Научтруд
Войти

Воинская дисциплина в системе военного строительства российского государства (конец XVII В. Первая четверть XVIII В. )

Научный труд разместил:
Bolen
30 мая 2020
Автор: указан в статье

А.Ф. Бочков

ВОИНСКАЯ ДИСЦИПЛИНА В СИСТЕМЕ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (конец XVII в. - первая четверть XVIII в.)

На рубеже ХУП-ХУШ вв. политическая ситуация, отставание России в своем развитии от ведущих западных государств потребовали от Петра I и его окружения серьезных усилий по обеспечению внешней и внутренней безопасности страны. Эта задача была решена путем преобразований, в первую очередь в военной сфере.

Поводом для начала военной реформы послужили неудачные действия русской армии в войне с турками под Азовом и шведами под Нарвой, которые показали несовершенство русской вооруженной силы, выявили низкий уровень дисциплины и морального духа войск. Поэтому государственным и военным руководством страны были приняты серьезные меры по обеспечению в войсках дисциплины и организованности.

Эта работа была начата в 90-х гг. XVII в., т.е. с момента восшествия Петра I на престол, и продолжалась в течение всей его жизни до 1725 г. В результате предпринятых усилий к концу царствования Петра I в государстве и в армии сложилась определенная система укрепления дисциплины, основными элементами которой являлись: государственная и военная идеология как основа дисциплины в армии; формы и методы воспитания военнослужащих; облик солдата петровской армии - «слуги государева»; органы государственного и военного управления, отвечающие за дисциплину и порядок в войсках; военно-уголовное законодательство; правоохранительная работа; морально-психологическая подготовка; нравственное воспитание военнослужащих.

Само слово «дисциплина»1 в российское законодательство и военный быт было привнесено из Европы именно в период правления Петра I и впервые использовано в его указе «О сохранении дисциплины на корабле и подсудности морских и сухопутных военнослужащих людей», изданного в 1714 г.2 Во многих других документах понятие дисциплины соседствовало с понятием «порядка» и «поведения». Петр I не мыслил воинскую службу без твердой дисциплины и исполнительности. Он неоднократно подчеркивал необходимость поддержания «доброго порядка» в войсках, обязывая начальников «правду, суд и порядки на-

крепко смотреть», требовал применять немедленные меры к нарушителям дисциплины и «весьма воздерживаться от всякого непристойного рассуждения об указах, которые ...от начальника даны». Но, наряду с этим, он требовал каждый раз думать над тем, как лучше выполнить те или иные уставные положения. «В уставах порядки писаны, а времени и случаев нет», - говорил он3.

Уже в допетровский период во властных структурах существовало понимание, что порядок и дисциплина в государстве и в армии не могут держаться только на насилии. Уже тогда общественное развитие нуждалось в ясных идеологических ориентирах. В новых исторических условиях, когда в стране происходили революционные преобразования, непонятные большинству населения страны, необходимость создания системы ценностей и идеалов увеличивалась во сто крат. Понимая это, Петр I много внимания уделял разработке государственной идеологии, «системе народного воспитания».

До Петра система народного воспитания - идеология возникла в результате синтеза автохтонной политической традиции «единовластия», восходящей к Киевской Руси и некоторых традиций татаро-монгольской ханской власти. Исключительную роль в данной системе играла Православная Церковь. Власть духовная действовала в тесном союзе с властью гражданской и давала ей религиозное оправдание.

При Петре изменилось само государство, его идеология, его дух. Согласие церкви и государства как равноправных союзников в достижении единой цели -руководства христианского народа к Царству Божию закончилось. Под влиянием западных ценностей Российское государство в этот период восприняло новую для него идеологию, так называемого «естественного права». Власть государства абсолютна. Религия, церковь, духовенство - это только специальные функции общего дела граждан во имя «общего блага». Все - слуги одной, отныне уже не религиозной, а светской задачи.

Так в обращении к русским воинам перед Полтавской битвой Петр I опирается, в первую очередь, на такие понятия как Отечество, государство, и лишь во вторую - на веру: «Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали... »4.

Несомненно, влияние идеологии «естественного права» наложило отпеча-

ток и на весь процесс укрепления дисциплины и воспитания в русской армии. Этой идеологической доктрины российская монархия придерживалась в течение весьма длительного времени вплоть до появления в 30-годах XIX г. уваровской триады «православие - самодержавие - народность» и ее интерпретации на армию «За Веру, царя, отечество!».

Важным дополнением к государственной идеологии просвещенного абсолютизма для армии становится идеология воинской нравственности, воинской морали, требования, составляющие целый «кодекс специально воинской практической морали», который органично вписывается в уклад жизнедеятельности вновь созданной профессиональной армии.

В условиях регулярной армии служба для воина становилась его профессией, товарищи - боевыми друзьями, от которых теперь зависела и его собственная жизнь. Это обстоятельство благоприятно сказывалось на моральном духе и на дисциплине войск.

По мнению многих историков, Петру I удалось создать армию, дисциплина которой основывалась не только на принудительном характере службы, но и на осознании своего воинского долга по защите государственных интересов, на постулатах воинской морали. Не случайно многие исследователи XVIII - XX вв. считали армию «счастливой». Русские воины сражались успешно и полагали за счастье умереть с пользой за Отечество. Известный русский писатель начала XX в. М.О. Меньшиков утверждал: «Петр Великий первый добился того, что Россия, наконец, имела счастливую армию, бесстрашие которой поддерживалось заслуженной гордостью»5.

Для выяснения особенностей поддержания правопорядка и дисциплины во вновь созданной регулярной Российской армии весьма важно разобраться в методах и формах воспитания военнослужащих.

Условия самодержавия и крепостнические отношения в России навязывались русскому народу насильно, соответственно, диктовали аналогичные методы укрепления дисциплины в русской армии. Не случайно в первой четверти XVIII

в. основным методом укрепления дисциплины являлся метод принуждения, используемый в отношении тех, кто «...не проникся готовностью пожертвовать своими эгоистическими побуждениями - общей пользе государства»6.

О том, какое внимание придавал император разработке форм принуждения, свидетельствует военно-уголовный кодекс «Артикул воинский» 1715 г., разработанный под личным руководством Петра I. В нем основательно расписаны мно-

гочисленные виды наказаний, поражающие нашего современника своей жестокостью. Количество видов преступлений, за которые полагалась смертная казнь, в данном документе было расширено не только по сравнению с предыдущими отечественными законами, но и иностранными аналогами. Так, по “Уложению Царя Алексея Михайловича”, смертная казнь полагалась за 60 видов преступлений, по современному ему французскому законодательству — за 115, а Петр ввел смертную казнь за более чем 200 видов преступлений.

В армии вводится «палочная дисциплина», которая практиковалась европейцами в наемных войсках, для «повышения их боеспособности». Формами такой дисциплины являлись наказание шпицрутенами, которое раньше применялось лишь к иноземцам, служившим в России, а также наказание батогами (розгами). В начале Северной войны палочные методы укрепления дисциплины применялись и по отношению к офицерскому составу.

К распространенным наказаниям относились аресты в оковах. Широко практиковалось разжалование. Офицеры, иногда и старшие генералы, как Репнин, «писались в солдаты», нижние же чины «писались в извощики» (т.е. обозные). Очень часто уголовные наказания использовались совместно с моральными - «шельмованием», «посрамлением».

По мнению автора, жестокие меры обеспечения уставного порядка в конкретной исторической ситуации вполне оправданы и понятны: во-первых, подобные строгие меры наказания были свойственны всем государствам, Россия не была исключением; во-вторых, создаваемые в начале XVIII в. «новоприборные» части в моральном отношении были не вполне устойчивы (опыт Нарвы, побеги новобранцев, введение «печати антихриста»), исходя из чего суровые взыскания, закрепленные законодательно, представлялись современникам Петра I вполне уместными.

Наряду с методом принуждения в петровской армии широко использовался метод убеждения. Жесткость в отношении к нарушителям и преступникам не мешала Петру I видеть в простом солдате человека, способного принять цель Петровских начинаний, возвыситься до понимания своей роли в решении государственных задач.

Солдат в петровской армии становится государственным человеком со всеми вытекающими отсюда последствиями. Соблюдение воинской дисциплины - это не слепое повиновение, а осознанное подчинение по служебным вопросам. Солдатам предоставлялось право не выполнять приказ офицера, если он «к

службе Его Величества не касается», если это «службе солдатской непристойно», а офицерам под угрозой предания суду и лишения чина запрещалось бить подчиненных солдат, правда, с оговоркой - «без важных и пристойных причин». Человек и его духовная сила становятся решающим фактором побед. «Не множеством побеждают!» - эти слова Петра Великого стали девизом его армии. Не множеством побеждают там, где полагаются на силу духа, правду и знание.

Таким образом, можно утверждать, что жесткость, справедливость и гуманизм были для Петра главенствующими элементами в поддержании строжайшего порядка и дисциплины. С одной стороны, Петр I проповедовал и утверждал в армии жесткую дисциплину в рамках правового поля (часто субъективноабсолютистского). С другой стороны, важнейшее место отводилось нравственному воспитанию армии. Петр I указывал, что все материальные условия есть не более, как ветвь для будущих плодов, корень же есть нравственный элемент («безконфузство»). В результате предпринятых в тот период мер нравственное состояние нашей армии значительно усиливало ее боевые качества.

Важное место в общей системе укрепления воинской дисциплины в исследуемый период занимает формирование нового облика солдата петровской армии - «слуги государева».

«Имя солдат» в Воинском уставе 1716 г. «содержало в себе всех людей, которые в войске суть - от вышнего генерала даже до последнего мушкетера». Усилия Петра были направлены на то, чтобы придать имени «солдат» высокий нравственный смысл и на нем утвердить русскую армию.

Военные реформы первой четверти XVIII в., приведшие к созданию регулярной армии, изменили психологию нижних чинов и офицеров, предъявили к их дисциплине более высокие требования. С целью обеспечения высокой дисциплины и уставного порядка был предпринят ряд мер, в результате которых дисциплина и порядок в войсках значительно улучшились.

Во-первых, армия, как надежная опора Российского государства, получает в обществе самый высокий статус. По мере того, как рекрут приспосабливался к условиям службы в регулярной армии, он приходил к осознанию своего нового социального статуса. Казенные хлеба, одежда делали солдатскую жизнь беззаботнее и привольнее крестьянской.

Во-вторых, военнослужащий регулярной армии становится профессионалом, членом армейской корпорации, подданным государства. На наш взгляд следует согласиться с В.Д. Верходубовым, который утверждал, что регулярная ар-

мия того периода «. была не народной, а армией феодально-крепостнического государства. Г оворить о тесной и органической связи армии со своим народом -значит допускать ненужную идеализацию петровской армии» . Потеря связи вооруженной силы с народом, как это не парадоксально звучит, не снижало ее организованности и дисциплинированности, а даже наоборот. Эта армия начинает успешно воевать как против армий других государств, так и против неорганизованных выступлений своих недовольных сограждан.

В-третьих, наборы в полевые полки проводились из тягловых крестьян только в великорусских областях, и русская армия (как и шведская) национально, социально, конфессионально и психологически была почти однородной, что благоприятно сказывалось на морально-психологическом климате воинских коллективов.

В-четвертых, условия службы солдата Русской армии отличались от условий службы солдат европейских армиях. Если, например, в прусской армии палка офицеров в XVIII в. работала с утра до вечера, выколачивая из наемного сброда послушных солдат, то в русской армии палка была далеко не главным методом дисциплинирования. Русский крестьянин был приучен к послушанию крепостным бытом. Подобием общины была уникальная солдатская артель, которая усиливала спайку, солдатское братство, уменьшала дезертирство и начисто исключали что-либо подобное полугодовой дедовщине XX в.

В-пятых. Ведение постоянных морских и сухопутных войн, тактических учений создавало обстановку, когда нарушать дисциплину было некогда. К тому же жесткие меры, которые принимались царем по отношению к нарушителям, в условиях военного времени воспринимались нижними чинами как необходимость.

В-шестых, довольствие в петровской армии было отличным. Ежедневный «порцион» состоял из фунта мяса, двух фунтов хлеба, двух чарок вина и гарнца (кварты) пива. Ежемесячно выдавались полтора гарнца крупы и два фунта соли, царь сам испытывал на себе в продолжение месяца этот паек, перед тем, как утвердить его.

В-седьмых, нехватка офицерских кадров заставила Петра I предоставить солдатам и матросам захватывающую перспективу - при соответствующем рвении, храбрости и дисциплинированности каждый из них мог дослужиться до первого офицерского чина, который давал право на дворянство.

Создание вышеперечисленных условий способствовали тому, что армия в конечном итоге получила личный состав достаточно высокого качества, как в профессиональном отношении, так и по уровню дисциплинированности. По мнению ряда историков ни одно европейское государство на тот период не обладало такими выносливыми, терпеливыми, непритязательными, храбрыми и переимчивыми солдатами.

В процессе создания регулярной армии Петр I уделял большое внимание формированию офицерских кадров.

Малокультурность страны заставляла в исследуемый период обращаться только к двум основным источникам комплектования армии офицерским составом - дворянству и иностранцам.

Прибегая к комплектованию офицерского корпуса из числа иностранцев как к вынужденной мере, Петр I после Нарвы не доверял европейцам ключевых постов в армии. В период его правления все 3 генерал-фельдмаршала были русскими. Из 7 полных генералов было 4 русских и 3 иностранца, из 7 генерал-лейтенантов - 2 и 5, из 23 генерал-майоров - 16 и 7 соответственно8.

С 1711 г. Петр стал проводить сознательную политику вытеснения из армии «заморских» офицеров и подготовки национального офицерского корпуса. Правительство стало внимательно следить за службой офицеров-иностранцев, за их дисциплиной и исполнительностью и отправляло назад за границу тех, которые нерадиво относились к военной службе. Так, после Прутского похода (1711

г.), из полевой армии было уволено 5 иностранных генералов, 6 полковников и 45 штаб-офицеров. В 1714 г. было принято решение проверить всех иностранных офицеров, определить их пригодность к военной службе и оставить в армии только тех, кто действительно полезен для дела. В итоге в 20-х годах XVIII в. офицерский корпус на девять десятых состоял из русских офицеров.

Типичной для офицерского корпуса фигурой в этот период становится дворянин, поступающий на службу рядовым, затем получавший унтер-офицерский чин и, наконец, производимый в офицеры. До трети офицеров производилось из нижних чинов гвардии, весь личный состав полков которой долгое время состоял из дворян. Значительное число офицеров производилось из солдат недворянского происхождения. В 1720 г. недворянское происхождение имели до трети офи-

9

церов .

Петр I заложил принципы, выполнение которых способствовало выдвижению на командные должности офицеров, действительно умеющих грамотно ко-

мандовать подчиненными, укреплять среди них дисциплину. В отличие от зарубежных армий, где патенты на офицерские чины в большинстве случаев продавались за деньги, император считал единственно правильной систему, при которой будущий офицер, начиная службу в гвардейских полках, должен был постичь военную науку простым солдатом.

В основе чинопроизводства офицеров при императоре Петре I лежал принцип личных заслуг, что было юридически закреплено в указе от 1 января 1719 г. «О производстве в воинские чины и о замещении вакансий». По-прежнему требовалось «чрез чин никого не жаловать, но порядком чин от чину возводить». В 1720 г. Петр I издал еще один указ о чинопроизводстве, написанный им собственноручно: «О вредности для государственного интереса порядка повышения по старшинству в службе и о неприменении его в России» 10. Производство в старшие офицерские чины, по мысли Петра I, должно быть обусловлено исключительно способностями человека к данной роли.

При Петре I были сформулированы требования к профессиональным качествам и нравственности офицеров, заложены основы отечественной школы воспитания и обучения офицерского корпуса. От офицера царь Петр требовал основательных познаний воинского дела и высоких нравственных качеств. По Уставу офицер был носителем воинской чести. Личная храбрость должна была быть обязательным свойством офицера.

Обучение офицеров происходило в гвардейских дворянских полках или в специально организованных школах. Для обучения офицеров еще в 1698 - 1699 гг. была основана бомбардирская школа при Преображенском полку, а в начале нового столетия создавались математическая, навигацкая (морская), артиллерийские, инженерные, иностранных языков и даже хирургические школы.

Офицерский корпус сформировался как элита общества. Офицеры и генералы стали занимать самые высокие посты в государстве и влиять на все стороны жизни общества.

Таким образом, в результате принятых Петром I мер была успешно решена проблема военных кадров. Национальный офицерский корпус на деле стал опорой самодержавия, основной силой, организующей в войсках порядок и дисциплину. Под стать ему были и подчиненные. Сражавшиеся в батальоне плечом к плечу солдаты-профессионалы обрели стойкость и способность выдерживать чудовищные (до 30-50 процентов состава) потери, которых не выдерживала ни одна армия мира. Сплоченные и организованные боевые порядки дали силу лобо-

вым таранно-штыковым атакам, обеспечивавшим успех русскому оружию вплоть до середины XIX в.

Петр, показывавший пример служения государству, оказался способным привить солдатам свою любовь к военному делу, твердость духа в бою. Так среди офицеров и нижних чинов возник культ «отца Отечества».

С Петровских времен армия заняла выдающееся место в жизни русского общества, став его важнейшим элементом. Утверждалось, что в России не армия была при государстве, а, наоборот, государство при армии. При Петре весь государственный механизм был отлажен таким образом, что работал на армию, на обеспечение в ней дисциплины, порядка и организованности. В свою очередь и государственные институты были построены по армейскому принципу. Здесь царило полное единоначалие, государственные служащие были по существу солдатами и офицерами, а воинская дисциплина была призвана воспитать в людях порядок, трудолюбие, сознательность, христианскую нравственность.

Внедрение военных принципов в гражданскую сферу проявлялось в распространении военного законодательства на систему государственных учреждений, а также в придании законам, определяющим работу учреждений, значения и силы воинских уставов. Для Петра были характерны сознательная ориентация на военные образцы, желание придать государственной машине черты грандиозной военно-бюрократической организации, созданной и действующей как единый военный организм.

Таким образом, в первой четверти XVIII в. в Российском государстве произошли серьезные преобразования в военном деле. В армии возникла новая ситуация - способ комплектования определил офицерам и нижним чинам пожизненный статус «слуги государева»; «регуляторство» стало основным принципом организации войск; произошла модернизация военной техники; изменилась стратегия и тактика современного боя. Петровские нововведения создали, с одной стороны, условия, которые благоприятно сказались на дисциплине военнослужащих, а с другой стороны, предъявили к дисциплинированности офицеров и нижних чинов повышенные требования. В результате была создана определенная система укрепления воинской дисциплины. Основными элементами этой системы стали: новая государственная идеология, адекватные феодально-крепостническому строю формы и методы воспитания военнослужащих, новый статус и облик солдата петровской армии - «слуги государева»; органы государственного и военного управления; приоритетные направления укрепления воинской дисциплины.

Анализ особенностей укрепления воинской дисциплины в петровской армии показывает их плановость, системность и отличие от наемных армий западных стран. Если в европейских армиях насаждалась «палочная» дисциплина, то в России больше внимания уделялось нравственной стороне воспитания. Основу побед Петр видел в нравственном превосходстве над противником, которое достигается личным примером офицера, постоянной требовательностью командиров к подчиненным в сочетании со справедливым к ним отношением. Девиз «В службе - честь» составлял стержень всей воспитательной работы того времени.

Настоящая система совершенствовалась на протяжении всей деятельности Петра I и показала свою высокую эффективность. Принятые меры позволили Петру обеспечить высокое состояние воинской дисциплины и морально укрепили армию. Вместо огромного и рыхлого, набиравшегося время от времени войска, Петр I создал кадровую регулярную армию - 200 тыс. человек (не считая 100 тыс. казаков), которая привела Россию к победе в изнурительной, растянувшейся почти на четверть века войне.

1 Дисциплина (лат. В1вс1р1та - учеба, воспитание, школа), 1) определенный порядок поведения люде, отвечающий сложившимся в обществе нормам права и морали, а также требованиям той или иной организации...// Большой энциклопедический словарь.
2 См.: Волков Е. Первый морской устав русского флота // Военно-исторический журнал. 1968. № 5. С.113 - 116.
3 Сб. военно-исторических материалов. СПб.,1892. Вып.1. С.31.
4 Приказ Петра Первого перед Полтавской битвой // Русский архив, 1871. № 1.
5 МеньшиковМ.О. Центральная цитадель нации // Российский военный сборник. 2002. Вып.19. С. 165.
6 Цит. по: Верховский А.И. Очерк по истории военного искусства в России XVIII и XIX вв. М., 1921. С. 37.
7 ВерходубовВ. Строительство регулярной русской армии в начале XVIII века. С. 61.
8 См.: Бойко С.М. Иностранные специалисты в русской армии и флоте (XVIII век): Автореф. . дис. канд. ист. наук. М., 1999. С. 12.
9См.: Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 69.
10 Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. М., 1974. С. 43.
Научтруд |