Научтруд
Войти

Миссия Фритьофа Нансена по спасению голодающих Поволжья

Научный труд разместил:
Gavriil
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ВЛАСТЬ

2011 &03

Татьяна БОНДАРЕНКО, Наталия НИКОЛАЕВА

МИССИЯ ФРИТЬОФА НАНСЕНА ПО СПАСЕНИЮ ГОЛОДАЮЩИХ ПОВОЛЖЬЯ

В статье анализируется роль Ф. Нансена в оказании помощи голодающему населению Поволжья в начале 20-х гг. ХХв. На основании архивных источников авторы раскрывают масштабы этой помощи, а также показывают личные усилия Нансена по спасению голодающих.

The article examines the role of F. Nansen in the help to the starving population of the Volga region at the beginning of 1920s. On the basis of archival sources the authors reveal the extent of this assistance, as well as the personal effort of Nansen in rescuing the starving people.

Ф. Нансен, голод, гуманитарная помощь, благотворительность, сельское хозяйство; F. Nansen, hunger, humanitarian aid, philanthropy, agriculture.

В этом году исполняется 90 лет одному из самых страшных событий отечественной истории — голоду начала двадцатых годов. За последнее время мы стали лучше представлять масштабы этой трагедии, вместе с тем пока еще не воздано должное многим людям, самоотверженно боровшимся с последствиями голодо-мора. Среди них выдающийся сын норвежского народа, ученый, путешественник, исследователь Арктики, общественный деятель и человек Мира — Фритьоф Нансен. В 1921—1922 гг. Ф. Нансен принял активное участие в спасении голодающих граждан России.

В те годы голодом была охвачена огромная территория с населением более 40 млн чел., в т.ч. Среднее и Нижнее Поволжье, Южный Урал, Крым, Запорожская область и др. Первое время советское правительство не афишировало этот факт, но к 1921 г. стало ясно, что справиться своими силами невозможно. Однако даже тогда за помощью к мировому сообществу обратились не первые лица государства, а писатель Максим Горький. В июле 1921 г. он разослал телеграммы ряду общественных деятелей Европы, после чего 2 августа уже В.И. Ленин обратился к международному пролетариату с призывом о помощи, а 6 августа Советское правительство официально известило мир о постигшем страну неурожае.

На призыв откликнулось несколько благотворительных организаций. Ведущую роль среди них играла американская АРА (Американская администрация помощи — American Relief Administration), которую возглавлял министр торговли и будущий президент США Герберт Гувер.

По сравнению с деятелями АРА Фритьоф Нансен был абсолютным новичком в деле оказания гуманитарной помощи. В августе 1921 г. в Женеве состоялась конференция мировых общественных организаций, на которой собрались представители 13 государств и 48 отделений Красного Креста. Она утвердила Нансена верховным комиссаром организации по оказанию помощи голодающим. Поскольку советское руководство не признавало Лигу Наций, Нансен представлял европейские правительства в рамках вновь созданной структуры, получившей название Международного комитета помощи голодающим. Главная контора этой организации находилось в Женеве, филиалы — в Берлине и Москве, чуть позже открылся дополнительный филиал в Харькове.

27 августа в Москве нарком по иностранным делам Г.В. Чичерин от имени советского правительства подписал с норвежцем договор, по которому Ф. Нансену предоставлялись полномочия ходатайствовать перед европейскими правительствами о предоставлении

БОНДАРЕНКО Татьяна Юрьевна — ведущий специалист Государственного архива Саратовской области гопеу§кшу@ yandex.ru

НИКОЛАЕВА Наталия Ильинична — к.и.н., доцент; доцент кафедры гостинично-туристического бизнеса и сервиса Саратовского государственного соци-ально-экономическо-го университета тЫаеуа_2004@ mail.ru

Советской республике кредита в 10 млн фунтов стерлингов: 5 млн для оказания немедленной помощи, и еще 5 — для восстановления пострадавших районов. Однако по возвращении в Женеву ученого ждало неприятное известие: делегаты европейских правительств высказали мнение, что советское руководство может злоупотребить полученной помощью и нет гарантии, что она будет направлена именно голодающим. Поэтому было решено отказать в кредите.

30 сентября 1921 г. с трибуны Лиги Наций Ф. Нансен вновь обратился к европейским державам, призывая их откликнуться на русскую трагедию. В своем выступлении он отмечал, что помогать русскому народу — не означает помогать коммунистам и нельзя обрекать на смерть миллионы людей из-за неприязни к советской власти. «Думаю, что мы не укрепим Советское правительство, если покажем русскому народу, что есть еще человеческие сердца в Европе. Но, допустим даже, что этим мы укрепим Советское правительство. Найдется ли здесь среди нашего собрания хоть один человек, который посмеет сказать, что он скорее готов допустить гибель 20 миллионов человек от голодной смерти, нежели оказать помощь Советскому правительству?»1 По итогам Брюссельской конференции помощь была предоставлена, но на условиях работы в Советской республике специальной комиссии и признания большевиками долгов царской России.

Осенью 1921 г. Ф. Нансен вновь приехал в Россию с целью лично убедиться, насколько велики ужасы голода. В ходе поездки по охваченным бедствием районам Поволжья он 28 ноября посетил Саратовскую губернию. Из России Нансен привез фотографии, на которых были запечатлены живые скелеты, обтянутые кожей, и горы трупов. В начале 1922 г. с этой «наглядной агитацией» и призывами о помощи России он совершил лекционную поездку по странам Европы и США, пытаясь привлечь на свою сторону не только руководителей различных стран, но и простых граждан.

В организованную им Нансеновскую миссию вошло около 32 благотворительных организаций, готовых оказывать помощь. От частных лиц и организаций

1 Нансен-Хейер Л. Книга об отце. — Л., 1973, с. 353.

стекались посылки с подарками и крупные денежные суммы. Среди наиболее активных участников были английский Международный союз помощи детям (МСПД), Общество друзей (квакеров), Международный Красный Крест и его национальные отделения, организация Папы Римского, баптистская и менонитская религиозные организации, Европейский союз студентов и др. К лету 1922 г. Нансеновская организация кормила 1,5 млн детей и взрослых2.

В Саратовской губернии АРА работала на территории Заволжья — в Дергачевском, Новоузенском, Покровском уездах, а организации Нансена — в Вольском, Камышинском уездах и Немкоммуне. Остальные территории обслуживались совместно. В каждом уезде находился склад, распределяющий продукты по волостям, где затем их распределяли уже местные волисполкомы. Работу с иностранными организациями помощи голодающим в Саратовской губернии возглавлял С.А. Бирман.

Главной организацией, работавшей с Нансеном, был МСПД. Работу МСПД в губернии возглавлял Л. Вебстер, его первым заместителем был Г. Кук. С марта 1922 г. англичане начали обслуживать взрослое население. В конце октября продукты начали отправляться в уезды губернии. От МСПД поступило 210 английских передвижных кухонь, на 100—200 чел. каждая, и несколько автомобилей. Стационарные столовые организовывались при заводах, детских домах, школах, больницах — в любых пригодных к тому помещениях. За два месяца было открыто 106 столовых в Саратове и 20 в Саратовском уезде, кормивших 40 тыс. детей. В Вольском, Камышинском, Хвалынском уездах, Немкоммуне 256 столовых кормили в общей сложности около 57 тыс. чел. Паек такой столовой составлял пол-литра супа и % фунта (113 грамм) белого хлеба в день и столько же мыла в месяц3. Работа велась по принципу: 20 чел. персонала на 1 000 детей.

Главная база распределения грузов МСПД находилась в Ртищево, туда же поступала помощь и от других организаций

2 Хенкин Е.М.Очерки истории борьбы советского государства с голодом. — Красноярск, 1988, с. 138.
3 Государственный архив Саратовской области (ГАСО), ф. Р-790, оп. 1, д. 40, л. 48-48(об).
102

ВлАсть

2011 &03

миссии Нансена. Размер поставок постоянно увеличивался. Так, если за март 1922 г. от миссии Нансена Саратовом было получено 275 600 пудов продовольствия, то в мае цифра выросла до 651 809 пудов. К августу

1922 г. за счет организации Нансена только в Саратовском районе питалось 8 000 детей и 20 000 взрослых. За октябрь 1921 — апрель 1922 г. на склады только от миссии Нансена, не считая других организаций, сотрудничавших с ним, поступило около 860 000 пудов продовольствия1. Помощь голодающим оказывалась с помощью распространения среди населения адресных посылок с продовольствием. Нансеновские посылки были чуть меньше американских, но состав продуктов был похожим: мука, консервированное мясо, изюм, рис, сардины, бобы, сахар, лимонный сок, какао, соль, рыбий жир.

Хотя большинство помощи голодающим России приходилось на долю АРА (вклад Нансеновской миссии составил 5—7% от американского), мало кому из иностранцев удалось завоевать такую любовь советского правительства, как Ф. Нансену. В советской периодической печати тех лет он предстает благородным борцом с европейским капитализмом, его воззвания публикуются в главных газетах страны — «Известиях» и «Правде».

В 1922 г. правительство РСФСР поспешно объявило о победе над голодом. Хотя даже официальные отчеты Саратовской губернской комиссии помощи голодающим говорят о том, что к январю 1923 г. в губернии голодало в среднем 30% сельского населения. Еще целый год, до 20 июня

1923 г., когда были окончательно расторгнуты договоры с иностранными организациями помощи голодающим, Нансен продолжал «подкармливать» население наиболее пострадавших районов. До лета 1923 г. его миссией было распределено 105,6 млн разовых пайков.

Ф. Нансен понимал, что разовые поставки продовольствия не спасут разрушенную экономику России. Советское сельхоз-производство не может прокормить страну, поэтому вероятность повторения голода велика. Он поставил перед собой цель: помочь русскому крестьянину восстановить хозяйство и одновременно с этим познакомить его с новинками аграрного производства. Так появился проект Нансена по

созданию в России нескольких показательных сельскохозяйственных станций.

Новая экономическая политика давала иностранцам возможность арендовать на территории советского государства землю или предприятия. В январе 1923 г. в Москве состоялись переговоры Нансена с советским правительством о дальнейших формах оказания помощи голодающим районам и экономическом восстановлении России. Его проект восстановления сельского хозяйства, представленный в Наркомат земледелия, предусматривал кредитование крестьян выдачей семян, скота, земледельческих орудий, ввоз в Россию сельскохозяйственных машин. На это ученый выделял из полученной им Нобелевской премии 2 млн руб. Нансен предложил открыть в России несколько показательных хозяйств, основанных на рациональном ведении производства и применении иностранных методов. Работать в них должно было местное население, на должность управляющих планировалось приглашать иностранных агрономов, а в помощь к ним привлекать русских специалистов.

Пятилетний договор между Народным комиссариатом земледелия и миссией Нансена был утвержден 5 июня 1923 г. Правительство РСФСР безвозмездно предоставляло иностранцу участки земли в Криворожском округе Украины и в Саратовской губернии и в виде ссуды — необходимое на первый год количество семян. К тому же оно предоставляло 50-процентную скидку на провоз по территории России иностранной сельхозтехники и инвентаря. Остальную сумму оплачивало правительство путем кредитования миссии на срок до первого урожая, из которого должен быть погашен кредит. В свою очередь, Нансен обязывался вложить в каждое хозяйство не менее 10 тыс. фунтов стерлингов.

Под концессию Нансена в Саратовской губернии отводился совхоз № 33 — часть бывшего имения М.Н. Раевского в селе Росташи Балашовского уезда, в 10 верстах от железнодорожной станции Аркадак. Начальником первой показательной станции Нансена стал Г. К. Седергрен, а его помощниками — агроном П.С. Степанов и животновод со шведским образованием А.В. Юттерберг2.

1 ГАСО, ф. Р-790, оп. 1, д. 40, 42.
2 ГАСО, ф. Р-313, оп. 8, д. 52, л. 47.

Летом 1924 г. концессия получила 983 десятины земли. В конце июня 1924 г. станции было отведено из запасов Госфонда еще 1 196 десятин1. Из-за границы было привезено 47 тракторов разных систем, 22 из которых поступили в Росташи, и 4 автомобиля для каждой станции. И это при том, что на март 1924 г. в Саратовской губернии было всего 24 трактора, из них на ходу — всего два. Предполагалось организовать продажу тракторов в кредит, а также ввезти английскую породу свиней, часть которых распределить среди местного населения. На средства, вырученные от продажи сельхозтехники, планировалось закупить недостающий племенной скот, различные сельхозорудия, провести электрификацию станции и ближайшего населения. Концессия Нансена руководствовалась «принципом максимального применения русского штата».

Хозяйственный план станции должен был составляться строго по инструкции Наркомзема, а контроль за ее работой осуществлялся путем постоянных обследований. Такое повышенное внимание к иностранному предприятию со стороны местных властей тормозило его развитие. Работа станции налаживалась крайне медленно. Причинами этого управляющий Седергрен считал плохие климатические условия, осложненные дезорганизован-ностью аграрных рабочих, которые «стараются по всяким случаям устраивать митинги», дороговизну кормов, низкую производительность труда заморенных «коммунистическими опытами» крестьянских лошадей, а также нормированные цены на хлеб. Он отмечал, что зависть местного населения к технике Нансеновской концессии использовалась коммунистами, чтобы настроить крестьян против иностранцев.

В центре и на местах часто действовали в нарушение договора. Предварительный проект договора Нансена с советским правительством был изменен, что привело к увеличению затрат концессионера. Вопреки пункту о безвозмездном предоставлении земельных угодий, саратовские власти пытались взимать с концессии арендную плату. Железная дорога отказывала в обещанной 50-процентной скидке, блокируя провоз техники к месту назначения. Станция терпела убытки, денег не хватало даже на зарплату.

1 ГАСО, ф. Р-521, оп. 4, д. 146, л. 5.

В августе 1925 г. Росташи посетила еще одна комиссия. Она выявила неудовлетворительные нормы продовольствия, охраны труда. Итоги обследования 1-й показательной станции инспектор доложил «особым докладом» в Наркомат труда. Губисполком в очередной раз предлложил центру «передать управление совхозом в более опытные руки, с введением в управление представителя местной власти». Но если снять Седергрена без одобрения Ф. Нансена было не в их компетенции, то агронома Степанова отстранили от должности как «ведущего подозрительную линию поведения»2.

К 1927 г. средства на содержание Роста-шевского хозяйства были полностью исчерпаны, страна же стояла на пороге коллективизации. 14 мая 1927 г. губисполком ликвидирует станцию с пояснением, что средства, внесенные Нансеном, благодаря нерациональному ведению хозяйства все прожиты, а станция своего назначения как показательное сельхозпредприятие не выполнила3. Хозяйство станции вместе с долгом почти в 48,5 тыс. руб. отошло Саратовскому губернскому сельхозтресту.

Несмотря на неудачный опыт по созданию образцовой сельскохозяйственной станции, программа Нансена свидетельствовала о том, что его беспокоила не только проблема спасения людей от голодной смерти, но и их дальнейшая судьба. В 2001 г. в Москве в Большом Левшинском переулке, у здания российского Красного Креста, был установлен памятник великому норвежскому полярнику и общественному деятелю Фритьофу Нансену. Памятник передали в дар столице общественные организации «Общество друзей Норвегии» и «Союз армян России».

На Саратовской земле памятника Ф. Нансену нет, хотя эта идея не так давно обсуждалась городскими чиновниками, но так и потерялась в длинных коридорах власти. А может быть, наша совесть должна разбудить наши души и напомнить о человеке, который спас от голодной смерти незнакомых людей из далекого Поволжья, не требуя ничего взамен? Нансену памятник не нужен, он нужен нам, если мы еще способны оценить милосердие, самопожертвование и бескорыстие.

2 ГАСО, ф. Р-313 оп. 8, д. 44, л. 23.
3 ГАСО, ф. Р-521, оп. 3, д. 114, л. 30.
Научтруд |