Научтруд
Войти

Выселение немцев с территории Польши в документах советской военной администрации в Германии

Научный труд разместил:
Mihail
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ

УДК 940.55 (438)

А.С. Карбовский

ВЫСЕЛЕНИЕ НЕМЦЕВ С ТЕРРИТОРИИ ПОЛЬШИ В ДОКУМЕНТАХ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В ГЕРМАНИИ

Представлены не публиковавшиеся до настоящего времени документы Советской военной администрации в Германии, касающиеся приема советской стороной немцев, выселенных с территории Польши в трудных условиях зимы 1946/47 гг.

63

The article presents unpublished documents of the Soviet Military Administration in Germany concerning the admission of the Germans expelled from Poland under the difficult conditions of the winter 1946/47.

Выселение немцев с территории Польши в 1945 — 1949 гг., оставившее глубокий след в массовом сознании обоих народов, в последние годы приобрело характер одного из острых вопросов в отношениях между Варшавой и Берлином. Дискуссия на тему проекта «Центра против изгнаний» как места памяти о «трагедии 15 млн немцев, выселенных с Востока Европы» привела к росту взаимного непонимания и кризису сложившейся в 1989 — 1990 гг. германо-польской «общности интересов». Очевидно, по этой причине в Польше в последнее время заметна тенденция к поиску компромисса с «изгнанными», причем ответственность за историческую драму 60-летней давности возлагается на Советский Союз и его правопреемницу — Россию. Примером может служить прошедшая 19 февраля 2004 г. в варшавском отделении Фонда Аденауэра германо-польская конференции, лейтмотивом которой стало выступление председателя «Германо-польского общества» (Бонн), депутата бундестага Ф. Пфлюгера, заявившего, что «ответственность за изгнание немцев падает в первую очередь не на польский народ, а на диктат Сталина». Поляки и немцы, оказалось, объединены «общностью жертв», понесенных обоими народами вследствие имперской политики «советского режима». «Изгнание» немцев с территории Польши ложилось на «другое изгнание» — «изгнание огромного числа поляков с их родины», проводившееся как немецкими оккупантами, так и советскими властями. Как заявил Пфлюгер, советская власть в течение 1939 — 1941 гг. депортировала поляков больше (2 млн чел.), чем немцы за всю Вторую мировую войну (1,5 млн чел.). Послевоенное «перемещение» Польши на запад обернулось новой трагедией для еще 1,5 млн поляков, вынужденных покинуть территорию нынешней Украины, Белоруссии и Литвы и отправиться в брошенные немцами города и деревни Силезии, Померании

Вестник РГУ им. И. Канта. 2005. Вып. 3. Сер. Гуманитарные науки. С. вЗ- 70.

64

и Восточной Пруссии — однако западные земли не могли компенсировать утраченную поляками родину на востоке. По мнению докладчика, при определении послевоенной границы Польша была пассивным объектом политики великих держав, а на западных землях поляки стали, по сути, не победителями, а жертвами войны, не имевшими иного выбора, как признать навязанную им судьбу.

Потсдамские соглашения 1945 г. предусматривали «перемещение в Германию немецкого населения или части его, оставшегося в Польше (по последним подсчетам польских историков, их численность составляла порядка 3,6 млн чел. [2, с 66]. — А.К.), Чехословакии и Венгрии», с той оговоркой, что «любое перемещение, которое будет иметь место, должно производиться организованным и гуманным способом» [1, с 357].

Действительность была иной. От 820 тыс до 1 млн 200 тыс немцев покинули Польшу еще до Потсдамской конференции, в результате проводившихся Войском Польским «диких выселений» немцев из приграничной полосы вдоль Одера и Нейссе. Командующий 2-й армии Войска Польского в своем приказе требовал от своих солдат, чтобы те «поступали с немцами так же, как они — с нами. Многие забыли, каково было их обращение с нашими детьми, женщинами и стариками. Чехи сумели сделать так, что немцы сами сбежали с их территории. Исполняйте свою задачу твердо и настолько твердо, и решительно, чтобы германская нечисть не пряталась по домам, а бежала от нас сама, чтобы, оказавшись на своей земле, благодарила Бога за то, что унесла ноги. Помните: немцы — это всегда немцы. Выполняя задачу, приказывайте, а не просите» [4, с. 135].

Армия следовала приказу. Житель города Герлиц (ныне — Згожелец)

О. Баумер вспоминает: «16 июня 1945 г. в 7 утра пришли польские солдаты и хотели выгнать жителей. По приказу русских поляки отступили, оставив людей в покое, но на следующий день пришли снова. В этот раз у них был письменный приказ, по которому население должно было покинуть округу. Русские уже не могли помочь. Поляки разошлись по отдельным дворам и выстрелами и ударами плетей согнали жителей из их домов. На сборы оставили 5 минут, позволив при этом взять лишь то, что можно было унести с собой. 80 % жителей были изгнаны. Поляки оставили только тех, кто работал на русском кладбище» [3, с 694].

Немцы, оставшиеся на территории Польши в ожидании выселения, оказались вне закона в прямом и переносном смысле. На государственном уровне отсутствовали какие-либо правовые акты, определявшие их права и юридический статус. В условиях краха Германии немцы фактически превратились в лиц без гражданства, беззащитных перед произволом польских местных властей. Составленная руководством польского Министерства общественной администрации: «Памятная записка о правовом положении немцев на территории Республики Польша» предусматривала введение для немцев специальных отличительных знаков (повязок), ограничение их свободы передвижения, запрет на самовольную перемену местожительства и места работы, введение специальных удостоверений личности, а также специальных трудовых книжек. Все перечисленные требо-

вания, ограничения и запреты должны были сопровождаться жес санкциями, включая лишение свободы [5, с. 20].

Польские центральные власти декларировали гуманный характер проводимой политики. В материале для циркуляра Министерства возвращенных земель о репатриации немцев (13 января 1946 г.) подчеркивалось, что «мы не осуществляем выселение немцев. Исходя из понятного стремления немецкого меньшинства вернуться на Родину, мы лишь проводим их репатриацию» [6, с. 18 — 20]. «Демократическая Польша, — отмечалось далее, — не стремится к реваншу за политику оккупантов и применению гитлеровских методов в ходе репатриации немецкого населения». На местах, однако, немцы стали объектом безжалостной эксплуатации и насилия.

Как уже отмечалось выше, основные принципы переселения немцев были заложены Потсдамскими соглашениями. Количественные показатели были определены в форме соответствующего плана, утвержденного 20 ноября 1945 г. Союзным контрольным советом. Основная тяжесть при приеме немецких переселенцев из Польши возлагалась на советскую (2 млн чел.) и британскую (1,5 млн чел.) оккупационные зоны.

Двусторонние — англо-польское и советско-польское — соглашения, регулировавшие конкретные аспекты регулярного приема репатриантов, были заключены соответственно 14 февраля и 5 мая 1946 г. Отправка немцев в британскую зону осуществлялась морем и по железной дороге через Штеттин (Щецин) и Кольфурт (Калавско-Венгли-нец). Прием эшелонов, направлявшихся в советскую зону, производился на станциях Форст и Герлиц.

Начатое в феврале 1946 г. выселение немцев проходило без наличия необходимого транспортного обеспечения. При следовании по территории Польши переселенцы были зачастую лишены медицинской помощи, продовольственного снабжения, подвергались жестокому обращению со стороны польской милиции, солдат и переселенцев.

В фондах Архива МИД Республики Польша и варшавского Архива новых актов хранится переписка Советской военной администрации в Германии (СВАГ) с Польской военной миссией (ПВМ) при Союзном контрольном совете (исполнявшей, помимо военных, также консульско-дипломатические функции в период послевоенной оккупации Германии). Публикуемые ниже документы относятся к периоду с января по февраль 1947 г. Продолжавшаяся польской стороной, несмотря на сложные погодные условия и очевидную техническую неподготовленность, отправка эшелонов с немецкими беженцами вынудила советскую администрацию пойти на приостановление приема репатриантов до момента перезаключения весной 1947 г. советско-польского соглашения. Протесты советских оккупационных властей по фактам нарушения Потсдамских соглашений и межсоюзнических договоренностей сыграли свою роль в улучшении обращения польских властей с немецкими переселенцами.

Документы публикуются в соответствии с современными нормами правописания.

65
66
1

Письмо начальника управления комендантской службы Советской военной администрации в Германии гвардии генерал-майора С. Горохова начальнику Польской военной миссии при Союзном контрольном совете генералу Правину

Копия

СССР, Управление комендантской службы Советской военной администрации в Германии

7 января 1947 г. № 7/18

г. Берлин

Начальнику Польской военной миссии в Берлине генералу Правину

Вследствие транспортировки из Польши немцев-переселенцев в неутепленных вагонах нами зарегистрировано на наших приемных пунктах 266 случаев обмораживаний среди переселенцев, из них:

Обмораживаний I степени 96 чел.

Обмораживаний II степени 108 чел.

Обмораживаний III степени 53 чел.

Снято трупов — — 5 чел.

Ввиду того, что столь негуманное отношение к немцам-переселен-цам является нарушением заключенного нами с Вами соглашения о перевозках немцев и нарушением раздела XII Потсдамской Конференции, считаю необходимым дальнейший прием транспортов с переселенцами из Польши, до установления более теплой погоды, временно прекратить с 10 января 1947 года.

О выше изложенном прошу поставить в известность Польское правительство.

Заместитель начальника штаба — начальник управления комендантской службы Советской военной администрации в Германии, гвардии генерал-майор С. Горохов

Публ. по: Archiwum Akt Nowych w Warszawie (AAN). Fond: Minis-terstwo Ziem Odzyskanych (MZO). Sygn. 522A. S. 42.

Письмо начальника штаба СВАГ М. Дратвина начальнику ПВМ генералу Правину о нарушении польской стороной условий соглашения о переселении немцев из Польши в Советскую оккупационную зону

2

Копия 10 января 1947 г. № 40

Дорогой генерал Правин,

Вам, очевидно, известно о том, что советские комендантские власти в Германии неоднократно обращали внимание польских представителей на нарушение польскими властями самых элементарных требований, предусмотренных соглашением от 5 мая 1946 года о переселении немцев из Польши в Советскую зону оккупации Германии.

Однако, несмотря на это, продолжают иметь место многочисленные нарушения этого соглашения, о которых я считаю необходимым довести до Вашего сведения с тем, чтобы Вы передали о них компетентным польским властям.

1. Санитарное состояние эшелонов с переселенцами-немцами продолжает оставаться неудовлетворительным. За последние месяцы 1946 года в эшелонах обнаружились больные тифом, дизентерией, чесоткой, в результате чего в лагере Зонненберг (федеральная земля Тюрингии) образовался очаг эпидемии брюшного тифа. На 28 декабря 1946 года там зарегистрировано 40 случаев заболевания тифом.
2. В декабре месяце 1946 года вследствие перевозки польскими властями переселенцев в неотопленных вагонах нами снято с транспортов 176 человек обмороженных и 5 трупов.
3. Как правило, эшелоны, вопреки соглашению, перегруживаются, и число пассажиров в некоторых из них достигает двух тысяч человек (вместо 1500 — 1700 человек).
4. Продолжают иметь место случаи, когда польская администрация не обеспечивает переселенцев односуточным пайком продовольствия и денежным довольствием. Так, эшелон № 1587 в количестве 1633 человек прибыл в Советскую зону совершенно без продовольствия.

Все это говорит о том, что польские власти до сих пор не предприняли решительных мер по устранению нарушений установленного порядка переселения немцев, пренебрегая неоднократными напоминаниями советских комендантских властей.

Вы согласитесь со мной, господин генерал, что подобное положение в дальнейшем терпимо быть не может, так как создается реальная угроза занесения переселенцами из Польши в Советскую зону эпидемических заболеваний.

В целях создания нормальных условий переселения немцев из Польши в Советскую зону я вынужден настаивать на том, чтобы соответствующие польские власти впредь неукоснительно выполняли все условия соглашения о переселении немцев, и особенно:

1. Подвергали бы тщательной санобработке отправляемые эшелоны с переселенцами, не допуская перевозки больных вместе со здоровыми.
2. Перевозки больных, глубоких стариков должны производиться в специальных санитарных поездах. Каждая такая перевозка должна быть предварительно согласована с советскими властями.
3. Переселение из Польши инфекционных больных должно быть прекращено.
68
4. Переселенцы должны перевозиться в оборудованных, отопленных вагонах.
5. Польская администрация должна обеспечивать немцев-пересе-ленцев суточным пайком продовольствия в момент передачи их в Советскую зону, а также денежным содержанием в размере 500 марок.

Для контроля за выполнением правил и условий переселения считаю необходимым производить предварительный осмотр и прием эшелонов советскими представителями на польской территории, пропуская в Советскую зону только те эшелоны, которые будут считаться ими принятыми от польских властей.

Кроме того, прошу довести до сведения соответствующих польских властей, что в течение января — марта 1947 г. Советская зона может принять не более чем 75 тысяч человек в месяц (50 эшелонов по 1500 человек в каждом), а в случае дальнейших нарушений изложенных мною выше условий мы будем вынуждены вообще прекратить прием из Польши немцев-переселенцев.

Искренне Ваш, Дратвин

Публ. по: AAN. MZO. Sygn. 522A. S. 47—48.

3

Письмо начальника управления комендантской службы СВАГ С. Горохова начальнику ПВМ генералу Правину с уведомлением о прекращении советской стороной приема эшелонов с немцами-репатриантами

Копия

СССР, Управление комендантской службы Советской военной администрации в Германии 13 января 1947 г. № 7\38 г. Берлин

Начальнику Польской военной миссии в гор. Берлине генералу господину Правину

В дополнение к моему письму от 7.1.1947 года № 7/18 сообщаю, что Советской военной администрацией дано распоряжение соответствующим властям на местах о прекращении на период холодов приема транспортов с немцами-переселенцами из Польши в Советскую зону.

Прием эшелонов, которые уже погружены и находятся в пути следования, будет производиться до 15 января 1947 г. включительно.

Я буду Вам весьма признателен, если Вы поставите в известность соответствующие польские власти о том, чтобы после 15 января с. г. эшелоны с немцами-переселенцами в Советскую зону не направлялись.

Заместитель начальника штаба — начальник управления ко дантской службы Советской военной администрации в Германии гвар дии генерал-майор С. Горохов

Публ. по: АА№ MZO. Sygn. 522А. S. 49.

4

Письмо начальника советской секции Отдела протокола и связи начальнику ПВМ генералу Правину о фактах негуманного обращения польских властей с немцами-репатриантами

Начальнику Польской военной миссии в Германии генерал-майору Правину

8 февраля 1947 г.
69

По поручению моего командования я должен обратить, к сожалению, Ваше внимание на то, что в январе месяце с.г. во время транспортировки немцев-выселенцев из Польши в Советскую зону имел место ряд случаев негуманного обращения к переселенцам.

Так, например:

а) по заявлениям переселенцев и врача Гарлен-Гриве, сопровождавшего эшелон № 391, прибывший 10 января 1947 г. из Бреслау в Советскую зону оккупации Германии, по дороге из лагеря на станцию погрузки Бреслау польской милицией отобраны у немцев-выселенцев все вещи, в том числе и личные постели. Ожидание погрузки в вагоны продолжалось под открытым небом при 30-градусном морозе 10 часов, вследствие чего 8 человек получили обмораживание 1—4 степени и имелись смертельные случаи.

б) Старший эшелона №4481 Иософ Р., прибывший 10.1.47 г. из Ма-риенбурга на ст. Форст, подтвердил, что в Тиренгофене при проверке багажа польская милиция отбирала у немцев продукты и личные вещи. Двери вагонов при следовании и на остановках эшелона открывать не разрешалось угарным газом [так в тексте. — А. К.]. В Тиренгофене переселенцы ожидали перегрузки под открытым небом при 30° морозе, благодаря чему трое детей умерло (замерзли) и 7 человек получили обмораживание 1-й степени.

в) 4 января с.г. из Лесошитц через Веркирх прибыл в нашу зону транспорт № 1583/7042, в котором находилось 1834 переселенца, каждый из них по приказу начальника эшелона вынужден был заплатить ему по 200 злотых.

Мое командование также просило Вас принять соответствующие меры, тем более что ранее об этом уже было поставлено в известность Ваше правительство.

Искренне Ваш, И. Мартынов,

подполковник, начальник советской секции Отдела протокола и связи

Публ. по: АА№ MZO. Sygn. 522А. S. 73.

5

Письмо начальника советской секции Отдела протокола и связи начальнику ПВМ генералу Правину о смертельных случаях в ходе репатриации немецкого населения

Копия

Начальнику Польской военной миссии в Германии генерал-майору Правину 13 февраля 1947 г.

70

Дорогой генерал,

по поручению моего командования имею честь довести до Вашего сведения следующее:

В январе месяце текущего года из Польши в Английскую зону транзитом через Советскую зону оккупации Германии прошло три эшелона с немцами-выселенцами по маршруту: Веркирх, Магдебург, Фельнке, которые не были приспособлены для зимних перевозок людей, а поэтому в каждом эшелоне оказались трупы немцев. Так, 14 января с. г. с эшелона № 7887/515 СИ на станции Фельнке было снято 30 трупов. Сопровождал этот эшелон подпоручик польской армии Кулеша. С эшелона № 7878/516, прибывшего на станцию Фельнке 20 января 1947 г., снято 12 трупов. Сопровождающий — поручик польской армии Десавский.

Одновременно мне поручено просить Вас поставить об этом в известность польские власти, чтобы избежать в дальнейшем повторения подобных случаев.

И. Мартынов, подполковник, начальник советской секции Отдела протокола и связи

Публ. по: AAN. MZO. Sygn. 522A. S. 74.

Список источников и литературы

1. Тегеран. Ялта. Потсдам: Сборник документов. М., 1970.
2. Nitschke B. Wysiedlenie czy wypgdzenie? Ludnosc niemiecka w Polsce w latach 1945 — 1949. Torun, 2001.
3. Dokumentation der Vertreibung der Deutschen aus Ost-Mitteleuropa. Die Ver-treibung der deutschen Bevolkerung aus der Gebieten ostlich der Oder-NeiBe. Munchen, 1984. Band 2.
4. Centralne Archiwum Wojskowe. Ludowe Wojsko Polskie. Sygn. III/60/5.
5. Archiwum Akt Nowych w Warszawie (AAN). Ministerstwo Administracji Publicznej. Biuro Ziem Zachodnich. Sygn. 2471.
6. AAN. Ministerstwo Ziem Odzyskanych (MZO). Sygn. 529.
7. AAN. MZO. Sygn. 522A.

Об авторе

А.С. Карбовский — соискатель Дипломатической академии МИД России, г. Москва, an-kar@mail.ru

Научтруд |