Научтруд
Войти

Начало антисоветских движений в казачьих областях страны после Октябрьской революции

Научный труд разместил:
Marfa
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ВОПРОСЫ ИСТОРИИ

© 2005 г. В.П. Трут

НАЧАЛО АНТИСОВЕТСКИХ ДВИЖЕНИЙ В КАЗАЧЬИХ ОБЛАСТЯХ СТРАНЫ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

События, развернувшиеся в казачьих областях страны в конце октября 1917 г., отличались большой остротой и драматичностью. 25 октября донской атаман А.М. Каледин получил телеграмму министра юстиции П.Н. Малянтовича с сообщением, что в столице большевики пытаются захватить власть [1]. Через несколько часов, уже поздним вечером того же дня, на имя Каледина приходит еще одна телеграмма, подписанная министром внутренних дел А.М. Никитиным, в которой говорилось о низложении Временного правительства [2]. Сразу после этого Каледин отправляет телеграммы Временному правительству, в штаб Верховного главнокомандующего, Совету Союза казачьих войск, атаманам всех казачьих войск страны, начальникам войсковых подразделений Донской области и во все казачьи части, в которых было заявлено, что донское войсковое правительство считает захват власти большевиками преступным и совершенно недопустимым и окажет полную поддержку Временному правительству [3]. 26 октября товарищ донского атамана М.П. Богаевский направил телеграмму на имя Керенского с приглашением членов правительства и Совета республики в Новочеркасск «для восстановления и укрепления государственной власти» [4]. В этот же день Каледин пытался установить тесный контакт со штабом Верховного главнокомандующего и вел продолжительные переговоры с его начальником генерал-лейтенантом Духониным [5]. Решительное заявление донских казачьих властей явилось одним из самых первых громких призывов к решительной борьбе с большевиками. И он был услышан и подхвачен во многих казачьих войсках. Уже 26 октября атаман Оренбургского войска А.И. Дутов, буквально через несколько часов после возвращения из Петрограда, где он участвовал в работе Предпарламента, встречался с Керенским и был утвержден им на избранной атаманской должности с присвоением звания полковника, ознакомился с полученной телеграммой донского атамана и сразу же издал приказ № 816, в котором говорилось об осуждении большевистского выступления и поддержке Временного правительства. Причем его текст повторял, за исключением незначительных добавлений, содержание кале-динской телеграммы. Здесь же указывалось, что с 20 часов 26 октября войсковое правительство Оренбургского войска временно, впредь до восстановления власти Временного правительства, берет на себя всю полноту исполнительной государственной власти в войске [6].

Атаман Терского казачьего войска М.А. Караулов, получив телеграмму Каледина и добавив в ее текст только одну фразу с призывом ко всем гражданам Терского края к «дружному и единодушному отпору большевикам», отправил ее по всему войску и стране [7]. Одновременно было разослано и воззвание Терского войскового круга к населению области с резкой критикой большевиков и призывом ко всем жителям к беспощадной борьбе с изменниками Родины [8].

26 октября, по получении информации о свержении Временного правительства, приказом войскового атамана Кубанского войска А.П. Филимонова Кубанская область была объявлена на военном положении [9]. На другой день рассылается телеграмма, в которой от имени войскового атамана и войскового правительства заявлялось о стремлении защищать Временное правительство и о непризнании и беспощадной борьбе с новой большевистской властью. Вся государственная власть в области сосредотачивалась в руках войскового правительства и атамана [10].

Одновременно с категоричными политическими заявлениями по отношению к взявшим власть в столице большевикам казачьи лидеры предпринимают попытки конкретных действий по борьбе с ними. 31 октября калединские части занимают 45 населенных пунктов в Донбассе и разгоняют местные Советы [11]. 2 ноября приказом атамана Каледина Ростовский, Черкасский и Таганрогский округа войска были объявлены на военном положении [12]. В этот же день им издается и приказ об установлении в расположенных на территории Донской области казачьих частях строжайшего внутреннего распорядка, постоянном нахождении офицеров при своих частях и ряде других мер [13, л. 31об.]. Последний десятый пункт данного приказа требовал не допускать в казачьи части большевистских агитаторов и распространения среди казаков агитационной литературы [13, л. 30]. Но полностью изолировать армейское казачество от все возрастающего воздействия революционной пропаганды в тех условиях было практически невозможно.

В Оренбуржье в конце октября верные атаману Дутову войска занимают один из важных пунктов - город Троицк, разгоняют Совет и передают всю полноту власти местному атаману Токареву [14]. 30-31 октября дутовские отряды окружили Челябинск и предъявили ультиматум взявшему в городе власть Совету рабочих и солдатских депутатов о передаче всех властных полномочий Челябинской городской Думе. В случае отказа ему угрожали началом боевых действий. Совет принял выдвинутые условия [15].

В Семиречье войсковой атаман Щербаков, председатель Войскового круга Астраханцев, комиссар Временного правительства Шкапский и лидер алаш-ордынцев Тынышпаев выступили против признания Советского правительства и заявили о том, что они не допустят установления в области власти Советов [16]. 31 октября войсковой Совет Семиреченского войска утверждает решение о немедленном аресте всех лиц, агитирующих

против Временного правительства [15, с. 106]. На следующий день войсковой Совет объявил, что со 2 ноября Семиреченское казачье войско берет в свои руки всю полноту власти с Семиреченской области [16, с. 103]. В этот же день, 1 ноября, принимается решение об образовании на основе войска войскового правительства. Вскоре оно объявило Семиреченскую область на военном положении [17, с. 211-212]. Совет рабочих и солдатских депутатов г. Верного был разогнан, а находившиеся в городе запасные солдатские полки расформированы. Решительные действия войскового правительства поддержали туркестанский комитет Временного правительства и комитет националистической казахской политической организации «Алаш-Орды» [18, с. 311].

Драматические события в самом начале ноября разыгрались в Сибирском войске.

После бурных и довольно продолжительных споров определились политические позиции большинства членов Омского Совказдепа. 13 ноября он принял резолюцию, в которой Совнарком характеризовался как «самозванный» и содержалось требование создания однородного социалистического правительства без участия Ленина. В ней также осуждались переговоры СНК с Германией о перемирии [19]. Через несколько дней большинство членов Совказдепа приняло участие в совместных заседаниях с депутатами Малого войскового круга. На одном из них была принята резолюция с резким осуждением захвата власти большевиками и заявлением о начале немедленной организации местной государственной власти без какого-либо участия большевиков [19, с. 197]. Таким образом, на территории Сибирского войска, и прежде всего в самом Омске, сложилась своеобразная ситуация формального двоевластия. В качестве высших органов власти здесь выступали, с одной стороны, Советы, а с другой - войсковые круг и управа и вставший на их сторону Совказдеп.

В Терском войске 6 ноября войсковое правительство принимает чрезвычайное постановление о передаче всей полноты власти в области в руки войскового круга и правительства [20]. Через несколько часов после этого на состоявшемся объединенном совещании войскового правительства и ЦК Союза объединенных горцев Северного Кавказа разгораются споры по вопросу о местной власти. Атаман М. А. Караулов изложил содержание «Проекта казачьей декларации о создании местной власти» и «Проекте Временной Конституции Терского края» [21]. Принимается решение о разделении власти в Терской области: на территориях, где проживало большинство горцев и фактически подконтрольных Союзу горцев, она сосредотачивается у него, а на землях войска - у атамана [22]. Ввиду участившихся набегов горцев на казачьи станицы войсковой круг предоставил атаману Караулову неограниченные полномочия для борьбы с грабежами. Сразу же после этого Караулов объявил область на военном положении и привел все находившиеся в ней казачьи полки в полную боевую

готовность [7, с. 81]. Но напряженность в отношениях между казаками и горцами продолжала усиливаться.

В Оренбургском войске в рассматриваемый период основные события происходили в его административном центре - г. Оренбурге. 7 ноября здесь после перевыборов Совета победили большевики, которые стали сразу же реализовывать разработанный ранее план восстания. Казачьи органы власти предприняли активные контрмеры. Ночью этого же дня казачьи отряды арестовали 7 большевистских лидеров. Дутовцев поддержал созданный 8 ноября местный «Комитет спасения Родины и революции», в который вошли 34 представителя от почти всех, за исключением кадетской, антибольшевистских партий и общественных организаций [23]. Но борьба продолжалась. 14 ноября на заседании Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов образуется военно-революционный комитет. Казачьи власти, узнав об этом, приняли решение арестовать всех членов ВРК и принимавших участие в данном заседании членов Совета. И в ночь на 15 ноября сводные отряды казаков и милиции окружили здание, где разместился ВРК, и арестовали всех там находившихся. Из общего числа задержанных было 25 руководителей местных большевиков арестовано, а 60 чел. освобождено [24]. В эти же дни по приказу Дутова разоружаются и демобилизовываются солдатские части Оренбургского гарнизона. Одновременно атаман отдал приказ и о мобилизации казаков старших возрастов [24]. Казачьи власти одержали временную победу.

8 ноября выходит приказ атамана Гамова о взятии власти в Амурской области войсковым правлением [25]. 12 ноября состоялось совместное собрание членов войскового правления, офицеров, находившихся в Благовещенске 1-й и 2-й батарей 8-го ополченческого корпуса, Амурской флотилии, представителей городской Думы, при участии комиссара Временного правительства Кожевникова. Было решено образовать областное «Собрание общественного порядка», от имени которого тут же были предоставлены неограниченные полномочия атаману Гамову, комиссару Кожевникову и благовещенскому городскому голове Алексеевскому [26]. 17 ноября образуется новый коллегиальный орган власти в области -«Комитет общественного порядка». В него вошли атаман Гамов, комиссар Кожевников, начальник Благовещенского гарнизона, городской голова, представители Совета рабочих и крестьянских депутатов, военной организации гарнизона и председатель областной земской управы [26, с. 91]. В области, в результате достигнутого политического компромисса, возможность осуществления властных полномочий получал довольно широкий круг политических организаций. Это свидетельствовало об относительной слабости казачьих органов власти, их вынужденных уступках при распределении власти.

Казачьи органы власти Астраханского войска, не имея возможности самостоятельно взять всю власть, предприняли политический маневр: они объявили о своей поддержке образованного 17 ноября в Астрахани эсеро-

меньшевистского «Комитета народной власти», объявленного высшим органом власти в Астраханской губернии [27]. Здесь также был достигнут определенный политический компромисс.

В Забайкалье казачьи антисоветские силы потерпели первое поражение. Выступивший решительно против власти СНК и местных большевистских сил есаул Г.М. Семенов, опиравшийся на находившийся в стадии формирования свой так называемый бурят-монгольский полк, встретил резкий отпор со стороны солдат гарнизона г. Верхнеудинска. После неравного боя отряд Семенова вынужден был отступить в полосу отчуждения КВЖД на станцию «Маньчжурия» под прикрытие китайских властей [28]. Здесь ему существенную финансовую помощь стал оказывать управляющий КВЖД генерал Д. Л. Хорват [29].

Специфическую политическую позицию осенью 1917 г. заняли казачьи органы власти Уральского (Яицкого) войска. Они воздержались от каких-либо антисоветских заявлений и заняли внешне миролюбивую, а по сути дела выжидательную позицию [28, с. 55]. В административном центре войска г. Уральске одновременно существовали и войсковая казачья администрация, и Совет рабочих и солдатских депутатов, и представительство Западного отделения «Алаш-Орды». Такое же положение было и в г. Гурьеве [18, с. 326]. Причем такая своеобразная ситуация в войске сохранялась до начала 1918 г.

Значительную роль в планах своей борьбы с Советским правительством казачьи руководители отводили фронтовым казачьим частям как наиболее серьезной реальной военной силе. Большие надежды в этом отношении они возлагали на проходивший в г. Киеве Всероссийский общефронтовой казачий съезд, который начал свою работу еще 21 октября. Ход и решения данного съезда освещены в литературе [30]. Серьезное политическое значение этому съезду придавали и правительственные круги [31]. Созываемый Советом Союза казачьих войск, он должен был продемонстрировать единство фронтового казачества, его верность правительству и казачьим властным структурам. На съезд прибыло 810 делегатов от фронтовых казачьих частей. Председательствовал на нем известный казачий деятель П.М. Агеев. Но в ходе работы съезда среди его делегатов образовалась оппозиционно настроенная так называемая левая группа, возглавляемая небезызвестными А.Г. Нагаевым и И.С. Ружейниковым [32]. По данным печати, она насчитывала 34 человека [33]. Помимо этого, на съезде, по свидетельствам очевидцев, произошел открытый раскол между офицерским составом и рядовым казачеством [34], а также прошло как бы разделение казаков на «трудовых» и «нетрудовых» [35]. Однако, несмотря на отмеченные факты, уже 26 октября подавляющее большинство делегатов съезда поддержало постановление в поддержку Временного правительства, призывавшее также все казачьи части к борьбе с большевистским выступлением [36]. Сразу же стали вырабатываться и направленные против власти Совнаркома чрезвычайные меры [37]. Одной из первых

среди них явилось решение об образовании специального исполнительного комитета съезда по борьбе с большевизмом [38].

Ввиду осложнения положения в Киеве съезд по приглашению донского атамана и войскового правительства переезжает в г. Новочеркасск. Его работа здесь возобновилась 6 ноября. Выступивший перед делегатами атаман Каледин подчеркнул, что в условиях отсутствия центральной власти в стране в Новочеркасске соберутся Совет Союза казачьих войск и объединенное правительство Юго-Восточного союза, и представители казачества получат возможность принять необходимые важные решения [39]. А товарищ донского атамана Богаевский высказался еще более определенно и призвал делегатов съезда способствовать созданию «твердой почвы» в казачьих областях, укреплению Юго-Восточного союза с целью начала строительства здесь власти «... в помощь новому Временному правительству» [40].

В ноябре 1917 г. в казачьи области, главным образом на Дон, Кубань и в Оренбуржье, прибывают многие видные политические и военные деятели. Сюда же устремляются и решившие бороться с большевиками офицеры, юнкера, гражданские лица. Правда, в это время всех их было весьма немного. В ноябре на Дон приезжают П.Н. Милюков, А.И. Гучков, М.В. Род-зянко, генералы Л.Г. Корнилов, М.В. Алексеев, А.И. Деникин, А.С. Лу-комский и ряд других. Они рассчитывали найти здесь надежную основу формирующегося антибольшевистского движения. Позже А.С. Лукомс-кий говорил, что осенью 1917 г. «всем нам казалось, что донское, кубанское и терское казачество не будут восприимчивы к большевистским идеям» [41]. Факт перемещения в ноябре 1917 г. центра армейской оппозиции большевистской власти в казачьи области юго-востока страны отмечали и зарубежные исследователи [42]. Но эти силы, ввиду пассивной позиции основной массы казачества, были, естественно, крайне незначительными.

К концу осени 1917 г. общие политические взгляды казачества в основном еще оставались прежними. И это весьма наглядно продемонстрировали итоги выборов в Учредительное собрание в казачьих областях. В большинстве войск казаки в основном голосовали за так называемые «казачьи» списки, в которых были представлены наиболее авторитетные в казачьей среде лица. В Донском войске, например, за «казачий» список проголосовало более 80 % участвовавших в выборах казаков [43]. В Оренбургском войске местный «казачий» список набрал самое большое количество голосов по всей Оренбургской губернии - 218 196 [24, с. 77]. В Амурской области, несмотря на преобладание там неказачьего населения и низкой избирательной активности, составлявшей всего около 55%, кандидату от казаков Н.Г. Кожевникову, бывшему комиссару Временного правительства, удалось одержать победу и получить один из трех полагавшихся на область депутатских мандатов [26, с. 89-90]. За своих «казачьих» кандидатов проголосовало подавляющее большинство семире-ченских казаков. Объединенный блок казаков и алашардынцев набрал

52,8 % голосов избирателей Семиреченской области [16, с. 104-106]. Во всех остальных войсках, кроме Кубанского, где выборы в установленные сроки не состоялись, они прошли уже в январе 1918 г., и Забайкальского, в котором сложилась в данном плане особая ситуация, наблюдалась примерно такая же картина. Исключение составило только Забайкальское войско, где значительная часть казаков проголосовала за эсеровский список. Казачьи кандидаты набрали только 12,8 тыс. голосов, что было в 4 раза меньше, чем у эсеров и почти в 1,5 раза меньше, чем у Бурятского национального комитета [44].

Участие в выборах казаков-фронтовиков осуществлялось на основании специального правительственного постановления от 25 октября 1917 г., в соответствии с которым они получили право голосования за кандидатские списки избирательных округов, находившихся в своих казачьих областях [45]. В ходе голосования подавляющее большинство армейского казачества также поддержало «казачьих» кандидатов. Небольшая часть казаков голосовала за эсеров и представителей других партий. Так, например, из общего числа донских казаков-фронтовиков 78,1 % проголосовало за «казачий» список, 16,1 - за эсеровский, 3,1 % за большевистский [43, с. 242250]. Итоги выборов отразили действительную политическую картину казачьей среды. В сознании подавляющего большинства казаков по-прежнему продолжали доминировать традиционные, так называемые общеказачьи взгляды. Влияние сугубо политических факторов еще не было доминирующим.

Как видим, сразу же после поступлений известий о событиях в Петрограде, свержения Временного правительства, установления власти Совнаркома атаманы и войсковые правительства всех казачьих войск, за исключением Забайкальского и Уральского, заявляют о непризнании Советской власти и призывают к решительной борьбе с нею. Причем всем своим политическим заявлениям они стремились придать как можно более широковещательный характер с целью максимальной мобилизации всех антибольшевистских политических сил. Но сколько-нибудь значительных военных сил в это время в их распоряжении не было. Находившиеся в пределах казачьих войск казачьи части, небольшой общей численностью и рассредоточенных по различным административным центрам и районам своих областей, с большим трудом справлялись с исполнением приказов атаманов и войсковых правительств о поддержании порядка, сохранении политической стабильности и предотвращении возможных пробольшевистских выступлений на их территориях. Тем не менее казачьи лидеры начинают активную деятельность по созданию обширных и прочных оплотов для организации как местных, так и региональных, а в некоторых войсках, например в Донском, отчасти в Кубанском и Оренбургском, и всероссийских антисоветских движений. Основными центрами борьбы с Советской властью становятся Донское и Оренбургское войска, атаманы и правительства которых вели наиболее активную и масштабную оппозиционную СНК политиче-

скую деятельность и имели в своем распоряжении более значительный, по сравнению с другими войсками страны, военный потенциал. Они также занимали важное географическое положение, позволявшее контролировать связь центральных губерний с обладавшими очень большими продовольственными, топливными, общими экономическими, а также военными ресурсами Юга и Востока страны. Их месторасположение было наиболее близким по сравнению с другими войсками к Петербургу, Москве и другим важным политико-административным объектам центральной части страны. Не случайно именно сюда и направились бежавшие от новой власти из столицы и крупных городов центра России видные политические и военные деятели, офицеры, значительное число представителей крупной буржуазии и других гражданских лиц. Именно на казачьи области антисоветские лидеры в то время возлагали свои самые большие надежды. Значительную роль в этом плане играли и занятые атаманами и войсковыми правительствами антисоветские политические позиции.

Литература и примечания

1. Вольный Дон. 1917. 26 окт.
2. Вольный Дон. 1917. 27 окт.
3. Приазовский край. 1917. 27 окт.
4. Великая Октябрьская социалистическая революция: Док. и материалы. Триумфальное шествие Советской власти. Ч. 2. М., 1963. С. 139.
5. Приазовский край. 1917. 28 окт.
6. Оренбургский казачий вестн. 1917. 27 окт.; Родимый край. 1931. № 7. С. 23.
7. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии: Сб. док. и материалов. Орджоникидзе, 1972. С. 71.
8. Победа Советов на Тереке. Орджоникидзе, 1972. С. 86.
9. ГАКК, ф. Р-1259, оп. 1, д. 74, л. 4; Вольная Кубань. 1917. 29 окт.
10. ГАРФ, ф. 1, оп. 1, д. 14, л. 45-об.46; ГАКК, ф. 48, оп. 1, д. 1, л. 20.
11. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия: 2-е изд. М., 1987. С. 249.
12. РГВА, ф. 14, оп. 1, д. 270, л. 30; Приазовский край. 1917. 5 нояб.
13. РГВА, ф.14, оп. 1, д. 270, л. 31 об.
14. Дударь Е.И. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Оренбуржье. Оренбург, 1967. С. 57.
15. Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий: 26 октября 1917 г. - 10 января 1918 г. М., 1962. С. 93.
16. Покровский С.Н. Победа Советской власти в Семиречье. Алма-Ата, 1961. С. 103.
17. Русаков И.В. Установление и упрочение Советской власти в Семиречье // Установление Советской власти в областях Казахстана. Алма-Ата, 1957. С. 211.
18. Елеутов Т.Е. Установление и упрочение Советской власти в Казахстане (март 1917 - июнь 1918 гг.). Алма-Ата, 1961. С. 311.
19. Октябрь в Сибири: Хроника событий. Новосибирск, 1977. С. 194.
20. ГА РСО - А, ф. 224, оп. 1, д. 178, л. 22.
21. Сергеев В.Н. Политические партии в южных и казачьих областях России: В 3 ч. Ч. 1. Ростов н/Д, 1994. С. 85.
22. Терский вестн. 1917. 10 нояб.
23. Оренбургский казачий вестн. 1917. 10 нояб.
24. Войнов В.М. Оренбургское казачье войско в годы революции и гражданской войны // Оренбургское казачье войско. Исторические очерки. Челябинск, 1994. С. 76.
25. Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий... С. 181. Составителями данного академического сборника была допущена неточность: вместо существовавшего в Амурском казачьем войске войскового правления в этом документе указано войсковое правительство. - В.Т.
26. ШиндяловН.А. Октябрь на Амуре. Благовещенск, 1973. С. 90.
27. Вереин Л.Е. Борьба за установление Советской власти в Астрахани. Астрахань, 1957. С. 72.
28. Денисов С.В. Белая Россия. Нью-Йорк, 1937. С. 45.
29. История казачества Азиатской России: В 3 т. Т. 3. Екатеринбург, 1995. С. 51.
30. См.: Кириенко Ю.К. Революция и донское казачество. Ростов н/Д, 1988. С. 195-207; Поликарпов В.Д. Пролог гражданской войны в России. М., 1976. С. 67-69.
31. РГВИА, ф. 366, оп. 2, д. 28, л. 213, 215.
32. ЦДНИКК, ф. 2830, оп. 1, д. 417, л. 3.
33. Приазовский край. 1917. 12 нояб.
34. Приазовский край. 1917. 9 нояб.
35. Янов Г.Г. Революция и донские казаки // Донская летопись. № 2. Белград, 1923. С. 13.
36. РГВИА, ф. 2246, оп. 1, д. 659, л.106 об.
37. Голос Донской земли. 1917. 28 окт.
38. ЦДНИКК, ф.2830, оп. 1, д. 417, л. 4.
39. Вольный Дон. 1917. 7 нояб.
40. Вольный Дон. 1917. 8 нояб.
41. ГАКК, ф. Р.-411, оп. 2, д. 209, л. 16.
42. Keep Sohn L.H. The Russian Revolution. A study in mass mobilization. London, 1978. P. 25.
43. Кириенко Ю.К. Указ. соч. С. 208-215.
44. Борьба за власть Советов в Бурят-Монголии: Сб. док. Улан-Удэ, 1957. С. 291.
45. Воскобойников Г.Л. Казачество в Первой мировой войне. М., 1994. С. 136.

Ростовский государственный университет 2 апреля 2005 г.

Научтруд |