Научтруд
Войти

Социально-экономическое развитие США в отражении советского официоза (по материалам журнала "Большевик / Коммунист" в 1945 1980 гг. )

Автор: указан в статье

УДК 947.09

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ США В ОТРАЖЕНИИ СОВЕТСКОГО ОФИЦИОЗА (ПО МАТЕРИАЛАМ ЖУРНАЛА "БОЛЬШЕВИК / КОММУНИСТ" В 1945 - 1980 ГГ.)

© 2008 А.С.Сенявский, А.А.Иголкин

Институт российской истории РАН, Москва

Статья посвящена анализу советского официоза о социально-экономическом развитии Соединённых Штатов Америки. В работе рассмотрены наиболее значимые публикации по данной проблеме в официальном издании коммунистической партии - журнал "Коммунист". Авторы представили анализ наиболее значимых материалов, объединённые в 10 наиболее пропагандистки выигрышных сюжетов. Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 06-01-02101а

Еще на заре советской власти, и особенно с началом сталинской форсированной индустриальной модернизации, советское руководство ориентировалось на экономические характеристики основных западноевропейских держав (Англии, Германии, Франции), но в качестве главной точки отсчета, фактического "образца" в показателях промышленного производства, на которые Советский Союз "равнялся" в собственном развитии, особенно с середины 1940-х гг., были избраны США. Соревнование двух социально-экономических систем, сложившихся после Второй мировой войны, фактически означало соревнование между их лидерами -США и СССР - в основных сферах общественной жизни, но прежде всего - в социально-экономическом развитии. Для СССР "догнать и перегнать" означало, прежде всего, экономическое соперничество именно с этой страной, сопоставимой с СССР по территориальным масштабам и численности населения и, в то же время, ушедшей вперед сравнительно даже с наиболее развитыми капиталистическими странами. Этот отрыв стал еще более очевидным после двух мировых войн, от которых США практически не пострадали, а во многом и выиграли, тогда как почти все крупные европейские страны понесли огромный материально-экономический ущерб. Больше всех материальных и человеческих жертв на алтарь победы над германским фашизмом СССР принес СССР. В результате Второй мировой войны США оказались единственной экономической сверхдержавой, потенциал которой суммарно превышал масштабы экономик всех европейских стран вместе взятых.

В то же время, геополитическое влияние СССР оказалось беспрецедентным в истории: советские танки стояли в центре Европы, "в трех переходах от Ла-Манша"; Восточная, а частью и Центральная Европа оказались под полным советским контролем, во многих западноевропейских странах стали популярными коммунистические идеи, а коммунисты - влиятельной политической силой, способной претендовать на власть. Запад не мог этого не опасаться и с этим не считаться и искал пути противодействия, не исключая вариантов военно-силового решения проблемы, но на практике воплотившихся в целом комплексе направлений холодной войны. Однако достичь своих целей Западу было отнюдь не просто, и "решение" растянулось на многие десятилетия, оказавшись результатом не столько внешнего давления, сколько внутренних процессов в СССР и всей "социалистической системе".

В ходе Второй мировой войны СССР продемонстрировал колоссальную жизнеспособность в противостоянии не только фашистской агрессии, но фактически потенциалу всей Западной и Центральной Европы. Советская модель развития прошла испытание на прочность самым жестким способом - войной на уничтожение. Доказала свою эффективность советская раннеинду-стриальная модернизация, обеспечившая армию необходимым вооружением, а тыл -инфраструктурой и квалифицированными кадрами. Мобилизационные способности советской экономики оказались намного выше германской и, в целом западноевро-

пейской, при том, что масштабы ее были все еще намного ниже суммарных показателей воевавших против СССР стран. Поэтому главным объектом воздействия Запада в целях ограничения советского влияния, естественно, оказалась советская экономика. Запад ожидал, что подорванный беспрецедентными потерями экономический потенциал СССР не будет восстановлен в течение нескольких десятилетий, тогда как Западная Европа начала активно восстанавливаться при масштабной экономической помощи со стороны США по плану Маршалла. Советский Союз, выполнивший свои союзнические обязательства, естественно, на такую помощь рассчитывать не мог (ее получила даже побежденная Германия) и тем более не получил открытого доступа к новым технологиям.

Вторым направлением воздействия стала гонка вооружений, навязанная СССР в контексте спровоцированной Западом холодной войны. Она отнимала колоссальные средства и ресурсы, которые могли быть использованы на восстановление и развитие народного хозяйства. Это был мощный удар по советской экономике, имевший "пролонгированный" на десятилетия характер. СССР не мог отказаться от этой гонки, поскольку мир балансировал на грани полномасштабной "горячей" войны, в ядерную эпоху чреватую полным уничтожением страны. СССР вынужден был "догонять" и в сфере военной безопасности, что кардинально воздействовало и на его экономическое развитие, в котором место и влияние формировавшегося военно-промышленного комплекса становилось доминирующим, а военные расходы превалировали, нанося ущерб развитию "гражданских" секторов.

СССР позволил себя втянуть и в геополитическое соперничество, осуществлявшееся в форме противостояния двух общественных систем с особыми идеологиями, социально-экономической организацией общества, политическими моделями. Основным полем борьбы стал третий мир - страны, образовывавшиеся в результате распада колониальной системы. Многочисленные локальные войны в этом контексте, поддержка режимов, объявлявших себя приверженными социалистической ориентации становились еще одним каналом огромных экономических потерь со стороны СССР.

Даже в этой непростой ситуации курс на форсированную модернизацию по-советски продолжался и принес немалые успехи, особенно в военно-технических областях: были созданы ядерная и водородная бомба (вторая - испытана раньше, чем в США), осуществлен прорыв в космос (опять же вплоть до 1970-х гг. СССР лидировал по большинству направлений, а в ряде аспектов его освоения и вплоть до 2-й половины 1980-х гг.), получены впечатляющие результаты в развитии ядерной энергетики, химической промышленности и во многих других направлениях научно-технического прогресса. Хотя в 1960-е - 1970-е годы и был допущен ряд крупных, стратегических просчетов в сфере экономики, экономическое развитие вплоть до начала 1980-х гг. оставалось вполне динамичным, и даже кризисные явления начала - середины 1980-х гг. отнюдь не были катастрофичными для советской модели развития: многие западные страны знали и более тяжелые времена. Распад советской системы и крах ее социально-экономической основы не были фатальными, а носили преимущественно искусственный, субъективный характер, связанны с борьбой внутри советской политической элиты.

Однако были и объективные, базовые процессы, обусловившие ослабление советской модели (опять же во многом - результат ошибочных управленческих решений). Организационно-управленческие механизмы, адекватные раннеиндустриальному развитию 1930-х - 1950-х гг., устаревали, но продолжали в основе сохраняться и в условиях 1970-х, когда и масштабы советской экономики были уже принципиально иными, и главной мировой тенденцией был переход к постиндустриальному обществу с иными приоритетными направлениями технологического и экономического развития в целом. Помимо корпоративных интересов разросшихся и влиятельных отраслевых и ведомственных структур, свою негативную роль здесь сыграл и идеологический догматизм, явившийся фактором, искажавшим адекватное видение социальной реальности. Если советская коммунистическая идеология (как и всякая идеология, являвшаяся во

многом мифологической в ряде своих позиций) являлась мощным и вполне адекватным инструментом социальной мобилизации на стадии форсированной индустриализации, то те же, ранее эффективные ее идеологемы, стали жестким ограничителем и тормозом в новых исторических условиях перехода к постиндустриальному развитию. Свое влияние оказали и механизмы принятия решений на уровне политбюро ЦК КПСС, где и идеологические соображения, и личный "вес" каждого члена, представлявшего "сегменты" партии, государственных и общественных структур, народного хозяйства, становились факторами, предопределявшими не только конкретные решения, но и стратегию развития в конкретных областях. Весьма значимым для внутриполитической и экономической стратегии оказывался и международный контекст (достаточно вспомнить Карибский кризис, Пражскую весну, ввод ограниченного контингента в Афганистан и т.д., не говоря уже о политике "разрядки" и др.). При этом США на протяжении всего послевоенного периода оставались и основным потенциальным военным противником, и социально-экономическим конкурентом, при этом недостижимым образцом в "гонке за лидером", и главным идеологическим оппонентом, и источником исподволь размывавших советскую модель идей и ценностей.

В этом контексте интересно посмотреть, как воспринималась властью экономическое развитие США, которые рассматривались одновременно и в качестве главного антипода СССР, и как та "планка", которой следует достичь, чтобы констатировать победу в экономическом соревновании, призванном обеспечить триумф "коммунизма во всем мире". Это трудноразрешимое противоречие обусловливало необходимость как поддержания "образа врага" со всеми вытекающими из этого последствиями в восприятии "через призму образа" (превалирование негатива, акцентирование на опасности с его стороны, акцентированный критический настрой и т.д.), так и попытки более или менее объективно разобраться, "что же там происходит" (для этого, например, в Академии наук СССР был даже создан специальный Институт США и Канады). При этом идеологическая функция "критики империалистического хищника", некая идейная заданность неизбежно становились "искажающей призмой", через кото-

рую осуществлялся даже научный анализ, который, в принципе, должен быть беспристрастным. Еще большими становились идеологические наслоения, когда "субъект восприятия" помимо аналитических, выполнял еще и пропагандистские функции.

В качестве основного источника для анализа того, как формировался официальный образ США, нами был избран журнал "Коммунист" (до XIX съезда партии -"Большевик") - теоретический и политический орган ЦК КПСС, для того времени -истина в последней инстанции в вопросах идеологии, политики и мировоззрения. Конечно, о том, как себе представляли соци-ально-эконо-мическую систему США в СССР нужно судить далеко не только по журналу "Коммунист". Люди читали журнал "Америка", современных американских авторов, смотрели американские фильмы (пусть их было не так много), слушали "Голос Америки", имели другие источники информации. Но влияние журнала "Коммунист" нельзя недооценивать; он имел большой тираж: в 1947 г. - 270 тыс. экземпляров, в 1957 г. - 700 тыс., в 1979 г. - свыше 950 тыс. Причем, влиятельность журнала отнюдь не ограничивалась его немалым тиражом. "Коммунист" был главным политико-идеологическим изданием журнального формата, ориентированным на элитарную советскую аудиторию (партийный аппарат всех уровней, обществоведы и гуманитарии, пропагандистские кадры и т.п.).

Журнал одновременно выполнял несколько функций, причем не вполне совместимых друг с другом. Во-первых, он являлся рупором для развернутого изложения официальной точки зрения на важнейшие проблемы общественного развития, которое по формату превышало упрощенные газетные варианты, давал трактовку процессов и событий, происходивших как в СССР, так и за его пределами. Во-вторых, он был некоей "площадкой" для официальных внутрипартийных обсуждений дискуссионных вопросов, имевших в том числе и научный характер, но одновременно и определенную идеологическую нагрузку, давал теоретическую трактовку. Наконец, естественно, журнал имел и пропагандистскую функцию, служил

не столько инструментом познания, сколько оружием идеологической борьбы. Перед журналом ставилась задача не просто влиять на общественное сознание, а формировать его в нужном для руководства партии направлении - через влияние на элитарную аудиторию, включая широкий слой партийных идеологов и пропагандистов.

Естественно, как и в любом идеологическом издании, картина мира, представленная на страницах журнала, была заведомо упрощенной, схематичной. Например, из всего многообразия экономических явлений и процессов, из всей "мировой палитры" отбиралось относительно немногое - подтверждающее и доказывающее правильность избранного Советским Союзом пути экономического развития на фоне исторической обреченности "капиталистического строя".

На протяжении всего рассматриваемого периода (1945-1980 гг.) со страниц журнала не сходила проблематика, связанная с описанием и оценкой социально-экономической системы США. Социально-экономические аспекты жизни США (как и любой страны) чрезвычайно многообразны, и в советский период издавались книги, где - в основном, популярно и занимательно рассказывалось о самых разных сторонах жизни в других странах. Однако подход журнала был иным. Статьи о Соединенных Штатах писали ведущие ученые, журналисты, политические деятели (в том числе - американские), а подбор тем был весьма жестко ограниченным, имел четкую идеологическую окраску. Вместе с тем, и тематический отбор, и в определенной степени подача материала о США, в частности -об экономическом развитии, претерпевала определенные изменения. Именно эта динамика и представляет для российских историков основной интерес, поскольку она косвенно отражает и процессы, происходившие внутри советской страны, во взглядах ее руководства, ее партийной, идеолого-пропагандистской и научно-теоретической элиты.

Во время войны, когда Соединенные Штаты были союзником Советского Союза, прежние идеологические разногласия ушли в тень, но не исчезли. В 1944 - 1945 гг. в СССР достаточно высоко оценивалась деятельность администрации Ф.Д.Рузвельта, однако негативное отношение к монополиям (то есть крупным

корпорациям) сохранялось. Это видно и из публикаций журнала "Большевик" того времени. В 1945 г. в нем была опубликована всего одна статья, посвященная экономическим проблемам США, она появилась в марте 1945 г. и называлась "Военное хозяйство США". Ее автор - Ш.Лиф - начинает с того положения, что США довольно поздно (по сравнению с другими странами) начали переводить экономику на военные рельсы, и этот процесс протекал весьма противоречиво: "Американские монополии ... с одной стороны, ... стали организационно-экономическими центрами военного производства.... С другой стороны, многие монополии задерживали, особенно во второй половине 1940 г. и в 1941 г., приспособление экономики к нуждам войны"1. Например, автомобильная промышленность США даже в начале 1945 г. была не полностью переключена на производство военной продукции. Позиции американских компаний Ш.Лиф объясняет так: "Они полагали, что производство гражданской продукции обеспечит в конечном счете больше прибыли, чем сравнительно кратковременное производство военной продукции"2. Еще одно, более серьезное обвинение: "Отдельные американские монополии были теснейшим образом связаны патентными и картельными соглашениями с германскими компания-ми"3. Советский экономист делает и более широкое обобщение: "американские монополии, опасаясь возникновения недогрузки после окончания второй мировой войны, не расширяли производственную мощность в той мере, в какой это диктовалось потребностями борьбы с фашистской Германией и агрессивной Японией... Ограничение производства позволяет монополиям затягивать военную конъюнктуру с ее высокими ценами и крупными заказами"4. Автор подчеркивает, что он резко критикует именно и только монополии, а не правительство США, которое стремилось перевести экономику на военные рельсы, а монополии этому всяче-

1 Лиф Ш. Военное хозяйство США // Большевик. 1945, №2 5. - С. 38.
2 Там же. - С. 39.
3 Там же. - С. 43.
4 Там же. - С. 41.

ски сопротивлялись, обманывая и общественность, и руководство США5. Что же касается экономической политики администрации президента Ф.Д.Рузвельта, то ей дается высокая оценка: "Перевод экономики на военные рельсы был осуществлен в США при активном вмешательстве государства в экономическую жизнь страны. Для этого были использованы все рычаги государственной власти", благодаря чему доля военной продукции во всей продукции обрабатывающей промышленности США возросла с 22% в 1941 г. до 66% в 1943 г. Однако, хотя государственное вмешательство в экономическую жизнь страны ускорило перевод гражданской экономики на военные рельсы, оно не сумело устранить "расточительство, спекуляцию остродефицитным сырьем и другие явления, ослабляющие военно-экономическую мощь

страны" .

При всей относительной объективности и благожелательности к руководству страны-союзника, автор не удерживается от идеологизированных оценок. Естественно, подчеркивается, что в ускорении перестройки американской экономики на военный лад сыграл рабочий класс, временно отказавшийся от стачек и повышавший производительность труда . Наконец, делает главный вывод: "Военная экономика в капиталистических странах - не плановая экономика. Государственно-военное регулирование капиталистического хозяйства происходит на антагонистической основе8. Автор статьи, как и все практически все население СССР, верил в преимущества социализма, в возможности более эффективной мобилизации экономики в условиях централизованного планирования советского образца. Однако в статье ни разу не употребляется термин "государственно-монополистический капитализм", вообще ничего не говорится о "симбиозе государства и монополий", подчеркиваются только существовавшие между ними противоречия. И, конечно, нет ни слова, ни намека на "подчинение государства монополиям", что уже через несколько лет появится в публикациях журнала. Все это свидетельствовало о стремлении избежать ак-

5 Там же. - С. 43.
6 Там же. - С. 44, 46.
7 Там же. - С. 46.
8 Там же. - С. 44.

центирования идеологических расхождений с руководством страны - военного союзника.

В первые послевоенные годы разгорается холодная война, и позиция, и тон материалов о США в журнале резко меняются. Ранее сдержанная критика и стремление объективно и даже позитивно оценить союзника сменяется критикой жесткой, заданной и предельно идеологизированной. В этот период социально-экономическая система США была представлена советскому читателю в журнале не статьями, а преимущественно рецензиями на труды американских авторов, что должно было, видимо, повысить убедительность таких публикаций. Разумеется, для рецензий подбирались книги, в которых давалась критическая оценка определенных сторон жизни в Америке. В 1946 г. ни одной статьи, посвященной социально-экономическим проблемам США, опубликовано не было. Но в разделе "Критика и библиография" появились целых четыре довольно обширных рецензии на по-литэкономические книги американских авторов. Идеологизированность публикаций, степень догматизма резко возросла по сравнению с тем, что печаталось всего-то годом ранее. Направленность рецензий четко видна из их названий: "Экономика нищеты и "политика изобилия" (по поводу книги Нормана Смита "Политика изобилия")9; "Экономика нищеты в "век изобилия" (по поводу книги Стюарта Чейза "Цели Америки")10; "Мистер Джонстон в роли проповедника "народного капитализма" (по поводу книги Э.Джонстона "Неограниченная Америка")11; "Международные картели в экономике и политике" (Корвин Д. Эдвардс "Международные картели в экономике и политике")12. Авторы рецензий выступают критиками американских изданий с сугубо идеологических идеологических позиций, приводя классиче-

9 Кузьминов И. Указ. соч. // Большевик. 1946, № 7 - 8. -С. 76 - 88.
10 Кузьминов И. Указ. соч. Большевик. 1946. № 5. - С. 60 - 72.
11 Кузьминов И. Указ. соч. // Большевик. 1946, № 21. - С. 55 - 64.
12 Рубинштен М. Указ. соч. // Большевик. 1946, № 13 -14. - С. 80 - 88.

ские формулировки о том, что "рост производства в капиталистических странах неизбежно сопровождается ростом безработицы, нищеты, кризисом перепроизводства" и т.п. Для Э.Джонстона важен вопрос о допустимых и желательных границах государственного регулирования в военное и мирное время, тогда как его рецензент И. Кузьминов убежден "в необходимости сознательного руководства общественным развитием... на основе общественной собственности на средства производства" и в том, что раз есть монополии, то и не может быть никакого "народного капитализма"13.

В апреле 1947 г. опубликована обширная рецензия В.Рубина на книгу американского журналиста Ф.Ландберга "60 семейств Америки", вышедшую в Нью-Йорке в 1946 г. Ф.Ландберг пытался доказать, как цитирует В.Рубин, что эти семейства и являются "подлинным правитель-ством США, неофициальным, незримым, остающимся в тени. Это пра-

вительство денег в демократии доллара" . В.Рубин сожалеет также, что в книге нет материалов о преступных связях американских компаний с германскими и японскими концернами в годы Второй мировой войны; ничего не говорится о "послевоенном наступлении реакции в США на рабочие организации и рабочее зако-нодательство"15. Рецензия В.Рубина выдержана в спокойных тонах, и даже с позиций сегодняшнего дня ее автору трудно предъявить какие-то серьезные претензии.

В 1947 г. в разделе "Критика и библиография" появилась очередная публикация И. Кузь-минова - "Капиталистические монополии и война" с подзаголовком "По поводу книги Джеймса Аллена "Международные монополии и мир"16. Основное содержание этого отклика на книгу американского автора изложено уже в преамбуле: "В разжигании и в подготовке войн в эпоху империализма, ведущихся за передел мира, центральную роль играют капиталистические монополии. ...В пропаганде новой мировой войны наиболее активную роль играют

Кузьминов И. Мистер Джонстон в роли проповедника «народного капитализма» «Неограниченная Америка») // Большевик 1946, №> 21. - С. 61, 63.

14 Рубин В. Некорованные короли Америки // Большевик. 1947, №> 7. - С. 57 - 58.
15 Там же. - С. 64.
16 Большевик 1947, №> 20. - С. 75 - 88.

представители крупнейших предприятий и ведущих отраслей американской промышленности, банковских и биржевых воротил с Уолл-стрита". По мнению автора рецензии, Аллен не подверг "должному анализу вопрос о сращивании монополий с аппаратом

государства" .

В № 23 за 1947 год опубликована рецензия И.Гладкова "Порочная книга о промышленности США". Речь в ней на сей раз шла о вышедшей в том же году книге советского автора М.Бок-шицкого, называвшейся "Технико-экономичес-кие изменения в промышленности США во время второй мировой войны". Рецензент писал: "В книге не показано то обстоятельство, что экономические "сдвиги" в условиях капитализма ведут к усилению гнета монополий, не вскрыты должным образом рост анархии производства, обострение всех противоречий империа-18

лизма . И далее, что в книге: ... Не нашлось места для характеристики действительного положения рабочего класса, усиления эксплуатации трудящихся в годы вой-

ны" .

В том же номере журнала читатель встретился со знакомым автором - И.Кузь-миновым, написавшим статью с хаактерным для того времени названием - "О кризисном характере экономического развития США в послевоенное время". В статье не только давалась характеристика социально-экономической системы, но и "разоблачалась "американская концепция" академика Е.Варги и его последователей из Института мирового хозяйства и мировой политики (незадолго до появления статьи И.Кузьминова институт был закрыт). На первой же странице И.Кузьминов критикует, точнее, называет немарксистским, прогноз Е.Варги, сделанный в начале 1945 г., о неизбежном подъеме производства в США после войны: "Окончание войны не только не принесло какого-либо нового подъема, нового "просперити", но более того, как и следовало ожидать, привело к резкому падению производства в США, Англии, Канаде и некоторых других

Там же. - С. 75.

! Большевик 1947, №> 23. - С. 74. & Там же. - С. 75.

странах"20. И.Кузьминов уверяет читателей, что сразу после войны в США росли военные расходы, раздача государством "подачек воротилам военной промышленности", при этом возросла безработица, снизилась зарплата, уменьшились сбережения трудящихся, "огромным размахом" характеризовалось стачечное движение21. Однако советским экономистам очень скоро придется признать послевоенный рост экономики и жизненного уровня населения США.

В 1950 г. в № 20 был опубликован ответ Б.Вронского на вопрос читателя Г.М.На-тальченко о положении трудящихся в США. Ответ печатался под заголовком "Обнищание трудящихся в Соединенных Штатах Америки". Характерной чертой экономики США называется милитаризация (в то время шла война в Корее), в результате - "заработная плата и доходы трудового населения непрерывно сокращаются". Чтобы доказать этот тезис, автор все время приводит какие-то цифры, проверить которые рядовой читатель не мог. Приходилось верить на слово, что "даже занятый американский рабочий живет впроголодь", что "видно из американских источников". Автор акцентирует внимание на "исключительно тяжелых условиях жизни фермеров", особенно негров, "издольщиков и испольщиков, занятых на плантациях". Б.Вронский, сообщает, что по сравнению с 1939 г. "налоги на заработную плату для рабочих со средним заработком возросли в 7 раз"22. Не обошлось в статье и без напоминания о "голодных, нищих и бесправных" безработных; согласно данным советского автора, их доля "во многих промышленных центрах" составляла 2030% от "живущего своим трудом населения". Еще одна проблема - чрезмерная интенсификация труда23.

В 1953 г. - год смерти И.В.Сталина - социально-экономические проблемы США освещались в целом ряде публикаций. Их тематика и тональность не изменилась. Первая из них, принадлежавшая перу В.Владимирова, появилась в шестом номере и называлась "Обнищание трудящихся в капиталистических странах". В июне

20 Кузьминов И. О кризисном характере экономического развития США в послевоенное время // Большевик. 1948, № 23. -С. 43.
21 Там же. - С. 45 - 47.
22 Большевик 1950. № 20. - С. 55 - 56.
23 Там же. - С. 57 - 58.
1953 г. вышла большая статья Д.Монина, в которой писалось: "В ответ на ожесточенное наступление на жизненный уровень рабочего класса все шире развертывается стачечное движение в Соединенных Штатах"24. В № 11 появилась публикация М.Мошенского "Красноречивые факты и цифры о последствиях милитаризации США"25, которая, по мнению ее автора, в период войны в Корее была главной чертой всей социально-экономической жизни США, и что она ведет к назреванию экономического кризиса, предопределяет "резкое падение покупательной способности трудящихся, их дальнейшее обнищание". И опять: "Трудящиеся нищают, зато монополии накопляют колоссальные богатства". В 1953 г. в СССР ужасающий нас сегодня жилищный кризис (у многих горожан 2 - 3 кв. м на человека!), вполне понятный после такой войны. И Мошенский затрагивает этот болезненный вопрос: "Даже по признанию Бюро переписей США, около 11 миллионов жилищ, то есть 28% всех жилищ в американских городах, не соответст-

вует существующим стандартам". М.Мошенский, правда, не приводит эти стандарты, хотя для советского читателя они, наверное, были бы интересны.

В двенадцатом номере за 1953 год опубликована статья А.Попова "Реакционные теории о народонаселении". Полемизируя с так называемыми неомальтузианцами, автор приводит ряд положений о социально-экономической ситуации в США. "Участившиеся жестокие экономические кризисы, хроническая массовая безработица, ухудшение материального положения широких слоев населения, неуверенность в завтрашнем дне - все это повлекло за собой резкое снижение темпов прироста населения"27. Сегодня мы знаем, что причины сложнее и главные из них связаны с изменениями в ценностных ориентациях.

24 Монин Д. Стачечное движение пролетариата в странах капитала // Коммунист. 1953, № 9. - С. 110.
25 Мошенский М. Красноречивые факты и цифры о последствиях милитаризации США // Коммунист. 1953, № 11. - С. 121.
26 Там же. - С. 122, 124.
27 Попов А. Реакционные теории о народонаселении // Коммунист. 1953, № 12. - С. 96.

Большая статья - "Лживая теория "демократизации американского капитала" - была написана В.Чепраковым и опубликована в ноябре 1953 г. В ней говорится о появлении в США "измышлений" о появлении какого-то "среднего класса". Разумеется, этому противопоставляется марксистско-ленинское положение "о глубокой пропасти между буржуазией и трудящимися в США", что не оставляет места какому-то "среднему классу"28. По утверждавшемуся шаблону В.Чепраков завершает тем, что "растет эксплуатация трудящихся масс, их необеспеченность, неуверенность в завтрашнем дне, усиливаются

гнет, реакция и военный деспотизм" .

В марте 1956 г., буквально сразу же после ХХ съезда КПСС, появилась статья прежде опального академика Е.Варги, который приводит свои подсчеты доли прямых военных расходов в национальном доходе США. У него получилось, что в 1953 - 1954 г. эта доля составила около 22%!30. Любому квалифицированному экономисту понятно, что показатель невероятно завышен. Другой явно ложный тезис: "Уменьшается удельный вес квалифицированных рабочих, растет удельный вес рабочих, обученных для той или иной относительно несложной производственной операции, с одной стороны, техников и инженеров, с другой"31. Какие выводы должно было бы сделать руководство Советского Союза, если поверить, что в наиболее развитой стране мира уменьшается удельный вес квалифицированных рабочих? Как строить структуру профессиональной подготовки в СССР? Е.Варга много пишет о противоречиях экономической системы в США, а затем, в условиях роста американской экономики, дает рискованный прогноз: "Новый мировой кризис будет, очевидно, более глубоким, чем последний кризис 1938 года, но, вероятно, не достигнет глубины кризиса 1929 - 1933 годов"32.

В мае 1956 г. была опубликована статья академика И.Трахтенберга "Милитаризация капиталистической экономики и воспроизводство" на материалах США. Он пишет о том, что

28 Чепраков В. Лживая теория «демократизации американского капитала» // Коммунист. 1953, №2 17. - С. 63.
29 Там же. - С. 76.
30 Варга Е. Об экономике послевоенного капитализма // Коммунист. 1956, №> 4. - С. 15.
31 Там же. - С. 27.
32 Там же. - С. 32.

"мероприятия по милитаризации экономики имеют целью обеспечить монополиями максимальные барыши, усилить их экономиче-

33

скую мощь" , причем "посредством этих мероприятий господствующие монополии (а не государство! - А.И.) рассчитывают достичь чуть ли не "вечного процветания" экономики, избавиться от разрушительных эко-

номических кризисов перепроизводства . И.Трахтенберг показывает, что послевоенная экономика США довольно быстро росла, но фактически объясняет этот рост, прежде всего, милитаризацией. Что было неверно. Он пишет: "С 1946 по 1955 годы общий индекс промышленного производства увеличился на 54%. При этом индекс производства предметов длительного пользования, значительная часть которых служит целям милитаризации, увеличился на 80%, а индекс производства предметов не длительного пользования, преобладающая часть которых состоит из предметов потребления широких масс населения, возрос на 33%"35. И.Трахтенберг так заканчивает свою статью: "Пресловутое "процветание" США, где так усиленно проводится милитаризация экономики, оказывается при внимательном рассмотрении весьма односторонним: процветают только капиталистические монополии. А народу, трудящимся массам милитаризация экономики, гонка вооружений приносит огромные бедствия и в то же время не только не предотвращают взрыва экономического кризиса перепроизводства, но предопределяют крайнюю его остроту для трудящих-ся"36. Эта "ритуальная" фраза вполне могла бы быть написана в 1920-е, 1930-е, 1940-е годы. А западные оппоненты советских идеологов придумывали что-то новое, были более изобразительны в критике "тоталитаризма" и доказательстве преимуществ "западной демократии".

Юбилейный номер, посвященный 40-летию Октябрьской революции, содержал большую статью почетного председателя

33 Трахтенберг И. Милитаризация капиталистической экономики и воспроизводство // Коммунист. 1956, № 8. -С. 90.
34 Там же.
35 Там же. - С. 92.
36 Там же. - С. 101.

Коммунистической партии США Уильяма Фос-тера "Октябрьская революция и рабочий класс США". Обращаясь к недавней истории, У. Фос-тер сообщает, что президент Рузвельт порвал "со значительными кругами монополистического капитала, которые считали его реформы в области труда слишком радикальными"37. В статье немало полезной и правдивой информации. Так, советскому читателю было, наверное, интересно узнать, что жизненный уровень американских рабочих в 3 - 5 раз выше уровня, суще-

38

ствующего в европейских странах . Если за год до этого академик И.Трахтенберг писал о "крайнем обострении классовой борьбы", то У.Фостер откровенно признает: "... американское процветание, несмотря на все отрицательные стороны, оказало столь сильное воздействие на массы, что это, безусловно, мешает развитию социалистического сознания у рабо-

39

чих . Но ведь от этого У.Фостер не перестал быть коммунистом! Для него, наверное, в иерархии ценностей потребление стояло не на первом месте, он верил в обреченность "старого мира" и грядущую победу более гуманных и справедливых (с его точки зрения) общественных отношений. У.Фостер пишет, что Компартия США переживает серьезный кризис, проявляющийся, в частности, в уменьшении численного состава партии. Среди причин этого кризиса первой он называет "продолжающийся в США промыш-ленный "бум", который, включая военные годы, длится с незначительными депрессиями уже в течение 17 лет. В этот период безработица была незначительной, было много сверхурочных работ, ширилась система двух работающих в одной семье.; кроме того, несколько повысилась реальная заработная пла-

та" .

В 1961 г. была принята новая программа КПСС, что означало очередное изменение акцентов в официальной доктрине. В № 10 за 1961 год опубликована статья В.Чепракова, написанная по впечатлениям поездки в США. Какой же увидел социально-экономическую систему США советский журналист? Он сразу же формирует главную для себя мысль: США - "эпи-

центр всех экономических потрясений капи-

41

талистического мира" . И вслед за этим - о монополиях, "захвативших государственный аппарат", который лишь внешне самостоятельно (то есть без монополий) "контролирует экономическую деятельность". На самом же деле, как пишет В. Чепраков, "монополистические государства действуют исключительно в интересах монополистического капитала". Дальше автор напоминает о безработице и о том, что скоро, "через год -полтора" в США "наступит очередное падение производства", что "две трети американских семей не имеют прожиточного минимума" 42. Автор, правда, не уточняет, что же это за "прожиточный минимум", если не имея даже его трети, люди все-таки от голода не умирают.

В № 18 журнала "Коммунист" за 1961 год опубликована довольно обширная статья Виктора Перло с характерным названием - "Упадок американского империализма". Уже во вводной части автор пишет то, что вообще-то могло бы стать основным выводом его работы: "Несмотря на все репрессии, историческое развитие неизбежно приведет к тому, что народным массам станет ясна потребность революционным путем превратить созданный их руками производственный аппарат из организации, принадлежащей монополистам и контролируемы?

Другие работы в данной теме:
Научтруд |