записано о якобы «ненормальной работе в комиссариате вследствие . претензий на власть со стороны различных лиц, именующих себя старыми партийными работниками». Левые эсеры пытались бросить тень на работу всей ячейки РКП(б) в СКВО. Они сформировали «бюро по проверке мандатов» коммунистов СКВО «с целью создать юридическую формулу для террора над политическими работниками, ответственными перед трудовыми массами». Однако такая деятельность левых была пресечена. Собрание ячейки РКП(б) при СКВО 9 июля 1918 г. объявило объединенное бюро большевиков и левых эсеров распущенным. Члены РКП(б), участвующие в его работе, были преданы партийному суду. Срочно была проведена перерегистрация коммунистов СКВО. Все, кто «не зарегистрировался без уважительных причин в течение трех дней», исключались из РКП(б). 19 июля 1918 г. окружной военный комиссариат был реорганизован - заменен Военным Советом округа [26].

Подведем итоги. Однопартийное государство не было создано в РСФСР 16 марта 1918 г. в связи с разрывом с партией левых эсеров правительственного блока -их выхода из СНК РСФСР. Однако такой процесс 16 марта 1918 г. начался. По инициативе РКП(б) левый блок продолжал сохраняться в регионах (например, на Украине, на Дону, Кубани, Тереке и др.). Решающую роль в борьбе за сохранение левого блока на юге сыграли большевики А.С. Бубнов, Г.К. Орджоникизде, В.П. Затонский, Н.А. Скрипник, В.М. Шахрай, С.И. Сырцов, Г.В. Шаблиевский и др. Достигнуть согласия с партией левых эсеров на юге большевикам удалось благодаря их стремлению к компромиссу - уступки части своих требований во имя соглашения с партией левых эсеров в целях создания единого революционно-демократического фронта борьбы против интервентов, белоказаков и буржуазно-помещичьей добровольческой армии. Во имя такого соглашения с левыми эсерами большевики пошли на компромисс - роспуск однопартийного большевистского правительства, ЦИК Украины и создание повстанческого бюро на принципах ле-воблокизма, согласились на занятие левыми эсерами ответственных постов в Красной армии, дали свое согласие на сотрудничество выдвинутых в ДонЦИК, например, значительных сил левых эсеров (24 левых эсера и 26 большевиков), поддержали выдвижение на руково-

дящие посты вождей трудового казачества Ф.Г. Подтелкова и М.В. Кривошлыкова, несмотря на то, что избраны они были по списку партии левых эсеров, и др. Левый блок был заключен по инициативе РКП(б), но расторгнут, как показали события на юге и в центре страны, по инициативе левых эсеров, которые 6 июля 1918 г. подняли против большевиков вооруженный мятеж. После этого мятежа делегаты от партии левых эсеров в Советы на местах и на Всероссийские съезды Советов не избирались вообще (например, если на V Всероссийский съезд Советов от Дона, Кубани, Терека было избрано 55 делегатов, в том числе 35 коммунистов и 18 левых эсеров, 1 правый эсер и 1 беспартийный [27], то на VI Всероссийский съезд Советов, проходивший 6 - 9 ноября 1918 г., от названных выше областей было послано 11 большевиков, а представители левых эсеров вообще не были избраны) [25]. До 6 июля 1918 г. большевики сотрудничали с левыми эсерами на юге в правительствах, ЦИК республик, в Военно-революционных комитетах, в армии, в советских учреждениях, а после июльского мятежа такое сотрудничество прекратилось. В стране образовалось однопартийное государство.

Литература и примечания

1. Берз П.И., Хмелевский К. А Героические годы. Ростов н/Д, 1964; Погребинский М.Б. Борьб

Научтруд |