Научтруд
Войти

ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Автор: Баубериков Г.Ж.

УДК: 322.267

Г.Ж. БАУБЕРИКОВ,

адъюнкт кафедры философии и религиоведения Военного университета Московской области Российской Федерации e-mail: bah778@mail.ru

G.G. BAYBARAKOV,

Adjunct of chair of philosophy

and religious Studies military university

of the Russian defense ministry

религия, религиозный фактор, цивилизационное развитие, цивилизация, постсоветское пространство

religion, religious factor, civilized development, the post-Soviet space

ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

В данной статье предпринята попытка рассмотрения места и роли религиозного фактора в цивилизационном развитии постсоветского пространства. Показаны основные религиозные тенденции и противоречия в цивилизационном самоопределении государств, возникших при распаде СССР, как самостоятельной цивилизации.

MAJOR RELIGIOUS TRENDS AND CONTRADICTIONS IN MODERN POST-SOVIET SPACE

This article makes attempt to consider the role of religious factor in the civilization development on post-Soviet space. The basic religious differences and trends in the civilization self-determination are analyzed when the Soviet Union meets the collapse.

Рано или поздно каждый человек в своей жизни начинает поиск цели и смысла своего существования, смысла бытия, задумывается о своей роли в современном обществе. На эти вопросы человек, как правило, находит прямые и

удовлетворительные ответы в религии. Но в силу различных обстоятельств в течение всей своей жизни зачастую он получает обрывочную, часто недостоверную и искаженную информацию о религии. Особенно остро это ощущается

и наблюдается в нашем современном постсоветском обществе.

В последнее время не только у нас, но и по всему миру наблюдается рост интереса к религии. В этом отношении К. Армстронг отмечает: «Религия снова стала той внушительной силой, с которой пришлось считаться любым властям... и, без сомнения, будет играть важную роль во внутренней и внешней политике будущего» [1].

Что же такое религия? Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо уточнить саму сущность и определение религии.

В Новой философской энциклопедии слово «религия» образовано от латинского religio, которое означает «благочестие, набожность, святыня» [5]. А религия как социальное явление определяется как «мировоззрение, миропонимание, мироощущение, а также сопряженное с ними поведение людей, определяемое верой в существование сверхъестественной сферы, артикулируемой в зрелых формах религии в качестве Бога, божества» [5].

Если в рамках формационного подхода религия рассматривается как пережиток прошлого, то в рамках цивилизационного подхода религия оценивается в качестве одного из главных системообразующих элементов цивилизации, под которой понимается культурная преемственность и духовное единство человечества, являющееся высшим результатом исторического развития [7]. Один из основателей цивилизационного подхода, российский мыслитель Н.Я. Данилевский еще в XIX в. разработал учение о культурно-исторических типах, под которыми он понимал интеграцию существенных признаков определенного социального организма, объективирующих национальный характер. Основными характеристиками культурно-исторических типов являются: 1) религия; 2) культура в узком смысле слова (наука, искусство и промышленность); 3) политика; 4) общественно-экономическая деятельность [5].

В ХХ в. цивилизационный подход развивался британским историком, культурологом и социологом А. Тойн-би. В качестве основных отличительных черт цивилизации он указывает:

1) религию и форму ее организации;
2) территориальный признак [17].

В своей работе «Столкновение цивилизаций» американский социолог и политолог С. Хантингтон, опираясь на идеи классиков цивилизационного подхода, тоже указывает, что религия является центральной, определяющей характеристикой цивилизации, в основе которой лежит та или иная религиозная система и практика. Он также делает акцент на возможные конфликты между цивилизациями в будущем. А так как, по его оценке, идентификационной основой цивилизации является религия, то столкновение цивилизаций есть форма столкновения религий, а цивилизационные войны есть форма религиозных войн. То есть понятие «цивилизационная война» по своему содержанию является синонимом понятия «религиозная война».

Исходя из анализа цивилизацион-ных отношений в современном мире

и используя идеи С. Хантингтона в качестве методологической основы, можно утверждать, что религиозный фактор в социальных отношениях будет только усиливаться. Постсоветское цивилизационное пространство не является исключением. Ярким и наглядным примером сказанного является современная Украина, которая фактически оказалась на цивилизаци-онном и религиозно-конфессиональном разломе.

В рамках цивилизационного подхода под цивилизацией понимаются замкнутые общественные организмы, имеющие определенную совокупность признаков (религия, культура, политическая и социально-экономическая деятельность, территория) и проходящие определенные стадии своего развития, начиная от своего рождения и до гибели.

В данной статье мы рассматриваем постсоветское пространство, которое прежде всего является пространством бывшего СССР. Сам же Советский Союз, как показывают многие исследователи, явился в ХХ в. культурно-исторической формой российской цивилизации, в совокупности с народами, присоединившимися к ней в процессе своего исторического развития. В своих трудах С. Хантингтон выделяет отдельную православную цивилизацию с центром в России [18]. Цивилизационному аспекту Советского государства посвящена работа С.Г. Кара-Мурзы «Советская цивилизация» [8]. В современных условиях постсоветское пространство стало ареной столкновения различных цивилизаций.

Что из себя представляет религиозный фактор?

Исходя из анализа определений религиоведа А.А. Нуруллаева и доктора философских наук Ю.Г. Носкова, религиозный фактор — это активное взаимодействие, взаимовлияние и взаимосвязь религии (и ее институтов) и общества в их цивилизационном развитии [11].

Религиозные объединения любого государства, в конкретной степени своего развития, являют собой внушительную силу, с интересами и мнениями которой нельзя не считаться. Вместе с тем религиозная сфера является одной из наиболее уязвимых областей человеческих отношений, так как она может быть подвержена воздействию как конструктивных (традиционных), так и деструктивных (нетрадиционных) религиозных течений. И тут необходимо отсеивать зерна от плевел. К религиозным течениям конструктивного толка можно отнести традиционные религии, такие как христианство (православие, католицизм, протестантизм), ислам, иудаизм и буддизм. Религиозные течения деструктивного толка в последнее десятилетие особенно активизировались и распространились. К ним можно отнести сайентологию, «Нью-Эйдж», «Аум Синрике», различные неоязыческие культы, «Аль-Каида», «Хизб-ут-Тахрир», Ассоциацию братьев-мусульман и многие другие. Этот список можно продолжать долго. Многие из них запрещены в большинстве стран мира. В любом государстве постсоветского пространства имеются свои сайты, как правило, это сайты

министерств юстиций, на которых размещены списки запрещенных сект и религиозных течений.

31 октября 2013 г. факультетом международного права Дипломатической академии МИД России совместно с Российской ассоциацией международного права и Международно-правовым клубом был проведен круглый стол на тему «Межконфессиональный диалог: общечеловеческие ценности». В его резолюции была выражена глубокая обеспокоенность увеличением числа случаев разжигания межконфессиональной и межнациональной розни, провоцирования нестабильности на фоне достижений в сфере современных информационно-коммуникационных технологий и роста новых глобальных вызовов и угроз, включая международный терроризм и трансграничную преступность, незаконный оборот наркотиков и др., которые направлены против безопасности личности, общества и государства [13].

Проведение вышеуказанных мероприятий свидетельствует о том, что данная социальная проблема приобрела особую актуальность и остроту в нынешнее время и продолжает будоражить общество. Что мы, в принципе, и наблюдаем повсеместно через СМИ.

Тому существуют бесчисленные примеры, некоторые приведены ниже.

Так, на религиозной почве в Ингушетии в 2009 г. было совершено четыре теракта, в Дагестане — девять терактов. В Республике Таджикистан 3 октября 2010 г. в Худжанде, у здания управления МВД, подорвал себя

террорист-смертник, пострадали 12 человек. В Киргизии в Бишкеке, в здании Дворца спорта, прогремело два взрыва. Только за пять месяцев 2012 г. в Киргизии за религиозно-экстремистскую деятельность и терроризм задержаны 88 человек (оперативные данные МВД КР) [2].

Таких примеров, происходящих на постсоветском пространстве, можно привести еще множество, и они имеют тенденцию к продолжению. Очевидно, что угрозу данной социальной проблемы сложно переоценить. Тем более если перевести ее в экономическую плоскость развития любого государства, потенциальный ущерб может быть весьма значителен. Не говоря уж о безвозвратных человеческих потерях.

Особую остроту эта социальная проблема приобретает на практически всеобщем фоне невысокого уровня религиозной культуры, выражающейся в низком религиозном просвещении и элементарном невежестве большинства населения, в частности молодежи, в вопросах религии.

Иначе это можно назвать религиозной безграмотностью, которая является благодатной почвой для эксплуатации религиозных потребностей человека, активизации различных деструктивных экстремистских элементов, провокации и разжигания межрелигиозной и межнациональной розни, достижения различных политических целей экстремистских организаций и т. д.

Следует также отметить, что в советское время Ватиканом религия использовалась против Советского Союза как средство борьбы с атеистической идеологией коммунизма [3]. В наше время появилась новая тенденция, которая стала использоваться для взлома и поражения самих традиционных религиозных систем, продолжая ту же самую политику уничтожения уже постсоветских стран. Так, в результате развала СССР на его уже бывшую территорию хлынули потоками различные религиозные учения и движения, псевдорелигиозные общины, секты, являясь одним из факторов разжигания межрелигиозной и межнациональной розни и конфликтов.

Различные религиозные группы преднамеренно сталкиваются как между конфессиями, так и внутри самих религиозных систем. Одним из эффективнейших способов борьбы против стран постсоветского пространства стало использование религии — разработка и создание, поддержка разнообразных деструктивных сект. Об этом также свидетельствует Н.А. Вакулин-чук: «Чтобы отвлекать внимание людей от причин обнищания и деградации, разобщать их, насаждать рабскую покорность, внушать состояние безысходности, создаются и регистрируются разнообразные секты. Многие из них подконтрольны ЦРУ» [3].

Хотелось бы отметить, что данная практика использования религиозного фактора не нова и использовалась английскими колонизаторами против индийских мусульман. Об этом свидетельствует заведующий отделом исламских исследований И.Ф. Сафар-галеев, цитирующий слова известного пакистанского религиозного лидера Гулама Хабиба: «Страдания, которые испытали мусульмане на Индо-Пакистанском субконтиненте под гнетом британцев, никакая другая нация не смогла бы вынести. Англичане, используя свою власть и могущество, взрастили лжепророков, сторонников запрещенных нововведений в исламе, мусульманских лжеученых, которые возлюбили известность, славу и богатство. Британцы очень постарались с целью отвратить мусульман от истины уничтожить ислам как религию и в корне изжить исламскую традицию» [15]. Нельзя исключать продолжающуюся тенденцию образования и проникновения множества новых различных сект, направленных на раскол и разъединение, уничтожение и подавление традиционных религиозных систем. К примеру, набирает силу такое новое направление религиозного движения, как «Нью-Эйдж», которое уже активно начинает популяризироваться в широких народных массах. Особенностью данного движения является то, что оно не представлено каким-либо духовным учением или религиозным воззрением, но состоит из множества различных оккультных, эзотерических и метафизических учений и практик [12]. Однако в последнее время в деятельности «Нью-Эйдж» отмечается тенденция взлома и ликвидации цивилизационного кода, которыми являются традиционные религии, в частности христианство, которое олицетворяет собой уходящую эру Рыб. Символ рыбы широко использовался в раннем христианстве. Согласно учению «Нью-Эйдж», на смену эре Рыб приходит эра Водолея, следовательно, традиционные религии отыграли свою роль и должны уйти.

В наши дни наметилась новая тенденция: ислам принимают представители славянских народов и становятся членами радикальных организаций. Ярким примером является теракт в Волгограде 21 октября 2013 г., когда был взорван автобус с пассажирами [4]. Организация данного теракта примечательна тем, что за ним стоит житель Подмосковья Дмитрий Соколов, который стал приверженцем ваххабизма. Павел Косолапов — идейный исламистский террорист, организатор взрывов остановок в Воронеже и Новгородской области [16].

Следующей тенденцией является увеличение количества верующих на постсоветском пространстве. По результатам исследования Левада-Центра только в России по состоянию на ноябрь 2012 г. верующими считают себя 90% населения, из них христианского вероисповедания — 76%, ислама — 7%, буддизма, индуизма, иудаизм и др. по - 1% [14].

В наше время наметилась еще одна тенденция - борьба внутри определенных религиозных систем между представителями традиционных и радикальных направлений. Ярким примером является борьба радикального ислама против традиционного. Ежегодно в борьбе с религиозным экстремизмом погибают представители (священнослужители) традиционных религиозных систем. Тому можно привести многочисленные примеры. Так, 13 февраля 2012 г. в Пятигорске был взорван автомобиль заместителя муфтия Ставропольского края К. Ис-маилова, который погиб на месте [6]. 9 ноября 2011 г. в селении Ясная Поляна

Кизлярского р-на Дагестана застрелен имам одной из мечетей Кизлярского района М. Сайпутдинов. В апреле 2011 г. в Дагестане был убит бывший имам мечети в станице Бороздиновская Чеченской Республики Н. Рамазанов [9]. 8 июня 2011 г. был убит ректор Махачкалинского института теологии М. Садыков, который резко и открыто выступал против религиозного экстремизма. В Дагестане только в 2011 г. убито семь священнослужителей из числа тех, кто выступал с резкой критикой религиозного экстремизма [9].

По свидетельству Н.А. Вакулин-чука, в результате различных перестроечных «реформ», приведших к развалу СССР, в том числе и к резко активизировавшейся религиозно-экстремистской деятельности, на постсоветском пространстве только в России и на Украине по состоянию на 2003 г. погибло 20 млн. человек, из которых 13 млн. — потери Российской Федерации и свыше 4 млн. — потери Украины. Это в два раза больше, чем погибло в боях в годы Великой Отечественной войны [3].

Таким образом, анализируя вышесказанное, можно сделать следующие выводы:

1. В цивилизационном подходе религия является основным и неотъемлемым фактором существования любой цивилизации, своего рода стержнем духовной и материальной культуры, отвечающей в большинстве своем духовным потребностям человека.
2. Традиционные религиозные системы не стоят на месте, а непрерывно развиваются и распространяются, расширяя границы своего влияния на все

сферы жизнедеятельности общества, что в свою очередь приводит к увеличению количества верующих не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире. Не отстают от них и нетрадиционные религиозные течения, которые также развиваются и расширяют свою сферу влияния. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что, роль и значение, влияние религиозного фактора на цивилизационные процессы в общества будет только возрастать.

3. Религиозный фактор на постсоветском пространстве действует двояко:

а) он имеет позитивный, конструктивный характер: идут интеграционные процессы на основе религии, способствующие прогрессу в развитии общества. Конструктивные функции выполняют традиционные религиозные системы (христианство, ислам, буддизм, иудаизм), сплачивая народ;

б) деструктивный характер использования религиозного фактора проявляется прежде всего в использовании нетрадиционными религиозными организациями и движениями в борьбе против традиционных религий, а также внутри самих традиционных систем в целях достижения определенных целей;

4. Недостаточность религиозного просвещения, религиозная безграмотность большинства населения, в основном молодежи, является благодатной почвой для насаждения религиозно-экстремистского мировоззрения. Этим закладывается фундамент для развития религиозного экстремизма, становясь своего рода плацдармом для его дальнейшего наступления

и распространения деструктивных тоталитарных сект на постсоветском пространстве как средства информационно-психологической и организационной войны.

Причины и предпосылки современных цивилизационных войн необходимо рассматривать через призму их религиозной составляющей.

5. Религиозные чувства людей эксплуатируются всякого рода проходимцами в различных геополитических проектах негативного плана. Религия, в частности радикальный ислам, зачастую является всего лишь инструментом в руках мировых глобальных субъектов. На данный момент воинствующий религиозный экстремизм представляет собой реальную угрозу безопасности для стран СНГ.
6. К решению данных проблем надо подходить основательно, тщательно и всесторонне разбираться и готовиться к их разрешению. Решать их не разовыми акциями профилактики и предупреждения, а реальной системной многоуровневой и долгосрочной стратегией противоборства религиозному экстремизму, охватывающей различные слои общества, в частности, активной профилактической работой, просвещением подрастающего, так называемого потерянного, поколения молодежи, используя все возможные силы и средства, постановкой долгосрочных задач, системностью и методичностью их решения.
8. Позитивный конструктивно-созидательный потенциал религиозного фактора необходимо использовать на благо создания, укрепления и гармоничного развития постсоветского пространства. Традиционные религиозные системы могут являться фундаментом для построения нового высокоразвитого общества будущего. Наряду с этим также необходимо принимать контрмеры ограничения или снижения негативного влияния религиозного фактора.

Список литературы

1. Армстронг К. Битва за Бога: История фундаментализма. М.: Альпина нон-фикшн, 2013. С. 13.
2. Ахметов Ж.Х. Особенности возникновения и распространения терроризма в Казахстане // Ориентир. 2013. № 2. С. 3.
3. Вакулинчук НА. Неофашизм: экономическая система, глобализация. К.: Ор1я-ни, 2003. С. 53, 199, 227.
4. Вершов Ю. Взрыв в Волгограде организовал лидер Махачкалинского бандформирования Абу Мухаммад. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rosbalt. ru/moscow/2013/10/21/1190638.html
5. Грицанов АА. Новейший философский словарь. Минск, 1998. С. 569.
6. Заместитель муфтия Ставропольского края Курман Исмаилов убит в Пятигорске. [Электронный ресурс]. URL: http://dumrf.ru/dumer/event/2572
7. Ивин А. Философия истории. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gumer. info/bibliotek_Buks/History/Ivin/_02.php
8. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Т. 2. [Электронный ресурс]. URL: http://kara-murza.ru/books/sc_b/sc_b_content.htm
9. Магомедов С. Убитый ректор выступал против религиозного экстремизма. [Электронный ресурс]. URL: http://guardmag.com/news/show/id/503
10. Носков Ю.Г. Социально-философский анализ воздействия религиозного фактора на национальную безопасность. Дис. ... д-ра филос. наук. М., 2000. С. 58.
11. Нуруллаев АА. Религиозный фактор в национальных процессах. Государственно-церковные отношения в России. Курс лекций. М.: РАГС, 1994. Ч. 1. С. 100.
12. Нью Эйдж. [Электронный ресурс]. URL: http://www.usherclub.ru/lvovskaya-oblast/New_Age
13. Официальный сайт Дипломатической академии МИД России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dipacademy.ru/01.11.13_2.shtml
14. Религия в России. [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ %D0%E5%EB%E8%E3%E8%FF_%E2_%D0%EE%F1%F1%E8%E8
15. Сафаргалеев И.Ф. Использование знаний о тасаввуфе в исламском образовании для профилактики религиозного экстремизма. [Электронный ресурс]. URL: http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=17302
16. Сосков К. Их ищет Россия // Metro. 2014. № 34 (46/2964). С. 9.
17. Тойнби АДж. Постижение истории. М.: Рольф, 2001. Т. 1. С. 82-85.
18. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка. М.: АСТ, 2005. С. 54-59.
religion religious factor civilized development post-soviet space
Другие работы в данной теме:
Научтруд |