Научтруд
Войти

Всероссийская научно-практическая конференция «Чеченцы в сообществе народов России» (Грозный, декабрь 2008 г.)

Научный труд разместил:
Ariulune
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Всероссийская научно-практическая конференция «Чеченцы в сообществе народов России» (Грозный, декабрь 2008 г.)

Конференция была посвящена 420-летию установления добрососедских отношений между русским и чеченским народами. Организаторами её при поддержке Правительства Чеченской Республики выступили Академия наук ЧР, Комплексный научно-исследовательский институт РАН, Чеченский государственный университет, Чеченский государственный пединститут и Грозненский государственный нефтяной институт.

Свыше 100 участников из 18 городов Российской Федерации и Азербайджана в той или иной форме обсуждали на форуме вопросы истории сложного и во многом противоречивого развития русско-кавказских и русско-чеченских отношений на протяжении последних пяти веков.

На пленарном заседании Президент АН ЧР, проф. Ш.А Га-пуров представил совместный с Председателем Парламента ЧР, Д.Б. Абдурахмановым доклад «Ранние этапы российско-чеченских политических взаимоотношений (ХУ1-ХУП вв.)». Авторы отметили, что царизм в указанный период «не ставил задачу завоевания или покорения Чечни: но стратегическая важность Чечни для дальнейшего продвижения на Северный Кавказ, на борьбу с Турцией и Крымом московским правительством была осознана уже тогда».

Разумеется, русско-чеченские соглашения ХУ1 в. о подданстве горцев России носили во многом формальный характер, но при всем этом они подготавливали почву для будущего утверждения России на Северном Кавказе, использовались в ее борьбе с Ираном и Турцией, постепенно укрепляли российские позиции на Кавказе, подчеркнули в заключение своего выступления авторы доклада.

Истокам русско-чеченских добрососедских отношений был посвящен и доклад проф. М.Х. Багаева (Грозный).

Особенностям проявления Кавказской политики шахского Ирана, России и Турции накануне и в годы русско-османской войны (1735-1739 гг.) посвятил свое выступление проф. Д.С. Кидир-ниязов (Махачкала).

Далее работа конференции продолжилась по секциям. На первой из них (руководитель Д.С. Кидирниязов), рассматривались проблемы кавказоведения, вопросы историографии и источниковедения, а также место и роль Кавказа в геополитических планах различных держав в ХУ1-ХХ вв.

В своем докладе «Кавказская война историографий, или к вопросу об основных историографических традициях трактовки Кавказской войны Х1Х в.» Р.Р. Гашимов отметил, что Кавказская война, завершившаяся еще в 1864 г., продолжается как война историографий и в наши дни. Причем продолжается она с того момента, как три заинтересованные стороны Кавказской войны (участники и «европейское сообщество» дали три направления, три устойчивых традиции трактовки этой войны в исторической науке. Все они продолжают существовать, соперничать и вместе с тем оказывать друг на друга влияние на протяжении полутора веков.

Интересный анализ различных методологических подходов к изучению Кавказа представили директор Института гуманитарных исследований АН ЧР, проф. С.С. Магамадов и проф. ЮФУ В.В. Черноус «История Кавказа: поиск адекватной парадигмы исследования».

Особенности и перспективы исторической и современной геополитики Кавказа были освещены в выступлениях Г.Р. Азизовой (Дербент), Х.Д. Гасымова (Баку), И.Г. Ибрагимова (Махачкала), И.И. Ибрагимовой (Избербаш), Д.С. Кидирниязова (Махачкала), Ш.А Магарамова (Махачкала).

На второй секции «Россия и народы Кавказа: политические, экономические и культурные взаимоотношения в ХУГ-ХГХ в.»

(руководитель М.Х. Багаев) рассматривался сложный, многообразный и длительный процесс развития чечено-русских взаимоотношений.

Т.С. Магомадова (Грозный) в своем докладе «Чечня в политике России на Северном Кавказе в ХУ1-ХУП вв.» подчеркнула, что процесс складывания русско-кавказского единства с первых шагов был чрезвычайно сложным. Были сторонники России, но была и реальная оппозиция, которая являлась серьезным препятствием в проникновении России на Кавказ. Но уже с ХУ1 в. союз с Россией становится, по мнению докладчика, ведущей идеей внешнеполитической концепции части кавказских политических образований.

Политико-экономическому и культурно-религиозному взаимодействию Кавказа и России середины ХУ1 - начала ХУШ в. был посвящен весьма интересный доклад Дж. И. Месхидзе (Санкт-Петербург). Рассмотрев Кавказ в контексте международной политики того периода, автор затем проанализировала северо-кавказско-российские, грузино-российские и азербайджано-российские дипломатические и политические взаимоотношения. Большое внимание было уделено культурно-религиозной сфере российско-кавказского взаимодействия.

Выступающие подчеркивали, что вследствие интенсивных русско-кавказских и русско-чеченских связей развивались процессы взаимообогащения в хозяйственной жизни, семейно-бытовой сфере, особенно в культурно-духовной сфере (М.Х. Багаев, Б.Б.-А. Абдулвахабова, З.И. Хасбулатова, Т.С. Магомадова, М.П. Ах-мадова (Грозный), М.А. -А. Батчаева (Карачаевск)). Россия открыла для себя и освоила первозданную и самобытную культуру чеченцев, приобрела новый стимул к обогащению русской культуры, постановке актуальных философских проблем и идейно-художественному их решению, - говорили докладчики.

Третьей секцией «Народно-освободительная борьба народов Кавказа в ХУШ-Х1Х вв.» руководил проф. Ш.Б. Ахмадов (Грозный). В докладах и выступлениях грозненских историков: Ш.А Га-пурова, С.С. Магамадова, С.Р. Тепсуева, Б.Б. Закриева, А.-К.М. Из-райилова и др., была дана оценка различным этапам политики России в Чечне и на Кавказе в целом, в ХУШ и Х1Х вв. Особое внимание было уделено причинам и характеру Кавказской войны.

Говоря о движении горцев под руководством Шейха Мансура, Ш.Б. Ахмадов и Л.С. Мисербиева (Грозный) подчеркивали, что Мансур сумел соединить национальную борьбу с религиозной. За его религиозными лозунгами отчетливо видны были антиколониальные призывы против царского правительства. Обсуждение этой проблемы получило дополнительный импульс после доклада М.М. Магомедханова «Век России (к изучению национально-освободительной борьбы горцев Дагестана и Чечни во второй четверти Х1Х в.). Он отметил, что некоторые современные исследователи склонны характеризовать эту борьбу как религиозное движение. Однако даже серьезные русские исследователи Х1Х в. не рассматривали «мюридизм», часто понимаемый как «религиозный фанатизм» в качестве первопричины освободительного движения горцев.

В завязавшейся дискуссии участники с тревогой говорили о продолжающихся попытках поиска несуществующих исторических корней ваххабизма, отождествления тарикатского учения Х1Х в., имама Шамиля и его мюридов с ваххабизмом и ваххабитами. Резкой критике здесь вновь были подвергнуты идеи М.М. Блиева и его учеников, которые, как отмечал М.М. Магомедханов, характеризуют Кавказскую войну с точки зрения «набеговой системы», объявляют ее «так называемой», обвиняют в ней самих же горцев, привычно именуют их «хищниками и ворами».

Работа четвертой секции «Народы Кавказа в составе Российского государства (1860 - 1917 гг.). Кавказ и Российская общест-

венность» (руководитель Ю. У. Дадаев (Махачкала), была нацелена на выяснение особенностей развития главным образом русско-кавказских культурных отношений в указанный период. Анализируя эти отношения, В.Ю. Гадаев разделил вехи духовного взаимодействия русских и чеченцев на 3 этапа. Первый (до XVI в.) - время первого знакомства, начальных эпизодических духовных контактов. Второй (ХМ-ХМШ вв.) - установление разнообразных и постоянно крепнущих русско-чеченских духовных связей и отношений. Третий этап (ХМШ-ХХ вв.) - дальнейшее интенсивное, взаимополезное духовное общение, взаимовлияние и сближение, носителями которых были широкие народные массы.

Х.М. Акиева (Назрань), раскрыв громадную роль России в становлении творческой интеллигенции и современной культуры Чечни и Ингушетии, отметила противоречивость этого процесса.

На секции было обозначено и особо подчеркнуто, что первыми обратившимися в русской литературе и искусстве к теме горца, его быта и психологии и посредством своих произведений, давших русскому обществу возможность получить верное представление о патриархальном мире народностей, которых еще не коснулась волна надвигающейся буржуазной цивилизации, были декабристы. При этом возникновение действительно большого и искреннего интереса к горской культуре в широких кругах российской публики связано с произведениями А. Пушкина, М. Лермонтова и позже Л. Толстого. В докладах З.А. Абдуллаевой, З.Х-А. Берсановой, (Грозный), Ю.У. Дадаева, Г.А. Магомедова (Махачкала) раскрывались различные стороны творчества русских писателей, художников, общественных деятелей так или иначе связанных с Кавказом.

А горцы, в свою очередь, в значительной мере приобщились к великой русской, а затем через нее и к передовой европейской культуре. Одним из важных результатов такого благотворного влияния русской культуры на духовную жизнь чеченцев явились неоценимые усилия передовой русской интеллигенции в создании чеченской письменности и формировании системы образования. Эти усилия писателя Л. Толстого, ученых Н. Яковлева, К. Услара, И. Барталомея, просветителей Я. Неверова и Н. Воронова и других получили освещение в докладах Ю.У. Дадаева, С.Р. Тепсуева, М.С. Тепсуева, Р.В. Гадаева (Грозный). Экономическим аспектам русско-кавказского сотрудничества были посвящены доклады Р.А. Губахановой, А.Г. Мансурова и А.Ш. Ибрагимова (Махачкала).

Пятой секцией «Народы Кавказа в ХХ-ХХ1 вв.» руководил проф. Мовсур М. Ибрагимов (Грозный). Основная дискуссия на секции развернулась вокруг двух проблем. Одна - это Великая Отечественная война и роль народов Кавказа в победе над фашизмом. И вторая - развитие образования и культуры народов Северного Кавказа в советский период их истории. В докладе Мовсура М. Ибрагимова «Власть и народы Северного Кавказа накануне и в годы Великой Отечественной войны» на основе анализа национальной политики большевиков и ее реальных результатов был сделан вывод, что кавказская горская субцивилизация, даже с учетом того, что уже длительное время (около века) развивалась в составе единого российского (и позднее и советского) государства, так и осталась во многом «вещью в себе» со своим менталитетом, родовыми и религиозными традициями, развивалась по своим специфическим законам глубинных архетипов этнического самосознания. Все это, по мнению выступающего, создавало объективные предпосылки для возникновения и активизации сопротивления тоталитарному сталинскому режиму. Сплошная коллективиза-

ция и политические репрессии 1930-х гг. привели к формированию достаточно больших социальных групп местного населения, недовольных проводимым властями политическим курсом, стремившихся к его корректировкам.

Как показала в докладе «Горские народы Кавказа в политических планах нацистской Германии» Е.М. Малышева (Майкоп) эти меры не принесли вермахту ожидаемого результата. В рассекреченных документах английской разведки, которая занималась этим вопросом, констатируется, что советские люди не проявили национализма, не ставили под сомнение вопрос авторитета правительства в Москве и не представляли никакой ценности ни с политической, ни с религиозной точки зрения для антисоветских целей.

Вклад народов Северного Кавказа в общую победу Советского Союза над фашизмом был раскрыт в докладах В.Х. Магомаева, И.З. Хатуева и Э.Ш. Хурцаевой (Грозный), В.А. Селюнина и Н.В. Селюниной (Таганрог) и др.

Различные проблемы развития образования и культуры северокавказских народов в ХХ в. отразили Муса М. Ибрагимов, ТУ. Эльбуздукаева, А.Р. Балаева, А.Х. Нуридова (Грозный), ИМ. Корнилова (Элиста) и др.

В фокусе внимания шестой секции (руководитель проф. Муса М. Ибрагимов) были этнополитические процессы на Северном Кавказе и развитие республик Северного Кавказа в системе федеральных отношений Российской Федерации.

О роли этнического фактора в вооруженном конфликте в Чеченской Республике в конце ХХ в. говорил в своем выступлении А.А. Манкиев. По его мнению, «Конфликт был вызван столкновением экономических и политических интересов различных группировок федерального Центра и Чеченской Республики и неспособностью тогдашней власти управлять сложными политическими процессами». Эта позиция была поддержана в прозвучавших на секции докладах и выступлениях Мусы М. Ибрагимова, Д.Х. Сайду-мова, М.А. Дадуева (Грозный).

Интересным было выступление А.Д. Осмаева (Грозный) «Чеченская диаспора в Европе: к постановке проблемы». Политические процессы в Чеченской Республике в 1990-е гг. послужили причиной массового исхода жителей республики как в сопредельные субъекты Российской Федерации, так и в страны ближнего и дальнего зарубежья. По данным докладчика, в государствах Европы, за исключением стран СНГ, проживает более 100 тыс. чеченцев. Кроме того, процесс исхода чеченцев из своей исторической родины продолжается.

А. Осмаев считает, что не соответствует действительности расхожее мнение российских СМИ, рисующих образ чеченцев, проживающих в Европе как бандитов, преступников.

М.М. Бетильмирзаева (Грозный) полагает, что специфические черты самоидентификации чеченца можно определить, с одной стороны, исходя из исторического развития народа в далеко не благоприятных геополитических условиях, а с другой - опираясь на религиозные учения чеченских суфиев и их последователей. К этим чертам можно отнести следующие: нохчалла, как феномен национальной состоятельности, и мусульманин - «дела лай» (раб божий).

На конференции была принята развернутая резолюция.

К началу конференции был издан сборник материалов в двух томах.

Ш.А Гапуров, М.М. Ибрагимов, С. С. Магамадов

Научтруд |