Научтруд
Войти

Деятельность Далькрайисполкома по выполнению государственных заданий развития экспорта (1926-1930 гг.)

Научный труд разместил:
Anaralv
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Сергей БЕЗГИН

Деятельность Далькрайисполкома по выполнению государственных заданий развития экспорта (1926-1930 гг.)

Определенное соотношение с одним из важнейших направлений работы администрации Хабаровского края в начале XXI в. - обеспечением роста экспорта продукции лесной и рыбной отрасли - имеет опыт деятельности региональных органов власти в развитии экспорта Дальневосточного края (ДВК) во второй половине 20-х гг. XX в.

Начало реконструкции народного хозяйства СССР, связанной с провозглашением курса на индустриализацию, на Дальнем Востоке совпало с существенными политическими преобразованиями. Произошёл переход от назначаемых центром органов советской и партийной власти к избираемым на месте органам, что повысило их ответственность за состояние дел в крае.

В сложившейся в начале 1920-х гг. структуре управления экспортными отраслями производства на Дальнем Востоке не произошло изменений с переходом власти от ревкомов к выборным советам. Методы реализации мероприятий региональной власти в духе проводимой правительством новой экономической политики продолжали играть ведущую роль. Об этом свидетельствует принцип стимулирования на основе предоставления налоговых и иных льгот, характерный для большинства постановлений краевой власти.

О состоянии экономического развития края в середине 1920-х гг. даёт представление публикация председателя Дальплана М.И. Целищева «Экономические очерки Дальнего Востока». Виднейшее место в характеристике народного хозяйства ДВК автор уделил экспортным отраслям - лесной, рыбной и угольной. Площадь леса на Дальнем Востоке, по подсчетам Целищева, составляла 66% территории края без учёта Камчатки. Качество леса автор оценивал высоко. Рыбные ресурсы ДВК были богаты и в 1923 г. занимали 2-е место в улове СССР. Соотношение участия в рыболовстве во внешних водах промышленников выглядело так. Ведущую роль играли японцы (77%), а среди русских 11% составляли частные, 5% - кооперативные и 7% - государственные пред-

приятия. Во внутренних водах края соотношение было в пользу частных русских производителей - 40%, а на долю кооперации и государства во внутренних водах приходилось 25,1% и 34,9% соответственно. По мнению главного краевого экономиста, угольная промышленность имела широкие перспективы. В недрах Приморья присутствовали все типы ископаемых углей, которые на 83,58% были не разведаны. Большое значение играла направленность угольной отрасли на экспорт, которая, по мнению Целищева, была вынужденной мерой1.

К середине 1920-х гг. на Дальнем Востоке обнажились основные проблемы экономического развития края: оторванность региона от центра России и зависимость от иностранного капитала, преобладание добывающих отраслей в структуре хозяйства, нехватка рабочих рук и отсталое состояние основных капиталов. Решение назревших проблем современниками виделось в усилении вмешательства государства в хозяйственные процессы с целью форсирования развития основных производительных сил. От реализации за границей основной продукции края зависело выполнение государственных заданий по экспорту, и региональной власти предстояло приложить максимум усилий для развития лесной, рыбной и угольной отраслей.

Экспортные задания Москвы поступали в край по двум направлениям -как организация управления экспортными отраслями хозяйства в крае и непосредственная корректировка поступления дохода от эксплуатации. В первом случае центральными органами советской власти (Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров СССР и РСФСР, а также Совет Труда и Обороны и Экономическое Совещание РСФСР, отдельные народные комиссариаты) утверждались положения об организации, упорядочении и изменении управления экспортными отраслями хозяйства. Во втором случае постановления центральной партийной и государственной власти регулировали поступление доходов, устанавливая нормы, порядок зачисления и распределения неналоговых доходов. На месте принимались постановления, отвечающие

1 Целищев М.И. Экономические очерки Дальнего Востока. - Владивосток : Книжное дело, 1925, стр. 36-37, 49-50, 70-71, 78.

реализации намеченных центром целей. Какие же мероприятия проводила региональная власть в области развития экспортных отраслей и реализации государственных экспортных заданий; как развивался экспорт ДВК в исследуемый период? Лесная, рыбная и каменноугольная промышленность находились в ведении Дальсовнархоза (ДСНХ). Организацией и непосредственным руководством лесным и рыбным хозяйствами занималось ДЗУ. Эти организации, подведомственные ДКИК и вышестоящим ведомствам СНК РСФСР и СССР (НК земледелия и Совнархоз), проводили основные мероприятия в отношении экспортных производств, регулярно докладывая о своей деятельности на заседаниях ДКИК и Далькрайкома ВКП (б). Основными экспортными предприятиями оставались государственные тресты - Дальлес, Дальрыба и краевой (с 1928 г. государственный) трест каменноугольной промышленности «Дальуголь». Важную роль в регулировании экспортных отраслей играл Дальплан, подведомственный ДКИК и Госпланам РСФСР и СССР, деятельность которого заключалась в разработке и составлении различных планов развития хозяйств.

При утверждении 16 ноября 1926 г. оперативного плана ДЗУ намечалось составление планов с учётом современной эксплуатации леса, использование лесоочистительного фонда по прямому назначению, проведение мероприятий по искусственному насаждению леса в безлесных районах и предотвращению лесных пожаров, а также усиление лесной стражи. Для сокращения потребления кедра на внутреннем рынке и его отпуска на экспорт с 1928 г. проводилось определение процента вырубки менее ценных хвойных пород (ели, пихты, лиственницы).

Пятилетний план развития треста Дальлес был утвержден 24 февраля 1928 г., в нём предусматривался рост экспорта леса и его материалов на 105%, с возрастанием в структуре доли китайского и европейского рынков. В резолюции ДКИК по докладу НК Рабоче-крестьянской инспекции «О районировании лесного хозяйства и лесной промышленности ДВК» от 12 декабря 1929 г. предусматривалось повышение в экспортном контингенте доли переработанной продукции. Низшее звено управления в лесном хозяйстве было сосредоточено в

лесхозах и леспромхозах, создававшихся с 1928 г. Для экспортных лесозаготовительных организаций периодически снижались «таксы» (налоги на оборудование), устанавливалась отсрочка в производстве попенных платежей (сборы с определённого количества срубленных деревьев), в то время как для производителей на внутренний рынок они только повышались1.

25 мая 1926 г. было одобрено объединение государственных и кооперативных рыбопромышленных предприятий в одну организацию с предоставлением ей права самостоятельно выступать на внешних рынках. Главные направления в развитии рыбной отрасли заключались в расширении объектов лова, в переходе к лову в открытом море, в механизации и рационализации производства, в разведении ценных рыбных пород. Энергичные меры принимались для централизации снабжения рыбопромышленников, в том числе и частных, продовольствием и оборудованием, с целью предотвращения их контрабандного ввоза. А 1 апреля 1930 г. был учреждён пост чрезвычайного уполномоченного по рыбным делам, который занял заместитель председателя президиума ДКИК П.Т. Мамонов. Рыбное хозяйство ДВК в конце 1920-х гг. было прибыльнее лесного, а ставки попудного сбора с рыбы увеличивались, превращая рыбный сбор в основу доходной части бюджета края2.

Добыча каменного угля, сконцентрированная на юге Приморья, развивалась менее успешно. Меры по развитию каменноугольной промышленности носили чрезвычайный характер. Первоначально решение проблем добычи и сбыта угля региональные власти видели в увеличении оборотных капиталов угольных трестов на основе их объединения. Следующими мероприятиями стали льготы в налогообложении лесоматериалов и попудной плате с угля, составившей к 4 сентября 1928 г. 10 коп. с тонны, и банковские ссуды под низкий процент. Однако зимой 1928/29 г. трест Дальуголь стал прекращать нерента-

1 ГАХК, ф. Р-58, оп. 1, д. 81, л. 296-297; Протокол № 76 от 14 февраля 1928 // Протоколы заседаний второго созыва № 38-112; Протокол № 79 от 24 февраля 1928 // Там же; ГАХК, ф. Р-137, оп. 4, д. 7а, л. 325.
2 ГАХК, ф. Р-58, оп. 1, д. 81, Л. 95-96; Протокол № 6 от 15 апреля 1927 // Протоколы заседаний второго созыва № 1-66; Протокол № 9 от 26 апреля 1927 // Там же; Протокол № 29 от 12 июля 1927 // Там же; ГАХК, ф. Р-137, оп. 4, д. 10, л. 138(об).

бельные работы. Изменить положение принудительными методами оказалось невозможно. 1 октября 1929 г. ДКИК предложил Дальуглю приступить к рационализаторским мероприятиям и предоставить список необходимого оборудования. В резолюции IV Пленума ДКИК от 10 февраля 1930 г. отмечались «положительные сдвиги» в сторону увеличения добычи угля, и было намечено добиваться увеличения средств из центра на геологоразведочные работы. Секретариат ДКИК 25 июня 1930 г. принял решение учредить угольную инспекцию на копях Дальугля «для качественной приёмки угля». Финансирование инспекции было поставлено в зависимость от уровня добычи треста Дальуголь1.

Краевой экспорт во второй половине 1920-х гг. развивался довольно интенсивно. В 1925/26 хозяйственном году он составлял 18,5 млн руб., а доля леса, рыбы и угля в нём - 14,9 млн руб. (80,5 %). В 1926/27 г. объём экспорта составил 23 млн руб., причём доля лесной, рыбной и угольной продукции составила 20,5 млн руб. (более 89 %). Номенклатура и её объём выглядели следующим образом: лес - 12,6 млн руб. (около 61,5 %), рыба, включая консервы, - 6,4 млн руб. (более 31 %), уголь - 1,5 млн руб. (более 7 %). В структуре экспорта превалировала доля леса, составлявшая свыше половины всего объёма. В связи с возросшим экспортом и необходимостью дальнейшего увеличения валютного плана задания центра по директивному письму ЦК ВКП (б) от 31 октября 1927 г. были увеличены.

На месте региональная власть имела право повышать задания центра. Однако уже в 1927/28 г. было отмечено невыполнение экспортного плана, когда увеличение вывоза по сравнению с прошлым годом составило 51%, что было на 9% выше задания НКТ СССР, но на 6% ниже задания краевой власти. Доля пилёной лесной продукции в экспорте того года увеличилась на 415%, а рыбных

1 ГАХК, ф. Р-58, оп. 1, д. 81, л. 116, 247; Протокол № 64 от 21 января 1927 // Протоколы заседаний первого созыва № 1-77; Протокол № 39 от 9 сентября 1927 // Протоколы заседаний второго созыва № 38-112; Протокол № 45 от 18 октября 1927 // Там же; Протокол № 52 от 18 ноября 1927 // Там же; ГАХК, ф. Р-137, оп. 4, д. 4а, л. 428(об), 500(об), 509(об); д. 3, л. 306(об); д. 7, л. 44, 107(об), 226-228; д. 7а, л. 248-250, 359-360; Предварительные проекты предложений Президиума ДКИК IV Пленуму ДКИК 3-го созыва. - Хабаровск, 1930, стр. 1521; ГАХК, ф. Р-137, оп. 4, д. 10, л. 240; ф. П-2, оп. 1, д. 200, л. 37.

консервов на 253%. В декабре 1928 г. задание на 1928/29 г. было намечено в объеме 48,3 млн руб., а в мае 1929 г. было изменено до 59,14 млн руб.1

Слабость оборотных капиталов, низкий уровень технического оснащения, зависимость от иностранного капитала, малая исследованность природных запасов и недостаток рабочей силы продолжали оставаться актуальными проблемами экономического развития ДВК в 1920-х гг. К концу десятилетия к проблемам внутреннего развития добавились внешние проблемы: неблагоприятная конъюнктура международного рынка в связи с мировым кризисом и вооружённым конфликтом в Манчжурии. Угольная промышленность первой среди экспортных отраслей ощутила трудности. К обозначенным проблемам этой отрасли добавились проблемы природного характера - ежегодные наводнения, начиная с 1927 г. Летом 1928 г. впервые было отмечено тяжёлое положение каменноугольной отрасли, а с 1929 г. - невыполнение плана добычи на 19% и падение производительности труда на 15%. Критическая ситуация сложилась на лесозаготовках зимой 1929/30 г. К 10 марта 1930 г. вырубка леса составила 64%, а вывоз к месту реализации - 49% от плана, который следовало выполнить к началу весенней распутицы. Рыбной ловлей к 1929 г. в основном занимались японские граждане (71,5%), доля частной русской рыбной ловли составляла 11,6%. Значительные капиталы от вывоза продукции рыбной отрасли Дальнего Востока утекали за границу. Однако на X Краевой партийной конференции (май 1930 г.) было намечено реализовать пятилетний план в области экспортных отраслей в три года2.

Стремление максимизировать прибыль от эксплуатации экспортных отраслей отражалось в энергичном решении проблем лесного, рыбного и угольного производств путём непосредственного участия в них самых высокопоставленных руководителей, лично отвечавших за выполнение экспортных заданий перед государственными и партийными органами.

1 ГАХК, ф. П-2, оп. 1, д. 15, л. 104; д. 43, л. 153; д. 86, л. 239, 349; д. 132, л. 434.
2

Там же, д. 85, л. 421; д. 140, л. 174; д. 205, л. 13, 285; Очерки истории дальневосточных организаций КПСС (1900-1937 гг.). - Хабаровск: Книжное издательство, 1982, стр. 268.

В условиях реконструкции народного хозяйства СССР, когда эксплуатация экспортных отраслей становилась одним из основных источников финансирования индустриализации, наряду с нерешёнными проблемами краевого хозяйства оказалось невозможным резко увеличить производительность ДВК. Решение проблем местного хозяйства было целиком возложено на региональную власть, представители которой не могли не видеть выход из сложившегося положения исключительно в увеличении финансовых вливаний центра в край, так как возможности иностранной помощи и внутренних ресурсов саморазвития во многом были исчерпаны.

Мероприятия региональной власти в стимулировании развития экспортных отраслей были довольно противоречивыми. Попытка совместить задания Москвы с удовлетворением нужд края оказалась неудачной. Проблемы в реализации экспортных планов ставили под угрозу финансирование проводимой в конце 1920-х - начале 1930-х гг. индустриализации СССР. Однако именно в исследуемый период во многом было намечено решение наиболее острых проблем экономического развития советского Дальнего Востока. Вопросы выполнения экспортных планов на заседаниях ДКИК занимали приоритетное место в работе. Только в 1926-1928 гг. вопросы развития экспортных отраслей на заседаниях ДКИК составляли почти половину всех обсуждаемых вопросов. Но к началу 1930-х гг. низкие отчисления от доходов по экспорту на внутренние краевые нужды и возможности использования финансирования центра для развития производительных сил края имели тенденцию к еще большему снижению, что во многом сводило деятельность региональной власти лишь к выполнению установок Москвы.

БЕЗГИН Сергей Владимирович - аспирант кафедры политической истории Дальневосточного государственного гуманитарного университета

Научтруд |