Научтруд
Войти

Канцелярия тайных розыскных дел как орган политического сыска и его место в развитии государственного аппарата России в 1730-е годы

Автор: указан в статье

Демьяненко Мария Алексеевна

адъюнкт кафедры теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД России (тел.: 89184833729)

Канцелярия тайных розыскных дел как орган политического сыска и его место в развитии государственного аппарата России в 1730-е годы

В статье автор делает вывод о том, что в механизме Российского государства в период правления Анны Иоанновны орган политической полиции не только сохранил, но и укрепил свои позиции. В механизме абсолютистского Российского государства Канцелярия тайных розыскных дел занимала особое место, что выражалось в самостоятельности действий ее начальника, лично докладывавшего о делах этого учреждения императрице.

M.A. Demyanenko, adjunct of the chair of theory and history of law and state of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia; tel.: 89184833729.

Office of secret search affairs as body of political investigation and its place in development the state the device of Russia in the 1730th.

In article the author draws a conclusion that in the mechanism of the Russian state in the period of Anna Ioannovna&s board the body of political police not only kept, but also strengthened the positions. In the mechanism of the absolutist Russian state the Office of Secret search affairs took a special place that was expressed in independence of actions of her chief who was personally reporting on affairs of this establishment the empress.

В 1730 г. в условиях династического кризиса после смерти Петра II Анна Иоанновна была приглашена членами Верховного тайного совета на российский престол и подписала предложенные ей верховниками «Кондиции», некоторым образом ограничивавшие самодержавие. Однако по прибытии в Москву и заняв престол, Анна Иоанновна разорвала «Кондиции» и была провозглашена самодержавной императрицей [1]. После этого она произвела существенные изменения в государственном аппарате, и прежде всего необходимо отметить, что она распустила Верховный тайный совет, члены которого были вскоре репрессированы, а политический сыск перешел к Сенату. Такие действия были обусловлены тем, что Анна Иоанновна не стала соблюдать договоренности с теми, кто, собственно, способствовал ее восхождению на трон.

При таких обстоятельствах для сохранении власти императрица предприняла меры к уси-

лению политического сыска с целью пресекать на корню все возможные посягательства на действующую правящую элиту. И уже в марте 1731 г. последовал Именной указ «О передаче дел бывшего Преображенского Приказа в ведение Генерала Ушакова», в котором, в частности, говорилось: «Поскольку в прошлых годах... Его Императоского Величества Петра Великого определен был Преображенский Приказ и в нем важные дела... по указу... Его Императорского Величества Петра Второга оному Приказу быть не велено, а выше объяв-леные дела ведомы быть в Верхнем Тайном Совете и Сенате; а поскольку отправление оных дел в Сенате и прочих государственных делах имеет немалые помехи, поэтому указали Выше упомянутые важные дела ведать Генералу Нашему Ушакову» [2]. В историкоправовой литературе отмечается, что вряд ли так уж был загружен делами Сенат - скорее всего Анна Иоанновна «не доверяла сенаторам, среди которых было немало ее врагов, и хоте-

ла держать политический сыск под своим контролем. Поэтому она и поручила, как ранее Петр I Ромодановскому, сыскные дела своему доверенному человеку Ушакову» [3]. Вскоре после этого был издан Указ от 6 апреля 1731 г. «Об учреждении Канцелярии для дел, переданных по именному указу от 24 марта 1731 г. в ведомство Генерала Ушакова; об именовании оной Канцелярии Тайных розыскных дел и о сношениях оной Канцелярии с Коллегиями».

В соответствии с этим указом «имеющиеся в Сенате важные дела, и по тем делам колодников отослать... к Генералу Ушакову. И впредь из Коллегий, Канцелярий, Губерний и Провинций имеющихся в таких делах колодников... отсылать к Генералу Ушакову, а именовать оную Канцелярией Тайных розыскных дел» [4]. Согласно принятому решению полномочия Канцелярии Тайных розыскных дел были значительно расширены: все центральные и местные органы управления должны были беспрекословно исполнять указания начальника Канцелярии Андрея Ивановича Ушакова -бывшего «министра» петровской Тайной канцелярии, отсылать туда всех лиц, заявивших «слово и дело государево», вместе со свидетелями. Канцелярия стала преемницей Преображенского приказа. На расходы Канцелярии была определена сумма в 3360 рублей, равная отпускаемой ранее Приказу. Даже ее местом пребывания был назначен Преображенский генеральный двор [5]. Именно на такие ничтожные деньги при бюджете в 6-8 млн рублей содержался в 1731 г. политический сыск России [3]. Такая преемственность между Канцелярией Тайных розыскных дел и Преображенским приказом не означала, однако, реставрации старого учреждения.

Дело в том, что различия между ними были весьма существенны. Преображенский приказ, возникший в период господства приказной системы управления, воспринял многие ее достоинства и недостатки, в первую очередь многофункциональность, совмещение совершенно различных обязанностей. Что касается Канцелярии тайных розыскных дел, то она возникла как типично отраслевое учреждение, весь штат которого был целиком сосредоточен на расследовании политических преступлений и более никуда не отвлекался [5]. Как писал С.Ф. Платонов, «тайная канцелярия, преемница Преображенского приказа петровской эпохи, была завалена политическими доносами и делами. Никто не мог считать себя безопасным от "слова и дела" (восклицание, начинавшее обыкновенно процедуру доноса и следствия). Мелкая житейская вражда, чувство мести, низкое корыстолюбие могли привести всякого человека к следствию, тюрьме и пытке. Над

обществом висел террор» [6]. Руководитель Тайной канцелярии Андрей Иванович Ушаков, проявляя в рассмотрении дел особенно большую активность, по каждому делу формировал «экстракт», в котором проектировал характер и меру наказания для обвиняемых в государственных преступлениях, которые докладывал о них Анне Иоанновне или кабинетминистрам.

Будучи человеком незнатного происхождения, прошедший путь от солдата до генерала, Ушаков сумел не только избежать репрессий, в отличие от своего бывшего начальника П.А. Толстого, но и, проявив преданность императрице, завоевать ее благосклонность. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что в ходе последующих изменений в высшем эшелоне государственной власти он всегда оставался в числе влиятельных высших чиновников, которых миновала царская опала и судьба политического преступника после очередного дворцового переворота. Так, вместе с А.П. Волынским А.И. Ушаков судил князей Долгоруких, а вскоре, по воле Бирона, он пытал уже Волынского. Потом Ушаков уже допрашивал самого Бирона, свергнутого Минихом, еще через несколько месяцев «непотопляемый» Ушаков уличал во лжи на допросах Миниха и других своих бывших товарищей, признанных новой императрицей Елизаветой Петровной врагами отечества. Вместе с ее любимцем Лестоком в 1743 г. Ушаков пытал И. Лопухина, и если бы Ушаков дожил до 1748 г. (он умер в 1747 г.), то, очевидно, он бы вел «роспрос» и самого Лестока, попавшего в опалу [3]. От активной государственной деятельности на поприще политического сыска Ушаков отошел в глубокой старости, передав свои полномочия А.И. Шувалову - родному брату влиятельного П.И. Шувалова и двоюродному брату фаворита императрицы Елизаветы Петровны И.И. Шувалова.

Между тем императрица Анна Иоанновна в начале 1732 г. переехала из Москвы в Санкт-Петербург, вслед за ней несколько позже (в августе 1732 г.) была передислоцирована и Канцелярия тайных розыскных дел. Такая особенность - держать орган политического сыска, что называется, «под рукой» будет характерна для монархов исследуемого периода. Для Тайной канцелярии предоставили помещения в Петропавловской крепости [5]. По распоряжению Анны Иоанновны в Москве от Канцелярии остался «филиал» - контора во главе с генерал-адъютантом С.А. Салтыковым, которому рекомендовалось «иметь прилежное смотрение, чтоб дела в ней отправлялись в надлежащей тайности и порядке».

Что касается организации работы Канцелярии тайных розыскных дел, то к 1733 г. штат

13

этого органа политического сыска включал 2 секретарей и 21 канцеляриста, а на расходы отпускалось 4885 рублей, из которых конторе предназначалось 2316 рублей [там же]. Московская контора по заданию Канцелярии регулярно проводила политический сыск на всей территории империи и систематически отчитывалась перед ней во всех своих действиях. С каждым годом штат Канцелярии и конторы увеличивался и к концу их существования в несколько раз превосходил численность Преображенского приказа. Императрица понимала шаткость своего положения на русском троне и не жалела сил и средств на политический сыск.

Об этом свидетельствует, как видно из историкоправовой литературы, и то обстоятельство, что при Анне Иоанновне неплохо был поставлен не только надзор за общественнополитической обстановкой внутри страны, но и внешняя разведка так, русский посланник в Турции Неплюев имел агента в свите французского посла, через которого был осведомлен обо всех шагах своего соперника [7]. Соответственно такой активности был и поток политических дел в 1730-х гг. XVIII в. В орбиту возбужденных и расследованных уголовнополитических дел были вовлечены около 10 тысяч человек [8]. Были и крупные политические процессы - дела боярских фамилий Долгоруких и Голицыных, которым Анна Иоанновна мстила за попытку ограничить ее власть при вступлении на престол, дело кабинет-министра А.П. Волынского и его сторонников, которые пытались оказать противодействие немецкому засилью при дворе.

Следует заметить, что в механизме абсолютистского Российского государства Канцелярия тайных розыскных дел занимала особое место, что выражалось в самостоятельности действий ее начальника, лично докладывавшего о делах этого учреждения императрице. Канцелярия тайных розыскных дел пережила императрицу Анну Иоанновну и сменивших ее на русском престоле Анну Леопольдовну с малолетним Иоанном Антоновичем, внучатым племянником Анны Иоанновны, и Елизавету Петровну, дочь Петра I. За 30-летний период функционирования Канцелярия тайных розыскных дел далеко обогнала Преображенский приказ по количеству рассмотренных дел по преступлениям против государства. При этом методы работы Канцелярии тайных розыскных дел не отличались особой сложностью. В общем случае сыск заключался в допросе, выслушивании доносчика (изветчика), задержании обвиненного с последующим выбиванием показаний из всех фигурантов по делу. Эффективность политического сыска во многом, даже, пожалуй, в решающей мере, зависела от количества изветов, поступивших в Канцелярию. Поражают

______________________________________ 14

масштабы деятельности: например, Московская контора только за первые 4 года существования провела 1055 процессов, по которым перед судом прошло 4046 человек, обвиненных в совершении политических преступлений. В дальнейшем императрица Елизавета Петровна не стала менять организацию деятельности органов политического сыска. В Канцелярии тайных розыскных дел, в отличие от других учреждений, даже не сменились чиновники: все тот же А.И. Ушаков активно взялся за дела политических противников дочери Петра I, постоянно докладывая государыне о наиболее важных происшествиях по ведомству политического сыска, выслушивал и записывал ее решения, представлял ей проекты приговоров.

Можно констатировать, что в механизме Российского государства в период правления Анны Иоанновны орган политической полиции не только сохранил, но и укрепил свои позиции. Это свидетельствует о том, что императрица Анна Иоанновна, взошедшая на трон посредством временного компромисса с ведущими представителями правящей элиты и разорвавшая его после того, как реальная власть оказалась в ее руках, могла удерживать эту власть только при помощи преследования политических противников, где тайная полиция имела решающее значение.

1. История России ХУ\\\-Х\Х веков / под ред. Л.В. Милова. М., 2008. С. 117.
2. ПСЗ -1. № 5727.
3. Анисимов Е.В. Дыба и кнут: политический сыск и русское общество в ХУ\\\ в. М., 1999. С. 112-113.
4. ПСЗ-1. № 5738.
5. Голикова Н.Б. Органы политического сыска и их развитие в ХУ\\-ХУ\\\ вв. // Абсолютизм в России (ХУ\\-ХУ\\\ вв.). М., 1964. С. 266.
6. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. М., 1990. С. 236.
7. Всемирная история шпионажа. История тайной дипломатии и разведывательной деятельности секретных служб мира / сост. М.И. Умнов. М., 2000. С. 125.
8. Черткова Т. В. Государево слово и дело во времена Анны Иоанновны // История СССР. 1989. № 5. С. 155-163.
1. History of Russia of the XVIII-XIX centuries / ed. by L.V. Milov M., 2008. P. 117.
2. PSZ-1. № 5727.
3. Anisimov E.V. Rack and whip: political investigation and the Russian society in XVIII century. M., 1999. P. 112-113.
4. PSZ-1. № 5738.
5. Golikova N.B. Bodies of political investigation

and their development in the XVII-XVIII centuries // The Absolutism in Russia (the XVII-XVIII centuries). M., 1964. P. 266.

6. Platonov S.F. Full course of lectures on the Russian history. M., 1990. P. 236.
7. World history of espionage. History of secret diplomacy and prospecting activity of secret services of the world / arr. by M.I. Umnov. M., 2000. P. 125.
8. Tchertkova T.V. The monarchic word and business in times Anna Ioannovna // History USSR. 1989. № 5. P. 155-163.
15
Другие работы в данной теме:
Научтруд |