Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com

Донское общество и обеспечение фронта во время первой мировой войны

Автор: указан в статье

© 2008 г. Е.М. Трусова

ДОНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ФРОНТА ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Внешнеполитические отношения Российской империи с Австро-Венгрией и Германией, сложившиеся во второй половине XIX в., пошли не так, как требовалось для укрепления союза между ними. Россия должна была искать новых союзников и сближалась с Англией и Францией. К 1907 г. образовалось Тройственное согласие - военный блок Антанта. В противовес ему был создан Тройственный союз, куда входили Германия, Австро-Венгрия и Италия. Основные державы Европы разделились на два непримиримых лагеря. В результате государственного переворота в январе 1913 г. правительство Турции стало прогерманским и немецкие офицеры заняли там главные военные посты. Интересы России и Германии столкнулись на Ближнем Востоке. Вскоре Германия заявила России о неизбежности войны и готовности начать ее.

Подготовка первой мировой войны проходила в сложившемся многополярном мире, коалиции вели борьбу за сферы влияния. Военные конфликты стали неизбежными. Когда война уже явно назрела, в 1914 г. в Гааге в исключительно торжественной обстановке, где присутствовали делегаты всех стран, был открыт Дворец мира. «Отныне война, - пишет историк, - бесповоротно изгонялась из обихода культурного человечества, в истории которого начинался золотой век -эпоха мирного сотрудничества народов...» [1, с. 170]. Это не вязалось с международной обстановкой.

Однако мир просуществовал недолго. 15 июня того же года боснийский серб (гимназист) в Сараево застрелил наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда. Это явилось спровоцированным предлогом войны, которую пора было начинать. Австро-Венгрия предъявила Сербии неприемлемый ультиматум и, несмотря на это, Сербия выполнила все пункты за исключением отказа подчинить свой суд австрийскому. 15 июля Австрия объявила войну Сербии, которая обратилась за помощью к России. В ответ Николай II сообщил, что Россия никогда не останется равнодушной к судьбе Сербии. Сербы воспрянули духом: «Есть Бог на небе, а царь в России».

Чиновник германского МИДа в июле писал: «В основном Россия сейчас к войне не готова. Франция и Англия тоже не захотят сейчас войны. Через несколько лет, по всем вероятным предположениям, Россия уже будет боеспособной. Тогда она задавит нас количеством своих солдат; ее Балтийский флот и стратегические железные дороги уже будут построены. Наша же группа, между тем, все более слабеет» [2, с. 402].

Германия искала предлог к объявлению войны России и быстро нашла его. Экстренное издание одной из немецких газет 17 июля сообщало о мобилизации германской армии. Русское посольство в Берлине об этом телеграфировало в Петербург. В результате указом Николая II на 18 июля назначалась всеобщая мобилизация сухопутных и морских вооруженных сил. Германское правительство

достигло своей цели. Оно опровергло «сообщение о мобилизации и в то же время распорядилось задержать на почте телеграмму нашего посла, - пишет А. Керснов-ский, - сообщавшую об этом опровержении. В Петербурге ничего не узнали - и Высочайший указ о всеобщей мобилизации был разослан в штабы округов» [1, с. 173-174].

Германский ультиматум требовал от России в 24 часа отменить мобилизацию, тогда как мобилизация немецких войск продолжалась. Предложение России Вильгельму II обратиться в третейский суд в Гааге для дальнейшего разрешения конфликта кончилось ничем. 19 июля (1 августа) в 7 часов вечера Германия объявила войну России, а также Франции и Бельгии; в войну вступила и Англия. В первой мировой войне участвовало 38 государств. Из них 25 - на стороне Антанты.

Внешнеполитические отношения накануне войны породили в русском обществе антигерманские настроения. Нарастающий милитаризм в мире привел к усилению борьбы масс против военных конфликтов из-за корыстных интересов соперничавших стран. В России сложилось определенное общественное мнение по отношению к планам воюющих сторон, к жертвам и тяготам, которые несет война. Но восприятие войны разными слоями было неодинаково.

Общество Области войска Донского, сложное по своему социальному составу, представляли крупные предприниматели в металлургической, железоделательной, кожевенной, табачной, угольной промышленности, переработчики сельскохозяйственной продукции, мелкие товаропроизводители. Значительную часть общества составляла торговая буржуазия, наемные работники на предприятиях, помещики, владевшие большими фондами земли, крестьяне (коренные и иногородние), казаки, служившие царю и отечеству и занимавшиеся землепашеством, и другие слои населения. В области располагались гарнизоны воинских частей (солдаты и офицеры).

Как в стране в целом, так и на Дону начало первой мировой войны было встречено по-разному. Политические партии и социальные группы жителей исходили из своих интересов и убеждений. Начались выступления в поддержку правительства, ведущего оборонительную войну. Накануне в Ростове-на-Дону 17 июля прошла манифестация, организованная местной властью. В ней участвовали монархисты, кадеты и умеренные социал-демократы [3]. Но организаторов постигла неудача, так как за вступление в войну вышло около 40 человек. Настроение публики было удрученным. Леворадикалы (большевики) вели пропаганду в массах против войны, но, когда та началась, они выступили за поражение своего правительства в войне и дальнейшее развитие революционного движения, что привело к свержению самодержавия.

Уже в первый день объявления войны на многих

фабриках, заводах, шахтах области обстановка была угнетенной и неспокойной. Рабочие, подлежащие мобилизации, не проявляли желания идти на фронт за интересы капитала. На некоторых предприятиях начались забастовки с предъявлением ряда экономических требований и выражением антивоенных настроений. Война ложилась тяжелым бременем на плечи народных масс. Наиболее значимой по организованности была антивоенная забастовка на руднике Парамонова, где в ночь на 19 июля 1914 г. в Александровске-Грушевском (ныне г. Шахты) был проведен митинг рабочих, о чем сразу же сообщалось жандармским управлением области департаменту полиции. Забастовали механический и кузнечный цехи. Бастующих поддержали шахтеры этого рудника, полицмейстер вызвал взвод казаков [4].

Негладко проходила мобилизация среди рабочих и крестьян Дона, объявленная на 20 июля. В Макеевке имели место волнения мобилизованных. Для наведения порядка там применялись силы казаков, было убито 13, ранено 17 человек. На шахтах в Ханженкове также взвод казаков был оставлен для поддержания порядка [5]. На фронт отправлялись в первую очередь активные участники забастовок. Казачьи полки уходили на фронт по приказу их органов управления. Правящие и предпринимательские круги поддерживали военные цели правительства. Отношение к войне социальных групп разной политической ориентации было прямо противоположным.

Донская казачья область как важная хлебная база для страны и фронта имела большое значение. Правительство требовало незамедлительных донесений обо всех важных событиях на Дону. В Петроград шли срочные телеграммы о мобилизации, утешительные сообщения о патриотических настроениях в среде предпринимательства, интеллигенции и части рабочих, идущих за оборонцами и пацифистами. Проявлялось стремление отстоять честь России, дать отпор напавшим немцам. Царское правительство возлагало большие надежды на Дон по снабжению фронта продовольствием, фуражом, боеприпасами и др.

Война потребовала огромных человеческих усилий и материальных затрат. Необходимо было обеспечить несколько фронтов, растянутых по западной границе и на Кавказе, боеприпасами и продовольствием. В июле Государственная дума единогласно (за исключением социал-демократических депутатов) приняла военные кредиты и поддержала правительство. Земские и городские самоуправления («Земгор») взяли на себя санитарное и иное обслуживание армии. К декабрю 1914 г. в составе армии России насчитывалось более 6,5 млн чел. Стало заметнее ощущаться недостаточное снабжение продовольствием армии и городов, что вызывало недовольство в массах.

Не хватало военного снаряжения, особенно пулеметов, винтовок, снарядов, патронов. Военный министр В.А. Сухомлинов от командования фронтов получал тревожные телеграммы о недостатке боеприпасов. В 1915 -1916 гг. спешно была построена Мурманская железная дорога для перевозки снаряжения, доставляемого со-

юзниками [6]. Но недостаток снарядов необходимо было ликвидировать своими силами, ибо союзные Франция и Англия заявляли, что им помочь нечем. Их генералы говорили: «Мы предоставили Россию её собственной судьбе». И это после того, как Россия спасла Францию от гибели, оттянув на себя большие силы немецких армий в августе 1914 г. Она ещё была в состоянии принять на себя основной удар.

На рубеже XIX - XX вв. Россия достигла значительных экономических успехов. Во времена министра финансов С.Ю. Витте последовательно проводилась политика ускоренного развития отечественной промышленности и укрепления финансовой системы, изменилась экономическая география, возникли крупные промышленные центры, строились домны, на юге страны открывались новые шахты. В армии появилось невиданное прежде оружие - пулемет. На основе новейших технологий создавался современный флот, ведущую роль в котором стали играть броненосцы [7]. Но кризис политической власти был неизбежен.

Снабжение русских армий становилось все хуже. Приняв верховное командование в августе 1915 г., император Николай II отметил, что в армии нет ружей, нет сапог и наступать надо, а наступать нельзя. Потеряв 1,4 млн чел. из состава войска и огромные территории, все же «русские, - писал немецкий обозреватель, - вырвались из клещей и добились фронтального отхода в желательном для них направлении» [2, с. 406]. Это тревожило Германию и Австрию.

Промышленный подъем накануне и в начале войны распространился и на Область войска Донского. Увеличилось производство на крупных металлургических заводах в Таганроге, Сулине, Макеевке, на которых было занято свыше 13,5 тыс. рабочих, действовали два десятка доменных и мартеновских печей. На угольных и антрацитовых рудниках в 1914 г. значилось около 90 тыс. чел., работала 331 копь с 778 шахтами. В их числе 282 шахты были новыми [8, с. 117-120]. Вырос выпуск продукции на кожевенных, железоделательных, пищевых предприятиях. Крупные заводы Дона производили мартеновский, литейный чугун, мартеновскую и томасовскую сталь, прокат железа, готовые изделия: трубы, рельсы, оси и др. Продукция шла на обеспечение фронта.

В начале войны многие предприятия городов Донской области перестроили свое производство на военный лад. В Ростове-на-Дону завод земледельческих машин «Ак-сай» стал выпускать 3-дюймовые гранаты французко-го образца; завод Пастухова - ручные гранаты и 3-дюймовые гранаты французского образца; завод металлических изделий «Штамп» - дистанционные трубки, ручные жестяные гранаты и донышки к гранатам; Донское акционерное общество земледельческих машин -бомбометные станки и мины; чугунолитейный Лели и К. - 47-линейные чугунные снаряды для гаубиц, 3-дюймовые фугасные гранаты, 9-сантиметровые чугунные бомбы для бомбометов; чугунолитейный завод «Метеор» - 9-сантиметровые снаряды; главные железнодорожные мастерские - 3-дюймовые гранаты французского образца, фабрика механического производства

А.Я. Хенкина изготавливала 9-сантиметровые чугунные снаряды к бомбометам, ударные к ним трубки для ручных гранат [4, с. 420; 9].

Однако возможная производительная мощность донских предприятий по разным причинам не использовалась, и с каждым военным годом производство сокращалось. Уже в 1915 г. в стране проявился общий спад промышленного производства почти на 20 %, возник топливный кризис, появились сбои в работе железных дорог, была расстроена финансовая система, массовые призывы в армию привели к упадку сельского хозяйства. Эта обстановка наблюдалась и на Дону. Росло недовольство населения внешней и внутренней политикой самодержавия. Общество открыто выражало отрицательное и даже враждебное отношение к центральной и местной власти. Менялась точка зрения на войну даже тех слоев населения, которые вначале всецело поддерживали правительство. Общество устало от тягот войны.

Отступление русской армии в 1915 г., развал снабжения фронтов снова всколыхнули общество. Нужно было налаживать промышленность, чтобы обеспечить фронт оружием и всем необходимым. Объединенными усилиями политических партий кадетов, октябристов, прогрессистов (П.Н. Милюков, А.И. Гучков, А.И. Коновалов, В.П. и П.П. Рябушинские) летом 1915 г. был создан Центральный военно-промышленный комитет (ВПК) в надежде с его помощью вооружить армию и довести войну до победного конца. Такие комитеты формировались в регионах и на местах (городские).

2 июня 1915 г. в Ростове-на-Дону сформировался местный ВПК, в состав которого вошли владельцы фабрик и заводов, хозяева торговых заведений, члены городской управы и др. Ростовские предприниматели проявили инициативу по организации единого комитета на юге России для решения экономических и политических задач. Общими усилиями южно-российская буржуазия стремилась поднять производительность труда на оборонных предприятиях и тех заводах, где частично выполнялись военные заказы, привить оборонческие настроения рабочим, прекратить рост забастовок, снять лозунг «Война войне!».

Уже 14 июня одновременно с местным городским комитетом начал действовать Ростовский областной ВПК, объединивший комитеты Донской, Кубанской, Черноморской областей, Ставропольской губернии и Царицынского уезда Саратовской губернии [10, с. 1213]. Ростовский местный и областной комитеты возглавил миллионер Парамонов, владевший предприятиями десяти разнообразных отраслей производства [8, с. 119].

В мае 1916 г. в Ростовский областной ВПК вошли Александровск-Грушевский, Армавирский, Кубанский, Новочеркасский, Ростовский, Таганрогский, Хоперский, Царицынский и другие местные комитеты. Областной комитет состоял из 23 отделов и подотделов, изготавливал оружие для армии, казачьи пики, шашки, подковы, подковные гвозди и др. [10, с. 15, 31, 33]. Областной и местные ВПК от казны получали боль-

шие заказы на производство оружия, боеприпасов, снаряжения. К лету 1916 г. в областном комитете заказы выросли до 24 млн рублей, из которых 15 млн шло в Ростовский местный комитет. Предприниматели на поставках наживали капиталы и расширяли производство. Так, Парамонов в годы войны построил подковный и гвоздильный заводы, приступил к строительству восьми новых заводов - сахарного, консервного, маслобойного и др.

Несмотря на принятые меры, производительность труда на предприятиях, работавших на оборону, все же падала. Комитеты решили создать рабочие группы, которые бы боролись за увеличение производства оружия для фронта. Выборы членов в эти группы производились на предприятиях и были поддержаны умеренными социал-демократами. Рабочие, уставшие от войны и тяжелых условий жизни, отрицательно относились к деятельности ВПК, работавших на фронт и обогащавших хозяев фабрик, заводов, шахт. Они не желали посылать своих представителей в эти комитеты.

Немалую роль в выборной кампании сыграла позиция большевиков, объявивших бойкот ВПК. Из 18 местных комитетов, входивших в Ростовский областной ВПК, к маю 1916 г. рабочие группы были выбраны только в четырех [11]. Но они не справились с возложенными на них обязанностями. На шахтах Донской области в 1915 г. по сравнению с 1914 г. средняя производительность труда горнорабочих уменьшилась почти на 28 % [12, с. 191], промышленных предприятиях в 1916 г. - на 40 - 48 %. Рабочие группы не остановили антивоенные забастовки, не подняли производительность труда по изготовлению оружия.

Для исправления положения в 1915 г. в Ростов был прислан уполномоченный главного артиллерийского управления, который обратился к рабочим ряда заводов города, работавших на оборону, с призывом увеличения производства снарядов. Он разъяснял, что война ведется не только между солдатами, а и между немецкими и русскими рабочими, каждый завод и мастерская рассматриваются как воинская часть [13].

В июле 1916 г. на Дон прибыл военный министр и побывал на оборонных заводах Ростова, Таганрога, Макеевки, призывая к энергичной работе по обеспечению фонта. Он говорил: «Други мои... враг надломлен и наша ближайшая задача сломить его окончательно», а для этого нужно всем дружно работать день и ночь. Донское жандармское управление сообщало в столицу, что посещение военным министром предприятий нужного впечатления на рабочих не произвело и даже «прошло бесследно» [14]. Рабочие группы ВПК Ростова, Таганрога, Новочеркасска в конце 1916 г. были распущены, так как требовали повышения заработной платы рабочим и не соответствовали своему назначению. В Александровске-Грушевском из пяти членов группы остался один. Развал промышленности продолжался и усугублялся тяжелым положением транспортных перевозок. Единения правительства и общественности по проблемам военных побед не наступило.

Особое совещание по обороне занималось вопросами изготовления оружиия. Новый военный министр

А.А. Поливанов, принявший пост в июне 1915 г., писал в своем дневнике, что это совещание более всего было озабочено получением «из-за границы столь необходимых для нашей армии винтовок». Были сделаны заказы двум американским заводам на 3 200 тыс. винтовок, но они должны были поступить только в 1916 г. Из заказа третьему американскому заводу на 269 тыс. винтовок поступила 31 тыс. [15, с. 154]. Винтовки закупались и в Японии. Были предприняты попытки купить 1 млн немецких винтовок типа маузера в Испании и Бразилии, но эти закупки не осуществились. Заказы на поставку оружия иностранными государствами истощали казну. Союзное английское правительство потребовало от России в счет оплаты заказов свыше 640 млн р. золотом и отправки его в Лондон в ходе войны [16].

Тульский оружейный завод в июне изготовил 304 пулемета, а в августе - 400, но этого явно не хватало. Военное министерство считало необходимым освободиться от поставок оружия из-за границы и стремилось к увеличению своего отечественного. Для этого в Думу вносились представления об отпуске средств на постройку и оборудование новых казенных ружейных и сталелитейного заводов для выделки по 1850 винтовок в день и на постройку завода взрывчатых веществ со снаряжательными мастерскими для снарядов и ручных гранат [15, с. 154-155].

Область войска Донского получала заказы от Особого совещания по обороне на изготовление предметов военного снаряжения, но была не в состоянии выполнить их полностью, так как 40 % квалифицированных рабочих находилось на фронте, их заменяли малоопытные работники. В общей сложности в армию России было призвано 15 млн человек. Война унесла убитыми в ходе боевых действий 2,5 млн, умершими от ран, голода и холода - 6,5 млн человек [17].

Из 9 округов Области войска Донского 6 были сельскохозяйственными. Их основное население - казаки и крестьяне - было призвано в действующую армию. В хуторах и станицах резко сократилось число мужчин. С июля 1914 г. область находилась на военном положении. Все мужское казачье население являлось военнообязанным. Донское казачество выставило в начале войны строевые части: 2 гвардейских и 54 армейских полка 6-сотенного состава, 36 отдельных и 71 особую конные сотни, 1 гвардейскую и 21 армейскую конную батарею 6-орудийного состава, 1 запасную батарею 4-орудийного состава и 12 команд, в том числе 9 местных [18]. Казаки своими силами готовили коней, снаряжение и вооружение. Мобилизация казачьих частей продолжалась.

Донские поля обрабатывать стало некому, сокращались посевные площади, снизилась урожайность в некоторых округах до 40 %, расстроился вывоз хлеба и хлебопродуктов, росла дороговизна товаров. Такая обстановка была и по стране в целом. Лидер кадетов П.Н. Милюков впоследствии вспоминал: «Товара в деревню не шло и деревня своего хлеба не выпускала. Единственного пути к установлению цен - конкуренции -не существовало. таксы развили продажу "из-под по-

лы", получилось "мародерство". Армия устала, недостатки всего понизили дух, а это не ведет к победе» [19].

Снабжение армии продовольствием ухудшилось, приближалась катастрофа. В отдельных местах России начался голод. Петроград и Москва испытывали нехватку хлеба. В мае 1915 г. правительство создало Продовольственный комитет, который собирал сведения о хлебных запасах, должен был организовывать закупки продовольствия и перевозку его. Ещё раньше командующим войсками было разрешено запрещать вывозить хлеб и другие продовольственные товары из районов, где располагались войска, а при нежелании крестьян продавать хлебопродукты по установленным твердым ценам - реквизировать их. Затем и по всей стране были установлены фиксированные цены на хлеб и другие продукты постановлением Особого совещания. Продовольственный кризис усиливался.

В сентябре 1916 г. императрица писала Николаю II в ставку: «Важнейшим для нас вопросом является сейчас продовольственный» [20]. Правящие круги искали выход из сложного положения. А.Д. Протопопов считался человеком, способным наладить снабжение продовольствием столицы и армии и уладить отношения с Думой, которая должна была в очередной раз одобрить бюджет с отпуском средств на войну. В этой связи в другом письме императрица обращалась к царю: «Пожалуйста, возьми Протопопова министром внутренних дел, т.к. он один из Думы, это произведет на них впечатление и заткнет им рот» [21]. Протопопов был назначен министром, но это не исправило положения. В ноябре 1916 г. правительство ввело продразверстку.

Продовольственная политика на Дону проводилась на основании правительственных постановлений. В область донских казаков шли заказы на поставки продовольствия по установленным твердым ценам, чему крестьяне и казаки не хотели подчиняться, к тому же они взамен ничего не получали от города и нуждались в товарах широкого потребления.

Правительство имело все основания надеяться на Донской край в обеспечении хлебных заказов и разнарядок как на хлебный регион. В 1914 г. пищевкусовая отрасль промышленности Дона давала продукции на сумму более 85 млн р. золотом, из них 40 % приходилось на Ростов-на-Дону. На первом месте стояло мукомольное производство, составлявшее 70 % всего оборота этой отрасли. Только в Ростове действовало 6 крупных паровых мельниц, дававших 11,5 млн пудов муки. Здесь имелось 49 заводов, производящих рыбные консервы, 3 крупные макаронные фабрики, 4 макаронные фабрики в Таганроге, производились галеты и другие изделия [22].

Область эшелонами отправляла продовольствие на фронт и в центральные города, выполняла большие заказы на кожевенные изделия, табачную продукцию. Пищевыми предприятиями изготавливался в сухом виде борщ в специальных упаковках и т.д. Но заказы с каждым месяцем возрастали, и заводы и фабрики области были не в состоянии их выполнять. Уже в 1915 г. Дон

стал ощущать серьезные перебои со снабжением своего населения. Сельские жители не хотели давать продовольствие по твердым ценам. Нарастал кризис. Вводились карточки на продовольствие для работающих, остальные оставались в крайне тяжелом положении.

Если Россия смогла ликвидировать кризис в вооружении (снарядный голод) и к 1916 г. на Тульском, Сестрорецком, Ижорском оружейных заводах было произведено 1 млн ружей за год, то с продовольствием становилось все хуже. В феврале 1917 г. в столице и других крупных городах страны массы требовали «Хлеба!». Недовольство росло, и к этому лозунгу добавлялись «Долой правительство!», «Долой самодержавие!». Снова царица писала императору в ставку: «Этот продовольственный вопрос может свести с ума» [23, с. 203]. Развал снабжения армии продуктами питания сильно сказывался на внутриполитическом положении страны и общественном настроении. Газета миллионера Рябушинского в это время писала: «Мы вот теперь говорим, что страна стоит перед пропастью. Но переберите историю: нет такого дня, чтобы эта страна не стояла перед пропастью. И все стоит» [24]. Продовольственный вопрос стал в центре борьбы за власть. Продкомитеты на местах действовали, но не могли решить стоявшие задачи, хотя и занимались контролированием посевных площадей, сбором урожаев и распределением продуктов.

Февральская революция 1917 г. свергла самодержавную монархию, но продовольственные проблемы остались и ещё более усугубились. Временное правительство продолжало войну и стремилось привлечь массы к решению вопроса по обеспечению армии и горожан продуктами. Продовольственный комитет был создан при временном правительстве, организовавшем продкомы на местах с привлечением демократических масс. 25 марта в законодательном порядке была введена хлебная монополия. Продкомитеты получили функции учета, заготовок, распределения хлебопродуктов. Правительство издало постановление «О передаче хлеба в распоряжение государства и о местных продовольственных органах».

Хлебную монополию ввели и на Дону. Областной продовольственный комитет находился в Ростове и возглавлялся комиссаром временного правительства М.С. Воронковым. В городах и округах создавались местные продкомы. Частные хлебные сделки запрещались. В мае 1917 г. в области объявлялась реквизиция хлеба и скота, так как население добровольно продовольствие не сдавало [25, л. 15]. Временное правительство металось в поисках выхода из создавшегося положения. А.И. Гучков в 1933 г. так характеризовал обстановку: «С первых же дней существования Временного правительства я почувствовал его шаткость. правительство висело в воздухе, наверху пустота, внизу бездна» [26]. Оно не справлялось с одной из главных проблем - продовольственной, несмотря на проведение жестких мер.

В прошлом благополучный в хозяйственном отношении Донской край к осени испытывал большие

затруднения по выполнению категорических приказов из Петрограда отправлять в сроки продовольствие в армию и столицу. Власти не обращали внимания на ухудшение снабжения донских жителей и требовали увеличения отгрузки хлеба. Нехватка продовольствия и дороговизна в городах казачьей области вызвали волнения и забастовки рабочих, выступавших за повышение зарплаты. В сентябре Совещание продовольственных органов в Новочеркасске постановило дать 200 вагонов продуктов и 895 вагонов фуража. По нарядам Центрального продкомитета Совещание решило отправить в ноябре 1000 вагонов продовольствия, а остальные наряды выполнять по мере поступления продукции [25, л. 157, 170]. При таких отправках продовольствия армии Новочеркасск мог «оказаться в положении голодного города», как отмечало Совещание. Суды привлекали к уголовной ответственности уклонявшихся от выполнения хлебных нарядов. Реквизиция хлебных продуктов проводилась в селениях с участием казачьих или солдатских команд.

Крестьяне и казаки Дона не сдавали скот на мясозаготовки. На помощь продовольственному комитету пришел Войсковой круг в Новочеркасске, который обратился к населению с призывом сдавать скот и одновременно запросил Петроград о повышении цен на мясо. Министерство продовольствия еще раз дало разрешение повысить твердые цены и в сентябре предписало Донскому продкомитету отправить гоном 100 тысяч голов скота [27].

За 8 месяцев пребывания временного правительства у власти хозяйство страны ещё больше пришло в упадок. Война и революция способствовали экономическому и политическому кризису, начался резкий спад в промышленности. Военно-промышленные комитеты (к 1917 г. в стране их было более 200) стремились обеспечить нужды фронта, но производительность труда на оборонных предприятиях упала почти на 23 %, дестабилизировалась экономика, рубль стоил около 25 копеек.

Продовольственная разруха захватила страну и её южные регионы, откуда правительство надеялось любой ценой получить продовольствие. В Петрограде дневная хлебная норма по карточке составляла 1 фунт (400 г) на взрослого и полфунта (200 г) на малолетнего [23, с. 17], осенью норма сократилась вдвое. На фронтах нередко хлеба вовсе не было, и в лучшем случае солдат снабжали сухарями. Осенью 1917 г. продовольственный вопрос стал самым острым и труднорешаемым для заготовительных и распределительных органов местной власти. Не было повозок для вывоза заготовленного к отправке хлеба. Правительство устанавливало карточные нормы снабжения продовольствием и для регионов. В городах Донской области продукты отпускались с расчетом на месяц: норма муки сократилась с 30 фунтов (1 фунт в сутки) до 25 фунтов на одного человека [28].

В такой напряженной обстановке умеренные социалисты (меньшевики и эсеры), находившиеся у власти, теряли влияние на массы, тогда как леворадикалы (большевики) набирали силы и шли к власти. Позже один из членов временного коалиционного правительства

меньшевик И.Г. Церетели писал: «Революция не знает врагов "слева" - таково было идейное завещание, полученное нами от великих народных движений прошлого.. Но февральская революция совершалась в условиях, не похожих на те, в которых проходили прежние революции.» [29, с. 228]. Меньшевики и эсеры выпустили власть из своих рук. Далее Церетели вскрывает ошибки революционной демократии: «"Большевизм, вот те ворота, через которые контрреволюция прорвется к нам", - говорили мы, и этому предвидению суждено было осуществиться. Но то, чего мы не предвидели, - это возможность, что сам большевизм возьмет на себя практическое осуществление самой страшной реакции, тоталитарное уничтожение всякой свободы, угнетение и порабощение народных масс» [29, с. 236].

Донское общество по-разному отнеслось к октябрьскому вооруженному восстанию в Петрограде 1917 г. 25 октября стало известно о низложении временного правительства. Торговопромышленная буржуазия, верхи казачества, часть интеллигенции и средних классов населения не признали власть Советов и повели с ней ожесточенную борьбу. Донской атаман А.М. Каледин телеграммой Временному правительству, Совету Союза казачьих войск и всем казачьим частям заявил, что Донское войсковое правительство считает захват власти большевиками преступным, совершенно недопустимым и окажет полную поддержку Временному правительству.

26 октября товарищ донского атамана М.П. Бога-евский телеграммой известил Керенского о том, что члены Временного правительства и Совета республики приглашаются в Новочеркасск «для восстановления и укрепления государственной власти» [30]. Донское казачество даже в годы тяжелой войны и двух революций в 1917 г. сохранило свою военную силу, управление и самоуправление, материальную и военную базу и оказалось способным сопротивляться власти большевиков в течение длительного времени.

Мировая война обострила все противоречия в донском обществе. Она потребовала от властных структур и народа огромного напряжения сил. Составляющие части общества неоднозначно отнеслись к войне и по-разному ее оценивали. Значительная часть населения Дона не поддерживала призыв «Война до победного конца» и противодействовала ему.

Область войска Донского по распоряжению императорского, а затем и временного правительства России выполняла большие наряды по обеспечению нужд фронта и центральных городов страны. Но это привело к превышению экономических возможностей края и к недовольству жителей, оказавшихся в тяжелом положении. Из всех трудностей, созданных войной, наиболее сложным стал продовольственный вопрос, который способствовал катастрофе правительства, гибели империи и старых структур местной власти.

Большинство народных масс не видели в первой мировой войне национальных интересов. Обеспечение армии хлебом и другими продуктами питания было не менее важно, чем доставка вооружения и боеприпасов.

Это составляло ключевые задачи Донского края во время войны. Однако донские городские и казачьи органы власти, как и правительство, должны были заботиться о национальной безопасности, что обеспечивается не только военной защитой, но и регулярным снабжением населения продовольствием. Война способствовала нарушению принципов безопасности народа и усилила конфликты с властью.

Литература

1. Керсновский А.А. История русской армии. М., 1994. Т. 3.
2. Черкасов П., Чернышевский Д. История императорской России. М., 1994.
3. Утро Юга. 1914. 19 июля.
4. Наш край. Документы по истории Донской области. Ростов н/Д, 1963.
5. ГАРО (Госархив Ростовской области), ф. 829, оп. 2, д. 466, л. 186.
6. Пушкаре в С.Г. Обзор русской истории. Ставрополь, 1993. С. 392-393.
7. Россия: Полный энциклопедический справочник. М., 2003. С. 262-263.
8. Очерки экономического развития Дона (1861 - 1917). Ростов н/Д, 1960.
9. ГАРО, ф. 829, оп. 2, д. 548, л. 409.
10. Отчет Ростовского областного ВПК. Вып. 1. Ростов н/Д, 1916.
11. Южный телеграф. 1916. 3 мая.
12. Отчет начальника Юго-Восточного горного управления за 1915 г. Новочеркасск, 1916.
13. ГАРО, ф. 237, оп. 2, д. 46, л. 126.
14. Там же, ф. 826, оп. 1, д. 548, л. 299, 304.
15. Поливанов А.А. Девять месяцев во главе Военного министерства (13 июня 1915 - 13 марта 1916 г.) // Вопросы истории. 1994. № 3. С. 154.
16. Всемирная история. Т. 7. М., 1960. С. 561.
17. Арин О. Царская Россия: мифы и реальность (конец XIX - начало XX века). М., 1999. С. 6.
18. Рыжкова Н.В. Донские казаки в войнах России начала ХХ века. Ростов н/Д, 2003. С. 61.
19. Милюков П.Н. Воспоминания. М., 2001. С. 434.
20. БохановАН. Император Николай II. М., 2001. С. 387.
21. Переписка Николая и Александры. М.; Л., 1926. С. 120.
22. Отчет начальника Юго-Восточного горного управления 1914 г. Новочеркасск, 1915. С. 70; Отчет старшего фабричного инспектора Области войска Донского за 1914 г. Новочеркасск, 1915. С. 282.
23. Февральская революция. 1917 г.: Сб. док. и материалов. М., 1996.
24. Утро России. 1917. 12 февраля.
25. ГАРО, ф. 694, оп. 1, д. 352, л. 15.
26. А.И. Гучков рассказывает // Вопросы истории. 1991. № 12. С. 171-172.
27. Трусова Е.М. Эволюция властных структур и общественные движения юга России (после свержения самодержавия). Ростов н/Д, 2002. С. 302.
28. ГАРО, ф. 694, оп. 1, д. 12, л. 15.
29. Церетели И.Г. Кризис власти. М., 1992. тябрьской революции и на начальном этапе граждан-
30. Трут В.П. Казачество России в период Ок- ской войны. Ростов н/Д, 2005. С. 35.

Ростовский международный институт экономики и управления 2 7 ноября 2006 г.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |