Научтруд
Войти

Изучение населения Якутии (20-е годы XX В. )

Автор: указан в статье

УДК 93/99

Ю.Н. Ермолаева

ИЗУЧЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ЯКУТИИ (20-е годы XX в.)

События XX века ускорили модернизацию якутского традиционного общества, что потребовало изучения населения Якутии. В этом процессе приняли активное участие национальная интеллигенция, правительство Якутии, РАН, союзное правительство. На короткий промежуток времени совпали интересы всех сторон. За этот период были проведены разнообразные исследования, но большая часть их осталась невостребованной.

Модернизация общества пошла по советскому варианту.

В конце Х1Х-нач. XX веков более медленными темпами, чем в центральных районах Российской империи шла интеграция якутского традиционного общества в индустриальное. Для Якутии вообще характерна замедленность эволюционных процессов. Несмотря на особенности развития региона, внедрение некоторых технологических инноваций, влияние европейской цивилизации не могло не сказаться на традиционном хозяйстве и особенно на социокультурном развитии народов Якутии. Основным выразителем общественных изменений и культурных преобразований выступила национальная интеллигенция Якутии, которая сыграла консолидирующую роль в национально-освободительном движении начала XX в. Не затрагивая всех проблем и задач, которые были подняты ею, остановимся на одной из них: научное изучение якутского народа и края. Данная задача рассматривалась первыми интеллигентами как одно из условий для перехода якутского традиционного общества в цивилизованное. В письме М.А. Афанасьева, одного из первых интеллигентов Якутии, были сформулированы задачи национальной интеллигенции. Из нескольких задач была упомянута в качестве последней задача необходимости научного изучения своего народа. Изучение народа и края полезно, по мнению М.А. Афанасьева, для лучшего понимания своей нации [1].

Большую роль в изучении Якутского края в то время играл Восточно-Сибирский отдел Русского географического общества (ВСОРГО). По его инициативе была организована Сибиряковская экспедиция, которая проработала в течение 1894-1896 гг. В ее работе приняли участие

B.В. Никифоров, И.Г. Соловьев, Е.Д. Николаев-младший и Н.С. Слепцов. Участие якутских интеллигентов в научных изысканиях было явлением совершенно новым и первым опытом привлечения представителей коренного населения к исследованиям не в качестве информаторов, а научных сотрудников [2].

Значительным событием в культурной и научной жизни края стало открытие в 1913 г. Якутского отдела Русского географического общества (ЯОРГО). В него вошли почти все представители местной интеллигенции: Г.В. Ксенофонтов, А.Е. Кулаковский, Н.Н. Грибановский,

C. А. Новгородов, Е.Д. Стрелов, П.Х. Староватов, В.В. Никифоров и др. Они стали заниматься изучением якутско-

го народа и края. Прежде всего, их интересовали быт, верования и традиции местных народов.

Политические события после Февраля 1917 г. выдвинули на руководящую роль якутскую интеллигенцию, которая в этот период выступила инициатором многих общественных мероприятий, в том числе и организатором культурно-просветительского общества «Саха Аймах», одной из задач которого было содействие «всестороннему изучению Якутской области и пробуждению в аборигенах ее культурного самосознания» [3]. В дальнейшем общество выступало за подлинно научное изучение края: истории, фольклора, языка и литературы.

Октябрьские события 1917 г. и установление Советской власти в Якутии подвели четкую дифференциацию якутской интеллигенции и поставили перед ней вопрос об отношении к Советской власти. «Старая» интеллигенция однозначно не приняла ее. Серьезные изменения в политике по отношению к интеллигенции произошли с приходом к руководству якутских партийных деятелей, в первуюочередь, М. К. Аммосова. Исследователиотмеча-ют в отношении к «старой» интеллигенции более лояльную политику в период руководства М.К. Аммосова. Немаловажную роль в этом сыграло, видимо, понимание, что подъем экономики и культуры края невозможен без специалистов, т.е. интеллигенции. Это был период непродолжительного сотрудничества «старой» интеллигенции и Советской власти.

Руководство республики в начале 20-х годов XX столетия начало разрабатывать концепцию экономического развития Якутии, что без привлечения интеллектуальных сил было невозможно. Все это создало предпосылки для возникновения своеобразного феномена, когда интеллигенция (местная и российская) и политическая власть совместно решали народнохозяйственные задачи. Речь идет, прежде всего, о создании и деятельности Якутской экспедиции АН СССР 1925-1930 гг. и специальной Комиссии по изучению Якутской республики (КЯР). Якутская экспедиция вошла в историю Российской академии наук как первая комплексная экспедиция XX века, уникальная по своему составу, широте научных программ и охвату территории. Еще одной особенностью данной экспедиции было широкое привлечение местных кадров в качестве научных и технических сотрудников. К полевым иссле-

дованиям экспедиции было привлечено 43 человека, в том числе В.В. Никифоров, П.Х. Староватов, Молодых И.Ф., Иноземцев П.В., Винокуров Т.З., ОросинГ.И, Слепцов П.В. и др. Они проводили самостоятельные научные изыскания, руководили подотрядами и отрядами. Кроме полевых исследований, представители местной интеллигенции приняли активное участие в подготовке материалов и документов, в разработке маршрутов и т.д. В частности, большую помощь в работе экспедиции оказали библиографические материалы, предоставленные Н.Н. Грибановским.

Особой точкой совпадения интересов местной, российской интеллигенции и политических лидеров региона было изучение быта и культуры народов Якутии. В составе КЯР с самого начала была создана особая секция «Человек», которая разрабатывала специальные научные программы по исследованию населения. Местная интеллигенция главной своей задачей также видела изучение населения, которое должно было лечь в основу большой социальной программы, могло иметь практическое значение в социальном плане. Можно предположить, что исследования быта, хозяйства и самого населения были приоритетными для ученых, но по окончании работ экспедиции акценты были перемещены. Главными стали исследования, которые использовались для развития горнодобывающей промышленности.

Интерес к изучению демографической ситуации в Якутии был вызван существовавшим в то время убеждением ряда исследователей о вымирании якутского народа. Эта гипотеза появилась в связи с анализом итогов первой Всеобщей переписи населения 1897 г. За период с 1897 по 1917 гг. прирост населения составил всего 1,5 тыс. человек. Этот факт и послужил основой для появления в периодической печати России, Сибири и Якутии высказываний о вымирании коренного населения Якутии. Поэтому одной из главных задач Якутской экспедиции было выяснение “причин, влияющих на ослабление роста населения республики” [4].

Для выяснения состояния здоровья населения и основных болезней, распространенных на территории Якутии в

1925 г. в составе экспедиции был создан медико-санитарный отряд под руководством С.Е. Шрейбера. Основные задачи медико-санитарного отряда были определены еще в ходе обсуждения проекта программы экспедиции в Госплане СССР и на заседаниях Малого СНК ЯАССР: “выяснение количественных показателей рождаемости и смертности населения, исследование массовых заболеваний” [5].

Помимо медицинских работников, в работе отряда принимали участие этнографы, экономисты, животноводы и геологи: Т. А. Колпакова, В.Н. Дорофеев, Н.П. Афанасьева, В.И. Подгорбунский, В.В. Никифоров и др. [6]. В течение 1925-1926 гг. отрядом были обследованы Якутский, Вилюйский и Олекминский округа. Им было пройдено 19200 км. [7]. В Вилюйском округе обследовали население всех улусов: Сунтарского, Хачинского, Нюрбин-ского, Верхне-Вилюйского, Мархинского, Удюгейского,

Мастахского и Средне-Вилюйского. Средне-Вилюйский улус был обследован врачом-микробиологом Т.А. Колпа-ковой лишь в районе озера Неджели - главном районе распространения проказы [8].

В Олекминском округе медико-санитарный отряд

С.Е. Шрейбера обследовал 1-й и 2-йНерюкгейские, Абагин-ский, Кыллахский, Мальджегарский наслеги, селения - Уриц-кое, Хатын-Тумульское, Марха, Мархачан и Саныяхтат [9].

В связи с тем, что территория Вилюйского и Олекмин-ского округов была обширна, а население разбросано по всей территории и составляло около 90 тыс. человек, был применен выборочный метод исследования. Количество обследованных лиц в обоих округах составляло 3472, в том числе 2072 человека в Вилюйском округе и 1400 - в Олекминском [10].

При обследовании населения врачи пришли к следующим выводам: целый ряд болезней носит социальный характер. На первом месте среди болезней находится туберкулез. Им поражено не менее 70% детского и женского населения [11]. Другой распространенной среди якутского населения болезнью являлась трахома, охватившая до 45% всего населения и давшая 1,32% абсолютно слепых и до 2% полуслепых [12].

Такие болезни, как оспа, скарлатина, корь, благодаря тяжелым бытовым условиям жизни, получают все условия для быстрого распространения. Проказа распространена не по всей территории Якутии, а лишь в Мастахском, Удю-гейском и Средне-Вилюйском улусах Вилюйского округа [13]. В 1928 г. был организован специальный медико-санитарный отряд в составе профессора А.А. Владимирова и доцента И. И. Андрезена, для обследования Вилюйского лепрозория и организации борьбы с проказой [14].

Медико-санитарный отряд отметил в качестве главной причины массовой заболеваемости неудовлетворительное санитарное состояние быта якутов. Это - тесная юрта с резким колебанием температуры, от низкой до высокой температуры у камелька; темнота и зловоние жилища, вмещающего в себе как людей, так и скот; скудость питания, ужасающие приемы народной медицины. Отряд передал правительству республики материалы, на основании которых должны были быть разработаны мероприятия по санитарному оздоровлению населения и оказанию ему необходимой медицинской помощи.

Кроме изучения проблемы высокой смертности женского и детского населения, отрядом проводились и другие исследования. Так, интерес вызвало такое явление, как смешанные браки. Для изучения этого явления были выбраны территории Олекминского, Якутского и Алданского округов. При обследовании населения обращалось внимание на изучение физических и физиологических признаков “якутов-метисов русской и тунгусской крови”.

На главный вопрос о вымирании якутского народа ответ был получен отрицательный, но вместе с тем отмечены некоторые признаки вырождения: “Якуты стали меньше ростом, весом, более слабыми в смысле мышечной

силы и общей работоспособности, легко заболевающими заразными болезнями и т.д.” [15]. Причинами этого являлись крайне низкий уровень санитарии и гигиены населения, широкое распространение заболеваний, отсутствие элементарной медицинской помощи, скудное и нерациональное питание, отчасти распространение алкоголизма и курения. По окончании исследований отряд составил рекомендации по улучшению санитарно-гигиенического и медицинского состояния населения.

Этнографические исследования были начаты в 1925 г., но самостоятельного отряда не было организовано. В.И. Подгорбунский иВ.В. Никифоров работали в составе медико-санитарного отряда. В.И. Подгорбунский, профессор Иркутского университета, изучал материальную культуру и питание якутов Вилюйского округа [16].

В задачи медико-санитарного отряда 1925-1926 гг. входило и демографическое изучение населения. В.В. Никифоров занимался этими исследованиями в трех округах: Якутском, Вилюйском и Олекминском. В 1925-

1926 гг. им было обследовано 15 якутских наслегов Вилюйского и 7 обществ Олекминского округов [17]. В результате этих исследований были составлены наброски карт каждого наслега (с указанием его границ, всех населенных пунктов), таких данных не было ни у Академии наук, ни у местной администрации; установлено количество хозяйств и численность населения каждого наслега. Объективности ради надо сказать, что годом позже подобные сведения о населении будут собраны при проведении всесоюзной переписи 1926 г. Помимо установления количества хозяйств, числа жителей каждого наслега, дано описание естественных условий каждого населенного пункта. В целом, В.В. Никифоровым было обследовано 698 населенных пунктов с 4538 хозяйствами и населением в 18606 человек [18]. Кроме того, при посещении Сунтарского, Нахарского и других наслегов Хо-чинского улуса Вилюйского округа В.В. Никифоров обнаружил у якутов каменные орудия (топоры, ножи, долотца, скребки). По словам исследователя, “их якуты считают громовыми стрелами и придают им очень большое значение, как целебным средствам, исцеляющим от разных болезней человека и животных” [19].

В.В. Никифоровым было собрано более 400 предметов шаманского культа якутов, кузнечного и ювелирного производства, одежды, посуды и т.д. [20].

К сожалению, исследование В.В. Никифорова не было завершено. В 1927 г. его арестовывают в Якутске, и в 1928 г. он умирает в тюремной больнице.

Результатом демографического исследования была публикация отчета В.В. Никифорова в десятом выпуске “Материалов”, под названием “Предварительный отчет по демографическому и дазиметрическому обследованию Вилюйского и Олекминского округов”. В архиве ПФА РАН сохранились его разрозненные материалы, в частности, статья “Где находят якуты каменные орудия и какое придают им значение” и рассказ “Маласын. Рассказ из якутской жизни”.

В 2001 г. был опубликован сборник статей, писем, произведений В.В. Никифорова [21]. В него вошли его научные труды, в частности “План по демографическому и дазиметрическому обследованию Вилюйского и Олекминского округов”, “Предварительный отчет по демографическому и дазиметрическому обследованию Вилюйского и Олекминского округов”, его переписка, касающаяся работы в Якутской экспедиции. Кроме вышеперечисленных работ в данном сборнике опубликованы дневниковые записи, рассказы, статьи, которые хранятся в Санкт-Петербургском филиале архива РАН.

Что касается исследований В.И. Подгорбунского, то они тоже не были завершены. В 1926 г. КЯР планировала пригласить его для исследований эвенков, но этому помешала болезнь В.И. Подгорбунского. Из творческого на -следия В.И. Подгорбунского в Санкт-Петербургском филиале архива РАН имеются лишь работа “Гончарство Якутии”, Алдано-Майский дневник, а также “Путевые заметки Алдано-Майского экспедиционного отряда. 1917-1919 гг.”

С 1926 г. КЯР решила организовывать самостоятельные этнографические подотряды. В 1926-1927 гг. натер-ритории Якутии работали два этнографических подотряда: Якутский (руководитель И.П. Сойкконен) и Тунгусский (руководитель В.Н. Васильев) [22]. И.П. Сойкконен изучал домашний и семейный быт якутов заречных улусов Якутского округа. В частности, в течение зимних месяцев 1926-1927 гг. Якутский подотряд работал на территории Таттинского и Баягантайского улусов Якутского округа, весной - в Амгинском районе. В работе был применен стационарный метод исследования [23].

Основным заданием Якутского подотряда было изучение семейного быта якутов Якутского округа. Наиболее подробные сведения И.П. Сойкконен собрал о детском и юношеском возрасте якутов, о якутской свадьбе, о калыме, о взаимоотношениях и обязанностях членов семьи, детских играх, о смерти и похоронах, о надмогильных памятниках. Им было выяснено распределение труда среди членов семьи, подробно описан распорядок дня зимой и летом как у мужчин, так и у женщин и детей. Собраны были сведения о браке у якутов и отмечены проникновение новых черт в быту современных якутов. Помимо этого, были сделаны записи о религиозных верованиях якутов, об их отношении к снам, приметам, о якутском гостеприимстве, о распространении среди якутов водки, картежной игры и конских скачек. Записаны были якутские способы счета времени и определения расстояний. Помимо этого, были собраны сведения о местном скотоводстве и земледелии.

В фонде ПФА РАН имеется статья И.П. Сойкконена “Зимний день якутской женщины” с отзывом Э.К. Пекарского для публикации. Также сохранена дипломная работа И.П. Сойкконена на тему: “Якутские дети” с иллюстрациями, приложением и копией отзыва о ней Э.К. Пекарского. В архиве хранятся следующие материалы исследователя: “Некоторые соображения о предстоящих

этнографических работах в Якутии в ближайшее пятилетие”, “Записка о ряде работ по этнографическому изучению населения Якутии”, “Семейный быт якутов”, “Некоторые данные о терминологии родства у якутов”. Кроме того, в фондах Санкт-Петербургского отделения института этнографии и антропологии находится коллекция И.П. Сойкконена из предметов культа, быта и игрушек. Она поступила туда в 1928 г.

В 1926-1928 гг. В.Н. Васильевым было обследовано полуоседлое и бродячее население эвенков между Алданом и Охотским морем в пределах Якутского и Охотского округов. Этот регион ранее не был изучен [24]. Исследователем составлена перепись местного населения (близкая к сплошной), нанесены на карту места обитания эвенков [25]. Это исследование завершилось в 1928 г. В.Н. Васильев отметил значительное якутское и русское влияние на местное население. Лишь в верховьях р. Маи население сравнительно меньше подверглось ассимиляции. Таким образом, В.Н. Васильев пришел к выводу, что алдано-майские эвенки совершенно объякутились и ведут полуоседлый “скотоводческо-сельскохозяйственный образ жизни” [26].

Результатом данного изучения была публикация в 1930 г. “Предварительного отчета о работах среди алдано-майс-ких и аяно-охотских тунгусов в 1926-1928 годах” [27]. Кроме того, В.Н. Васильев подготовил к печати рукопись, которая называлась “Тунгусы Алдано-Майского и Алда-но-Охотского районов”. Данная рукопись и дневники В.Н. Васильева хранятся в ПФА РАН. На эту работу еще в 1929 г. был получен положительный отзыв от Э.К. Пекарского. Рукопись В.Н. Васильева посвящена описанию территории расселения эвенков, их материальной культуре, семейному и общественному быту, верованиям. Наибольшее внимание автором уделено описанию скотоводства, зачаткам земледелия и огородничества, оленеводству, охоте, рыболовству, звериному промыслу. Из-за смерти автора в 1930 г. работа по подготовке к публикации не была завершена.

Наиболее продуктивным для этнографического отряда стал 1927 г. В этом году работали сразу 4 подотряда: Якутский, Тунгусский, Верхоянский (руководитель Д.Д. Травин) и Колымский (руководитель С.В. Стебницкий).

В 1928 г. совместными усилиями КЯР и научно-исследовательского общества “Саха кэскилэ” организована Хатанго-Анабарская экспедиция. Хатанго-Анабарский район являлся самым отдаленным районом Якутии. Данная территория вошла в состав Якутской республики лишь в 1922 г. В 1924 г. район был сформирован как самостоятельная административная единица. Сведений об этом крае было мало, особенно о населении.

Экспедиция была организована “для исследования отдаленнейшего района северо-западной Якутии в ее новых границах и для описания общего быта, и в особенности промыслов населения” [28]. Экспедиция состояла из двух сотрудников: П.В. Слепцов (руководитель) и экономист П.П. Афанасьев. Перед отрядом стояла задача все-

стороннего изучения данного района. Нужно было установить географическое расположение района, составить карту расселения населения, собрать как можно больше сведений о местных народах, об особенностях их быта и типах хозяйства. Кроме того, П.В. Слепцов, будучи уполномоченным СНК ЯАССР по северным районам, должен был провести административно-организационную работу, в частности, создать выборные советы.

За 16 месяцев исследования Хатанго-Анабарский подотряд собрал большой этнографический материал, в том числе музейные экспонаты, 900 фотоснимков и картографические материалы. Впоследствии эти материалы были использованы для составления географической и экономической карты района. Отрядом также изучались занятия местного населения: оленеводство, охота и рыболовство.

Статистические данные, собранные отрядом, дали целостную картину численности населения, национальный состав и т.д. Так, в районе проживало “всего 1444 человека, из них якутов - 808 (56%), долган - 539 (37%), затундринских крестьян - 89 (6%), эвенков - 5, юраков - 3 человека” [29].

К сожалению, П.В. Слепцов не успел обработать собранные материалы и опубликовать их. В 1932 г. в результате несчастного случая он умирает. Таким образом, этнографические материалы, собранные П.В. Слепцовым, остались неизвестными для исследователей. Они хранятся в ПФА РАН. Это материалы написаны на якутском язы-ке и посвящены явлениям природы, жилищу, семейному быту, пище, охоте, одежде, болезням и т.д.

На этом этнографические исследования были закончены. Опубликованы были лишь предварительные отчеты В.В. Никифорова и В.Н. Васильева. Остальные материалы из-за смерти исследователей остались невостребованными до сих пор. Некоторые из них были утеряны. Это - уникальные материалы, которые были собраны с большим трудом в те далекие 20-е годы, ждут своего исследователя.

Как писали сами участники экспедиции: «В общем итоге, работы всех этих этнографических отрядов вскрывают картину в большинстве безотрадного, темного, зачастую, полуголодного существования туземцев в обета -новке культурной заброшенности, неналаженности това-роснабжения, особенности хозяйств и оторванности от развития культурно-промышленных центров» [30].

Исследования быта и населения Якутии в 20-е годы XX века подтвердили, что в хозяйственном и социокультурном плане якутское общество за последние 20 лет мало изменилось. Второй вывод, что переход к индустриальному обществу нужно совершить, но на это потребуется время.

В своих рекомендациях медико-санитарный отряд поставил ряд задач. Нужно было создать сеть медицинских учреждений, которые могли бы оказать первую медицинскую помощь, особенно акушерскую, что могло бы уменьшить женскую смертность. Для борьбы с эпидемиями оспы, холеры, чумы предлагалось на территории Якутии готовить прививочный материал и начать систематическую работу по прививанию населения. Для уменьшения

детской смертности предлагалось улучшить бытовые и гигиенические условия в жилищах; начать широкую просветительскую деятельность по рациональному питанию детей и взрослых; создать широкую педиатрическую сеть. Также был предложен проект нового типа жилища.

Внедрение и распространение нового типа жилища в дальнейшем привело к поселкованию, что изменило традиционное расселение якутов по аласам. Создание поселков дало основание для нового территориально-административного деления республики. Все это привело к изменению быта населения.

Рекомендации медико-санитарного отряда послужили основой для развития медицинских учреждений, становления системы здравоохранения Якутии, а также для развертывания санитарно-просветительской работы. Большую роль в просветительской деятельности сыграли культурно-просветительские общества, особенно общество “Ыраас олох”.

Этнографические отряды в своих рекомендациях также обращали внимание на ужасающее положение местных народов и предлагали создать не только медицинские учреждения, но и организовать в крупных населенных пунктах школы. Для народов Севера это должны были быть школы-интернаты, где детям не только бы давали образование, но и знакомили с передовыми для того времени методами ведения хозяйства. Для взрослых рекомендовалось создавать пункты типа школ по ликвидации неграмотности. В этих пунктах должны были оказывать медицинскую, ветеринарную помощь. А также при них нужно было организовывать опытное показательное хозяйство, которое бы знакомило с новыми методами ведения сельского хозяйства.

Суммируя результаты академической экспедиции, можно сказать, что ученые Академии наук и представители местной интеллигенции в центре исследований ставили человека и улучшение условий его жизни. Все рекомендации, данные учеными, говорят об этом. Понимание задач по подъему экономики и культуры края как у российской, так и у национальной интеллигенции было единым. По их мысли, якутское общество должно было интегрироваться в индустриальное эволюционным путем, но модернизация прошла по советскому образцу, форсированно. Кроме того, деятельность экспедиции и КЯР стала основой для развития науки в республике и формирования научной интеллигенции.

Литература

1. Дьяконова Н.Н. Якутская интеллигенция в национальной истории: Судьба и время (конец XIX в-1917 г.). Новосибирск: Наука, 2003. С. 63.
2. Там же. С. 58.
3. Антонов Е.П. Культурно-просветительное общество «Саха Омук» (1920-1928). Новосибирск: Наука, 1998. С. 16.
4. ВиттенбургП.В. Якутская экспедиция АН СССР. Л.: Изд-во АН СССР, 1925. С. 5.
5. Организация науки в первые годы Советской власти (19171925). Л.: Наука, 1968. С. 198.
6. Национальный архив Республики Саха (Якутия) (НА РС(Я). Ф. 52. Оп. 1. Д. 70. Л. 74.
7. Отчет о деятельности АН СССР в 1925 г. Л.: Изд-во АН СССР, 1926. С. 247.
8. Санкт-Петербургский филиал архива Российской академии наук (ПФА РАН). Ф 47. Оп. 1. Д. 45. Л. 75.
9. Шрейбер С.Е. Медико-санитарное обследование населения Вилюйского и Якутского округов. Л.: Изд-во АН СССР, 1931. С. 121.
10. Там же. С. 124.
11. Там же.
12. Там же. С. 365.
13. Там же.
14. НА РС(Я). Ф. 386. Оп. 1. Д. 54. Л. 39.
15. НА PC (Я). Ф. 605. Оп. 1. Д. 45. Л. 42.
16. НА РС(Я). Ф. 386. Оп. 1. Д. 54. Л. 39.
17. НА PC (Я). Ф. 605. Оп. 1. Д. 45. Л. 42.
18. ПФА РАН. Ф. 47. Оп. 1. Д. 40. Лл. 62-62 об.
19. Никифоров В.В. Предварительный отчет по демографическому и дазиметрическому обследованию Вилюйского и Олекминского округов / Краткие отчеты о работах отрядов Якутской экспедиции Академии наук СССР 1925-1926 гг. Л.: Изд-во АН СССР, 1929. С. 157.
20. Там же.
21. Никифоров В.В.-Кюлюмнюр. Солнце светит всем: (Статьи, письма, произведения). Якутск, 2001.
22. НА PC (Я). Ф. 605. Оп. 1. Д. 45. Л. 25.
23. НА РС(Я). Ф. 386. Оп. 1. Д. 54. Л. 39.
24. НА PC (Я). Ф. 605. Оп. 1. Д. 45. Л. 25.
25. Там же.
26. Отчет о деятельности АН СССР в 1927 г. Л.: Изд-во АН СССР, 1928. С. 195.
27. Васильев В.Н. Предварительный отчет о работах среди алдано-майских и аяно-охотских тунгусов в 1926-1928 гг. Л.: Изд-во АН СССР, 1930.
28. НА PC (Я). Ф. 605. Оп. 1. Д. 45. Л. 26.
29. Савинов А. Судьба исследователя // Республика Саха. 1993. 11 янв.
30. ПФА РАН. Ф. 47. Оп. 1. Д. 119. Л. 27.

J.N. Yermolayeva

The problems of the studying the population of Yakutia i the of twenties years of XX-th century

The events of the XX-th century accelerated the modernization of the yakut traditional society. It demanded the studying the population of Yakutia. The national intelligentsia, the Yakutia Government, the Russian Academy of Sciences, the Soviet Government took an active part in this work. The interests of these sides were coincided for a short time. In this period were realized diverse researches but the biggest parts of ones still remain useless. The society modernization went in accordance with the soviet variant.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |