Научтруд
Войти

Медиаобразовательная среда вуза

Научный труд разместил:
Ariurana
20 сентября 2020
Автор: Жилавская Ирина Владимировна

ЖУРНАЛИСТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

УДК 378:070 ББК 74.48

Ирина Владимировна Жилавская

кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой журналистики и медиаобразования,

Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова, г. Москва, Российская Федерация, e-mail: zhiv3@yandex.ru

Irina V. Zhilavskaya

PhD.in Philol., Head of the Department of Journalism and Media Education, The Faculty of Journalism, Sholokhov Moscow State Humanitarian University, Moscow, Russian Federation, e-mail: zhiv3@yandex.ru

МЕДИАОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА ВУЗА

В статье с теоретической точки зрения рассматриваются такие понятия как «медиапространство вуза» и «образовательная среда вуза». Особое место уделяется трактовке понятия «медиаобразовательная среда вуза», ее структуре, системе функционирования, формам реализации.

MEDIA EDUCATIONAL ENVIRONMENT OF HIGH SCHOOL

The article deals with the theoretical point of view concepts such as «university media space» and «educational environment of the university». Particular attention is given to the interpretation of the concept of «media educational environment of high school», its structure, functioning, and forms of realization.

В XX в., когда человечество благодаря электронным и цифровым технологиям безгранично расширило свои возможности в коммуникации, возникла ситуация, заставляющая осмыслить такое понятие как «медиапространство», которое стало использоваться широко и не всегда уместно. При этом с новой силой проявился интерес исследователей к определению такой смысловой единицы как «пространство». © И.В. Жилавская, 2014

Достаточно подробный обзор философских учений по поводу понятия «пространство» дает в своей монографии «Медиапространство России: пробуждение Соляриса» И.М. Дзялошинский [7, с. 17—18]. В частности, автор отмечает, что на протяжении почти всей истории естествознания и философии существовали две основные концепции пространства. Одна из них идет от древних атомистов — Демокрита,

Эпикура, Лукреция, которые ввели понятие пустого пространства и рассматривали его как однородное (одинаковое во всех точках) и бесконечное.

В новое время в связи с разработкой основ динамики эту концепцию развил И. Ньютон. По Ньютону, пространство есть пустое «вместилище тел», абсолютно неподвижное, непрерывное, однородное и изотропное, проницаемое — не воздействующее на материю и не подвергающееся ее воздействиям, бесконечное; оно обладает тремя измерениями. Или, по-другому, пространство это то «где», в котором происходят процессы и движения.

В гуманитарных исследованиях, публицистике, обыденном словоупотреблении можно обнаружить именно этот подход, согласно которому пространство — это некая пустая территория, которая заполняется различными объектами чувственного восприятия. Поэтому чаще всего, говоря о «пространстве», подразумевают место, где что-то находится (например, информация), что-то происходит (например, коммуникация), или сцену, на которой действуют какие-то субъекты (культурное пространство — место действия духовных сил). Иногда понятие «пространство» используется для обозначения чьей-то собственности: «пространство России», «Украинское пространство».

Другая концепция пространства восходит к Аристотелю и развита Декартом и Г. Лейбницем. Особенность этой концепции состоит в том, что в ней отвергается представление о пространстве как о самостоятельной сущности, существующей наряду с материей и независимо от нее. По Лейбницу, пространство — это порядок взаимного расположения множества тел, существующих вне

друг друга. Другими словами, «пространство» как таковое не существует, оно является продуктом сознания или восприятия. Последней интерпретации придерживались Гоббс, согласно которому пространство есть лишь воображаемый образ действительной вещи, а также Локк, для которого пространство есть субъективное представление, «простая идея», приобретаемая посредством чувственного восприятия вещей (осязанием и зрением) и представляющая либо расстояние между вещами, либо объем.

Кант в «Критике чистого разума» представляет пространство как трансцедентальную априорную форму чувственности, то есть до-опытную и от опыта не зависящую, однако необходимо во всяком опыте присутствующую [7, с. 17—18]. В этой концепции пространство выступает как общая форма координации материальных объектов и их состояний, как система отношений, образуемых взаимодействующими материальными объектами. Вне этой системы взаимодействий пространство считалось неосуществимым.

В словаре русского языка С.И. Ожегова под редакцией Н.Ю. Шведовой под пространством понимается «...объективная реальность, форма существования материи, характеризующаяся протяженностью и объемом. Пространство и время»; «промежуток между чем-нибудь, место, где что-нибудь вмещается» [12]. В.И. Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» добавляет к понятию «пространство» тот факт, что это форма существования «бесконечно развивающейся материи», место, не ограниченное видимыми пределами [6]. Современная энциклопедия определяет «пространство» как «форму существования материальных объектов и

процессов (характеризует структурность и протяженность материальных систем); пространство бесконечно; всеобщие свойства пространства — протяженность, единство прерывности и непрерывности» [15].

В этом контексте весьма продуктивными нам представляются этимологические изыскания Ю.В. Гринке-вич и И.В. Григорьевой, которые они предприняли для более глубокого изучения понятия «пространство».

По данным исследователей, «в русском языке слово «пространство» происходит от слов «страна», «сторона», «отсыл вбок», «в ширь-даль», «в родимую сторонку». «В латинском spatium (откуда и французское espace и английское space) — от глагола spatior — «шагать» (ср. немецкое spazieren — «гулять»). Spatium есть пространство, творимое и меряемое шаганием, т.е. дискретное, рубленое, а не плавное, жидкостное, континуум, как Декартово extension — «тянутие», «вытяжение»... А вот немецкий термин для «пространства» — Raum — со значением «пусто», «чисто»; ср. raumen убирать (комнату), очищать улицу (от снега), уносить (мусор), отодвигать, устранять, освобождать. Так что германское чувство пространства есть как бы «от-странство», у-странение, а не рас-про-стран-ение — протяжение — растекание». Важно отметить, что все смысловые значения, которые имеет слово «пространство» как в русском, латинском, французском, английском, так и в немецком языках, находятся в тесной генетической связи (отражающая протяженность и расположение предметов), хотя и принимает порой чуть иную смысловую нагрузку (нем. «у-странение, а не рас-про-странение)» [4, с. 200; 5].

Исследователь Д. Рашкофф констатирует: «Инфосфера стала вести

себя, как живой организм — система не менее сложная, масштабная и самодостаточная, чем сама природа. Как любой биологический объект, она стремилась расти. Питаясь долларами тех, кому все еще казалось, будто они строят замкнутую потребительскую культуру, медиа расширились в ту потрясающую всемирную паутину, которой мы наслаждаемся сегодня. Сетевые и независимые медиа породили спутниковые объединения, кабельное телевидение, телефонный маркетинг, компьютерные сети, видеоплейеры и домашние «шоппинг-клубы». Будучи более протяженными, чем бесконечная лента железных дорог, автомобильных шоссе и авиатрасс, наши медиа-сети смогли достичь и затронуть каждого» [18].

Между тем, медиапростран-ство существовало всегда. В эпоху наскальной живописи и сигнальных столбов оно было чрезвычайно разреженным и элементарным. Сообщения, которые посылались с помощью примитивных видов медиа, несли в себе информацию практического характера и не оказывали разрушающего воздействия на окружающий мир.

Письменная культура существенно изменила медиапространство человека, возник новый медиум — книга. Она позволила человечеству сохранять накопленные знания и способствовала развитию рефлексии. Электричество породило еще более сложные по сравнению с эпохой Гут-тенберга средства коммуникации — радио и телевидение запустили неконтролируемый процесс эскалации медиатекстов, которые становились все более разнообразными по структуре, функциям, степени воздействия на коммуникантов. В цифровую эпоху медиапространство уплотнилось и приобрело сетевой характер.

Известно, что понятие «медиа», кроме значения «средство коммуникации» имеет и другое значение — «среда». Оно фиксирует возникновение коммуникативных связей внутри пространства. Прибегая к употреблению слова «среда», обратимся вновь к словарю русского языка С.И. Ожегова под ред. Н.Ю. Шведовой. «Среда — это вещество, заполняющее пространство, а также тела, окружающие что-нибудь; окружение, совокупность природных условий, в которых протекает деятельность человеческого общества, организмов; окружающие социально-бытовые условия, обстановка, также совокупность людей, связанных общностью этих условий» [12].

Данное определение, а также все предыдущие рассуждения о пространстве как некой сущности, имеющей «протяженность и расположение предметов», позволяют сделать важный вывод о том, что пространство есть нечто существующее априори, как данность, вневременная и бесконечная, в отличие от среды, которая рукотворна, ее можно формировать, она создается усилиями человека с помощью различных социальных институтов.

Внутри пространства возникает коммуникативная медиасреда, которая формируется в результате деятельности человека. По отношению к индивиду — это внешние связи, сигналы, сообщения, транслирующиеся по каналам медиа и объединяющие представителей различных сообществ. Медиасреда может возникать в процессе каких-либо изменений, например, медиасреда российской модернизации, либо по отношению к социуму — социальная медиасреда. Кроме того, медиас-реды могут быть классифицированы по отраслям и видам деятельности,

например, среда медиакультуры, среда медиаменеджеров, медиа-информационная среда. В данном контексте нас будет интересовать вопрос формирования медиаобра-зовательной среды, которая формируется в образовательном учреждении и, в частности, в вузе.

При этом следует отметить, что в последнее время в научный дискурс медиаобразования вошло близкое по смыслу понятие «медиаобразова-тельное пространство», на котором стоит остановиться более подробно.

Смысловым предшественником названного понятия явилось понятие «образовательное пространство» (В.М. Степанов, В.И. Слободчиков, М.Я. Виленский, Е.В. Мищерякова, Л.А. Иванова, И.В. Григорьева). Не углубляясь в теорию вопроса, сведем определения авторов к обобщенному толкованию образовательного пространства как целостного и регулируемого пространства в социуме, где происходит взаимодействие субъектов, направленное на развитие, образование и социализацию личности. При таком подходе речь может идти об образовательном пространстве учреждений высшего, среднего, начального профессионального образования, дополнительного, дошкольного и т.д.

В условиях информационного общества в России происходят существенные изменения и в системе образования. В педагогике возникает понятие: информационное пространство как ответ на вызов информатизации социальных процессов. Однако оно долгое время самоопределяется в старой системе координат. В соответствии с весьма устойчивой в структуре образования «пирамидой власти», у которой есть «верхи» в лице учителя, директора, министерства, задающие единые стандарты, и «низы» в лице учащегося, преподавателя, призванные следовать этими стандартами, информационное пространство стало также определяться как единое, то есть управляемое.

На фоне разрушающихся устоев советской информационной системы возникла потребность сохранения прежней парадигмы управления. Появился Указ Президента РФ «Вопросы формирования единого информационно-правового пространства СНГ» (1993 г.). В опубликованной в 1995 г. «Концепции формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов» это понятие использовалось для обозначения «совокупности баз и банков данных, технологий их ведения и использования, информационно-телекоммуникационных систем и сетей, функционирующих на основе единых принципов и по общим правилам.». Понятно, что данное определение даже приблизительно не отражало той сущности, которую пытались охарактеризовать авторы концепции.

В.Н. Лопатин под единым информационным пространством страны предлагал понимать «совокупность информационных ресурсов и информационной инфраструктуры, позволяющей на основе единых принципов и по общим правилам обеспечивать безопасное информационное взаимодействие государства, организаций и граждан при их равнодоступности к открытым информационным ресурсам, а также максимально полное удовлетворение их информационных потребностей на всей территории государства при сохранении баланса интересов на вхождение в мировое информационное пространство и обеспечение национального информационного суверенитета» [10, с. 117].

Из официальных документов понятие перекочевало в образовательные программы и концепции, но так и осталось размытым и непроясненным. По нашему мнению, сделать это при всем желании невозможно, потому что информационное пространство по определению не может быть единым. Для того чтобы подчеркнуть смысл «информационности», «пространственности», безграничности, специалисты и исследователи стали использовать понятие «открытое информационное пространство», что, с одной стороны, в большей мере соответствует сути явления, с другой, является смысловой тавтологией, поскольку пространство с философской точки зрения не может быть закрытым. Хотя в обыденной жизни мы и употребляем словосочетание «закрытое пространство», при этом мы всегда имеем в виду, что это противоестественно.

Дальнейшее развитие информационно-коммуникационных технологий, усложнение отношений между личностью и информационным пространством заставило образовательные структуры обратиться к понятию медиа, которое интуитивно отвечало глубинным процессам разворачивающейся на глазах одного поколения цифровой революции. К сожалению, многие педагоги до сих пор избегают употреблять понятие «медиа», поскольку оно не вписывается в традиционную психолого-педагогическую концепцию. Между тем, педагоги-новаторы заговорили о медийном пространстве образовательных учреждений, понимая под словом «медиа» масс-медийные коммуникации, а под словом «пространство» интегрированную среду.

В этом же контексте находится и определение медиапространства, которое мы находим в Словаре терминов по медиаобразованию, ме-диапедагогике, медиаграмотности. «Пространство медиаобразователь-ное (media education space) — реальность, организованная и управляемая единой выработанной концепцией, подходами и механизмами реализации общей стратегии формирования, развития и достижения целей повышения культурного, медиаобразовательного и профессионального уровней субъектов, объединенных на единой информационно-технологической основе для поддержания обучения и воспитания субъектов выделенного пространства» [23].

Влияние глобального медиапро-странства на образование столь велико, что невольно возникает проблема конвергации этих сложных систем и потребность найти нарождающемуся явлению точный термин и определение. Исследователь И.В. Григорьева утверждает, что рассматривать медиа- и образовательное пространства следует как взаимодополнительные, органично создающиеся на основе интеграции образования и информационной карты мира. Мы глубоко убеждены, пишет исследователь, что если этой взаимодополнительности нет, если нет обустройства перехода от одного типа пространства к другому, то свойства пространства искажаются, пространства искривляются, порождают кривые образы [4].

В данной трактовке понимание «взаимодополнительности» свидетельствует об устойчивом представлении медиапространства и образовательного пространства как двух сущностей, которые находятся в отношении интеграции. При этом не учитывается то принципиальное обстоятельство, что образовательный процесс медиатизирован изначально и иначе существовать не может, медиа встроены в него как кровеносные сосуды в организм человека.

Несмотря на все изящество и красоту термина «медиаобразователь-ное пространство вуза», мы все же будем вести речь о медиаобразова-тельной среде вуза, которую можно формировать, совершенствовать, развивать и которая складывается из глобального медиапространства и образовательной среды каждой конкретной образовательной организации. И здесь нельзя не согласиться с исследователем Л.А. Ивановой, которая считает, что данная медиа-образовательная модель «должна носить опережающий исторический характер, когда будущий компетентный специалист сможет получить фундаментальные представления о глобально-открытой информационной цивилизации, управление которой базируется на знании законов природы, образования и медиа» [9].

Процесс конвергенции меди-апространства и образовательной среды вуза может проходить по нескольким направлениям:

- технологическому — создание мощных телекоммуникационных систем, технологий спутникового вещания, образовательных социальных сетей, глобальных технологий мобильной связи и пр.;

- содержательному — использование контента СМИ в образовательном процессе, формирование со стороны вузов средствам массовой коммуникации запроса на интеллектуальный контент, создание интегрированных информационных продуктов в виде межвузовских газет, журналов, альманахов, просветительских телерадиопрограмм, цифрового образовательного телевидения, межвузовских информационных агентств и т.д.;

- экономическому — слияние финансовых потоков крупнейших

медиаорганизаций и вузов на основе частно-государственного партнерства для более эффективного управления ресурсами и получения прибыли;

- организационному — создание медиаобразовательных холдингов и концернов.

Не останавливаясь подробно на каждом из направлений, поскольку данная тема заслуживает отдельной монографии, приведем лишь несколько примеров положительного опыта создания медиаобразователь-ной среды образовательного учреждения. Сегодня есть все основания полагать, что эта потребность в вузах осознана и уже имеются факты того, как медиаобразовательная среда складывается на всех уровнях: в процессе информатизации и развития компьютерных технологий, в образовательных программах, во внеу-чебной деятельности, студенческом самоуправлении, в структуре студенческих медиа, в системе общественных связей вуза.

Одним из важнейших компонентов медиаобразовательной среды вуза является наличие медиаобра-зовательных программ, интегрированных в учебные планы различных факультетов либо в вариативной части, либо в качестве курсов дополнительного образования. Разработкой и внедрением таких программ занимаются известные медийные вузы — ВГИК, факультеты журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургского государственного университета и др. По данным Ассоциации медиапедагогики России, учебные курсы по медиаобразова-нию и медиакультуре на сегодняшний день читаются в Таганрогском государственном педагогическом институте (А.В. Федоров, И.В. Челы-шева, Е.В. Мурюкина, Н.П. Рыжих, В.Л. Колесниченко и др.), Челябинском государственном университете (И.А. Фатеева), Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова (И.В. Жилавская), Дальневосточном государственном университете (С.В. Салыкова, И.С. Волков и др.), Тверском государственном университете (О.А. Баранов), Воронежском государственном университете (С.Н. Пензин), Государственном университете управления (Г.А. Поличко), Московском институте открытого образования (М.А. Фоминова), Екатеринбургском государственном университете (Н.Б. Кириллова), Южно-Уральском государственном университете (Л.П. Шестеркина, А.В. Минбалеев и др.), Тамбовском государственном университете (В.А. Монастырский), Бийском государственном педагогическом университете (В.А. Возчиков и др.), Иркутском государственном педагогическом институте иностранных языков (Л.А. Иванова и др.), Курганском государственном университете (Н.А. Леготина), Омском государственном университете (Н.Ф. Хилько и др.), Южном Федеральном университете (Л.В. Усенко, Е.А. Столбникова), Ростовском государственном экономическом университете (Г.П. Максимова), в Алтайской государственной академии культуры и искусств (О.П. Кутькина), Поморском государственном университете (О.В. Печинкина), Краснодарском университете культуры и искусств (О.В. Печинкина) и др. [23].

Сегодня становится понятным, что медиаобразование необходимо не только студентам педагогических вузов и факультетов, но и в еще большей степени — технических, инженерных, архитектурных, естественно-научных, экономических, политических, факультетов государственного управления, любых других

видов менеджмента. Медийная, как и коммуникационная, составляющие в образовании со временем должны стать базовыми компетенциями выпускника, которые позволят им эффективно и экологично осваивать глобальное медиапространство.

Принципиальным в контексте перспектив развития медиаобразо-вательной среды в вузах является вопрос журналистского образования. Открытие в 2012 г. почти одновременно на факультетах журналистики двух вузов (МГГУ им. М.А. Шолохова и ЧелГУ) кафедр журналистики и медиаобразования не случайно.

Существует концепция в теории медиаобразования, согласно которой журналистское образование является лишь частью общей системы медиаобразования. Данная точка зрения отражена в свободной энциклопедии — Wikipedia, — где указано, что медиаобразование — это «изучение средств массовой коммуникации как в рамках профессиональной подготовки работников этой сферы, так и как необходимое любому современному человеку освоение существующих информационных технологий, формирующее медиаграмотность — развитую способность к восприятию, анализу, оценке и созданию медиатекстов, к пониманию социокультурного и политического контекста функционирования медиа в современном мире, используемых ими кодовых и репре-зентационных систем»1.

Согласно другому подходу к ме-диаобразованию, профессиональная журналистская подготовка в вузе является специфическим образованием и его не следует смешивать с массовым медиаобразованием, которое в большей степени направлено

1 URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/% СС%Е5%Е4%Е8%Е0%ЕЕ%Е^0%Е0%Е7% EE%E2%E0%ED%E8%E5.

на повышение медиа-информационной грамотности населения, для чего требуются специально подготовленные кадры. В первом случае, как подчеркивает Л.П. Шестеркина, основным субъектом образования являются студенты вузов, конечной целью которых является получение соответствующих компетенций с дальнейшим их использованием в профессиональной деятельности. В систему же медиаобразования может быть включен не только контингент, осваивающий программы высшего профессионального образования, но и контингент из системы начального и среднего профессионального образования. Кроме того, медиаобразовательная практика последнего времени характеризуется вовлечением в процесс обучения и тех людей, которые не намерены осваивать журналистику как профессию. Для них медиаобразование, скорее всего, лишь инструмент освоения информационного пространства, каналов коммуникации и способ выработки системы отношений с миром медиа [13, с. 36].

Мы придерживаемся второго подхода, когда медиаобразование представляет собой особый вид образования, позволяющий формировать медиаграмотную аудиторию, которая, в некотором смысле, является вызовом современной журналистике. Вопрос — на кого направлено образование? — ключевой в решении проблемы взаимоотношений подготовки профессиональных журналистов и медиаобразования. При этом, в сложившихся обстоятельствах, когда в системе образования из новых федеральных стандартов исчез институт специализаций, а вместе с ним и специализация «Ме-диаобразование» (03.13.30), сегодня только факультеты журналистики могут взять на себя ответственность

за подготовку медиапедагогов и других специалистов медиаобразования, чьи обучающие программы не совпадают с программами по журналистике.

Не случайно именно на кафедре журналистики и медиаобразования МГГУ им. М.А. Шолохова в 2012 г. открыта первая в России магистратура по программе «Медиаобразо-вание». Выпускники этой программы смогут реализовать свои знания и навыки в следующих направлениях.

В качестве руководителей детских и молодежных СМИ всех видов и типов (школьные, межшкольные, вузовские, районные, областные, региональные, федеральные, массовые, специализированные и пр.).

В качестве преподавателей учебных дисциплин медиаобразо-вательного профиля в образовательных учреждениях начального, общего, среднего и высшего образования, педагогов дополнительного образования и организаторов всех форм досуговой деятельности в медиасфере (кружки, центры, студии и пр.).

В качестве медиаспециалистов, реализующих медиаобразователь-ные проекты в средствах массовой информации (медиашколы, школы журналистики и пр.).

В качестве специалистов в экспертных отраслевых и государственных научно-исследовательских организациях, занимающихся проблемами медиа-информационной грамотности и медиаобразования, ведущих научную деятельность в этой области.

Коммуникативную функцию в формировании медиаобразова-тельной среды вуза выполняют вузовские информационные медиа- и пресс-центры. Часто они создаются на базе факультетов журналистики, институтов массовой коммуникации, которые действуют в структуре университетов. Материально-техническая основа, наличие достаточно подготовленных студентов, профессионально выверенной и апробированной системы создания информационного продукта позволяют этим структурам играть роль координаторов и управляющих информационными потоками вузов. Ежедневно сотрудники пресс-центров университетов рассказывают на вузовских сайтах, в эфире теле- и радиоканалов о событиях высшего учебного заведения, достижениях студентов, перспективах развития вуза. У каждого из них свои технологии работы, особенности взаимоотношений в вузе, свой стиль.

Форум пресс-служб и медиа-центров российских вузов «Меди-акарта высшей школы страны» в 2012 г. собрал на свое мероприятие студентов МГУ им. М.В. Ломоносова, МАИ (НИУ), МГУП им. И. Федорова, РГГУ, РГСУ, МГТУ МАМИ, МИСиС, МГТУ им. Н.Э. Баумана, ГИТР им. М.А. Литовчина, РосНОУ, МГСУ, РГУ им. И.Н. Губкина, НИУ МИЭТ, Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Ам-мосова, Казанского федерального университета, Дальневосточного федерального университета, Северного (Арктического) федерального университета, Ухтинского государственного технического университета, Тюменского государственного нефтегазового университета, Петрозаводского государственного университета, Уральского государственного горного университета, Томского государственного университета, Воронежского государственного университета, а также консорциума вузов Кировской области. Дистанционно в форуме принимали участие ПНИПУ, УРФУ, МаГУ, СФУ, ЮФУ, ЮУрГУ, ДГТУ, БелГУ, БФУ

им. И. Канта, АлтГУ, АГТУ, ЮГУ, КубГУ, ННГУ им. Н.И. Лобачевского. Форум «Медиакарта высшей школы страны» проводится для осуществления обмена накопленным опытом и создания уникального проекта, включающего в себя события не каждого отдельного учебного заведения, а российской высшей школы в целом. Нельзя не отметить, что заявленная цель встречи грешит все тем же стремлением создать единое информационное пространство российских вузов, что свидетельствует о стремлении организаторов проекта управлять процессом.

Одним из наиболее профессиональных в нашей стране студенческих медиацентров является мультимедийный ньюсрум Южно-Уральского государственного университета (ЮУрГУ) в г. Челябинске, проект которого разработан в соответствии с изменениями мономедийной среды на цифровую и мультимедийную, где «соседствуют» и конкурируют традиционные средства массовой информации (печать, телевидение, радио) и новые интернет-медиа, блоги и другие мультимедийные средства передачи информации [25].

В ЮУрГУ разработан и внедряется проект 360-градусного мультимедийного ньюсрума как наиболее законченный вариант конвергентных редакций, на создание которых направлены сегодня мультимедийные усилия мировых информационных компаний. Основой такого мультимедийного ньюсрума стала университетская телерадиокомпания «ЮУрГУ-ТВ», работающая 24 часа в сети Интернет, телерадиоэфире и кабельных сетях, имеющая статус государственной телерадиокомпании и государственные лицензии на телевещание, 1Р-телефония, видео по запросу, скоростной выход в Интернет. Сегодня вещание ТРК

«ЮУрГУ-ТВ» ведется в режиме online на сайте Южно-Уральского госуниверситета (http://www.susu. ac.ru/), Интернет-трансляция канала «ЮУрГУ-ТВ» означает присутствие его по всей стране и за рубежом.

В медиаобразовательной среде вуза, помимо функции масс медиа, многие медиацентры выполняют роль информационных провайдеров. Они обеспечивают доступ студентов, преподавателей и научных работников к электронным каталогам учебных информационных материалов, баз данных, нормативно-правовых документов; материалов различных ресурсных центров, информационных фондов. Направлениями работы медиацентров являются также техническая и технологическая помощь при разработке электронных учебников, визуализации учебных материалов; интеграция имеющихся ресурсов с другими средствами медиаобразования, библиотечными фондами и средствами массовой информации.

Неотъемлемой частью медиао-бразовательной среды вуза являются вузовские СМИ. Они поддерживают информационное жизнеобеспечение высшего учебного заведения. Причем, чем более оперативно и беспрепятственно информационные потоки циркулируют по каналам медиа, тем устойчивее ко всякого рода «болезням» вузовский «организм», тем крепче его информационное здоровье.

К сожалению, сегодня нет достоверной статистики по общему количеству вузовских СМИ. Практически в каждом российском вузе имеются корпоративные или официальные вузовские издания, которые выросли из многотиражных газет советского времени. По данным сайта Studsmi. ru только в Москве количество подобных изданий составляет 88 наименований [3]. Кроме того, издается огромный объем студенческой самодеятельной прессы, которая постоянно видоизменяется, трансформируется, приходит в упадок и возрождается вновь. Подавляющее большинство из этих газет и журналов не зарегистрированы и имеют тираж не более 999 экз.

Некоторые вузы помимо официальной прессы издают специальные приложения для студентов. Так Томский педагогический государственный университет выпускает «Штудент Тайм» к «Томскому учителю», Московский институт стали и сплавов — приложение «Сплав» к газете «Сталь», Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена — «Герценов-ский колокол» к «Педагогическим вестям», Пермский государственный университет — приложение «Публика» к «Пермскому университету». Отличие подобных изданий состоит в том, что в них содержатся материалы преимущественно общей молодежной тематики, так как все события вуза уже отражены на страницах официальной вузовской прессы.

При том, что вузовские СМИ имеют совершенно очевидный ме-диаобразовательный потенциал, они испытывают большие трудности, которые носят объективный и субъективный характер.

К проблемам объективного характера можно отнести постоянную сменяемость состава редакции, недостаток финансирования и несовершенство материальной базы, низкий профессиональный уровень специалистов, которые работают в редакции. Проблемы субъективного характера кроются в том уровне негласной цензуры, которой неизбежно подвергаются редакции вузовских средств информации. Следствием этого давления со стороны

руководства вуза является высокий уровень и самоцензуры, который проявляют редакторы и журналисты студенческих СМИ. На проходившей в 2006 г. в Санкт-Петербурге конференции студенческих СМИ «Ме-диапоколение-2007» отмечалось, что с теми или иными проблемами свободы и контроля редакционной политики сталкивались в очень многих газетах[22].

К сожалению, современные студенческие СМИ теряют актуальность в своей среде. В опросе, проведенном студенческим журналом «Кампус» в 2008 г., отмечаются пять причин невостребованности данной периодики, которая наблюдается в последнее время: «официоз, бесполезность, скукотища, однообразие и отсутствие обратной связи» [21, с. 18]. «Кампус» приходит к выводу, что виной тому давление администрации вуза: «Именно из-за страха перед администрацией во многих вузовских газетах не хватает остроты и объективности. Хотя далеко не всегда на студенческие СМИ идет давление администрации. Но многие студенты изначально боятся цензуры и давления, поэтому сами стараются сгладить возможные, с их точки зрения, спорные темы и острые углы» [21, с. 18].

Факты цензуры в сфере студенческой периодики неоднократно отмечались информационными агентствами: в Москве был отчислен из Российского государственного социологического университета главный редактор газеты «Студсовет^и» Ян Тамкович, в Воронеже на редактора независимой студенческой газеты «Переход» было заведено уголовное дело [8], в некоторых вузах Санкт-Петербурга экземпляры газеты «Gaudeamus» неоднократно уничтожались [17], в вузе Ижевска запретили распространять независимую

студенческую газету <^а!РАЗУМ» [2]. Отказ финансирования, притеснение в сфере учебы, отчисление и судебный процесс — подобные методы использует руководство вуза, когда хочет приостановить выпуски неугодного ему издания.

В последние годы предпринимаются попытки снизить издержки административного давления на вузовские СМИ путем их самоорганизации. В 1999 г. на конференции РУДН «Вузовские и студенческие СМИ: возможности, задачи, перспективы» впервые студенческая пресса была заявлена как специфический и самостоятельный тип СМИ. Возникла ассоциация студенческих СМИ, целью которой стало «объединение средств массовой информации вузов для обмена опытом работы и информацией, организации межвузовской практики для студентов-журналистов, совместного решения общих проблем и других насущных задач» [24].

Далее в феврале 2001 г. в Новосибирском государственном техническом университете состоялась I Межрегиональная конференция «Актуальные проблемы студенческих, вузовских и учебных СМИ, способы их решения и перспективы», она стала коммуникативной площадкой для обмена опытом между участниками вузовской прессы со всей России. В это же время московское движение «Первое свободное поколение» и общественная организация «МедиаСоюз» учреждают Гильдию студенческой прессы. Среди ее основных задач — «усиление позиций студенческих изданий на информационном рынке» [1].

Одной из первых питерских конференций для журналистов студенческой периодики стала «Студенческая пресса Санкт-Петербурга», открывшаяся в 2002 г. После нее

появились такие же ежегодные собрания «Студенческая пресса: прорыв на рынке традиционных изданий» под руководством газеты «Gaudeamus» при поддержке Комитета по молодежной политике Санкт-Петербурга. На данный момент конференция проводится под названием «NextDayMedia». Важным событием в развитии студенческой прессы стало открытие портала российских студенческих СМИ.

Далее союзы подобных изданий стали создаваться локально. Один из основных — «Союз студенческих средств массовой информации города Москвы» — появился в 2005 г. Но его участники отмечают, что их объединение хоть и создано сравнительно недавно, но по собственной инициативе, а не указаниям сверху [14].

Весной 2006 г. Союз студенческих СМИ Москвы организовал Всероссийскую конференцию «СМИ для студентов», на которой была отмечена новая тенденция в развитии современных СМИ: «в регионах студенческие средства массовой информации часто развиты гораздо лучше, чем в Москве» [20]. К примеру, в офисе алтайских журналистов «ТАСС» прошла встреча редакторов вузовских изданий Барнаула. Основными сложностями прессы для студентов были обозначены: нечеткое определение целевой аудитории и непрофессионализм корреспондентов. «Эта пресса должна отвечать всем требованиям, предъявляемым к качественному изданию», — пояснила на встрече редактор журнала «Юристы» Алена Андросова [19].

Аналогичные конференции проходили также в Чебоксарах (форум студенческих средств массовой информации «Проблемы и перспективы развития студенческих СМИ»), в Тюмени (круглый стол «Молодежные СМИ. Новое информационное пространство»).

Однако все эти начинания пока ощутимых результатов не принесли. Сайт гильдии уже долгое время не работает. Последние новости на сайте Studsmi.ru датированы 15 мая 2010 г. Анонсированная на октябрь 2007 г. II Всероссийская конференция «СМИ для студентов», на которой планировалось обсудить проблемы повышения качества молодежных, студенческих и вузовских изданий; улучшение имиджа этих СМИ в глазах читателей, учредителей и рекламодателей; поднять вопросы прямой цензуры и недостаточного финансирования вузовских и студенческих изданий, а также их дальнейшего развития, так и осталась анонсом.

Вместе с тем потребность в студенческих СМИ сегодня велика как никогда. Стало понятно, что это одна из наиболее эффективных медиао-бразовательных технологий в вузе, позволяющих формировать меди-акомпетенции личности, необходимые в настоящее время во всех сферах деятельности.

Медиаобразовательная среда вуза формируется благодаря общеуниверситетским медийным проектам, которые создают в образовательном учреждении высокого уровня коммуникационную атмосферу, позволяющую и студентам, и преподавателям почувствовать себя сопричастными к общему делу, способными на равных сотрудничать друг с другом. Чрезвычайно важным фактором в формировании медиаобразова-тельной среды вуза являются общие для всего коллектива студентов и преподавателей медиапроекты в форме фестивалей, смотров, конкурсов, выставок и проч. Такие, например, как состоявшийся в 2009 г.

Медиафестиваль Волгоградского государственного университета, или Всероссийский конкурс независимых студенческих видеопроектов «Золотая лента», который уже не первый год проводит Томский политехнический университет, Вузовский фестиваль-конкурс «Дебют первокурсника» Ишимского государственного педагогического института им. П.П. Ершова, вузовские фестивали «Студенческая весна», Дальневосточный фестиваль документальных, научно-популярных и студенческих фильмов «Вузовское кино», который организует Дальневосточный государственный технический университет, Фестиваль русского языка Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова и др.

Масштабным и знаковым событием в жизни Тюменского государственного нефтегазового университета стала разработка в 2009 г. профессионально-этического кодекса университета. Эта работа явилась большим медийным проектом всего вуза. На разработку кодекса потребовался год, в течение которого в университете отрабатывались модели корпоративной деятельности, согласования интересов, коммуникативной и ме-диакультуры. В результате родился документ, как императивно-ценностная декларация базовых профессий научно-образовательной деятельности университета: преподавателей, научных работников, профессоров-администраторов, самообязательство университетских профессионалов, ориентир самопознания и саморегулирования профессии [16].

Многолетняя практика деятельности университета, отмечается в Кодексе, позволяет говорить о нем как о «постоянно обучающейся корпорации». Соответственно, Кодекс — предмет непрерывного совершенствования и развития. Создание Кодекса — не разовое «мероприятие», но нравственно ответственный способ жизнедеятельности университетского сообщества, не «раз и навсегда» законченный документ, но текст, который постоянно обновляется и развивается.

Словом, речь идет о совершенно новой ситуации высшего профессионального образования, где меди-аобразование преподавателя и студента, их медиакомпетенции имеют важнейшее значение для формирования медиаобразовательной среды вуза, а та в свою очередь способствует раскрытию потенциала каждой личности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Болкунов А. Н. Возникновение и становление студенческой периодики в России / А. Н. Болкунов // Известия Саратовского университета. — 2008. — Т. 8. — Сер. Филология. Журналистика. — Вып. 2.
2. В ИжГТУ запрещено распространять независимую студенческую газету. — URL: http://www.udm-info.ru/news/udm/05-04-2006/gazeta.html.
3. Вузовские издания Москвы. — URL: www.Studsmi.ru.
4. Григорьева И. В. Интерпретация понятия «медиаобразовательное пространство»: к проблеме систематизации научной терминологии / И. В. Григорьева // Вестник Томского государственного университета. — Психология и педагогика. — 2008. — № 315.
5. Гринкевич Ю. В. Восприятие пространства в русскоязычной и англоязычной культурах : дис. ... канд. культурол. наук / Ю.В. Гринкевич. — М., 2006.
6. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / В. И. Даль. — М. : Рус. яз., 1988. — Т. 1-4.
7. Дзялошинский И. М. Медиапространство России: пробуждение Соляриса / И. М. Дзялошинский. — М. : Изд-во АПК и ППРО, 2012.
8. ИА «Росбалт» Центр «Э» преследует студенческую газету за сатиру. — URL: http:// www.rosbalt.ru/federal/2012/03/20/959503.html.
9. Иванова Л. А. Медиаобразовательное пространство в стратегии инновационного развития высшего профессионального образования в современной России / Л. А. Иванова // Вопросы педагогического образования : межвуз. сб. ст. — Иркутск, 2008. — Вып. 19.
10. Лопатин В. Н. Теоретико-правовые проблемы защиты единого информационного пространства страны в условиях глобального информационного общества / В. Н. Лопатин // Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества. — М., 2001.
11. Обращение к вузовским, студенческим и молодежным СМИ // Вузовские и студенческие средства массовой информации: возможности, задачи, перспективы : материалы 1-й Междунар. науч.-практ. конф. 19-20 октября 1999 г. — М., 1999. — Ч. 1. — С. 126.
12. Ожегов С. И. Словарь русского языка/ под ред. Н. Ю. Шведовой / С. И. Ожегов. — 16-е изд., испр. — М. : Рус. яз., 1984.
13. Педагогическое управление журналистским образованием в вузе / под ред. Л. П. Шестеркина. — Челябинск : РЕКПОЛ, 2012.
14. Пестов М. Студенческие СМИ объединяются / М. Пестов // От винта. — М., 2005. — 13 июля. — С. 2.
15. Пространство // Словарь. инфо. Б. м., 2006. — URL: http://www.slovar.info/ word/?id=50769 (дата обращения: 30.05.2014).
16. Профессионально-этический кодекс Тюменского государственного нефтегазового университета. — URL: http://www.tsogu.ru/university/kodeks/.
17. Пшеничная Т. Конотопов не дает студентам читать / Т. Пшеничная. — URL: http:// gaude.ru/news/18299.
18. Рашкофф Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание / Д. Рашкофф. — URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Gurn/Rashk/02.php.
19. Редакторы вузовских изданий обсудили проблемы студенческой прессы. — URL: http://infohome-altai.ru/node/1170.
20. Сидоренко В. В регионах студенческие средства массовой информации часто развиты гораздо лучше, чем в Москве / В. Сидоренко. — URL: www.ipim.ru.
21. Симаганова М. Дизайн ужасный, размер неудобный, читать нечего / М. Симагано-ва // Кампус. — 2008. — № 4. — С. 18.
22. Соколова М. Давление цензуры оказывается и на студенческие СМИ / М. Соколова. — URL: http://studmedia.info/node/188.
23. Федоров А. В. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, меди-аграмотности, медиакомпетентности / А. В. Федоров. — Таганрог : Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2010.
24. Федоров О. Медиаобразование в России / О. Федоров. — URL: http://osvita. mediasapiens.ua/material/mediaobrazovanie-v-rossii.
25. Шестеркина Л. П. Содержание и развитие мультимедийных ресурсов в системе журналистского образования / Л. П. Шестеркина // Журналист. Социальные коммуникации. — 2012. — № 3.

REFERENCES

1. Bolkunov A.N. Vozniknoveniye i stanovleniye studencheskoy periodiki v Rossii / A.N. Bolkunov // Izvestiya Saratovskogo universiteta. — 2008. — T. 8. — Ser. Filologiya. Zhurnal-istika. — Vyp. 2.
2. V IzhGTU zapreshcheno rasprostranyat& nezavisimuyu studencheskuyu gazetu. — URL: http://www.udm-info.ru/news/udm/05-04-2006/gazeta.html.
3. Vuzovskiye izdaniya Moskvy. — URL: www.Studsmi.ru.
4. Grigor&yeva I.V. Interpretatsiya ponyatiya «mediaobrazovatel&noye prostranstvo»: k probleme sistematizatsii nauchnoy terminologii / I.V. Grigor&yeva // Vestnik Tomskogo gosu-darstvennogo universiteta. — Psikho-logiya i pedagogika. — 2008. — № 315.
5. Grinkevich YU.V. Vospriyatiye prostranstva v russkoyazychnoy i angloyazychnoy kul&turakh: Dis. ... kand. kul&turol. nauk / YU.V. Grinkevich. — M., 2006.
6. Dal& V.I. Tolkovyy slovar& zhivogo velikorusskogo yazyka: V 4 t. / V.I. Dal&. — M: Rus. yaz., 1988. — T. 1-4.
7. Dzyaloshinskiy I.M. Mediaprostranstvo Rossii: probuzhdeniye Solyarisa. Monografiya / I.M. Dzyaloshinskiy. — M.: Izdatel&stvo APK i PPRO, 2012.
8. IA «Rosbalt» Tsentr «E» presleduyet studencheskuyu gazetu za satiru. — URL: http:// www.rosbalt.ru/federal/2012/03/20/959503.html.
9. Ivanova L.A. Mediaobrazovatel&noye prostranstvo v strategii innovatsionnogo razvitiya vysshego professional&nogo obrazovaniya v sovremennoy Rossii / L.A. Ivanova // Voprosy pedagogicheskogo obrazovaniya: Mezhvuz. sb. st. — Irkutsk, 2008. — Vyp. 19.
10. Lopatin V.N. Teoretiko-pravovyye problemy zashchity yedinogo informatsionnogo prostranstva strany v usloviyakh global&nogo informatsionnogo obshchestva / V.N. Lopatin // Informatsionnaya bezopasnost& Rossii v usloviyakh global&nogo informatsionnogo obshchest-va. — M., 2001.
11. Obrashcheniye k vuzovskim, studencheskim i molodozhnym SMI // Vuzovskiye i stu-dencheskiye sredstva massovoy informatsii: vozmozhnosti, zadachi, perspektivy: Materialy 1 Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. 19-20 oktyabrya 1999 g. Doklady i soobshcheniya. — M., 1999. — CH. 1. — Pp. 126.
12. Ozhegov S.I. Slovar& russkogo yazyka/ Pod red. N. YU. Shvedovoy. 16-ye izd., ispr. / S.I. Ozhegov. — M.: Rus. yaz., 1984.
13. Pedagogicheskoye upravleniye zhurnalistskim obrazovaniyem v vuze: monografiya / pod red. L.P. Shesterkina. — Chelyabinsk: REKPOL, 2012.
14. Pestov M. Studencheskiye SMI ob"yedinyayutsya / M. Pestov // Ot vinta. — M., 2005. — 13 iyulya. — Pp. 2.
15. Prostranstvo // Slovar&. info. B. m., 2006. — URL: http://www.slovar.info/ word/?id=50769.
16. Professional&no-eticheskiy kodeks Tyumenskogo gosudarstvennogo neftegazovogo uni-versiteta. — URL: http://www.tsogu.ru/university/kodeks/.
17. Pshenichnaya T. Konotopov ne dayet studentam chitat& / T. Pshenichnaya. — URL: http://gaude.ru/news/18299.
18. Rashkoff D. Mediavirus. Kak pop-kul&tura tayno vozdeystvuyet na vashe soznaniye / D. Rashkoff. — URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Gurn/Rashk/02.php
19. Redaktory vuzovskikh izdaniy obsudili problemy studencheskoy pressy. — URL: http://infohome-altai.ru/node/1170.
20. Sidorenko V. V regionakh studencheskiye sredstva massovoy infor-matsii chasto razvity gorazdo luchshe, chem v Moskve / V. Sidorenko. — URL: www.ipim.ru.
21. Simaganova M. Dizayn uzhasnyy, razmer neudobnyy, chitat& nechego / M. Simagano-va // Kampus. — 2008. — № 4. — Pp. 18.
22. Sokolova M. Davleniye tsenzury okazyvayetsya i na studenche-skiye SMI / M. Soko-lova. — URL: http://studmedia.info/node/188.
23. Fedorov A.V. Slovar& terminov po mediaobrazovaniyu, mediapeda-gogike, media-gramotnosti, mediakompetentnosti / A.V. Fedorov. — Taganrog: Izd-vo Taganrog. gos. ped. in-ta, 2010.
24. Fedorov O. Mediaobrazovaniye v Rossii / O. Fedorov. — URL: http://osvita.medi-asapiens.ua/material/mediaobrazovanie-v-rossii.
25. Shesterkina L.P. Soderzhaniye i razvitiye mul&timediynykh resursov v sisteme zhurnalist-skogo obrazovaniya / L.P. Shesterkina // Zhurnalist. Sotsial&nyye kommunikatsii. — 2012. — № 3.
МЕДИАПРОСТРАНСТВО МЕДИАСРЕДА ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА ВУЗА СТУДЕНЧЕСКИЕ СМИ МЕДИА-ЦЕНТР media space media environment educational environment of the university student mass media media center
Другие работы в данной теме: