Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com

ВЛИЯНИЕ СНИЖЕНИЯ ЦЕНЫ НА НЕФТЬ НА ПОСТКРИЗИСНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

Автор: Хлопов О. А.

NATIONAL SECURITY

УДК 327,8

Хлопов О.А.

кандидат политических наук, доцент кафедры американских исследований Российского государственного гуманитарного университета

(РГГУ), Москва DOI: 10.24411/2520- 6990-2020-11598 ВЛИЯНИЕ СНИЖЕНИЯ ЦЕНЫ НА НЕФТЬ НА ПОСТКРИЗИСНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

Khlopov O.A.

PhD in Political Science Associate Professor of the Department of American Studies Russian State University for the Humanities (RSUH,) Moscow

THE INFLUENCE OF OIL PRICE REDUCTION ON POST-CRISIS CHANGES OF THE GLOBAL

PROCESSES

Аннотация

Статья анализирует причины структурных глобальных изменений, вызванные снижением цен на нефть, на фоне пандемии «COVID-19» и слабого роста глобальной экономики. Противоречия между крупнейшими производителями нефти Саудовской Аравией и Россией, конкуренция со стороны американской сланцевой нефти на международном нефтяном рынке трансформирую общепринятые взгляды на энергетическую безопасность, что приводит к «ценовой войне», кардинальным изменениям глобальных процессов, поиску ответов на новые вызовы. Автором отмечаются необходимость поиска возможности объединения скоординированных усилиях с целью выхода из возникающей кризисной ситуации.

Abstract

The article analyzes the causes of structural global changes caused by lower oil prices on the background of the backdrop of the COVID-19 pandemic and weak global economic growth. The contradictions between the largest oil producers of Saudi Arabia and Russia, the competition from American shale oil on the international oil market are transforming the generally accepted views on energy security, that lead to a "price war", dramatic changes in global processes, and the search for the answers to new challenges. The author arguers that there is a need to seek the possibility of coordinated efforts in order to overcome the emerging crisis.

Энергия является неотъемлемым компонентом современной жизни. Это приводит в действие экономику: без этого фабрики не могут работать, корабли и грузовики не могут доставлять свои товары, а люди не могут приступить к работе. Без топлива генералы не могут наносить авиаудары, армии не могут перевозить наземные войска, а базы не могут действовать. Энергия заложена во всем, что мы делаем.

Неудивительно, что концепция «энергетической безопасности» приобрела важное значение в последние десятилетия, особенно в связи с тем, что Соединенные Штаты свернули свои войны на Ближнем Востоке и Россия постоянно увеличивает экспорт газа и нефти своим европейским соседям и Китаю. Многие комментаторы предполагают, что национальная безопасность США будет лучше обеспечиваться за счет повышения энергетической безопасности США. Однако, как и в случае с идеями национальной безопасности, содержание энергетической безопасности часто представляется расплывчатым или неправильным в использовании этого термина [1].

Международное энергетическое агентство определяет «энергетическую безопасность» как способность страны: а) иметь надежный доступ к необходимой энергии; б) покупайте энергию по доступной цене [2]

Другими словами, любые факторы, которые ограничивают доступ к источникам энергии или повышают цены на энергоносители до недопустимо высокого уровня, наносят ущерб энергетической безопасности страны. Хотя это может показаться прямым определением энергетической безопасности, на практике оно слишком широкое, чтобы его можно было использовать. Спрос и предложение на мировом рынке нефти постоянно меняются по ряду причин и, следовательно, цены на нефть. Но только некоторые из факторов, влияющих на доступность или доступность энергетических ресурсов, связаны с безопасностью.

Когда представители правительства США, в том числе представители министерств обороны, а также военного и разведывательного сообщества, подчеркивают важность повышения энергетической безопасности США, они обычно говорят о защите страны от более узкого стечение обстоятельств: экстремальные ценовые шоки, острые кризисы поставок и безопасность поставок электроэнергии.

Публичные дискуссии об энергетической безопасности почти неизбежно приводят к разговорам об энергетической независимости, и эти два термина иногда даже используются как взаимозаменяемые. Энергетическая независимость - это идея, что энергетическая безопасность может быть достигнута за счет производства достаточного количества энергетических ресурсов внутри страны для удовлетворения потребностей, что устраняет необходимость импорта энергоресурсов от недружественных или нестабильных производителей [3]. Эта идея, хотя и популярна, нереальна, учитывая динамику мировой торговли энергией.

С самого начала нефтяной промышленности, были несколько периодов, когда крупные производители и экспортеры нефти оказали влияние на уровень производства и цены. Как правило, производитель имеет возможность быстро наладить производство с целью реагировать на меняющиеся рыночные условия.

В прошлом крупнейшие нефтяные компании «Standard Oil Company», кампании, Техасская железнодорожная комиссия и другие крупные международные нефтяные компании выполняли функции крупного производителя. Сегодня 14 стран-экспортеров (ОПЕК), добывающие примерно 40% мировой нефти, могут повлиять на мировые цены на нефть. После периода переизбытка нефти и быстро снижение цен в 2014 и 2015 гг. ОПЕК во главе с Саудовской Аравией вместе с 11 странами, не входящими в ОПЕК страны, во главе с Россией, заключили соглашение («Декларация о сотрудничестве» ОПЕК+) в декабре 2016 г. чтобы сократить добычу сырой нефти примерно до 1,8 млн. бар. в день с уровня октября 2016 г. Реализация Соглашения внесла свой вклад - цена западной техасской нефти стала расти с $ 52 2016 г. до $ 76 баррель по октябрь 2018 г.

Страны, не входящие в ОПЕК: Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Россия, Судан, Южный Судан. Совместное производство нефти ОПЕК и не ОПЕК страны - далее именуемые ОПЕК + - представляет примерно 60% мирового предложения. В июле 2019 г. ОПЕК + страны объявили об усилиях по формализации коллективного группа через проект «Хартии сотрудничества».

Потенциальные страны, затронутые Соглашением ОПЕК+ включает 21 из 24 страны в коллективной группе (члены ОПЕК, Ливия, Иран и Венесуэла освобождены). ОПЕК и не ОПЕК страны, в настоящее время занимающиеся управлением поставками, включают: Страны ОПЕК: Алжир, Ангола, Конго, Эквадор, Экваториальная Гвинея, Габон, Иран, Ирак, Кувейт, Ливия, Нигерия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Венесуэла. Катар, член ОПЕК с 1961 г., вышел из состава с ОПЕК с января 2019 г..

Срок действия ОПЕК+ истек в конце 2018 г., но был продолжен с изменениями для общего сокращения сырой нефти добыча на 1,2 млн. бар./день

по сравнению с уровнем октября 2018 г. - для большинство до 31 марта 2020 г.

В связи с ростом цен на нефть в 2018 г. проект Закона об экспортных картелях (No Oil Producing and Exporting Cartels Act). (NOPEC) 2018 г. был представлен в Конгрессе США, согласно которому необходимо внести изменения в антимонопольный закон Шермана, акт, который привел к роспуску Standard Oil Trust в 1911 г., и запрещает американским нефтяным компаниям участвовать в коллективном управлении рынков, криминализирует действия иностранного государства, коллективно или в сочетании с другими иностранными государствами или лицами, которые ограничивают производство, поддержание цены или торговлю нефтью, природного газа или нефтепродукты (например, бензин) и, таким образом, оказывают влияет на рынки и цены на углеводородные ресурсы.

В феврале 2019 г комитет палаты представителей Конгресса США одобрил антикартельный законопроект NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act). Его цель заключается в том, чтобы наделить американские суды полномочиями рассматривать антимонопольные иски в адрес стран ОПЕК и других государств, участвующих в картельных сговорах на нефтяном рынке. Согласно законопроекту, незаконными признаются любые совместные действия правительств других стран, направленные на ограничение добычи нефти и установление цен на нее [4]

В частности, законопроект NOPEC предполагает сделать незаконным искусственное ограничение добычи нефти и газа или установление цен, как это делают ОПЕК и Саудовская Аравия. Законопроект также немедленно устранит суверенный иммунитет, который в настоящее время существует в судах США для ОПЕК как группы и для каждого из ее отдельных государств-членов. Это, например, оставит Саудовскую Аравию открытой для судебного преследования в соответствии с действующим антимонопольным законодательством США, а ее общая ответственность составит, по оценкам, $1 триллион долларов США инвестиций только в США. Тогда США будут по закону иметь право заморозить все банковские счета Саудовской Аравии в США, конфисковать их активы в стране, прекратить любое использование долларов США сауди-тами в любой точке мира. Это также означало бы, что саудовская компания «Aramco» должны будет разделиться на более мелкие составляющие компании, которые, как считается, не нарушают правила конкуренции в секторах нефти, газа и нефтехимии или влияют на цену нефти [5].

До недавнего времени законопроект проходил такими темпами в системе США и был очень близок к тому, чтобы принять закон В 2007 и в 2008 г. и . Палата представителей и Сенат предлагали принять закон NOPEC, и в 2008 г. , но Дж. Буш-младший и Б Обама выступили против него, и Д. Трамп изначально также отказался подписывать его.

Сторонники этого закона полакают, что США смогли бы использовать Закон NOPEC в качестве дипломатического рычага переговоров для мотивации вмешательство на рынке, когда цены на нефть считаются слишком высокий для потребителей в США, слишком низкий для производителей в США

или возможно, поддержать более широкие геополитические цели. Законодательство NOPEC сможет так же потенциально повлиять на экономические усилия по реформе в некоторых странах ОПЕК +. Например, Саудовская Аравия будет вынуждена начать несколько программ по реструктуризации своей экономики, чтобы меньше зависеть от нефтяной доходы, привлечь капитал через облигации рынок и, возможно, путем продажи акций «Aramco», национальной нефтяной компании.

Но пока можно предположить, что нисходящее ценовое давление, вероятно, будет в некоторой степени уравновешен устранением свободных производственных мощностей, которые могут понадобиться в случае незапланированных отключений в результате различных мировых события (например, геополитические волнения или саботаж). Запасы производственных мощностей является одним из многих факторов, определенных Управление энергетической информации США которое может влиять на мировые цены на нефть.

Рынок нефти без свободных мощностей и крупных экспортеров будет просто реагировать на ценовые движения. Цены могут достичь высоких уровней, когда на рынке дефицит, цены могут быть очень низкими, когда рынок переполнен. Академические исследования показывают, что присутствие на рынке крупных производителей и экспортеров нефти может снизить волатильность цен на сырую нефть [6]

Кроме того, сильная ценовая волатильность может также повлиять на финансовое здоровье и политическую стабильность стран-производителей, что, возможно, может затрагивать более широкие интересы России, США, Саудовской Аравии в определенных регионах. В качестве альтернативы некоторые аналитики предполагают, что функционирующий нефтяной фьючерсный рынок в сочетании с ценой и добычей сланцевой нефти США могут плавно изменять ценовые движения и обеспечивать управление производством и поставками нефти [7].

По оценке исполнительного директора нефтегазовой компании «Роснефть» И.Сечина, ОПЕК + уже утратила то значение, которое Россия ей придавала. Действуют и другие факторы: санкции, ко-ронавирус, состояние потребительского рынка, застой экономики.«Роснефть» была готова к нынешнему обвалу цен на нефть, и он ожидает, что к концу 2020 г. цена на нефть вырастет до $60 а если эти и процессы продолжатся, сланцевая нефть уйдет с рынка [8].

«Роснефть», наряду с некоторыми другими российскими производителями нефти, ранее критиковала соглашение ОПЕК + за то, что оно наносит ущерб их попыткам завоевать долю рынка и усложняет долгосрочное инвестиционное планирование. Аналитики видят общее влияние соглашения ОПЕК + и его влияние на цены на нефть как в первую очередь позитивное для российской экономики и производителей нефти.

Очевидно, что распространение коронавируса за пределы Китая может привести к дальнейшему пересмотру мирового потребления нефти. Вспышка уже достигла Европы, и приведет к снижению спроса на нефть на 150 000 баррелей в сутки

в 200-200 баррелей в сутки.

Несмотря на позицию Саудовской Аравии и утраты влияния ОПЕК + Россия готова продолжать диалог с участниками нефтяного рынка

Сегодня существует переизбыток производства, коронавирус - это действительно серьезная проблема, которую необходимо принимать во внимание при балансировке рынка. Даже без дополнительных инвестиций в геологоразведку, Роснефть может поддерживать добычу на текущих уровнях в течение 22 лет. Международные партнеры "Роснефти" пострадали больше, чем сама "Роснефть" от санкций, введенных против компании и российского нефтяного сектора с 2014 года. Из-за санкций американские компании потеряли ресурсную базу, сравнимую с их собственной, были вынуждены выйти и потерять свою ресурсную базу. До введения санкций Роснефть планировала расширить сотрудничество с «ExxonMobi» в том числе в российской арктической оффшорной зоне. Некоторое сотрудничество продолжается, в том числе по нефтегазовому проекту "Сахалин-1" на российском Дальнем Востоке, но прогресс в новых проектах между двумя компаниями застопорился.

До введения санкций американские банки предоставляли почти половину финансирования -до $ 35 млрд. в кредитных линиях, зарабатывали до $4 млрд. год только на процентных ставках. Роснефть также пострадала от санкций против Венесуэлы, причем 2 торговых дочерних предприятий «Роснефти»: «Трейдинг» и «ТНК Трейдинг», были санкционированы за обращение с венесуэльской нефтью.

Резкое снижение цены на фоне глобальной эпидемии и слабого роста мировой экономки, по сути, являют новой основной для введения режима «военного времени», чрезвычайного ограничения и самоизоляции, которые начали осознанно формироваться в пером квартале 2020 г. Речь идет не о «битве» с эпидемией COVID-19 или страхом глобальной пандемией, который они породили, а о разрушении цикла глобализма и веры в неразрывную природу взаимозависимости. К концу марта 2020 г. глобальные рамки изменились в достаточной степени и уже начала проявляться, чтобы начать дискуссию не только о природе COVI-19, но и о том, какая система и идеология должны быть через десятилетия.

Несмотря на неспособность большинства крупных обществ, в том числе КНР, подготовиться к пандемиям в области здравоохранения, стихийным бедствиям и связанным с ними опасениям, функция политических структур, в которых доминировали «глобалисты» уступает место национальной самообеспеченности.

Можно ожидать, что непреднамеренные или непредвиденные последствия экономических потрясений приведут к росту глобальных (или, по крайней мере, региональных) проблем пандемического здравоохранения в период ослабления общества, когда более богатые общества могут стать более националистическими и изолированными, в некоторых отношениях, просто чтобы защитить себя. Пандемии будут сопровождаться аналогичными аномальными социальными реакциями, включая рост преступности, из которых новая эра морского

пиратства является лишь одним из аспектов.

Очевидно, что наилучший путь, которым могут воспользоваться национальные государства это получение как можно большего контроля над своей судьбой. Для этого необходимо уделять больше внимания внутренней продовольственной самообеспеченности и основам внутреннего рынка промышленных товаров и услуг, другими словами -возврат к чувству нации.

Эпоха глобализации заканчивается, которая была коротким отрезком, в котором технологии, созданные для борьбы в период холодной войной, стали технологиями глобальной социальной интеграции. Теперь роскошь интернационализма заканчивается, и выживание основывается главной целью каждой нации. Год спустя возникла глобальная пандемия ШШ, к счастью, не вызвав пандемии страха, которая стала фактором, усиливающим воздействие эпидемии ОДУТО-^ в 2019-20 гг.

К 2020 г. изменился стратегический ландшафт: война за информационное доминирование стала гораздо более активной, особенно в связи с тем, что социальные сети превратились в канал для массовой мобилизации и стимулирования действий правительства в западных обществах. Таким образом, произошла общая трансформация в социальном и технологическом контексте, которая преобладала, когда вокруг COVID-19 возникла паника.

Но для того, чтобы получить политическое превосходство после эпидемии, КНР первой «объявила о победе» в борьбе с эпидемией СДУТО-19 и отправила свое население обратно на работу, несмотря на реальность доказательств, которые не поддаются национальной статистике продолжающегося уровни заражения в КНР. Однако было ясно, что эпидемия, возникшая в Ухане в КНР, достигла пика и начнет снижаться. В ближайшие месяцы борьбы за возобновление экономической активности будет оказывать влияние на основополагающие основы мировой экономической и политической систем. Между тем, по мере того, как усиливались войны за информационное доминирование между КНР и США, обе стороны были осторожны, чтобы минимизировать риск реальных физических проблем.

Можно определить некоторые из основных непосредственных результатов и выявить ключевые тенденции и вопросов, возникшие в связи со снижением цены на нефть, с пандемией (СОУГО-19) и замедлением, и спадом мирового экономического развития.

Глобальная экономика и экономика большинства государств резко ослаблены и будут оставаться относительно ослабленными и трансформированными в течение нескольких лет, а возможно на протяжении десятилетий. Это означает, что экономический спад будет более широко распространяться, полностью изменяя тенденцию последних семи десятилетий. Это усугубит поляризацию обществ, и скорее подтолкнет тенденцию к формам национализма, чем усилит идеологию глобализма.

Власть центральных правительств увеличивается , а права и свободы людей ограничиваются. К началу апреля 2020 г. ситуация в большинстве западных обществ приблизилась к среде квази-военного права, с небольшим социальным сопротивлением.

Финансирование НИОКР, национальной безопасности и потребительских расходов будет сокращаться, что еще более усугубляется сокращение уровня благосостояния большинства населения в странах с развитой экономикой Вопрос заключается в том, усугубит ли это ограничение к богатству или сдержит воспалительный популизм и социальные действия.

Ослаблена роль глобальных институтов и альянсов может привести к переосмыслению структур альянса и способов управления ими, к увеличению импульса к двусторонней торговле.

Достижение формальных военных структур будет ограничено финансированием, и будут открыты возможности и пространства для силового изменения глобальных структур и более независимых региональных действий отдельный государств.

Хотя у Коммунистической партии Китая, вероятно, есть силы для обеспечения контроля своего государства, будет ли Европейский Союз (ЕС) достаточно сплоченным для обеспечения контроля над своими государствами-членами? Если страны ЕС не смогут удержаться вместе, то могут создастся возможности для Турции, чтобы возродить свою неоосманистскую экспансию в Восточном Средиземноморье и на Балканах.

Какие навыки будут необходимы в среде после 2020 года? Достаточно ли успокоилась экономика, чтобы началось восстановление.

Кризис привел к падению цен на нефть и газ до такой степени, что сланцевая промышленность США может вынуждено покинуть рынок при цене $10 за баррель, что вновь откроет для США потребность в импортируемой энергии, хотя США останутся значительно менее уязвимыми к воздействию энергии и углеводородных ресурсов, чем Китай.

КНР будет по-прежнему сталкиваться с крайней уязвимостью к нехватке продовольствия и воды, которая может быть ослаблена только, во-первых, из-за зависимости от импортируемых продуктов питания и сельскохозяйственной продукции, большая часть которых поступает из США (учитывая, что другие поставщики не могут удовлетворение спроса) и, во-вторых, сокращением уровня жизни и численности населения КНР, фактор, который может иметь значительные социально-политические последствия.

Чем дольше ограничения, налагаемые кризисом на общества, тем более вероятными будут посткризисные изменения в отношениях между государствами. Другими словами, если кризис продолжится в различных формах до 2020 г., вполне вероятно, что этот год будет восприниматься обществом и историками как точка перелома, эквивалентная мировым войнам XX вв.

Нигде в мире мы не видели развития экономических теорий или подходов к управлению обществами в условиях спада и кризиса экономики, а также с точки зрения снижения размера рынков и спроса. Исследования недавних уроков из истории Японии, России и Германии были бы полезны, хотя все эти примеры основывались на их собственном экономическом мышлении.

Африка, зависящая почти исключительно от

КНР, скорее всего, останется в почти в разрушительной ситуации к концу 2020 г. и африканские общества сами будут вынуждены развивать новые экономические модели. Существует вероятность того, что США в посткризисный период решительно перейдут к укреплению своего доминирования в Северной и Южной Америке (где КНР, в частности, укрепила свое присутствие), а также в Центральной Азии в качестве средства обеспечение альтернативного пути Евразийскому шелковому пути.

Пандемия COVID-19 может повлиять на демографические тенденции в численности населения мира. Тенденция к сокращению численности населения была установлена во второй половине XX века и только сейчас становится очевидной. Изменения и проблемы мировой экономики начались еще до кризиса COVID-19, в основном в результате глобальных демографических преобразований, но кризис 2020 г. стал знаковым переломным моментом.

В 1962 г. концепция взаимного гарантированного уничтожения начала играть важную роль в оборонной политике Соединенных Штатов. Министр обороны США Роберт Макнамара в своем выступлении перед американским фондом адвокатов в Чикаго, положил начало политики США по ядерному сдерживанию, которая стала ключевой военной стратегией на протяжении всей холодной войны [9].

Таким образом, истинная философия ядерного сдерживания стала утверждаться. Если бы другая сторона знала, что, начав ядерный удар, это приведет к такому массированному ответу, что она неизбежно пострадает от «гарантированного уничтожения», поэтому было бы нерационально нажимать ядерную кнопку. Концепция взаимного уничтожения стала радикальным отходом, от общепринятых взглядов на войну.

Сегодня правительства во всем мире стремятся быстро выделить триллионы долларов для поддержки национальной и глобальной экономики, усилия оказались недолговечными, так как все больше и больше мировой экономика останавливается из-за вспышки коронавируса.

Россия, Саудовская Аравия, США и другие страны не дали никаких сигналов о том, что они замедляют свои попытки затопить мир долей нефти и захватить рынок за счет друг друга. В то время как Саудовская Аравия, с, возможно, самой низкой себестоимостью добычи, компенсирует некоторый спад цен на нефть за счет роста объемов, почти всем ее коллегам по ОПЕК повезло гораздо меньше. Мир находится в критической точке энергетического рынка, где производители нефти могут свободно добывать и продавать столько нефти, сколько захотят. Саудовская Аравия заявила о предложении на рынок 12,3 млн. баррелей в день. Но «Saudi Aramco» никогда ранее не добывала такое количество нефти, что подразумевает, что она будет добывать нефть, хранящуюся дома и в резервуарах в Японии, Нидерландах и на средиземноморском побережье Египта. Если это правда, это будет сигнализировать рынку о своей твердой приверженности

разрушению теории баланса рынка нефти.

Нефтеперерабатывающие заводы начали закрываться даже в США, и, по оценкам аналитиков компании «Rystad Energy», в мире, скорее всего, не хватит хранилищ при нынешних объемах производства и 76% мирового хранилища уже заполнено [10], и, кажется, что мировой рынок нефти выходит из-под контроля.

Но, оглядываясь назад на уроки истории, необходимо искать возможность объединиться в скоординированных усилиях, чтобы разделить ответственность за успокоение мирового рынка. Снижение цен на нефть, на фоне пандемии COVID-19 и слабого роста глобальное экономики, таким образом, будут оказывать влияние на структурные изменения мира, который будет отличаться от того который ему предшествовал. Но что наиболее важно, восприятие этого «нового» мира показывает, что линейная экстраполяция более старых лекарств или форм более раннего мышления больше не будет приемлемой.

Список литературы

1. Luft G., Korin A. Energy Security Challenges for the 21st Century. Praeger. 2009. - 372 p.
2. The Routledge Handbook of Energy Security / edited by Benjamin K. Sovacool. Routledge, 2010. -464 p.
3. Duffield. S Jh. Fuels Paradise: Seeking Energy Security in Europe, Japan, and the United States. Johns Hopkins University Press. 2015- 384 p.
4. A Bill No Oil Producing and Exporting Cartels Act of 2019 (NOPEC) / Judiciary Committee. JULY 16, 2018 - URL: https://www.con-gress.gov/116/bills/hr948/BILLS-116hr948ih.pdf (дата обращения 27.03.2020).
5. No Oil Producing and Exporting Cartels (NOPEC) Act of 2019 / Congressional Research Service Updated July 3, 2019 - URL: https://crsre-ports.congress.gov/product/pdf/IF/IF11186 (дата обращения 12.03.2020).
6.Хлопов О.А.Причины и последствия снижения цены на нефть: интересы США и Саудовской Аравии // Власть. - 2015, № 3. - С. 156-161.
7. McGeorge M. Oil Markets Are On The Brink Of Armageddon // Oilorice.Com.Mar 30, 2020, - URL: https://oilprice.com/Energy/Energy-General/Oil-Mar-kets-Are-On-The-Brink-Of-Armageddon.html (дата обращения 12.03.2020).
8.I.Sechin: OPEC+ loses influence on the market, but participants should continue to talk // Neftegaz RU. 22 march 2020. - URL: https://neftegaz.ru/en/ana-lisis/energy/537492-opec-loses-influence-on-the-mar-ket-but-participants-should-continue-to-talk-sechin-/ (дата обращения 12.03.2020).
9. Castella Tom de . How did we forget about mutually assured destruction? // BBC News. 02.05.2012 -URL: https://www.bbc.com/news/magazine-17026538

(дата обращения 14.03.2020).

10.Rystad Energy&s Covid-19 Report // Rystad Energy. 24.03,2020 - URL: https://www.rystaden-ergy.com/globalassets/pdfs/covid-19-report-week-13-final.pdf (дата обращения 20.03.2020).
нефть энергетическая безопасность пандемия экономических спад международ-ные отношения Саудовская Аравия США Россия oil energy security
Другие работы в данной теме:
Научтруд |