Научтруд
Войти

Вопрос о купле-продаже земли в начале XX столетия

Научный труд разместил:
Yuriy
30 мая 2020
Автор: указан в статье

данным П.Я. Букшпана, в 1838 г. из 1058 предприятий обрабатывающей промышленности Московской губернии 432 (40,8 %) были заняты выработкой шелка, а в 1843 г. хлопчатобумажные мануфактуры привлекали 42 504 работника, на 382 предприятиях (55,3 %) изготавливали продукции на 12 415 793 р. (43,8 % по Московской губернии) [9]. Расцвет шелковой и особенно хлопчатобумажной промышленности России был подготовлен еще во второй половине XVIII в., в частности и усилиями торговли на астраханском направлении.

Таким образом, значение импорта восточных товаров в XVIII в. определялось прежде всего интересами текстильной промышленности России. На наш взгляд, начиная со второй половине XVIII в. импорт хлопка играл большее значение, чем шелка, так как ткани из него были доступнее - широким слоям населения России по своей цене и потребность в них была выше.

Литература

1. РГАДА, ф. 1361, оп.1, д. 4.
2. ГААО. ф. 681, оп.1, д. 3073,3074,3075.
3. Дантевский В.В. Русское золото: История открытия и добычи до середины XIX века. М., 1959. С. 15

- 59; Кеппен А. Драгоценные металлы, их потребление и производительность // Горный журнал. 1880. Т. 1. Кн. 2. С. 261-263.

4. РГАДА, ф. 276, оп. 1, д. 2833, л. 2-12; ф. 397, оп. 1, д. 660, л. 2-2 об.; д. 661, л. 2 - 3.
5. Юхт А.И. Торговля с восточными странами и внутренний рынок России (20 - 60-е годы XVIII века). М., 1994. С. 46-47.
6. РГАДА, ф. 19, д. 236, л. 65.
7. АВПР, ф. Сношение России с Персией, 1768, оп. 77/7, д. 143, л. 47.
8. Маркова О.П. Русско-иранская торговля в последнее десятилетие XVIII века // Ученые записки института востоковедения. Т. 1. Баку, 1969. С. 114.
9. Букшпан П.Я. История шелководства и шелковой промышленности России в первой половине XIX в.: Дис.... канд. ист. наук. М., 1962. С. 244.
10. РГАДА, ф. 397, оп. 1, д. 636, л. 54.
11. Гейдаров МХ. Города и городское ремесло Азербайджана XIII - XVIII вв. Баку, 1967. С. 65-70.
12. РГАДА, ф. 19, оп. 1, д. 297, ч. 13, л. 115-155 об. (1777 г.); ч. 14, л. 338-383 об. (1778 г.); ч. 16, л. 237-250 (1780 г.); ч. 17, л. 144-156 (1781 г.); д. 257: ч. 16, л. 40-72 (1779 г.); ф. 1261, оп. 6, д. 940, л. 88-136 об. (1787 г.); д. 942, л. 78-111 (1788 г.); д. 945, л. 240-260 (1789 г.).
13. РГАДА, ф. 276, оп. 1, д. 1449, л. 2 - 3 об.
14. РГАДА, ф. 397, оп. 1, д. 660, л. 2 об.
15. РГАДА, ф. 397, оп.1, д. 661, л. 2-3.
16. РГАДА, ф.1261, оп. 5, д. 601, л. 22 - 23.
17. РГАДА, ф. 19, оп. 1, д. 297: ч. 13, л. 115-155 об. (1777 г.); ч. 14, л. 338-383 об. (1778 г.); ч. 16, л. 237-250 (1780 г.); ч. 17, л. 144-156 (1781 г.); д. 257, ч. 16, л. 40-72 (1779 г.); ф. 1261, оп. 6, д. 940, л. 88-136 об. (1787 г.); д. 942, л. 78-111 (1788 г.); д. 945, л. 240-260 (1789 г.); д. 948, л. 115-139 (1790 г.); д. 949, л. 63-84 (1791 г.).
18. РГАДА, ф. 276, оп.З, д. 1590, л. 1^ об.
19. Семенов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVIII столетия по 1858 г. СПб., 1859.

Ч. 1.С. 200-201.

20. Хромов П.А. Очерки экономики феодализма в России. М.,1957. С. 177-178.

Астраханский государственный технический университет

12 сентября 2002 г.
2003 г. Т.А. Еремеева

ВОПРОС О КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ ЗЕМЛИ В НАЧАЛЕ XX СТОЛЕТИЯ

Вопрос о собственности на землю, ее купле-продаже относится в России к вопросам историческим. Нигде в мире не было столько споров, дискуссий на эту тему, как в нашей стране. Во временном масштабе дискуссии идут уже около двух столетий. Особую остроту они приобрели в конце XIX - начале XX в. в связи с необходимостью модернизации аграрной сферы и решения весьма актуального для того времени земельного вопроса.

В данной статье автор пытается осветить основные моменты дискуссий по вопросу о собственности на землю и ее купле-продаже в первые десятилетия XX в. и показать шаги государственной власти по решению земельного вопроса в России.

В конце XIX — начале XX в. Россия оставалась преимущественно аграрной страной. По переписи 1897 г. в

сельской местности проживало более 85 % всего населения страны. Из них 77 % были собственно крестьяне, занимавшиеся земледелием, скотоводством, промыслами. 60 % сельских жителей было сконцентрировано в европейской части России, в частности, в великорусских губерниях - в Московской, Калужской, Тверской, Рязанской, Нижегородской, Пензенской и на юге страны. В некоторых районах черноземной полосы России наблюдалось аграрное перенаселение.

В 1905 г. земельный фонд Российской империи насчитывал 1 млрд 965 млн десятин1 (2 млрд 141 млн га) земли. Но из этого количества земель сельскохозяйственного назначения (под пашней, выгонами, хозяйственно

&Десятина-старинная русская земельная мера. 1 десятина = 1,09 га.

используемыми лесами и т.п.) было всего 23,8 %, в том числе под пашней - 6,9 % (135 млн десятин, или 147,1 млн га) [1, с. 11].

Огромный земельный фонд принадлежал государственной казне (40 %), императорской семье, помещикам, крестьянам, общинам, религиозным конфессиям, казакам,, частным лицам, городам. В частности, императорская семья (61 человек) владела 74 млн десятин (80 млн га) земли. Русская православная церковь вместе с монастырями имела 2 млн 611 тыс. десятин (2 млн 845 тыс. га). За мусульманами Российской империи числилось в современном исчислении 200 тыс. га, а за буддистами - 50 тыс. га земли [2]. Казачеству за многовековую службу государство в целом выделило 65 млн десятин (70,8 млн га) земли, из которых 67 % являлось общинным владением станиц (остальное - войсковой запас и наследственная собственность казачьих помещиков) [3]. В 50 губерниях Европейской России помещикам принадлежало 53,2 млн. десятая (57,9 млн га), а крестьянам (общинникам и под-ворникам) - 138,3 млн десятин (150,7 млн га). Хотя по количеству земли крестьяне опережали всех частных владельцев в империи, но в расчете на мужскую душу их наделы были меньше частновладельческих в 340 раз. К тому же в пореформенный период, после 60-х гг. XIX в., неуклонно шло сокращение крестьянского надела. Так, в 1900 г. крестьянский надел в среднем на одну ревизскую душу уменьшился до 2,6 десятины против 4,8 - в 1861 г. А 16,5 млн крестьян (около 20 %) имели надел в 1 десятину. Пятая часть крестьян вообще была безземельной [4]. К началу XX в. в деревне вдвое стало больше бедняков по сравнению с периодом до 1861 г. (60 против 30 %). Таким образом, малоземелье и нищета были основным бичом деревни коренной России.

Другая особенная примета русской деревни - сохранение общинного уклада в хозяйстве и общинных, коллективистских мировоззрений в умах крестьян. К моменту начала столыпинской аграрной реформы 83 % надельной земли (115 млн десятин) находилось в общинном владении и лишь 16,2 % - в подворном владении крестьянских семей. Общинные традиции владения землей определили и особое отношение крестьян к земле. Они считали, что земля дана людям от Бога, она в целом «ничейная», но владеть ею должны в первую очередь те, кто ее обрабатывает. Желательно, чтобы землицы хватало на всех едоков в семье, а поскольку семьи были большие, то, по расчетам крестьян, на крестьянский двор необходимо иметь не менее 18 - 20 десятин земли. Предметом зависти русских крестьян был казачий надел в 30 десятин и 40-десятинный участок земли в среднем на одного православного монаха и монахиню в царской России. Поэтому когда в 1917 г. эсеры пообещали крестьянам выделить на каждое крестьянское хозяйство по 30 десятин земли, то в партию стали записываться целыми деревнями, а в армии

- воинскими частями.

Превалирующая общинная психология в крестьянской среде сказалась на отношении земледельцев к вопросу о частой собственности на землю, ее купле-продаже, залоге. Большинство русских крестьян отвергали саму идею торговли землей, которую они почитали матерью-кормилицей. В таком настрое и встретила рус-

ская деревня революцию 1905 - 1907 гг. и столыпинские земельные преобразования.

В ходе первой российской революции центральным вопросом был аграрный (земельный) вопрос, весьма актуальный для страны со ста миллионами сельских жителей. Он неоднократно обсуждался самими крестьянами, политическими партиями, депутатами I - Ш государственных дум, а также правительством.

Требования крестьян по земельному вопросу были изложены в постановлениях съезда и делегатских совещаний Всероссийского крестьянского союза, прошедших летом - осенью 1905 г. В решениях крестьянских форумов выдвигались следующие требования: уничтожение частной земельной собственности, превращение земли в общенародное достояние, отчуждение (без выкупа) помещичьих, монастырских, церковных, удельных, кабинетских земель; уравнительное землепользование [1, с. 99 -109].

Чаяния крестьян в то время выражали три российские партии - эсеры, социал-демократы, кадеты.

Социалисты-революционеры (эсеры) считали себя партией трудового народа, под которым они понимали прежде всего многочисленное крестьянство. По вопросу о земле эсеровские требования сводились к следующему:

- социализация земли, т.е. изъятие ее из частной собственности, из сферы купли-продажи и обращение в общенародное достояние. При этом предусматривалось, что распоряжаться общенародной собственностью будут сельские общины, а также местные органы управления (волостные и уездные советы);

- уравнительное землепользование. Никто не мог требовать земли больше, чем был в состоянии обрабатывать ее сам или трудом членов своей семьи.

Этой стратегии эсеры придерживались до конца существования своей партии.

Среди социал-демократов единого мнения по земельному вопросу не было.

Ленин и большевики выступили с идеей национализации земли, т.е. изъятия из частной собственности и передачи ее в собственность государства для последующего распределения земельных участков между крестьянами. Национализация земли и передача ее в бессрочное пользование крестьянам должны были, по мнению большевиков, привести к тому, что земля переставала быть предметом купли-продажи и арендных отношений.

Меньшевики отстаивали программу муниципализации земли. Сущность ее состояла в том, что частная собственность, а вместе с нею и купля-продажа, сохранялись на надельные земли крестьян, а помещичьи передавались во владение муниципалитетов - органов местных самоуправлений или земств. Для крестьян это означало, что свои надельные земли они получали в полную собственность бесплатно, а за аренду бывшей помещичьей земли платили бы земству.

Еще одна группа социал-демократов во главе с С.А. Суворовым предлагала раздел помещичьих земель и передачу их в собственность крестьянам. Таким образом, предполагалось сохранение государственных и частновладельческих земель.

На IV (объединительном) съезде социал-демократов (1906 г.) почти все вышеуказанные мнения были включе-

ны в итоговые документы по аграрному вопросу, что вызвало шутливую критику делегатов съезда [5]. В будущем, когда единая российская социал-демократия распалась на две партии, каждая из них взяла на вооружение свою часть аграрной программы.

Позиция царя и правительства по земельному вопросу в течение всего революционного периода неоднократно менялась. Так, в разгар революции осенью 1905 г. царское правительство готово было отдать крестьянам 25 млн десятин земли, в том числе и помещичьей. Главноуправляющий землеустройством и земледелием

Н.Н. Кутлер уже стал составлять соответствующий проект, но потом данный документ был отложен и не осуществился [4].

А в мае 1906 г., выступая в I Государственной думе, премьер-министр Горемыкин в официальном ответе правительства на запросы депутатов отметил, что земли крестьяне ни в коем случае не получат [1, с. 118]. Вскоре, однако, этого министра-консерватора сменил человек с реформаторским мировоззрением: председателем правительства был назначен Петр Аркадьевич Столыпин. При нем государственная власть стала осуществлять на практике свой вариант решения земельного вопроса.

Основной идеей столыпинской аграрной реформы были идея о праве свободного выхода крестьян из общины и закрепления надела за его хозяином с правом продажи земли. Таким образом, разрушалось общинное крестьянское землевладение и утверждалась частная собственность в крестьянской среде.

Новым в указе от 9 ноября 1906 г. было то, что собственность должна быть не семейная, не групповая, а индивидуальная.

Раньше владельцем надела общинной и подворной (усадебной) земли была семья, в которой насчитывалось до 8 - 10 человек. Теперь же собственником надельной и усадебной земли становился один человек, домохозяин. Остальные члены семьи лишались этого права. Таким образом, столыпинская аграрная реформа заменила семейное владение землей на единоличное. Для чего нужна была подмена? Для обеспечения процесса купли-продажи. Ведь при семейной собственности на землю сделку было совершить труднее, чем с единоличным собственником.

Столыпинская аграрная реформа предусматривала и широкую продажу земли. В соответствии с реформой и крестьянская, и помещичья, и государственная земли отныне могли свободно отчуждаться, покупаться и продаваться, т.е. находиться в рыночном обороте со свободными ценами.

Столыпинские меры по решению острого земельного вопроса вызвали новую волну дискуссий о судьбе общины, о частной собственности, купле-продаже земли. В обществе выявились две точки зрения. Были и сторонники энергичного премьера, и его противники. Среди первых следует выделить дворян-землевладельцев, банковскую буржуазию. Взгляды их были четко сформулированы в выступлениях делегатов и решениях Всероссийского союза землевладельцев (ноябрь 1905 г.). «Весь наш 40-легний строй, — говорилось в журнале съезда, - воздвигнутый на принципе общинного владения крестьян, был

роковой ошибкой и теперь его надо изменять». Далее отмечалось, что община есть та язва, которая делает положение крестьян безысходным [6, с. 46].

Противниками частной, собственности и купли-продажи земли являлись часть интеллигенции, «левые» партии, большая часть крестьянства, особенно великорусских губерний. Так, против купли-продажи земли выступали ученый-химик Д.И. Менделеев, русский экономист, специалист по крестьянству А.В. Чаянов, великий писатель России Л.Н. Толстой. В частности, по вопросу о земле между ПА. Столыпиным и писателем велась ожесточенная полемика. «Продавать землю — это свинство», -считал Л.Н. Толстой. «Нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обихаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землею». Так спустя год после издания указа от 9 ноября

1906 г. отвечал Столыпин резко критиковавшему, его Толстому.

По замыслу Столыпина, аграрная реформа должна была пройти в течение 20 лет. Но в действительности в полном объеме она проводилась не более 8 лет (с 1 января 1907 г. и до осени 1914 г.). С началом первой мировой войны некоторые положения реформы были приостановлены, а 28 июня 1917 г. Временное правительство отменило основные положения указа 1906 г. и закона 1910 г.

За период проведения реформы из общины выделилось 25 млн домохозяев. Процент выхода по отдельным губерниям составлял 22 - 24 % от общего количества домохозяев. Однако, как отмечает исследователь А.М. Анфимов, полностью выделились немногие. Большая часть крестьян получила на руки удостоверяющий документ о выходе, но оставила свои наделы в общинном обороте [6, с. 53].

В деревне из общины выделились два крайних ее слоя

- кулак и бедняк. Последний продал землю, так как ему ее нечем было обрабатывать и засевать. Продажа земли шла по низким ценам. Кулаки скупали иногда по 20 - 30 участков. Таким образом, от земельной реформы Столыпина в большей степени выиграла «верхушка» деревни. Именно кулаки чаще всего выделялись на хутора, брали отруба. Всего за период с 1907 по 1917 г. было создано 1,2 млн отрубных и 400 тыс. хуторских хозяйств [4, с. 253], что составило лишь десятую часть от всего количества крестьянских дворов.

Таким образом, столыпинская аграрная реформа незначительно увеличила число земель сельскохозяйственного назначения, находившихся в свободном обороте. Накануне революции 1917 г. в процесс купли-продажи земли было вовлечено около 20 % сельхозугодий Российской империи.

После свержения самодержавия крестьянство ждало от Временного правительства решения земельного вопроса. Частично новая власть оправдала его надежды.

12 марта 1917 г. правительство приняло постановление о передаче в казну, т.е. в государственный фонд удельных и кабинетских земель (более 70 млн десятин), которые ранее принадлежали царской фамилии и царским сановникам. Таким образом, этой мерой Временное правительство провело частичную национализацию частновладельческих земель, чтобы в дальнейшем распреде-

лить их среди нуждающихся. Однако большая часть частных земель осталась в неприкосновенности. Эти земли принадлежали помещикам, церквям и монастырям, кулакам, хуторянам и отрубникам, коммерческим банкам, частным лицам. Именно на эти земли распространялись требования крестьян-бедггаков центра России.

Под давлением волнений крестьян Временное правительство согласилось на проведение земельной реформы. Для ее подготовки было решено образовать при министерстве земледелия Всероссийский земельный комитет. На местах организовывались губернские, уездные, волостные земельные комитеты «для подготовки земельной реформы и разработки неотложных временных мер впредь до разрешения земельного вопроса Учредительным собранием» [7].

В подготовке будущей земельной реформы активное участие приняли представители кадетской партии, входившие в состав правительства и в главный земельный комитет. В 1917 г. программа кадетов стала более радикальной. В качестве перспективы было выдвинуто предложение о превращении земли в государственную собственность, т.е. ставился вопрос о ее национализации. Земельный фонд страны, по мнению кадетов, должен формироваться из кабинетских, удельных, монастырских, церковных и иных частновладельческих земель, но отчуждение земель не должно было проходить безвозмездно.

Позиции других партий по земельному вопросу в 1917 г. мало изменились по сравнению с периодом 1905 -

1907 гг. Эсеры по-прежнему настаивали на социализации земли. Вопрос об этом, по их мнению, должно было решить Учредительное собрание. Большевики предлагали национализацию земли. Они считали, что право собственности на землю должно принадлежать государству, а право распоряжения - местным органам. Обе партии отрицательно относились к купле-продаже земли, что сближало их позиции.

По вопросу купли-продажи земли высказалось и Временное правительство. 8 июля 1917 г. вышло постановление о запрещении купли-продажи земли. Почему власть вынуждена была принять столь необычное решение? Дело в том, что помещики, встревоженные предстоящей земельной реформой, стали срочно продавать свои имения, инвентарь. Это вызвало резкие протесты со стороны крестьянства, которое понимало, что с нового владельца уже нельзя будет спросить «об отрезках» и по другим актуальным земельным вопросам, накопившимся после 1861 г. Поэтому крестьяне обратились к правительству с предложением о запрете купли-продажи земли до Учредительного собрания. Правительство уступило крестьянам, но ущемило интересы частных владельцев и банков. Последние также выразили свой протест власти [8].

Свои меры по земельному вопросу предлагал и последний состав Временного правительства, куда вошли десять представителей от партий социалистической ориентации. В октябре 1917 г. правым эсером, министром земледелия СЛ. Масловым был подготовлен законопроект под названием «Правила об урегулировании земельными комитетами земельных и сельскохозяйственных

Ростовский государственный экономический университет

отношений». Проект предусматривал образование «временного арендного фонда», в который должны были войти казенные, монастырские и церковные земли, а также те помещичьи земли, которые сдавались крестьянам в аренду. Но помещичья собственность на землю в целом сохранялась [8]. Что же удерживало правительство от ее полной конфискации, как того требовали часть крестьян, большевики, «левые» эсеры? На наш взгляд, его удерживали от данного шага чрезвычайные обстоятельства того времени: война, кризис в экономике страны. Ликвидация рентабельных помещичьих имений еще больше усиливала бы разлад в экономической сфере. Кроме того, раздел помещичьих земель вызвал бы массовое дезертирство солдат-крестьян с фронта, что и случилось после принятия «Декрета о земле».

Последняя попытка решения земельного вопроса была предпринята 24 октября. Тогда вечером к премьер-министру А.Ф. Керенскому прибыла делегация, в составе которой были меньшевики и правые эсеры. Она пришла к нему с решением Предпарламента. Представители социалистических партий настойчиво просили Керенского подписать документ по земельному вопросу, дабы успокоить крестьян, массовые волнения которых охватили полстраны. Но Керенский выставил делегацию за дверь [9].

А 25 октября (по ст. ст.) 1917 г. в России начался новый этап социальной революции.

Согласно «Декрету о земле», земля в России была национализирована, т.е. вся земля, ее недра, леса и воды становились государственной собственностью. Частная собственность на землю отменялась. Запрещались продажа, аренда и залог земли. Таким образом, большая часть крестьян России добилась своих вековых требований. Общинный принцип владения землей победил и на долгие десятилетия вопрос о купле-продаже земли был снят с повестки дня.

Литература

1. Дубровский С.М. Крестьянское движение в революции 1905 - 1907 гг. М., 1956. С. 11.
2. Деловой вторник. Приложение к газете «Наше время». 2002. 6 авг. С. 1.
3. История Отечества в терминах и понятиях. Смоленск; Брянск, 1999. С. 203.
4. Гусейнов Р. История экономики России. Новосибирск, 1998. С. 214-215.
5. Ленин В.И. // Полн. собр. соч. Т. 13. С. 31.
6. Анфимов А.М. Неоконченные споры // Вопросы истории. 1997. № 5. С. 46.
7. Кравчук Н.А. Массовое крестьянское движение в России накануне Октября. М., 1971. С. 25.
8. Кравчук Н.А. Массовое крестьянское движение в России в период подготовки Октябрьской революции (март - октябрь 1917 г.): Автореф. дис ... д-ра ист. наук. Ростов н/Д, 1972. С. 17.
9. Рабинович А. Большевики приходят к власти. Революция 1917 г. в Петрограде. М., 1989.

__________________________________________25 ноября 2002 г.

Научтруд |