Научтруд
Войти

Зооморфная скульптура эпохи неолита-энеолита с территории степной и лесостепной зоны Восточной Европы

Автор: указан в статье

УДК 904:645.5 ББК 63:85.13 К 85

ЗООМОРФНАЯ СКУЛЬПТУРА ЭПОХИ НЕОЛИТА-ЭНЕОЛИТА С ТЕРРИТОРИИ СТЕПНОЙ И ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

© 2011 Е.А. Крюкова

Оренбургский государственный педагогический университет

Поступила в редакцию 14.12.2010

Работа посвящена рассмотрению одной категории находок произведений искусства неолита-энеолита степной и лесостепной зоны Восточной Европы. На основании рассмотренной коллекции мелкой зооморфной скульптуры можно говорить о наличии традиций и тесных культурных связей между культурами на территории Восточной Европы. Одни образы, материал и способ использования (амулеты, подвески) показывают существование в данном регионе схожих религиозных воззрений. Таким образом, на примере предметов искусства возможно увидеть картину развития изобразительного творчества и зарождения культов, общих для степной - лесостепной зоны Восточной Европы. Ключевые слова: зооморфная скульптура, изобразительное творчество, культ, неолит, энеолит.

До настоящего времени в археологической литературе бытует мнение о том, что в среде степных и лесостепных племен Восточной Европы не было развито изобразительное творчество или оно носило только орнаментальный характер. Действительно, находок произведений искусства с этой территории крайне мало. Однако в результате исследований нео-энеолитических могильников и поселений собралась интересная коллекция мелкой костяной зооморфной пластики.

Всего известно 14 амулетов - нашивок и орудий, выполненных из кости или клыка кабана. Они несут, вероятно, некую сакральную, магически-охранительную функцию. Самая западная находка происходит из Мариупольского могильника, а восточная - с поселения Виловатое.

По образу, воплощенному в скульптурах, они делятся на три группы - изображения быка, коня и птицы.

К первой группе относятся четыре фигурки, две из которых найдены в Съезженском могильнике, одна с поселения Раздорское I и еще одна из Мариупольского могильника.

Фигурка быка из неолитического слоя поселения Раздорское I на Нижнем Дону сделана из продольного среза клыка кабана (голова отломана в древности), с отверстием для подвешивания (рис.1, 1)1. Специальными штрихами изображен хвост, мастерски показаны изгиб спины и холка, угловатая линия живота подчеркивает мощный торс зверя, зубцы в основании шеи передают, видимо, характерную для быков свисающую гриву-бороду. Несмотря на утраченную в древности голову, изображение животного передано очень характерно.

Крюкова Елена Анатольевна, ведущий инженер археологической лаборатории. E-mail: elenkryukova@yandex.ru

В близкой художественной манере выполнена находка из Мариупольского могильника2. Это вырезанная из кости скульптура быка хорошей сохранности (немного обломана передняя конечность) (рис.1, 2). Изображение передает характерные черты животного - мощное сложение, холку и линию спины, голову. На предмете имеется круглое отверстие.

Другие по стилю изображения быка из Съе-женского могильника3. Одна из скульптур представляет собой изогнутую пластинку, повторяющую изгиб клыка (рис.1, 3). На краях пластины вырезаны смотрящие в разные стороны головки быков (туров, судя по длинным изогнутым рогам). В центре пластины имеются два отверстия для подвешивания. Морды быков искусно вырезаны. Четко проработана линия подбородка, показан рот. На загривке, лбу, рогах и на груди животных имеются насечки. Длина подвески от конца рогов одного до конца рогов другого 11,2 см, ширина 23 см, толщина 0,4 см.

Вторая фигура сохранилась неполностью (рис.1, 4). Она очень похожа на первую. Здесь также изображены два животных, направленных головами в разные стороны. У одного не сохранились рога, у другого - морда. Эта фигура вырезана менее искусно. Подбородок и рот не показаны. Отверстия у этой фигурки расположены одно под другим.

Двухголовость - это, возможно, представление о «дихотомии» (от греч. БюЬоМа) - двойственности мира4. И одним из проявлений такой двойственности мировоззрения древнего мира было деление мира на мир людей и мир духов. Двухголовые подвески - это защита на все стороны света; на все случаи жизни как в мире людей, так и в мире духов.

Традиция изготовления подобных амулетов была распространена в эпоху неолита. В 1954 г. А.М. Раушенбах при раскопках неолитической

Рис. 1. 1 - поселение Раздорское I, 2 - Мариупольский могильник, 3, 4, 8, 9, 12-14 - Съезженский могильник, 5-7 - Варфоломеевское поселение, 10 - могильник Липовый Овраг, 11 - Виловатовская стоянка

стоянки Николо-Перевоз нашла роговую плас- сить такие изделия бытовали вплоть до II тыс. н. тину с двумя утиными головами, обращенными э. Например, в Прикамье обнаружена фигура, сов разные стороны, в пластине есть отверстия, за стоящая из двух передних частей тулова лоша-которые ее подвешивали, крепили5. Обычаи но- ди, которая также имеет отверстия6.

Бык во многих культурах древнего мира -символ большой силы воздействия. На пещерных рисунках эпохи палеолита изображения быков являются важнейшим мотивом. Образ быка, впервые появившийся в палеолитических рисунках Западной Европы, просуществовал на протяжении тысячелетий, переходя из одной культуры в другую.

В раннеземледельческом поселении Чатал-Хююке 7-6 тыс. до н.э. в Анатолии открыты святилища, в которых всюду присутствует образ быка: в рельефных и нарисованных головах и фигурах, в вылепленных и подлинных рогах на глиняных алтарях7.

Фигурки быков и расписные изображения известны на Крите8. Произведения искусства минойской культуры свидетельствуют, что бык играл важную ритуальную роль на Древнем Крите, так, рога - непременная принадлежность ми-нойских святилищ. Известна роспись, показывающая священную игру с быком в Чатал-Хююкс-ком храме, которая затем много раз повторялась в искусстве Крита. Не исчезает она и в Малой Азии вплоть до эллинистической и римской эпохи. Распространенный в наше время в юго-западной Европе бой быков рассматривается не только как спортивное представление, но и как форма древних ритуальных игр, которые также заканчивались жертвоприношением быка как представителя неукрощенных сил природы.

В Древнем Египте одним из самых почитаемых божеств был черный бык Хапи. Бык считался символом силы и плодовитости. Итифалли-ческие боги Мин и Амон назывались Камутефа-ми, т.е. «быками своей матери». Символическое значение быка находило свое выражение в распространенных по Египту культах быка.

Широко распространены изображения быка и его головы в культурах Балкано-Карпатского региона - это глиняные фигурки и зооморфные сосуды, роспись на керамике9.

Археологические данные также свидетельствуют о том, что культ быка у различных племен и народов восходит к глубокой древности.

На основании рассмотренных предметов искусства можно сделать вывод, что культ быка был характерен и для территории степей Евразии.

Вторую группу мелкой пластики неолита-энеолита составляют семь предметов с изображениями коня.

Три костяные скульптурки лошади, найденные на Варфоломеевской стоянки, выполнены на тонкопластинчатых костях10.

Первая из них достаточно хорошо сохранилась (рис.1, 5). Она представляет собой искусно вырезанную фигурку животного. Силуэт изделия показывает изящную лошадь с чуть опущен-

ной головой и выгнутой спиной. Длина изделия около 6,9 см, ширина 3,5 см. На туловище, приблизительно в центре, просверлено отверстие для подвешивания или подшивания. У скульптуры не полностью сохранились передние ноги и отсутствуют задние. На голове с обеих сторон кремневой пилкой сделаны глубокие пропилы, в том числе два длинных по шее и по одному глубокому пропилу по кругу. Вероятно, этими пропилами обозначена уздечка. Ноги лошади обозначены условно, но при этом общий контур динамичен и выразителен.

Самая маленькая фигурка имеет длину 2,8 см и высоту 1,5 см (рис.1, 6). Это изображение лошади наиболее схематично по сравнению с другими, но видовая принадлежность не вызывает сомнений. По холке лошади кость срезана под углом таким образом, что обнажившееся губчатое вещество очень удачно имитирует гриву. Следует обратить внимание на две параллельные линии, прочерченные по морде, передним и задним ногам, а также по брюху, как и на описанной выше скульптуре.

От третьей фигурки сохранилась только передняя половина (высота 2,2 см) (рис.1, 7). Здесь короткими насечками показана грива и просверлено отверстие для подвешивания.

В материалах могильника у с.Съезжее имеются две костяные фигурки лошади11. Одна из фигурок сохранилась, к сожалению, неполностью (рис.1, 8). Скульптура выполнена с большим мастерством. Корпус лошади правильной формы, с массивным крупом и чуть отвислым животом. Передняя нога несколько непропорционально короткая. Она слегка согнута в суставе, небольшим выступом обозначено копыто. Ниже колена нога орнаментирована насечками. Грива показана горизонтальной линией, с продольными вертикальными порезами. От головы сохранилась небольшая часть с ухом и линией, обозначающей нижнюю челюсть. На тулове имеется крупное отверстие для подвешивания или подшивания. Длина лошади от уха до хвоста 10,5 см, высота от гривы до копыта 7,6 см, ширина 3,6 см.

Второе изображение лошади сохранилось почти полностью (рис.1, 9). Длина ее 6,6 см, ширина 2,3 см. Фигурка более схематична, чем первая. Голова ее показана полуовальным выступом, без ноздрей, глаз, рта. Ухо небольшое, грива не показана. Ноги короткие. В задней части тулова вместо хвоста - удлиненный выступ, напоминающий шею. Создается впечатление, что лошадь имеет две головы. На спине имеется крупное отверстие.

Еще одно скульптурное изображение коня найдено при раскопках могильника Липовый овраг в Хвалынском районе Саратовской области (рис.1, 10)12. Оно представляет собой переднюю

часть фигурки, вторая половина еще в древности была отломлена. Сохранился старый слом у отверстия для подвешивания. Длина изделия была не менее 11 см. Нижняя часть морды и передние ноги также не сохранились. Толщина костяной пластинки, из которой сделана скульптура, 0,5 см. Хорошо видна коротко подстриженная и стоящая торчком грива. Волосы в гриве показаны с помощью тонких пересекающихся линий, которые образуют штрихованную полосу от головы до туловища. Намечены скулы, неглубокой ямкой показан глаз. Изящно вырезаны треугольные уши.

На Виловатовской стоянке также обнаружена фигурка лошади, выполненная из кости (рис.1, 11)13. Длина ее 5 см, ширина 1,6 см, толщина 0,5 см. Грубыми надрезами показаны морда животного, ухо, рот. Видимо, при сверлении отверстия в центре предмет лопнул, и поэтому его изготовление не закончено.

Культ коня получил широкое распространение по всему евразийскому материку. В искусстве палеолита изображения лошади наравне с быком преобладали над другими сюжетами. Во многих древних культурах конь является олицетворением, инкарнацией божества.

В IV тыс. до н.э. в степных и лесостепных районах Восточной Европы начинает складываться специализированное скотоводческое хозяйство, в котором видное место принадлежит коневодству. С началом коневодства стал осмысливаться, а затем и утвердился культ коня, что отразилось в устройстве жертвенников с головами лошадей, сопровождением ими умерших, в распространении изображений коня или его головы в памятниках искусства14.

Е.Е. Кузьмина, рассматривая данные о распространении ритуальных захоронений коня, доказывает, что центром доместикации лошадей были южнорусские степи, где впервые возник культ коня еще в конце IV тысячелетия до н. э., где он сохранился и развивался на протяжении всей эпохи энеолита и бронзового века15.

Работы палеозоологов доказывают: современная домашняя лошадь происходит от тарпана, ареал проживания которого был ограничен степной зоной Восточной Европы от Дуная до Урала16. В.И. Цалкиным и В.И. Бибиковой после изучения костей животных, найденных на памятниках археологии конца V-начала IV тыс. до н. э., приведены убедительные доказательства того, что эти кости принадлежат уже одомашненной лошади17.

В связи с этими положениями можно говорить о том, что центром распространения культа лошади является место ее первоначальной доместикации - степная зона Восточной Европы. Отсюда культ лошади проникает как на Запад, так и на Восток.

Если в развитии культа быка на данной территории можно усмотреть связи и влияние раннеземледельческих культур, где он был широко развит, то в культе коня этого воздействия не просматривается. Еще одним доказательством этой теории может служить факт, что и для лесной зоны культ лошади в это время был нехарактерен (на памятниках нет культовых захоронений лошадей, отсутствует образ животного в искусстве). Он появляется здесь в более поздний период под влиянием связей со степными племенами.

Третья группа представлена тремя изделиями со Съезженского могильника18. Два предмета имеют одинаковую форму и различаются только размерами. Это ложкообразные предметы, изготовленные из ребра лося, с желобчатым хорошо зашлифованным рабочим краем (рис.1, 11-12). Противоположный конец орудия более узкий, отмечен небольшим желобком вдоль края и украшен скульптурным изображением. В верхней части находится круглое отверстие для подвешивания. Обратная сторона фигурок украшена орнаментом из неглубоких круглых ямок, расположенных наклонными рядами. Третье орудие близко по форме, его узкий конец также сделан в виде головы утки, но уже более схематично (рис.1, 13).

Образ птицы в искусстве прошедших эпох и до настоящего времени является одним из самых распространенных мотивов. Изображения птиц известны начиная с палеолита в виде рисунков в пещерах, мелкой пластики из камня, кости.

В мифологии различных народов мира облик птиц принимают боги, природные стихии, герои и т. п.19 Культ птицы занимал важное место в системе представлений о происхождении мира, особенно это относится к водоплавающим птицам, которые часто выступают как творцы мира. У различных культур распространены мифы о том, что земля сотворена из ила или глины, которую птица подняла со дна мирового океана20. Истоки этого культа уходят глубоко в древность.

Появление в изучаемом регионе зооморфных изделий с образом птицы, вероятно, обусловлено культурными связями с племенами лесной полосы Восточной Европы, где подобные мотивы широко распространены.

На основании рассмотренной коллекции мелкой зооморфной скульптуры можно говорить о наличии традиций и тесных связей между культурами на территории Восточной Европы. Одни образы, материал и способ использования (амулеты, подвески) показывают существование в данном регионе схожих религиозных воззрений. Кроме того, прослеживается преемственность искусства мелкой пластики от неолита (Варфоломеевская стоянка, Раздорское I поселение) к энеолиту (Съезжее, Липовый овраг и др.)

Таким образом, на примере предметов искусства, возможно, увидеть картину развития изобразительного творчества и зарождения культов, общих для степной-лесостепной зоны Юго-Восточной Европы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кияшко В.Я. Многослойное поселение Раздорское I на Нижнем Дону // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института археологии АН СССР. М., 1987. Вып.192. С.75.
2 Телегин ДЯ. Неолитические могильники мариупольского типа (Свод археол. источников). Киев, 1991. С.16.
3 Васильев И.Б., Матвеева Г.И. Поселение и могильник у с. Съезжее // Очерки истории и культуры Поволжья. Куйбышев, 1976. С.82-83.
4 Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С.52.
5 Варенов А. Утка, конь-олень - шелестящие обереги // Наука и жизнь. 1999. №11. С.64.
6 Формозов А.А. Памятники первобытного искусства на территории СССР. М., 1966. С.115.
7 Голан А. Миф и символ. М., 1993. С.52.
8 Удивительные Эгейские царства. М., 1997. С.91-93.
9 Антонова Е.Е. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. М., 1984. С.62; Палагута И.В. Искусство Древней Европы: эпоха ранних земледельцев (УП-Ш тыс. до н.э.). СПб., 2007. С.115-116; По сле-

дам древних культур. М., 1951. С.60-61.

10 Юдин А.И. Варфоломеевская неолитическая стоянка // Археологические культуры Северного Прикаспия. Куйбышев, 1988. С.162.
11 Васильев И.Б., Матвеева Г.И. Указ. соч. 1976. С.82.
12 Васильев И.Б. Могильник мариупольского времени в Липовом Овраге на севере Саратовской области / / Древности Среднего Поволжья. Куйбышев, 1985. С.7.
13 Васильев И.Б., Выборнов А.А., Габяшев Р.С., Моргунова Н.Л., Пенин Г.Г. Виловатовская стоянка в лесостепном Заволжье // Энеолит Восточной Европы. Куйбышев, 1980. С.20-21.
14 Васильев И.Б., Синюк А.Т. Энеолит Восточно-Европейской лесостепи. Куйбышев, 1985. С.28-29.
15 Кузьмина Е.Е. Распространение коневодства и культа коня у ираноязычных племен Средней Азии и других народов Старого Света // Средняя Азия в древности и средневековье. М., 1977. С.18.
16 Громова В.И. О скелете тарпана и других современных диких лошадях. Ч.1. Бюлл. МОИП. Сер. Биология. Т.Х1У. 1959. №4.
17 Бибикова В.И. До шторп доместикацп коня на твденному сход1 Европи // Археолопя. Ктв, 1969. Т.ХХ11; Цалкин В.И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы // Материалы и исследования по археологии СССР М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1970. №161.
18 Васильев И.Б., Матвеева Г.И. Могильник у с. Съезжее на р. Самара // Советская археология. 1979. №4. С.159.
19 Мифы народов мира. М.1988. Т.2. С.З46.
20 Там же. С.З47.

NEOLITHIC AND ENEOLITHIC ZOOMORPHIC SCULPTURE FROM STEPPE AND FOREST-STEPPE AREA OF EASTERN EUROPE

© 2011 E.A. Kryukova

Orenburg State Pedagogical University

The article is devoted to the examination of one category of Neolithic and Eneolithic artworks from the steppe and forest-steppe area of Eastern Europe. The examined collection of small-scale zoomorphic sculpture allows to speak about the existence of traditions and close culture links among Eastern Europe cultures. Typical images, material and manner of using (amulets, pendants) reflect similarity of religious beliefs in this region. Thereby, the works of art help to reconstruct both the process of the development of creative arts and birth of religious cults common for steppe and forest-steppe area of Eastern Europe. Key words: zoomorphic sculpture, creative arts, cult, Neolithic, Eneolithic.

Elena Kryukova, Senior Engineer of Archeological Laboratory. Е-mail: elenkryukova@yandex.ru

Другие работы в данной теме:
Научтруд |