Научтруд
Войти

Учительская среда как источник формирования краеведческих кадров в российских губерниях во второй половине XIX начале XX в

Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

УЧИТЕЛЬСКАЯ СРЕДА КАК ИСТОЧНИК ФОРМИРОВАНИЯ КРАЕВЕДЧЕСКИХ КАДРОВ В РОССИЙСКИХ ГУБЕРНИЯХ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX в.

В. И. Первушкин, доцент кафедры новейшей истории России и краеведения Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского

В статье впервые представлен анализ социального состава, образовательного и культурного уровней провинциального учительства как особой общественной среды и показана его роль в становлении исторического краеведения в Пензенской и Тамбовской губерниях во второй половине XIX — начале XX в. Данный процесс проиллюстрирован историко-педагогической деятельностью В. X. Хохрякова,

В. А. Ауновского и П.. И. Пискарева.

Грандиозные реформы, произошедшие в России в 1 860—1870-х гг., не могли не затронуть и образовательную систему Устав 1864 г. сделал российскую школу всесословной. В нее допускались дети всех сословий независимо от звания и вероисповедания. Университетская аудитория, ранее замкнутая, стала доступна для всех и наполнилась самым разнообразным составом слушателей.

Видная роль выпала с 1860-х гг. на долю той пестрой общественной группы, которую называют разночинской. Она начала задавать тон в среде русской интеллигенции, вовлекая в сферу своего идейного влияния выходцев из других слоев общества.

Основная масса людей, затронутых модными тогда радикальными идеями нигилизма, не пошла в экстремизм (к народовольцам, нечаевцам), а стала активно работать на благо народа, просвещение которого считалось делом насущно необходимым. Состав учительства России значительно пополнился талантливой, думающей молодежью.

Мы должны отчетливо представлять, что количество качественных школ — государственных гимназий и прогимназий России того времени — было невелико для огромной империи. Например, с 1882 по 1895 г. оно выросло с 133 до 167 при уменьшении числа учащихся с 65 751 до 62 863 чел. В реальных же училищах к 1882 г. учились лишь 17 674 чел.1

Наиболее образованная часть учительства, окончившая университеты и подготовленная к научно-исследовательской работе, преподавала в гимназиях. Именно на преподавателей гуманитарных предметов гимназий опирались в своей работе провинциальные краеведческие учреждения — губернские статистические комитеты (ГСК) и губернские ученые архивные комиссии (ГУАК).

Требования к учителям начальных школ и сельских училищ были незначительны, им соответствовали успехи учеников. По свидетельству Л. Д. Гошуляк, автора ряда работ по народному образованию Пензенской губернии, уровень обучения в народных училищах был весьма примитивен. Образование в большинстве случаев сводилось к обучению грамоте, причем лишь немногие учащиеся могли читать, а с пониманием читали единицы. Каждый учитель вел обучение «по своему разумению», не подозревая о существовании каких-либо дидактических и методических правил, обязательных для учителей. Такие выводы были сделаны выдающимся русским педагогом П. Ф. Каптеревым в результате анализа работы начальных школ и сельских училищ в Тамбовской губернии. Они применимы и к Пензенской губернии. Например, по данным Нижнеломовской земской управы, в 1857—1867 гг. в уезде обучались 4 490 детей, из которых на момент сбора сведений умели читать и писать

© В. И. Первушкин, 2006

317 чел., только читать — 335, или 14,5 % учившихся. Следовательно, для оставшихся 85,5 % пребывание в школе прошло почти бесследно2.

Как правило, учителя были неспособны к составлению элементарных исторических и этнографических описаний. Правда, уже к 1890-м гг. в уездах появились хорошо образованные учителя, успешно занимавшиеся краеведческой работой. И тем не менее ряды активных исследователей истории, археологии, этнографии родного края формировались в основном из учителей губернского центра.

Важную роль во многих ГСК играли инспекторы начальных училищ (входившие в их состав по должности) и директора гимназий. Нередко они увлекались краеведческой работой. Ярким примером может служить инспектор начальных училищ Пензенской губернии Владимир Харлампиевич Хохряков (1828—1916). Он родился в г. Вятке, окончил там гимназию и поступил в Казанский университет. Проработав три года преподавателем в Нижнем Новгороде, в 1854 г. В. X. Хохряков был переведен на должность старшего учителя русской словесности и истории в Пензенский дворянский институт. В Пензе он сразу же начал активную краеведческую работу, и в частности стал первым собирателем сведений, касающихся жизни и творчества М. Ю. Лермонтова. Со временем у него образовалась большая коллекция неоценимых материалов о жизни поэта.

Работая инспектором начальных училищ Пензенской губернии, а затем директором основанной им же учительской семинарии, Владимир Харлампиевич одновременно был помощником председателя Пензенского губернского статистического комитета (ПГСК) и редактировал многие адрес-календари, памятные книги Пензенской губернии. Он возглавлял Пензенскую ученую архивную комиссию (ПУАК) с момента ее основания (1901) до 1911 г., а также приложил немало сил, чтобы открыть в Пензе

историко-археологическии музеи и начать издание «Трудов ПУАК». При этом В. X. Хохряков сыграл значительную роль в деле просвещения мордовского народа: увеличил число семинаристов из мордвы для преподавания в инородческих школах, ввел преподавание их языка, переводил на мордовский русские учебники для начальной школы, разрабатывал методические рекомендации.

В. X. Хохряков вел активную исследовательскую работу. Его перу принадлежат богатые историческими фактами с тщательным комментированием использованных источников труды: «Материалы по истории г. Пензы», «Строель-ная книга г. Пензы», «Открытие, упразднение и восстановление Пензенской губернии», «О сторожевых чертах в Пензенской губернии (в XVI—XVII вв.)», «Материалы для истории города Пензы».

Благодаря таким организаторам народного просвещения, как В. X. Хохряков, для образованных талантливых учителей занятия краеведением давали возможность служебного продвижения. Вместе с тем частные, любительские занятия научной работой становились делом престижным, общественно значимым. Развертывание системы научных обществ в России второй половины XIX в. означало создание параллельно с официальной университетской наукой системы и инфраструктуры общественной науки. Рядовыми (низовыми) сотрудниками в этой системе стали многие провинциальные учителя.

В Пензенской и Тамбовской губерниях значительное количество краеведов-любителей составляли учителя. Многие из них сегодня незаслуженно забыты и ждут своего исследователя. В это число входят В. А. Ауновский и П. И. Писка-рев.

Владимир Александрович Ауновский (1835 — 1875) родился в г. Вытегора Олонецкой губернии (ныне Вологодская область), окончил Вытегорское училище, а затем Новгородскую гимназию. В 1853 г. поступил, а в 1858 г. успешно окон-

чил физико-математический факультет Главного педагогического института в Петербурге, после чего был назначен учителем естественных наук в Пензенский дворянский институт. Здесь он проработал до 1862 г. Обладая острым умом и педагогическими способностями, молодой Ауновский быстро выдвинулся в число лучших учителей этого учебного заведения. В Пензе он начал заниматься этнографическими исследованиями, проводил археологические раскопки в районе с. Рыбкина Краснослободского уезда (ныне Республика Мордовия).

Из Пензы Владимир Александрович переехал в Симбирск, служил инспектором гимназии, исполнял обязанности секретаря ГСК, также был членом статистических комитетов нескольких губерний. В 1870 г. он был избран делегатом Всероссийского съезда секретарей ГСК и Международного статистического съезда. В 1872 г. возглавил учительскую семинарию в с. Порецком Симбирской губернии (ныне Республика Чувашия).

В свободное от службы время В. А. Ауновский писал корреспонденции и статьи по проблемам этнографии в местные и центральные издания. Так, в «Пензенских губернских ведомостях» и «Симбирском сборнике» были опубликованы статьи: «Краткий этнографический очерк Мещеры», «Село Промзино в 1739 году по отказным книгам Алатырского уезда и сравнение его с нынешним», «Инородческие населенные места Симбирской губернии». Опираясь на собственные исследования, проведенные в Пензенской и Симбирской губерниях, краевед опубликовал большую статью «Этнографический очерк мордвы-мокши». В ней описаны свадебные обряды, посиделки, колядки, проводы весны, приведены тексты песен, дан «Краткий словарь мордвы-мокши и параллели со словарем мордвы-эрзи».

В 1874 г. Владимир Александрович был назначен директором вновь открываемой учительской семинарии в Пскове, однако проработав там всего не-

сколько месяцев, безвременно скончался от подтачивавшей его болезни 23 февраля 1875 г.

Известный тамбовский краевед П. И. Пискарев (1821—1904) родился в с. Благодать Ефремовского уезда Тульской губернии. По окончании Полтавской духовной семинарии поступил в Петербургский университет, который спустя два года из-за недостатка средств был вынужден оставить. В 1844 г. начал служебную деятельность в качестве учителя русского языка в уездном училище г. Макарьево Нижегородской губернии, затем г. Арзамаса той же губернии (ныне Нижегородская область). В 1849 г. он переехал в Нижний Новгород, где познакомился с известным русским писателем, исследователем мордовского народа П. И. Мельниковым-Печерским и составителем знаменитого словаря русского языка В. И. Далем. По свидетельству А. А. Щеголева, значительная часть материала, положенного в основу словаря, была предоставлена автору Писка-ревым3. В 1850 г. П. И. Пискарев был избран членом-сотрудником комиссии для разбора и публикации древних актов Нижегородской губернии. Не получив удовлетворения от канцелярской работы, в 1851 г. он вернулся на педагогическое поприще в качестве смотрителя уездных училищ в г. Лебедяни, Козлове и Темникове Тамбовской губернии (ныне Липецкая, Тамбовская области, Республика Мордовия) и одновременно продолжил краеведческую деятельность. Результаты своих исследований автор иногда публиковал в памятных книжках Тамбовской губернии под псевдонимами Н. Рейтаров и А. Киреев.

В 1874 г. П. И. Пискарев вышел в отставку и поселился в Тамбове, целиком посвятив себя разбору документов губернских архивов. С открытием Тамбовской ученой архивной комиссии (ТУАК) он стал одним из наиболее активных ее членов. Основную задачу местного научного общества краевед видел в сохранении губернских архивов,

однако принимал участие и в археологических исследованиях. Результаты своей работы он публиковал в Нижегородских и Тамбовских губернских ведомостях, «Тамбовских епархиальных ведомостях», «Известиях ТУАК». Одной из лучших работ П. И. Пискарева стало «Собрание материалов для истории западного края Тамбовской губернии и епархии».

Деятельность видного провинциального архивиста не осталась не замеченной центральными научными учреждениями. В 1853 г. Академия наук выразила П. И. Пискареву признательность за собранные образцы русской народной словесности. В 1892 г. за усердие и труды в пользу науки он был награжден двумя орденами Станислава.

Рассматривая учительскую среду второй половины XIX — начала XX в. как источник формирования краеведческих кадров, мы можем сделать следующий вывод: учительство дало немалое число краеведов-исследователей, совершенствовавшихся в течение многих лет в своей научной работе. Лучшие из них стали историками-профессионалами — пусть не по роду своей основной служебной деятельности, а в силу личной увле-

ченности, талантливости и многолетнего самообразования. Но в основной своей массе они все же оставались истори-ками-любителями. Краеведов этого поколения отличали альтруизм и огромное трудолюбие, бескорыстие и горячая увлеченность историей родного края, интерес к крестьянству, которое они под влиянием народничества несколько идеализировали. Во всей их деятельности ощущалась просветительная направленность. Занятия наукой не являлись для них самоцелью, а были ценны тем, что могли помочь просвещению многомиллионного и неграмотного крестьянства России. Из вышеизложенного вытекают многие особенности работ местных историков.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Рождествепский С&, В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения / С. В. Рождественский. СПб., 1902. С. 643.
2 См.: Гошуляк Л. Д. Становление и развитие системы народного образования в Пензенской гу* бернии / Л. Д, Гошуляк // Очерки истории народ* ного образования Пензенского края. Пенза, 1997.

С. 140—141.

* См.: Щеголев А. А. Материалы для библиографии Тамбовской губернии / А. А. Щеголев. Тамбов, 1900 — 1901. Вып. 1—2. С. 82.

Поступила 07.07.06.

НАЧАЛЬНОЕ КООПЕРАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ МОРДОВИИ В 1975—1990 гг.

(обучение, практика, воспитание)

О. Б. Кевбрина, зав. кафедрой отечественной истории и теории кооперативного движения Саранского кооперативного института

РУК, доцент

В статье раскрывается опыт начальной профессиональной подготовки и повышения квалификации работников массовых профессий, накопленный кооперативной школой Мордовии. Доказывается, что этот опыт может быть переосмыслен и творчески использован в современный период реформирования образования.

В истории российского образования профессий, в частности на территории

накоплен значительный опыт начальной Мордовии. Этот опыт нуждается в непрофессиональной подготовки и повыше- реосмыслении, особенно сегодня, когда

ния квалификации работников массовых система образования в очередной раз

© О. Б. Кевбрина, 2006

Другие работы в данной теме:
Научтруд |