Научтруд
Войти
Категория: Литература

ПРОБЛЕМЫ НОМИНАЦИИ

Автор: Алешкевич Сергей Сергеевич

Проблемы номинации

Алешкевич Сергей Сергеевич,

кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков, Белгородский университет кооперации, экономики и права, Россия, Белгород, aleshkevichss@mail.ru

Проблема и цель. Релевантность выполненного исследования обусловлена недостаточной изученностью, а также сложностью и многоуровневостью процесса номинации как результата взаимодействия лингвистических и экстралингвистических факторов. Цель проведенного исследования - рассмотрение процесса номинации посредством взаимодействия и взаимосвязи сигнификата и денотата.

Методы и методология. В настоящем исследованием, использованы концептуальный анализ, а также метод семантической интерпретации.

Результаты. Определение семантики, установление фонологических и грамматических правил, а также структур, происходит из исследования и сравнения большого количества данных, при том что все эти данные могут быть интроспективны. Выводы. Знание семантики слова означает, что его можно использовать правильно, что его можно объяснить в терминах парафразов или синонимов. Но из этого не следует, что есть сущность, которая имеет значение или целая группа сущностей, которые являются значением слов. Слово означает, что что-то похоже каким-то образом на то, что говорящий указывает. Ключевые слова: сигнификат, денотат, эквивалент, концепт, номинация, значение, семантика, взаимосвязь, объяснение, идентифицировать, терминология, определять, понимание, визуализировать, понятие, образ, смысл, синоним, перефраз.

01

Проблема и цель. Релевантность выполненного исследования обусловлена недостаточной изученностью, а также сложностью и многоуровневостью процесса номинации как результата взаимодействия лингвистических и экстралингвистических факторов. Цель проведенного исследования - рассмотрение процесса номинации посредством взаимодействия и взаимосвязи сигнификата и денотата.

Язык может быть, как система связи, с одной стороны, означает, с другой стороны - обозначает. Но основная проблема заключается в установлении характера и взаимосвязи этих двух сторон. Сигнификат - это слово на языке, а денотат - это объект в мире, который оно обозначает. Слова -это «имена» или «ярлыки» для вещей. Это, prima facie, привлекательный взгляд и, несомненно, верно, что ребенок именует многие свои слова именно в процессе номинации. Ему часто подбрасывают названия родители, и его первая попытка на языке будет включать в себя: «Да да», когда он видит своего отца или создает свое название для поезда, автобуса, кошки и т. д., видя соответствующие объекты в реальной жизни или в книге.

Тем не менее, существует много трудностей, связанных с этим представлением. Номинация применима только к существительными на самом деле традиционная грамматика часто определяет существительное, в отличие от прилагательного, глагола, предлога и т. д., как «имя человека или вещи».

Трудно, расширить теорию номинации, чтобы включить и другие части речи. Можно, без сомнения, обозначить цвета, как это сделано в цветовых диаграммах, и, следовательно, может быть, что цветные слова (прилагательные) можно рассматривать как имена. Но это не совсем правдоподобно для большинства других прилагательных: early, attractive, true, relevant, traditional, difficult, plausible. Какие из них можно использовать в качестве метки для идентификации того, что они обозначают? Эта точка зрения еще более очевидна с глаголами. Фактически невозможно определить, что «названо» глаголом. Даже если взять глагол run и попытаться его проиллюстрировать мальчиком, бегущим, либо неподвижным, либо движущимся изображением, нет очевидного способа изолировать его «бегущую» часть. С существительным мы можем часто рисовать изображение объекта, который обозначается. Однако это трудно, если не невозможно, с глаголами. Рассмотрим глагол run и

попытку проиллюстрировать то, что он обозначает, изображением бегущего мальчика. Возникают две трудности, даже если у нас есть движущаяся картина. Во-первых, невозможно представить отдельно «мальчика» и «бег». Необходим довольно сложный метод их разделения. Во-вторых, даже если можно отличить мальчика и то, что он делает, труднее определить, каковы основные характеристики того, что обозначается глаголом, чем то, что обозначается существительным. Например, работает ли только движение ног или вовлечение рук? Это обязательно связано с изменением положения? Понятно, что нет ничего, что можно легко распознать и определить как «бег». Проблема, очевидно, еще сложнее с глаголами: remember, like и see. Аналогичные соображения сохраняются для предлогов (up, under) и союзов (when, because), а также местоимения (I, he), которые являются еще более серьезной проблемой, поскольку они обозначают разные предметы в разное время.

Можно ли, однако, сохранить теорию номинации, но применить ее только к существительным? Очевидная проблема для начала состоит в том, что некоторые существительные, например, unicorn, goblin, fairy относятся к существам, которые нереальны; поэтому они не обозначают объекты в нашем мире.

Методы и методология настоящего исследования, основаны на концептуальном анализе, а также методе семантической интерпретации. Один из способов решения этой трудности состоит в том, чтобы различать два вида мира, реальный мир и мир сказочных историй. Но это, конечно, означает признать, что слова - это не просто имена вещей, и это должно включать некоторое более сложное объяснение способа, при помощи которого можно с помощью каких-либо аналогов перейти от предоставления имен объектам в реальном мире к присвоению имен объектам, которые не существуют. Такое объяснение возможно, но подобные слова свидетельствуют о том, что слова - это не просто имена предметов нашего опыта.

Имеются и другие существительные, которые, хотя и не относятся к воображаемым элементам, вообще не относятся к физическим объектам. Не возможно идентифицировать объекты, которые будут называться love, hate, inspiration, nonsense. Когда грамматики говорят о существительных, являющихся именами предметов, возникает второе, являются ли «любовь», «ненависть» и т. д. осязаемыми объектами. Если они склонны говорить «Да, но они абстрактные объекты», то ясно, что единственная причина, по которой они хотят называть их так, состоит в том, что у них есть существительные, соответствующие им. Но тогда и всё определение оказывается замкнутым.

Даже там, где есть физические объекты, которые можно идентифицировать, ни в коем случае не имеется ввиду, что значение совпадает с его обозначением. Один из самых известных примеров, иллюстрирующих этот момент, - evening star

и morning star. Вряд ли можно утверждать, что они имеют одинаковый смысл, но они обозначают один объект - планету Венера.

Еще одна трудность заключается в том, что, даже если ограничить внимание на словах, связанных с видимыми объектами в окружающем мире, они часто будут обозначать целый набор довольно разных объектов. Стулья, например, бывают всех форм и размеров, но именно, что-то делает каждый из них скорее стулом, чем диваном или стулом. Часто разделительная линия между пунктами, на которые ссылается одно слово, и те, которые упомянуты другим, является неопределенной и может иметь пересечения. Когда холм -холм, а не гора? Или ручей река? В мире опыта объекты не сгруппированы четко вместе, чтобы быть номинированными одним словом. Есть два противоположных объяснения. Одно из них «реалистическое» представление о том, что все вещи, называемые одним и тем же именованием, имеют некоторое общее свойство - что существует какая-то реальность, которая устанавливает, что такое стул, холм, дом. Второе, - «номиналистский» взгляд, который состоит в том, что у них нет ничего общего, кроме именования.

Вторая точка зрения, очевидно, неверна, потому что «стул» или «холм» не используются в качестве объектов, которые совершенно разные - у названных объектов есть что-то общее. Но первое представление не менее лишено смысла. Потому что не существует четко определенных «естественных» классов объектов в окружающем мире. Классификация объектов в терминах слов, используемых для обозначения, отличается от языка к языку. Так, английские слова: stool, chair, armchair, couch, sofa, не имеют точных эквивалентов на других языках. Французское слово fauteuil может показаться эквивалентным английскому armchair, но в то время как наличие подлокотников, вероятно, является существенной характеристикой для кресла, это не обязательно так для fauteuil. Аналогичные соображения справедливы и для chest of drawer, cupboard, ward-robe. Системы цвета языков тоже отличаются друг от друга, несмотря на кажущуюся «естественной» систему радуги. Слова языка часто отражают не столько реальность мира, сколько интересы людей, говорящих на нем.

К сожалению, можно заблуждаться и относительно научной терминологии, поскольку здесь часто существуют естественные классы. Если пойти в зоопарк, можно заметить, что каждое существо имеет конкретное именование и что никакое существо не может быть названо двумя разными способами, а также нет никакого совпадения между классами. Горилла - горилла, а лев - лев. То же самое верно или в значительной степени соответствует в отношении названий насекомых, растений и даже химических веществ. Но эти научные классификации не типичны для повседневного опыта. Большинство видимых объектов, не относятся строго к одному классу. Можно воздержаться от того, чтобы называть кита рыбой или летучую

мышь птицей, хотя почему рыба не могла просто означать «существо, которое плавает в воде, а птиц - «позвоночное, которое летает»?. Однако так можно зайти слишком далеко. Соль для обычного языка - это вещество, которое появляется на обеденных столах. Это, тем не менее соль, если ее химический состав не соответствует определению химиков. Соль для большинства ассоциируется с перцем и горчицей, которые из нее не получаются и не приводят к любой простой научной спецификации. Обычный язык отличается от научного языка именно тем, что его термины четко не определены и его классы не строго установлены.

Один из возможных путей выхода из всех трудностей - сказать, что только некоторые слова фактически обозначают предметы. Остальные толкуются в некотором роде, от основного употребления.

Для того, чтобы осознавать, надо точно понимать, на что указывается. Если указать на стул и сказать: «Это стул», сначала нужно понять, что указывается весь объект, а не на одна из его ножек или на дерево, из которого он сделан. Но также необходимо знать, каковы характеристики стула, если определение должно иметь хоть какую-либо весомость. Для тех, кто не знает, что такое стул, вполне можно предположить из определения, что табурет или диван - это стул. Можно даже не быть уверенным, что слово «стул» равномерно относится к столу, так как определение даже не заключает, что указывается стул, как что-то, на чем можно сидеть, а не как часть мебели. Указание на объект включает идентификацию объекта, специфику качеств, которые делают его стулом или столом. Это требует сложного понимания, возможно, даже понимания всей категоризации соответствующего языка.

Достаточно указать, что теория имен для предложений не более удовлетворительна, чем для слов. Невозможно напрямую связать смысл предложения с событиями. Самая сильная точка зрения по которой предложения относятся к реальным объектам и событиям, состоит в том, что предложение «Лошадь на лужайке» означает, что на лужайке есть лошадь, очевидно, несостоятельна, поскольку можно лгать или допускать ошибки, на лужайке не может быть лошади. Более слабый взгляд - видеть смысл в терминах условий, при которых предложение истинно. Значение «Существует лошадь на лужайке», которое, таким образом, выражается в терминах «условий истинности» с участием животного определенного вида, находящегося в определенное время на специально подготовленной территории с травой. Однако это ведет в никуда, т.к. истинные условия могут быть наиболее легко сформулированы в тех же словах, что и предложение. - «Есть лошадь на лужайке», если есть лошадь на лужайке (в качестве альтернативы «есть лошадь на лужайке» означает «есть лошадь на газоне»). Тавтология очевидна.

«Символ» - это, лингвистический элемент -слово, предложение и т. д., А «референт» - объект

и т. д., в мире опыта, тогда как «мысль или ссылка» - это понятие. В соответствии с теорией нет прямой связи между символом и референтом (между языком и миром) - связь осуществляется через мысль или ссылку, т.е. это концепции человеческого разума.

Эта теория избегает многих проблем номинации - например, классификации не обязательно должны быть естественными или универсальными, а просто концептуальными. Но это также порождает совершенно новую проблему. Для чего существуют именно «ассоциативная связь» или связь между символом и концепцией?

Это психологический вопрос, в то время как мы думаем о понятии, и о том, что смысл состоит в способности связывать его с другим, вспоминая, что стул относится к концепции «стул». Можно визуализировать стул в «нашем разуме», но мы не делаем этого каждый раз, когда произносим слово «стул». Высказывание слова «стул» относится к более абстрактному понятию. Для чего абстрактное понятие - какого цвета этот стул, каков его размер или форма? Не нужно интересоваться тем, что происходит в каждом случае, хотя и с более общим обозначением значения стула. Не должна интересовать и точная артикуляция кроме как в качестве материала для еще более общих утверждений из фонетики и фонологии. Аналогичным образом, хочется знать об общем значении стула, а не о том, что можно или невозможно делать каждый раз, когда, произносится это слово.

Более сложная версия рассматривает ссылку не как нечто, что мы делаем каждый раз, когда мы используем слово, а как некоторую перманентную ассоциацию, хранящуюся в уме или в мозге. Трудность с этим мнением заключается в том, что оно действительно ничего не говорит. Как можно, даже в принципе, установить, что такое понятие? Не существует очевидного способа, посредством которого можно заглянуть в разум, чтобы признать это, и тем более, способ, используя который можно заглянуть в умы других. Фактически вся теория заключается в том, чтобы создать в каком-то недоступном месте объекты, которые по определению отражают изображения слов, которые они должны объяснить. Там, где есть слово, будет понятие - и понятие будет значением этого слова. Это, очевидно, полностью замкнутое определение смысла. Он вовлекает то, что иногда называют аргументом «призрак в механизме». Можно объяснить работу машины и представить подробное объяснение в механических терминах, но для некоторого гипотетического человека этого недостаточно - он не может понять, как эта машина может работать, если в ней нет какого-либо призрака или духа внутри. Подобный аргумент объясняет явления, создавая сущность, присутствие которой оправдано исключительно как нечто, что «объясняет» явления. У науки было много примеров такого рода за свою долгую историю. Однажды ученые объяснили огонь, установив существование вещества «флогистон». И возможно опровергнуть присутствие таких сущностей.

Вряд ли стоит указывать на то, что, как и при номинации, предложение более неудовлетворительно определяется с точки зрения понятий, чем слово. Конечно, когда мы говорим, что на лужайке есть лошадь, нет оснований предполагать, что на самом деле мы «думаем» о концепции, в то время как определение в терминах более абстрактных, вневременных понятий - это опять-таки совсем не говорить, а просто интерпретировать, что означает его зеркальное изображение, постулированное в недоступном месте.

Результаты. Существует много лингвистов, которые принимают полностью или частично концептуальный взгляд на смысл. Это связано с новым «ментализмом», связанным с Н. Хомским и его последователями, которые, в частности, настаивали на том, что интуиция и самоанализ должны играть значительную роль в исследовании языка. Это короткий и, возможно, неизбежный шаг, чтобы увидеть значение в терминах ментальных сущностей. Но это должно быть отклонено по трем причинам.

Во-первых, возражение против «призрак в механизме» является ошеломляющим - ничего не говорится, перемещая смысл назад на один шаг в мозг или разум.

Во-вторых, даже если в уме есть какие-либо понятия, они в принципе недоступны никому, кроме индивидуума, и мы остаемся перед ними с полностью субъективными взглядами, так как никогда невозможно знать, каковы эти «значения». Разумеется, если бы существовали знания, чтобы исследовать мозг с научной точки зрения и полностью учитывать язык в структуре клеток мозга, оба эти возражения могли бы быть преодолены таким образом.

В-третьих, аргументы об интуиции и интроспекции не имеют значения. Можно интроспективно задать себе вопросы о языке, не ожидая, эмпирических данных, фактических записей или текстов. Но при этом мы больше не узнаем о нашем языке или его структуре; мы просто производим для себя еще несколько примеров нашего языка. То, что мы не делаем этим процессом, устанавливает фонологические или грамматические правила или структуры; это происходит из исследования и сравнения большого количества данных, даже если эти данные все интроспективны. То же самое должно быть в отношении семантики, и из этого следует, что не надо верить, что hcre - это понятие, которые можно просто обнаружить, если посмотреть в нужное место.

Выводы.

1. Стоит отметить, что в некоторой степени дуалистический, взгляд на язык, который видит смысл как часть отношения, означаемого и означающего, поощряется термином, означающим себя и что слова и предложения, имеют смысл. И, если это так, то очевидно законно спросить, что это за сущность, и искать её либо в мире, либо в умах людей. Но сказать, что слово имеет смысл, не похожий на то, что у людей есть ноги или у деревьев есть листья. Легко заблуждаться глаголом

have и тем фактом, что смысл является существительным в поиске чего-то, что имеет значение.

2. На практике это означает, что слово имеет значение. Знание семантики слова означает, что можно совершить несколько подходов - можно использовать его правильно, можно объяснить его другим в терминах парафразов или синонимов. Но из этого не следует, что есть сущность, которая имеет значение или целая группа сущностей, которые являются значением слов. Слово означает, что что-то похоже каким-то образом на то, что говорящий указывает; можно понять смысл слова так же, как можно прочитать указатель. Но не больше смысла спрашивать, что слово означает, чем спрашивать, что именно указывает указатель.
3. Таким образом, проблема семантики не является и не может быть поиском неуловимой сущности, называемой «смысл». Скорее это попытка понять, как именно слова и предложения могут «означать» вообще или, как они могут быть значимыми. Говорить о смысле, это говорить о «протяженности». Имея протяженность в несколько футов или дюймов, она не является чем-то сверх этого. Точно так же смысл не в том, что слова или любые другие лингвистические сущности «have» в любом буквальном смысле обозначают «наличие».

Литература

1. Andrew Kehler, Laura Kertz, Hannah Rohde, Jeffrey L. Elman; Coherence and Coreference Revisited, Journal of Semantics, Volume 25, Issue 1, 1 February 2008, Pages 1-44, https://doi.org/10.1093/jos/ffm018
2. Noortje J Venhuizen, Johan Bos, Petra Hendriks, Harm Brouwer; Discourse Semantics with Information Structure, Journal of Semantics, Volume 35, Issue 1, 21 February 2018, Pages 127-169, https://doi.org/10.1093/jos/ffx017
3. Беляевская Е.Г. Когнитивные основания изучения семантики слова / Е.Г. Беляевская // Структуры представления знаний в языке. - М.: РАН, 1994. - С. 87 - 110.
4. Беляевская Е.Г. Семантическая структура слова в номинативном и коммуникативном аспектах. Дис. Д - ра филол.наук / Е.Г. Беляевская. - М., 1992. - 401 с.
5. Блэк М. Метафора: Пер. с англ. / М. Блэк // Теория метафоры / Общ. ред. Н.Д. Арутюновой и М.А. Журинской. - М.: Прогресс, 1990. - С. 153 -172.
6. Кубрякова Е.С. Введение. Проблемы представления знаний в языке / Е.С. Кубрякова // Структуры представления знаний в языке. - М.: ИНИОН РАН, 1994. - С. 5-32.
7. Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика - психология - когнитивная наука / Е.С. Кубрякова // Вопросы языкознания. № 4. 1994. - С. 34 - 47.
8. Кубрякова Е.С. Проблемы представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем / Е.С. Кубрякова // Язык и структуры представления знаний. - М.: ИНИОН РАН, 1992. - С. 4 - 39.
9. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка / А.В. Кунин. - М.: Высшая школа, 1996. - 382 с.
10. Путиловская Т.С. Лингвопсихологическая сущность дискурсивной компетенции // Актуальные проблемы преподавания иностранных языков в неязыковом вузе в современной образовательной парадигме: сборник научных трудов заочной научно-практической конференции. 2016. С. 169-185.
11. Путиловская Т.С. Тестирование как фактор формирования коммуникативной компетенции // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2012. № 6. С. 274-280.

The problem of nomination Aleshkevich S.S.

Belgorod University of Cooperation, Economics and Law Problem and purpose. The relevance of the research is due to the lack of scrutiny, as well as the complexity and multilevel of the nomination process as a result of the interaction of linguistic and extralinguistic factors. The purpose of the research is to review the nomination process through the interaction and interrelation between signifact and denotata. Methods and methodology. In this study, a conceptual analysis is

used, as well as a method of semantic interpretation. Results. The definition of semantics, the establishment of phonological and grammatical rules, as well as structures, comes from the study and comparison of a large amount of data, while all these data can be introspective. Conclusions. Knowledge of the semantics of a word means that it can be used correctly, that it can be explained in terms of paraphrases or synonyms. But it does not follow from this that there is an entity that has meaning or a whole group of entities that are the meaning of words. The word means that something is similar in some way to what the speaker points out. Keywords: significat, denotate, equivalent, concept, naming, meaning, semantics, relationship, explanation, identify, terminology, definition, understanding, visualize, term, image, sense, synonym, paraphrase.

References

1. Andrew Kehler, Laura Kertz, Hannah Rohde, Jeffrey L. Elman; Coherence and Coreference Revisited, Journal of Semantics, Volume 25, Issue 1, 1 February 2008, Pages 1-44, https://doi.org/10.1093/jos/ffm018
2. Noortje J Venhuizen, Johan Bos, Petra Hendriks, Harm Brouwer; Discourse Semantics with Information Structure, Journal of Semantics, Volume 35, Issue 1, 21 February 2018, Pages 127-169, https://doi.org/10.1093/jos/ffx017
3. Beljaevskaja E.G. Kognitivnye osnovanija izuchenija semantiki slova / E.G. Beljaevskaja // Struktury predstavlenija znanij v jazyke. - M.: RAN, 1994. - S. 87 - 110.
4. Beljaevskaja E.G. Semanticheskaja struktura slova v nomina-tivnom i kommunikativnom aspektah. Dis. D - ra filol.nauk / E.G. Beljaevskaja. - M., 1992. - 401 s.
5. Bljek M. Metafora: Per. s angl. / M. Bljek // Teorija metafory / Obshh. red. N.D. Arutjunovoj i M.A. Zhurinskoj. - M.: Progress, 1990. - S. 153 - 172.
6. Kubrjakova E.S. Vvedenie. Problemy predstavlenija znanij v jazyke / E.S. Kubrjakova // Struktury predstavlenija znanij v jazyke. - M.: INION RAN, 1994. - S. 5-32.
7. Kubrjakova E.S. Nachal&nye jetapy stanovlenija kognitivizma: lingvistika - psihologija - kognitivnaja nauka / E.S. Kubrjakova // Voprosy jazykoznanija. № 4. 1994. - S. 34 - 47.
8. Kubrjakova E.S. Problemy predstavlenija znanij v sovremennoj nauke i rol& lingvistiki v reshenii jetih problem / E.S. Kubrjakova // Jazyk i struktury predstavlenija znanij. - M.: INION RAN, 1992. - S. 4 - 39.
9. Kunin A.V. Kurs frazeologii sovremennogo anglijskogo jazyka / A.V. Kunin. - M.: Vysshaja shkola, 1996. - 382 s.
10. Putilovskaya T.S. The linguistic and psychological essence of discursive competence // Actual problems of teaching foreign languages in a non-linguistic university in the modern educational paradigm: a collection of scientific papers of the correspondence scientific-practical conference. 2016.S. 169-185.
11. Putilovskaya T.S. Testing as a factor in the formation of communicative competence // Bulletin of the University (State University of Management). 2012. No. 6. S. 274-280.
СИГНИФИКАТ ДЕНОТАТ ЭКВИВАЛЕНТ КОНЦЕПТ НОМИНАЦИЯ ЗНАЧЕНИЕ СЕМАНТИКА ВЗАИМОСВЯЗЬ ОБЪЯСНЕНИЕ ИДЕНТИФИЦИРОВАТЬ
Другие работы в данной теме:
Научтруд |