Научтруд
Войти

Хозяйственная эволюция России в 1796 1870 гг. (лекция)

Научный труд разместил:
Felharin
30 мая 2020
Автор: указан в статье

В ПОМОЩЬ ИЗУЧАЮЩЕМУ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НАУКУ

В.А. Погребинская

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ЭВОЛЮЦИЯ РОССИИ В 1796 - 1870 гг.

(ЛЕКЦИЯ)

Основная черта хозяйственной эволюции России в XIX в. заключалась в динамичности ее развития. Динамичность предопределялась в основном экстенсивным расширением: ростом территории, населения, возникновением новых производств. В первой половине XIX в. начинается промышленный переворот, завершившийся к 80-м годам XIX века. В 1861 г. отменяется крепостное право. Развиваются буржуазные отношения. Новые явления в хозяйственной жизни сочетаются с традиционными укладами экономики. Это создает основу для смешанной экономики как специфически российского явления. Хозяйственная эволюция в XIX в. осуществлялась в связи с расцветом культуры и «золотым веком» русской литературы, которая отразила все противоречия российской жизни. С другой стороны, на хозяйственное развитие влияли новые идеи, распространявшиеся в России. В первой половине XIX в. оформилось два идейных направления: славянофильство и западничество, которые отражали противостояние традиционности и европеизации в социально-экономической жизни. В управлении экономикой появляются новые структуры: министерства (1802 г.), кабинет министров (1812 г.), усиливается значение Собственной его Императорского Величества канцелярии. Растет бюрократизация управления, особенность которой в России заключалась в слабом уровне управленческой специализации, большинством ведомств в России управляют генералы. Отмене крепостного права предшествуют реформы в аграрном секторе: запрещается продажа крепостных без земли (1801 г.) и с публичного торга (1833 г.), проводится реформа государственных крестьян Киселева (1939 г.).

Прежде чем отменить крепостное право на основной территории России, его отменяют в Эстландии (1816 г.), в Курляндии (1818 г.), в Лифляндии (1912 г.). После отмены крепостного права в России начинается новая эпоха в жизни страны, полная прогрессивных преобразований и неразрешимых противоречий.

Территория и население

В XIX в. экономические ресурсы России росли в основном за счет увеличения территории и населения. В 1809 г. в результате войны со Швецией в состав Российской империи была включена Финляндия, в 1812 г. по итогам войны с Турцией - Бессарабия, в 1791 - 1828 гг. -Кабарда, Дагестан, Карачай; в 1858 г. -Чечня; в 1862- 1863 гг. -Черкесия (Адыгея). В результате договора с Персией в 1804 - 1805 гг. была присоединена территория Азербайджана, в 1810 г. - Абхазия. В 1828 г. к России были присоединены значительные части Армении (Эри-ванское и Нахичеванское ханства), а в 1829 г. - Ахалцых и Ахал-калаки. В 1853 г. был присоединен Сахалин, а 1860 г. по договору с Китаем к России отошел Приамурский край, тогда же был основан Владивосток. Расширялась деятельность Российско-американской компании на Аляске. Стали создаваться русские поселения в Калифорнии. Присоединенные территории способствовали значительному увеличению производства пшеницы, кукурузы, шерсти, табака, вина.

Численность населения Российской империи на протяжении всего XIX в. систематически росла как за счет естественного прироста, так и за счет вновь присоединенных территорий. Последний процесс значительно обогнал первый. Как следует из табл. 1, численность населения России с 1796 по 1897 г. возросла более чем в 3,5 раза. (По основной территории, в 2,24 раза, по присоединенной - в 9,14 раза, в целом за период 1796 - 1897 гг. почти 50 % населения составляли рост в присоединенных территориях.) Значительно возросла доля городского населения - с 3,6 % в 1796 г. до 12,6 % в 1897 г. Число городов выросло с 600 к началу XIX в. до 1000 - к концу. Весь период преобладали малые города, и их доля в общей численности городского населения возрастала. К концу XIX в. она составила 80 %. Крупнейшими городами были Санкт-Петербург и Москва. Численность населения Москвы и Санкт-Петербурга в течение XIX в. возросла почти в 6 раз. Но доля крупных городов в общей численности населения остается незначительной к 1897 г. она достигает 2 %. Весь XIX век российские города плохо благоустроены. К 1897 г. только 7 % городов обладают электрическим освещением и лишь 18 % - водопроводом.

В первой половине XIX в. наблюдаются прогрессивные изменения и в структуре населения: доля крепостных в общей численности населения снижается с 55,5 % в 1796 г. до 30,7 % в 1858 г. Но в целом устройство общества в первой половине XIX в. остается сословным и продолжает традиции екатерининской эпохи. Правда, и обязанности каждого сословия строго регламентированны. Наибольшую роль в управлении государством играют дворяне.

Таблица 1

Динамика роста населения России в XIX веке

годы всё население (млн. человек) в том числе крепостные

на основной террито- рии на присоединенной территории всего город- ское млн. чел. в % ко всему населению млн. чел. в % ко всему населению

1796 29,0 7,0 36,0 1,3 3,6 20,0 55,5
1815 30,5 14,5 45,0 1,7 3,8 20,8 46,2
1851 39,0 29,0 68,0 3,4 5,0 21,7 31,9
1858 44,0 30,0 74,0 4,2 5,7 22,7 30,7
1897 65,0 64,0 129,0 16,3 12,6 - -

Источник: П.И. Лященко. История народного хозяйства СССР. Госполитиздат. 1952. С. 403, 481.

Одной из особенностей социальной структуры населения в России в XIX в. становится появление интеллигенции (сам термин был введен писателем П. Д. Боборыкиным в 60-е годы XIX в.). В России интеллигенция представляла собой «особую общественную силу», в отличие от Запада, где под этим термином понималась особая группа людей, занимающихся умственным трудом. Русский мыслитель

H.A. Бердяев писал: «Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже - из сыновей священников и диаконов, из мелких чиновников, из мещан. И после освобождения - из крестьян. Эго и есть разночинная интеллигенция, объединенная исключительно идеями, и притом идеями социального характера»1.

Основные черты русской интеллигенции заключались в ее радикализме, направленном против власти, и в сознании долга перед народом. Выполнение этого долга выражалось в стремлении улучшить жизнь народа через его образование. Участие интеллигенции в общественнокультурной жизни страны выражалось к концу XIX в. такими данными. Из 126 млн. чел. (по переписи 1897 г.) 170 тыс. чел. занимались педагогическим трудом, 16,9 тыс. были врачами, 4 тыс. - инженерами и технологами, 1 тыс. человек занималась библиотечным делом, 5 тыс. человек - книжной торговлей. В России к концу XIX в. было 18 тыс. художников и артистов, 3 тыс. ученых и литераторов, 250 тыс. лиц духовного звания. В целом численность интеллигенции оценивается приблизительно в 360 тыс. человек*. Маргинальные же слои населения -нищие, бродяги, странники, гадалки - оцениваются к этому же времени

Из лиц духовного звания по оценочным данным 50 % относится к интеллигенции.

(перепись 1897 г.) в 363,2 тыс. человек, т.е. их численность близка к численности интеллигенции.

Оценивая влияние интеллигенции на русскую жизнь, историк Д.С. Мережковский отмечал: «Я не берусь решить, что такое русская интеллигенция, чудо она или чудовище, я только знаю, что это в самом деле нечто единственное в современной культуре»2.

Развитие сельского хозяйства в первой половине XIX века

В конце XVIII - начале XX века крепостническое сельское хозяйство вступает в период затяжного кризиса. Естественное развитие товарно-денежных отношений втягивало крепостническое хозяйство в новые экономические отношения, но крепостническая организация хозяйства тормозила этот процесс.

В конце XVIII - начале XX века сельское хозяйство оставалось основной отраслью экономики, в которой было сосредоточено около 90% населения. Развитие сельского хозяйства осуществлялось в основном экстенсивно - за счет расширения распашки новых земель.

Так, в 45 губерниях Европейской России посевные площади под зерновыми культурами в 1802 г. исчислялись в 38,0 млн. десятин, а в 60-х годах - уже в 58,0 млн. За 60 лет они выросли на 20 млн. десятин.

За счет распашки новых земель черноземной полосы в 24 губерниях посевы зерновых увеличились за указанный период с 20,1 до 35,0 млн. десятин, причем в четырех «новороссийских губерниях» (не считая Бессарабии) они выросли в 7,5 раза, а в четырех губерниях Нижнего Поволжья и Заволжья - в 4,6 раза. Помещичья запашка в этих районах не имела решающего значения. На Юге и Юго-Востоке оседало много беглых крестьян, колонистов, возникало капиталистическое фермерство.

В старых центрах крепостного хозяйства посевные площади под зерно оставались почти неизменными на протяжении целых 60 лет. В 21 губернии нечерноземной полосы посевы зерна увеличивались только с 17,9 до 23,0 млн. десятин, да и то в основном за счет прироста крестьянской запашки.

Еще более ярко кризис крепостного хозяйства сказывался в низкой урожайности и ее фактической стабильности на протяжении многих десятилетий. В середине XIX в. общий сбор зерна, согласно исчислениям статистиков, достигал приблизительно 2-2,2 млрд. пудов и, вероятно, увеличился за полвека, поскольку произошло расширение посевных площадей. Однако урожайность оставалась на уровне XVIII в. и почти не повышалась. В 50 губерниях Европейской России средний урожай в 1801 - 1810 гг. был сам - 3,5, а в 1851 - 1860 гг. - сам - 3,6. Эго свидетельствует о том, что производительность земледельческого труда оставалась очень низкой. Главной причиной было крепостниче-

ство, которое «отбивало охоту» к труду на господском поле и ослабляло крестьянское хозяйство. Неурожаи были обычным явлением, и в отдельных губерниях они наблюдались в 1802, 1805, 1807, 1808, 1811, 1812, 1813, 1820, 1821, 1822, 1823, 1824, 1827, 1833- 1846, 1848- 1852, 1854 гг. Иногда недород оказывался повсеместным явлением, как это было в 1843 - 1844 гг.

Особенностью развития крепостнического хозяйства периода его разложения становится расширение барщинной системы эксплуатации крестьян. В поместьях черноземной полосы, где эта система была наиболее выгодной, на долю оброчников перед реформой 1861 г. приходилось только 28,8 % крепостных крестьян, между тем в губерниях нечерноземной полосы - 58,9 %. В Левобережной Украине удельный вес оброчников снизился до 0,7 %. В целом преобладала барщина. Непосредственно перед реформой оброчники составляли лишь 28,1 % всего крепостного крестьянства России.

Расширение барской запашки требовало новых резервов рабочей силы. Поэтому помещики вынуждены были принимать меры для точного учета наличия рабочей силы в их имениях и регламентации труда крепостных. В частности, вводятся правила, согласно которым крестьянин, достигший 18 лет, немедленно вербуется на барщину, девушки же направляются на барщинные работы с 16 лет. Кроме того, к барщине привлекались и подростки. От барщинных работ не освобождались даже старики и старухи, уже отбывшие срок полной барщины: они переводились на легкие работы. Заинтересованный в расширении воспроизводства рабочей силы помещик принимал меры для увеличения у себя в имении количества полных тягл (тягло-рабочая единица в составе 1 мужчины и 1 женщины). С этой целью он стремился как можно раньше переженить своих крепостных; в некоторые имениях периодически выявлялось наличие юношей и девушек известного возраста и их по наряду господской конторы отправляли в церковь для венчания.

Барщинные работы выполнялись не только на помещичьем поле, но и на господском дворе, а также за его пределами. Крестьяне, в частности, должны были, периодически сменяя друг друга (или, как тогда говорилось, «брат на брата»), работать на вотчинных мануфактурах, например в сукновальных, на сахарных заводах. Наряду с этим в состав барщины входили всякого рода строительные работы, подводная повинность (использование крестьянского труда и крестьянских подвод и лошадей для перевозки продукции помещичьего хозяйства к местам ее потребления или продажи) и т. д. Подводная повинность зимой отнимала у крестьян до 30 % всего их рабочего времени. По мере роста товарного производства в помещичьих хозяйствах тяжесть подводной повинности усиливалась.

Барщинные повинности выходили за рамки трех дней и часто крепостным приходилось работать на господском поле целую неделю. Оброки, как и в XVIII в., продолжали стремительно расти. По данным известного историка-экономиста Ф.Я. Полянского, в деревне Черкасове Зубцовского уезда Тверской губернии, за 1801-1823 гг. они увеличились в 3 раза (с 25 до 75 руб. со двора). У сельской вотчины Орловых (на территории Самарской Луки) платили оброк по 3 руб. с ревизской души, а перед реформой 1861 г. для Самарской губернии обычным был оброк в 27 руб. 56 коп. Если в семье имелись две ревизские души, то он достигал 55 руб. 12 коп. Правда, происходило обесценение ассигнаций и следовательно оброчных платежей. Только в период 1797-1811 гг. курс ассигнаций понизился с 77 коп. до 23,5 коп., или почти в 3,5 раза, а во время денежной реформы 1839-1843 гг. они обменивались по 3 руб. 50 коп. за 1 рубль (кредитными билетами). Но все-таки оброки росли еще быстрее, и есть основания утверждать, что их реальная тяжесть за первую половину XIX в. увеличилась в 2-3 раза.

Следует также отметить и другие изменения в формах и методах эксплуатации крепостного крестьянства. Все больше увеличивалось число дворовых, которые использовались не только для расширения потребления дворян. Дворовые часто работали на огородах, ходили за скотом, занимались ремеслом, перевозили грузы. Перед реформой 1861 г. на положении дворовых оказались 24 % крепостных крестьян Воронежской губернии. С конца XVIII в. все большее распространение получала «месячина», при которой крестьяне фактически переводились на положение дворовых, однако использовались круглый год на полевых работах (получая господское содержание или месячину). Особенно прочно эта система укоренялась в барщинных районах черноземной полосы. В Тамбовской губернии перед реформой 1861 г. встречались имения, где все крепостные были переведены на месячину. В это время удельный вес дворовых и месячников достигал в Воронежской губернии 62,8 %, в Рязанской - 50,8 и в Орловской - 50 %.

Основные процессы, происходящие в экономике России в

1796 -1861 гг.

В первой половине XIX в. ускорился процесс первоначального накопления капитала, завершившийся после отмены крепостного права. Наиболее значительными источниками первоначального накопления капитала в этот период становятся: накопление феодальной ренты у крупных землевладельцев, накопление денег у купцов от казенных подрядов, средства от винных откупов, доходы от торговли, протекционистская политика, неэквивалентные отношения. Первоначальное накопление капитала используется для промышленного переворота, суть которого заключается в переходе от мануфактуры к фабрике, от

ручного труда к механизированному, обеспечивающему непрерывность процесса производства, превращение его в воспроизводство. Переход к процессу промышленного воспроизводства обусловлен как техническими усовершенствованиями, так и социальными сдвигами в обществе.

Особенность в России заключалась в том, что крепостные отношения до конца XVIII в. позволяли ей в рамках мануфактурного производства быть передовой страной в Европе. Ситуация резко меняется уже к началу XIX в. Англия благодаря новому способу получения железа из чугуна (пудлингование) быстро догоняет Россию. Крепостная металлургия Урала работала в основном на кричных горах и технологически была совершенно не способна конкурировать с новейшими технологиями. Долгое сохранение отстающей техники в русской металлургии - типичный пример задерживающего влияния крепостнических отношений, когда даровой труд не стимулирует внедрения новшеств.

Другой особенностью России была затянутость и неравномерность промышленного переворота по отраслям. Остановимся на этом подробнее.

Развитие промышленности

Раньше других на путь промышленного переворота вступила хлопчатобумажная промышленность, которая работала на привозном сырье. Крупные бумагопрядильные фабрики возникли в Иваново, Возне-сенске, Москве, Петербурге. К1850 г. среднегодовое производство хлопчатобумажных тканей составляло 5,3 м на душу населения. Рост производства продукции за период 1800 - 1860 гг. составил в хлопчатобумажной промышленности 40 раз, численность занятых возросла в 17 раз, число предприятий - в 5 раз. Еще до падения крепостного права в отрасли широко применялся вольнонаемный труд. Промышленный переворот в хлопчатобумажной промышленности завершился вначале в хлопкопрядении (50-е годы XIX века), затем - хлопкоткацком производстве (60 - 70-е годы XIX века). Заработная плата в хлопчатобумажной промышленности в начале XIX в. была выше, чем в других отраслях, но на протяжении первой половины XIX в. систематически снижалась. Причинами этого стали поток вольнонаемного труда в эту отрасль, потеря монопольного положения крупных фабрик и снижение их прибылей. Разница между заработной платой в хлопчатобумажной и других отраслях промышленности стала сглаживаться. По данным, приведенным М.И. Туган-Барановским в книге «Русская фабрика в прошлом и настоящем», заработная плата ткача на Ивановской фабрике снизилась с 6 руб. в месяц в 1810 г. до 3 - 3,50 руб. в 1860 г. при

росте цены на пуд ржаной муки с 0,14 - 0,19 руб. до 0,60 - 0,65 руб., т.е. реальная заработная плата снизилась более чем в 6 раз.

В начале XIX в. (1804 г.) наемные рабочие составляли 10 % занятых в шерстяной промышленности. По своему характеру эта отрасль была «помещичьей», она размещалась в основном в поместьях провинциальных губерний. В 10 - 20-е гг. XIX в. шерстяная промышленность работала преимущественно на казенные потребности, полностью их удовлетворяя. В 20 - 30-х годах XIX века начинается постепенное переключение на рыночный сбыт, в связи с чем меняется ассортимент производства тканей, нарастает производство камвольных тканей. Производством данных тканей на сбыт занимались в основном купцы. Фабрики по производству пряжи возникают в 60-е гг. XIX в. До этого она изготавливается на купеческой мануфактуре. К середине XIX века вольнонаемный труд составляет в шерстяной промышленности около 60 %. Рост отрасли промышленности в период 1800 - 1860 гг. характеризуется нарастанием: числа занятых - в 4 раза, количества заведений - в 4,9 раза, производства тканей - в 12 раз.

К наиболее бурно развивающимся отраслям промышленности в первой половине XIX в. относится сахарная. В 1802 г. был основан первый свеклосахарный завод. До этого времени работали рафинадные заводы (первый основан в 1720 г.), которые перерабатывали импортный гавайский песок в рафинад. Особенность сахарной промышленности заключается в том, что в ней в первой половине XIX в. увеличивалась доля крепостного труда. Если в 1812 г. крепостные составляли

6,5 % занятых в сахарной промышленности, то к середине XIX в. -свыше 60 %. К этому времени произошло перемещение сахарной промышленности на Украину, где возможности вольнонаемного труда были ограничены. Нарастающее производство сахара позволило значительно уменьшить его импорт. Осуществлялся переход на «паровые» заводы, т.е. заводы, где применялись гидравлический паровой пресс и закрытые аппараты вместо выварки сахара на прямом огне. К 1860 г. «паровые» заводы вырабатывали 85 % продукции. Развитию сахарной промышленности способствовали высокие пошлины на ввозной сахар. К середине XIX в. в сахарную промышленность начинают вкладывать капиталы крупные помещики юго-запада России (граф Бобринский, Потоцкий), а также первые украинские буржуа (Яхненко, Симиренко). Именно они сумели добиться монопольного положения на внутреннем рынке и учредили первый в России привилегированный сословно-мо-нополистический орган - «комитет сахарозавозчиков» (1834 г.).

Что касается отраслей тяжелой промышленности, то темпы их развития были ниже, чем легкой, и во много раз отставали от темпов роста аналогичных отраслей в Великобритании, которая в XIX в. становится передовой промышленной державой.

Если в России с начала XIX в. до 1861 г. производство чугуна удвоилось, то в Англии за этот же период оно увеличилось в 24 раза. Главный центр черной металлургии России - Урал вступает с начала XIX в. в полосу застоя. Если в XVIII крепостной труд стал основой процветания Урала, то к началу XIX он стал основным тормозом развития. К 60-м гг. XIX в. Россия занимала восьмое место в мире по производству черных металлов, тогда как в конце XVIII в. - первое. Хотя в первой половине XIX в. и вводились технические усовершенствования в черной металлургии (введение горячего дутья в доменном процессе, переход от кричного способа получения железа к пудлингованию - впервые в 1836 г., первые опыты плавки на коксе, введение прокатных станов вместо отковки молотами, введение плющальных и разрезных машин), но в целом отрасль оставалась технически отсталой.

Цветная металлургия первой половины XIX в. была представлена заводами Урала и Сибири. Единственная отрасль, в которой преобладал вольнонаемный труд, - добыча золота. Добыча золота производилась из россыпных месторождсний. С 1802 по 1813 гг. было добыто 2,8тзолота,с 1821по 1830 г.-33,7 т. В 1830 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче золота и продержалась на нем до 1860 г.

Что касается добычи меди, платины и других цветных металлов, то по статистике, приводимой крупнейшим специалистом по экономической истории П.И. Лященко, она была незначительной.

Машиностроение в предреформенный период переживало стадию вызревания предпосылок для своего развития.

В 1850 г., т.е. спустя полстолетия после основания первого частного машиностроительного завода Берда, в России действовало только 26 частных механических заводов с 1475 рабочими и годовым производством в 424 тыс. руб. В это же время импорт машин превышал размер их внутреннего производства более чем в три раза, исчисляясь в 1846- 1850 гг. в среднем в 1,7 млн. руб. ив 1851 - 1855 гг. - в 2,1 млн. руб. в год.

Ведущей отраслью машиностроения в России, получившей наиболее заметное развитие, было в тот период производство паровых машин. Однако большая часть применявшихся на русских фабриках паровых машин все же импортировалась из-за границы.

В производстве машин для текстильной промышленности велика была роль Александровской мануфактуры в Петербурге, способствовавшей внедрению механического прядения хлопка в России и созданию русского текстильного машиностроения.

В дореформенной России начали производиться также сельскохозяйственные орудия. Так, в 1802 г. Вильсон устроил в Москве мастерскую для производства молотильных машин, но фактически это

предприятие окрепло только к концу 1850-х гг. Строго говоря, зачинателем русского сельскохозяйственного машиностроения следовало бы считать помещика Медынского уезда Г. Махова, который в 1809 г. организовал производство молотилок. Но предприятие Махова не получило развития. Одним из первых заводов сельскохозяйственного машиностроения в России явился завод братьев Бутеноп, основанный в Москве в 1831 г. Этот завод производил молотилки, веялки, соломорезки, маслобойки, а также пожарные машины. В дореформенное время возник еще ряд предприятий сельскохозяйственного машиностроения. К 1862 г. их насчитывалось около 60.

Из машиностроительных заводов, превратившихся впоследствии в крупные предприятия, существовали в дореформенный период, кроме упоминавшегося уже завода Берда, следующие заводы.

1. Казенный Александровский чугунолитейный и механический завод (в советское время - Пролетарский паровозоремонтный и Вагоноремонтный заводы Октябрьской ж.д.), занявший видное место в машиностроении. Для того времени завод играл весьма значительную роль как в производстве машин и станков, так и в подготовке квалифицированных мастеров. Переданный в 1844 г. в управление американской компании, завод стал впоследствии производить паровозы. Но характерный спутник дореволюционного машиностроения (в том числе паровозостроения) на всех его этапах - недостаточность потребности в его продукции - парализовал начинания завода. За 24 года американская компания построила на этом заводе всего 200 паровозов, 253 пассажирских и 2 700 товарных вагонов.
2. Петербургский завод герцога Лейхтенбергскош (основан в 1848 г.). Попытка переключить этот завод на паровозостроение была еще менее удачной. Однако роль его в истории дореформенного машиностроения все же весьма значительна. Эго был самый лучший машиностроительный завод, владевший самыми усовершенствованными станками и обставленный хорошими техническими силами. Неудача завода в паровозостроении объяснялась тем, что с переходом его к «Главному обществу российских железных дорог» последнее «поспешило расторгнуть договор на поставку паровозов и по корыстным соображениям перешло к выписке паровозов из-за границы».
3. Завод Огарева (основан в 1840 г.), бывший казенный чугунолитейный. Завод производил части для мостов, лафеты и артиллерийские снаряды. Впервые начал производить локомобили (в 1868 г. завод перешел к Н.И. Путилову).
4. Невский завод, известный еще под названием «Семянников-ский» (основан в 1857 г.).

Вначале небольшой литейный завод. Постепенно превратился в крупнейший машиностроительный завод: на нем строились судовые

корпуса для судов Балтийского флота и паровые машины для них. В дальнейшем переключился на паровозостроение.

5. Сормовский завод (основан в 1849 г., в советское время - крупнейший завод «Красное Сормово»). Прошел длинный путь самого разностороннего машино- и судостроения.
6. Завод Сан-Галли (основан в 1853 г., в советское время - Завод им. 2-й пятилетки) известен своим литейным производством и выпуском различных машин и аппаратов. В советское время - первый завод бумагоделательных машин.
7. Балтийский завод (основан в 1856 г.). Вначале скромная мастерская для ремонта пароходов. Владельцы - англичане Карра и Макферсон. Расширение этого завода началось только в 1856 г.
8. Завод братьев Бромлей в Москве (основан в 1859 г.) выпускал двигатели и станки. В советское время - крупнейший строительный завод «Красный пролетарий».
9. Завод Лесснера в Петербурге (основан в 1852 г.). Завод разносторонних машиностроительных производств. В советское время -Ленинградский завод текстильного машиностроения им. К. Маркса.

Перечень крупнейших заводов здесь далеко не полон. Показательно возникновение таких заводов главным образом на основе казенных предприятий, вызванных к жизни требованиями армии и флота. Характерно также постепенное развертывание первоначально небольших мастерских в крупные заводы. В качестве специфической черты дореформенного машиностроения необходимо отметить и резко выраженную неравномерность его географического размещения. Эта неравномерность, как известно, была унаследована и позднейшим периодом капиталистического машиностроения России.

При отмеченном выше уровне машиностроения Россию застигла Крымская война (1853-1856 гг.). Эта война показала всему миру глубину отсталости России того времени. Англия, Франция, Италия, воевавшие вместе с Турцией против николаевской России, имели развитую промышленность, обладали мощным для того времени вооружением и паровым флотом, который мог без перебоев снабжать их экспедиционную армию. Россия же имела очень слабо развитую промышленность, располагала только парусным флотом и весьма примитивным внутренним транспортом. Судовых паровых машин даже в русском военном флоте было очень мало; к началу войны в нем было всего 446 военных судов разного наименования; из них паровых только 65 (причем 2/3 последних были построены в Англии). Россия почти не имела железных дорог и должна была снабжать свою армию сухопутным путем на волах при удаленности фронта на 1000-1500 верст от баз снабжения.

Уже во время этой войны правительство пыталось хоть отчасти наверстать упущенное в развитии техники. Начали спешно строить

паровые машины для военного флота даже и в таких мастерских, которые до того времени занимались только изготовлением металлических зонтиков для подъездов, чугунных крестов и решеток для могил. В мастерских, где до того времени занимались только высечкой на камне надгробных памятников, начали делать паровые котлы для машин высокого давления. Такое строительство, которое велось без надлежащей подготовки на базе не приспособленных для этого дела заводов и мастерских, конечно, не могло дать существенных результатов.

Тем не менее русские заводы за 14 месяцев построили для флота 103 паровые машины мощностью 15 тыс. л. с., в том числе 75 машин от 80 до 100 л. с., 6 машин мощностью 120 л. с. и 14 - 250 л. с. Кроме того, на тех же заводах по прежним заказам строились шесть корабельных машин в 450, 500 и 700 л. с. и две фрегатные машины мощностью в 360 л. с.

Эти усилия, конечно, не могли решить судьбу войны, но они показали, что русское машиностроение начинало уже существовать. Об этом свидетельствовал начавшийся рост применения машин, а также их производства.

Транспорт

Значительные изменения в начале - середине XIX в. произошли в развитии транспортной сети России, когда возросли потребности в перевозках грузов и пассажиров по территории страны и появилась возможность решить эту задачу за счет внедрения парового двигателя на транспорте. Новаторами выступили речники. Они первыми освоили принципиально новый механизм преобразования тепловой энергии в движущую силу. Уже в 1813 г. на Волге появился первый пароход, спустя 30 лет их было 27, в 1854 г. - 131 (с мощностью 87 тыс. л. с.).

Строительное развитие железнодорожного строительства, началось в России во второй половине XIX в., но уже в первой половине были заложены основы для революции в области транспорта.

Первым опытом в железнодорожном строительстве было сооружение еще в конце XVIII в. конной железной дороги на Александровском заводе в Петрозаводске. В 1835 г. на Урале инженеры Черепановы построили заводскую железную дорогу в 3,5 версты, по которой двигался паровоз их собственной конструкции. В 1838 г. было завершено строительство Царскосельской железной дороги между Петербургом и Павловском (27 верст). Удавшийся эксперимент послужил толчком к быстрому движению в неизведанном направлении. Штабу горных инженеров дали задание обобщить первый опыт железнодорожного строительства за рубежом. Группа специалистов была направлена в заграничную командировку, чтобы на месте ознакомиться с работой недавно принятых в эксплуатацию первых железных дорог в

Англии, Бельгии, Франции и Германии. Итоги поездки вышли за рамки рутинной информационной записки. Штаб горных инженеров изложил царю свои соображения о целесообразности постройки железной дороги между Петербургом и Москвой. В начале 1842 г. был создан специальный правительственный орган «для устройства» такой магистрали Строительство за счет казны началось в следующем году. В 1847 -1851 гг. была построена железная дорога между Петербургом и Москвой, в 1851-1858 гг. - между Петербургом и Варшавой.

Крымская война затормозила, но не остановила набиравший силу процесс. Сооружение магистралей осуществлялось целенаправленно, по определенному стратегическому плану, при активном участии государства во взаимодействии с частным капиталом.

Внутренняя торговля

Разложение крепостнического хозяйства происходило на основе товаризации помещичьего хозяйства. В конце XVIII - начале XIX века ориентация помещиков на более широкое использование рынка для реализации продукции и покупки предметов роскоши усиливалась. Для 20-х гг. XIX в. статистик Арсеньев исчислял внутренний товарооборот в 900 млн. руб., а для 1831 г. Зябловский повышал эту цифру до 1378 млн. руб. Огромный размах получила ярмарочная торговля. К 1850 г. в России насчитывалось около 4300 ярмарок, на которые доставлялось товаров на 234 млн. руб. и сбывалось на 138 млн. руб. Наибольшее значение имела Макарьевская ярмарка, перенесенная в 1817 г. в Нижний Новгород. Сбыт товаров на ней в 1824 г. не превышал

40,5 млн. ассигнаций, а в 1838 г. достиг 129,2 млн. Доминирующее значение по-прежнему принадлежало хлебной торговле. В начале XIX в. большая часть хлеба, собранного в Тамбовской губернии, была выброшена на рынок. С моршанских пристаней в конце 1830-х гг. «хлебные припасы» отправлялись в Рыбинск, Ярославль, Кострому, Нижний Новгород, Муром, Москву и т. д. Общий спрос на товарный хлеб в середине XIX в. исчислялся в 25 млн. четвертей, включая снабжение городов, армии, винокуренных заводов. Важную роль во внутренней торговле играли и промышленные изделия (железо, холст, ситец, водка и т. д.).

Внешняя торговля_

Внешняя торговля России в 1800-1861 гг. тоже быстро росла. В 1801-1805 гг. экспорт равнялся 75,1 млн. руб. (среднегодовая цифра за пятилетие), а в 1856-1860 гг. - 225,5 млн. Среднегодовой импорт за это время увеличился с 52,7 млн. руб. до 205,8 млн. Торговый баланс, как и в XVIII в., оставался активным. Золото и серебро устремлялись в Россию. Но дворяне тратили деньги за границей. Поэтому перед ре-

формой 1861 г. через европейскую границу вывозилось больше благородных металлов, чем ввозилось. Это ухудшало платежный баланс страны.

В структуре экспорта происходили важные изменения. Вывоз хлеба быстро увеличивался. За первое пятилетие XIX в. (1801-1805 гг.) среднегодовой вывоз хлеба (включая пшеницу, рожь, ячмень, овес) не превышал 19,8 млн. пудов, а в 1856-1860 гг. он равнялся 69,2 млн. пудов. Объем его вырос почти в 3,5 раза. Удельный вес хлеба в экспорте повысился с 20,2 до 35,1 %, между тем как доля пеньки упала с 17,5 до 4,9 %, сала - с 14,7 до 9,2 %, льняных и пеньковых изделий - с 5,8 до 0,8 %, металлов (кроме благородных) - с 5,5 до 1,5 %. Правда, увеличилось значение вывоза ситцев. Но все же роль промышленного экспорта уменьшилась - и в этом сильно сказывалось отставание промышленности крепостной России. Преобладал вывоз сельскохозяйственных продуктов. Зато в импорте произошли такие сдвиги, которые отражали успехи русской промышленности. Доля сахара и тканей сильно уменьшилась. То же самое нужно сказать относительно хлопчатобумажной пряжи. Зато сильно увеличился импорт хлопка-сырца, который оказался на первом месте. На втором месте стояли красители, далее - машины и аппараты, а после них - вино, сахар, чай и т. д. Импортные товары приобрели большое значение для промышленности. Но все-таки дворянский паразитизм сильно сказывался на структуре ввоза.

В условиях столь интенсивного развития торговли в нее втягивалось как крестьянское, так и помещичье хозяйства. Сами помещики начинали отправлять на рынок продукцию оброчного происхождения и часть урожая своих имений. Наблюдалось расширение господской запашки для рыночной реализации зерна.

Широкий размах получило винокурение. В 1859 г. число заводов достигло 4624, а их продукция - 60 млн. ведер (сорокаградусной водки). По сравнению с 1825 г. выкурено было в 5 раз больше. Между тем винокурение оставалось дворянской монополией. Русские помещики подражали прусским, прибалтийским. В южных и юго-западных губерниях увеличивались посевы свеклы, переработка которой давала помещикам товарную продукцию.

Выработка сахара достигла 1,2 млн. пудов. Обычно и эти заводы принадлежали дворянам. В помещичьих имениях расширялось овцеводство. В 1837-1850 гг. число тонкорунных овец увеличилось с 3 до 8 млн. голов. Начался массовый экспорт шерсти за границу. В середине XIX в. он исчислялся 700 тыс. пудов, хотя в 1800-1814 гг. не превышал 20 тыс. пудов. Правда, овцеводство развивалось и в крестьянском хозяйстве. Лен оставался в основном крестьянской культурой. Однако помещики присваивали его в виде оброка и затем использовали как сырье на своих мануфактурах или сбывали на рынок. Обычный лен

даже попадал за границу. Если в 1821-1825 гг. экспорт льна из России равнялся 1,7 млн. пудов, то 1856 - 1860 гг. - 4 млн. пудов.

Развитие торговли оказало сильное влияние на феодальное поместье. Однако его экономическая природа оставалась прежней. Дворяне торговали оброчным хлебом, льном или продукцией барщинного труда.

Торговля и первоначальное накопление капитала

В рассматриваемый период, как и в XVIII в., торговля остается главной отраслью формирования крупных капиталов. Купеческая прибыль была очень высокой, особенно в результате территориальных различий и сезонных колебаний цен. В предреформенные годы четверть пшеницы в срединной полосе Украины стоила 3 руб., а в Херсонской губернии сбывалась за 8-10 руб. В 1837 - 1840 гг. средняя цена на ржаную муку равнялась на пристанях Симбирска лишь 9 руб. 65 коп. ассигнаций (за четверть), Казани - 10 руб. 44 коп., Рыбинска - 11 руб., Петербурга- 18 руб. В первой половине XIX в. еще большее развитие получило ростовщи?

Научтруд |