Научтруд
Войти

«Сентябрьский заговор» 1938 г. в Германии: замыслы и результаты

Научный труд разместил:
Egor
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 94 (430).086

«СЕНТЯБРЬСКИЙ ЗАГОВОР» 1938 г. В ГЕРМАНИИ:

ЗАМЫСЛЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ

© Р. Р. Хамидуллин

Бирская государственная социально-педагогическая академия г. Бирск, ул. Чеверева, 7.

В статье освещается «сентябрьский заговор генералов» 1938 г. как малоизученный аспект взаимоотношений нацистского руководства Германии и офицерского корпуса. Работа написана на основе анализа немецких источников и трудов современных историков.

1938 год - один из ключевых моментов новейшей истории. Аншлюс Австрии весной и Мюнхенский сговор осенью предопределили неизбежность Второй мировой войны. Последним институтом немецкого государства, который мог противостоять планам Г итлера, была армия, воспитанная в консервативном духе служения Германии. События «дела Бломберга - Фрича» февраля - марта наглядно показали стиль нацистского руководства. Однако в результате этих событий возникает национальноконсервативная оппозиция внутри страны.
5 ноября 1937 г. Гитлер собрал секретное совещание, где присутствовали министр иностранных дел фон Нейрат, военный министр Бломберг, верхушка армии - Фрич, Редер и Геринг. На нем впервые Гитлер четко обозначил свои крайне агрессивные планы в отношении Австрии и Чехословакии, против которых резко выступили Нейрат, Блом-берг, Фрич (записи о совещании получили впоследствии название «протокол Хоссбаха» по имени адъютанта Гитлера)[1]. Это совещание являлось причиной «дела Бломберга - Фрича» и отставки Нейрата в феврале 1938 г.

Начальник генерального штаба Людвиг Бек, про которого генерал Гудериан говорил, что «это благородный человек старой школы»[2] , подверг позицию Гитлера острой критике[3]. В основе расхождения во мнениях лежала разная оценка позиции Великобритании и готовности вермахта к войне. Фюрер дал понять главнокомандующему сухопутных сил Браухичу, что намерен, «наконец-то», избавиться от Бека[4].

Гитлер 28 мая 1938 г., выступая перед высокопоставленными политическими и военными руководителями, призвал «разгромить Чехословакию в ближайшем будущем» [5]. Бек потребовал гарантий, что не будет войны с Англией. Гитлер наотрез отказался, объяснив, что «вермахт - это инструмент политики. У армии есть право выполнить задание, а не рассуждать, правильно оно или нет». Тогда Бек заявил: «Я не беру на себя ответственность за приказы, которые не одобряю» [6].

Бек предложил генералам коллективно отказаться подчиняться, если Гитлер не откажется от войны. Хотя еще весной во время «кризиса Блом-берга - Фрича» он заявлял: «Бунт и революция -

этих слов нет в лексиконе германского офицера» [7]. Бек выступал не против самого "фюрера", а против политики войны и против желающих войны партийных "радикалов"[8].

Для того чтобы отстоять свою позицию, он должен был заручиться согласием и участием Браухича, который оказывал Беку «лишь вялую поддержку»[9]. Не видя выхода, Бек 18 августа подал в отставку, которая была скорее символом разочарования, чем сопротивления.

Наследником Бека стал генерал Гальдер, но Йодль отмечал, что, «несмотря на персональные изменения, внутри Генерального штаба сохранилось сильное противодействие планам Гитле-ра»[10]. Хотя, по мнению Хоссбаха (которое разделял Бек), у Гальдера вряд ли хватило бы мужества нарушить клятву верности фюреру. Для таких людей, как Гальдер, военная клятва сравнима с торжественным обетом. Фюрер считал, что Гальдер «современно ориентирован» и «открыто идет навстречу» ходу его мысли, тем более он «значительно прогрессивней», чем офицеры «так называемого прусского офицерского корпуса»[11]. Внучка Галь-дера позже говорила, что он «находил Гитлера ужасным, нелогичным, необразованным»[12]. При этом сослуживцы отмечали, что он «не был человеком быстрых решений»[13].

С одной стороны, Гальдер решил продолжить оперативную подготовку похода против ЧСР, допуская, что ограниченная война все-таки возможна. С другой стороны, он, в противоположность Беку, оставил надежду на возможность эволюционного развития режима и начал готовить государственный переворот на случай, если агрессивная политика Гитлера приведет к войне с западными державами. Возник так называемый "сентябрьский заговор" 1938 г. Вокруг Гальдера объединились группа Ос-тера из абвера, а так же такие высшие военные функционеры, как Канарис, Витцлебен и Штюльп-нагель. В действиях этих заговорщиков цель предотвращения войны связывалась с целью изменения режима. Поэтому они действовали по двум направлениям:

- продолжали ранее начатые тайные контакты, чтобы побудить заграницу, прежде всего британцев, к

Вестник Башкирского университета.2007. Т.12, №2

79

твердому отношению к Гитлеру и продемонстрировать всю серьезность положения;

- ускоряли военно-техническую подготовку государственного переворота в Берлине вокруг группы Остера-Гизевиуса.

Разведка Канариса создала мозговой центр, куда стекалась информация о реакции заграницы на происходящие события[14].

Теперь их целью был непосредственно Гитлер, а не только "радикалы" из его окружения. Диктатора нужно было лишить власти, а систему изменить. Но в самой оппозиции появились принципиальные расхождения в мотивах и целях. Для группы Галь-дера - Канариса государственный переворот должен был стать последней возможностью предотвратить войну. Для группы Остера - Гизевиуса вероятное начало войны способствовало свержению режима, поэтому она готовила переворот с очень дальними перспективами. Гизевиус позже говорил о „заговоре внутри заговора".

С огромными предосторожностями был разработан контрплан, который вступал в силу одновременно с началом операции «Грюн»; вероятно, автором его являлся Гальдер. Среди тех, кто решился выступить против диктатора, находились полицай-президент Берлина граф Гельдорф, генерал фон Витцлебен, командующий военным округом Берлина, генерал фон Брокдорф-Алефельд, начальник потсдамского гарнизона, в состав которого входила 23-я пехотная дивизия (9-й, 67-й, 69-й пехотные полки), полковник фон Хазе со своим 50-м пехотным полком [15].

Гальдер, опасаясь влияния Гитлера на массы, предлагал подождать, пока вспыхнет война. Остальные убеждали его, что, как только Гитлер издаст приказ о наступлении на Чехословакию, войска фон Брокдорф-Алефельда займут район, где расположены правительственные учреждения, и арестуют Гитлера, Гиммлера, Гейдриха и сотрудников гестапо [16]. Фюрер предстанет перед судом по обвинению в попытке вовлечь Германию в войну. 1-я дивизия преградит путь к Берлину дивизии «Лейбштандарте Адольф Гитлер». Ее командир генерал-майор Хёпнер был посвящен в план заговорщиков. Заговорщики решили посвятить и Браухича в свой план. Браухич не был готов действовать, но «неохотно согласился».

Правда, не совсем ясны последующие действия заговорщиков. По информации Раушнинга, предполагалось установить временную военную диктатуру во главе с известной и уважаемой личностью, чтобы затем восстановить конституционное государство.

Тревожная атмосфера, казалось, способствовала успеху военного переворота. 17 августа 1938 г. были созданы войска СС, т.к. фюрер больше не считал вермахт одним из надежных столпов рейха [17]. Безумные речи Гитлера с угрозами в адрес Чехословакии, пропаганда, ведущаяся во имя судетских

немцев, о проблемах которых немцы в Германии имели смутное представление, - все это рождало в массах ощущение приближающейся войны. Простой немец не мог понять, как проблемы Судет можно сравнивать с ужасом будущей войны.

Недовольство выражали даже молодые офицеры. Полковник Тоусен на встрече с Йодлем выражал удивление, что офицеры совсем не стремятся к войне. Несколько лейтенантов устроили стрельбы по портрету "фюрера" в офицерском казино и затем закопали простреленную картину в саду. Инцидент стоил их командиру должности. Лейтенанты же отделались ввиду предстоящей войны незначительными штрафами[18].

8 сентября генерал фон Штюльпнагель потребовал, чтобы штаб главнокомандующего сухопутной армией был за пять дней предупрежден о начале операции «Грюн», чтобы можно было предпринять соответствующие действия. Йодль не имел ни малейшего понятия, что эта информация требуется заговорщикам, чтобы начать переворот.

На партийном съезде в Нюрнберге 12 сентября Гитлер возбуждено заявил, что «требует, чтобы в Чехословакии прекратилось угнетение немцев»[19]. Эта истерия не произвела на генералов никакого впе-чатления[20]. Йодль назвал речь Гитлера «грандиозной» и выразил надежду, что «многие в офицерском корпусе покраснеют от стыда за свою трусость и чистоплюйство»[20]. Кейтель добавил, что «глубоко возмущен» позицией Браухича, который не в состоянии изменить враждебное отношение Генерального штаба к Гитлеру, и заявил, что «не потерпит ни от одного офицера критических высказываний или жалоб» [20]. В дневнике Йодль написал, что «крайне огорчен», видя, что за фюрером стоит весь народ, но нет генералов [21].

20 сентября, встретившись на квартире Осте-ра, заговорщики договорились по сигналу Гальдера занять все важнейшие здания и площади Берлина, главные опорные пункты СС и гестапо. Отряд добровольцев под командованием бывшего фрайко-ровца капитана Хайнца должен был захватить рейхсканцелярию и похитить Гитлера. Гальдер был сторонником «несчастного случая» с Гитлером, Вицлебен хотел объявить его сумасшедшим. Хайнц и Остер желали Гитлера просто пристрелить[22]. Отряд насчитывал около 40 человек, состоял из младших офицеров, студентов и рабочих. Канарис предоставил отряду оружие и взрывчатку, а также двух диверсантов обер-лейтенантов Херцнера и Кнаака[23]. 27 сентября в 13 часов 30 минут Гальдер получил телефонограмму с приказом о приведении в полную готовность дивизий «первой волны». Это означало, что Берлин предполагает начать наступление 28 сентября.

В тот же день 27 сентября Гитлер, чтобы поднять боевой дух населения, приказал войскам Виц-лебена в полной боевой выкладке парадным маршем пройти по улицам Берлина. Люди, увидев ко-

лонны, марширующие к вокзалу для погрузки в эшелоны, решили, что война неизбежна. Никто не приветствовал солдат; они шли в тишине. Гитлер, наблюдая эту сцену, в ярости кричал Геббельсу: «с таким народом я войну вести не могу»[24]. В свою очередь, генерал Витцлебен позже признался, что он был готов развернуть пушки прямо перед окнами рейхсканцелярии, войти и арестовать «этого типа» [24].

Затем наступило 28 сентября. Гальдер отдал приказ о начале переворота. Часть войск Витцлебена находилась уже на пути к границе с Чехословакией, но Хёпнер был в двух днях хода от Берлина. Напряжение возрастало. В середине дня Браухич поехал в канцелярию, чтобы выяснить положение дел, прежде чем войска двинутся на Берлин. Там он узнал, что Муссолини внес заманчивое предложение о разделе Чехословакии и что Чемберлен и Даладье выезжают, чтобы провести конференцию с Гитлером в Мюнхене. Браухич немедленно отменяет переворот. Нельзя же арестовывать человека, одержавшего бескровную победу. Говорят, что Гальдер полностью потерял контроль над собой: «что же нам делать? Ему во всем сопутствует успех»[25].

Для национально-консервативной оппозиции Мюнхенская конференция означала тяжелое поражение. Заговорщики не учли, в отличие от Гитлера, готовность британской «политики умиротворения» идти на компромисс с целью сохранения мира в Европе. Вместе с тем заговорщики сохранили все предпосылки для действия: Гитлер не отдал приказа к нападению, западные державы не объявили войну. Для представителей антивоенной партии цель - предотвращение войны - была достигнута без государственного переворота.

С другой стороны, вызывает сомнение успешность переворота в самой армии, уж больно много было в планах переворота импровизаций и, соответственно, ненадежности. Почему к заговору не привлекли Бека, бывшего командующего армией Хаммерштайна, известного своими антинацистски-ми настроениями и обладающим авторитетом в офицерском корпусе? Как 23-я дивизия собиралась захватывать Берлин, как должны были блокироваться части СС полки «Мертвая голова»? Как убедить молодых офицеров, воспитанных «Гитлерю-генд», в правильности заговора против того, кто поднял их статус? Какова позиция Браухича, который обещал сблизить армию и национал - социа-лизм[25], о котором Кейтель говорил, что «он -только солдат»[25]? Почему в первой половине дня 28 сентября не было предпринято активных действий? Как сочетать оппозиционность генералов и их старательность при исполнении своих служебных полномочий? Почему не были продуманы последующие шаги заговорщиков? Остается только

предполагать, что все планы переворота были лишь благими намерениями, осуществить которые в данных исторических условиях было невозможно.

В глазах Г итлера упрямые генералы и скептически настроенный, осторожный Г енеральный штаб потеряли всякую ценность. В поведении Гитлера генералов более всего возмущала не его аморальность, а его безответственность. Отсюда их склонность - пятиться назад, под любым предлогом тянуть время, наблюдая, оправдается ли риск. Кроме того, успехи Гитлера сопровождались действительным усилением профессиональной эффективности армии, а это не могло не нравиться офицерам.

Тем не менее, немецкие историки считают «сентябрьский заговор» 1938 г. одним из важных фактов антигитлеровской военной оппозиции.

Литература

1. Фест Й. Адольф Гитлер: Биография. 3 т. - Пермь, 1993, -
2. Гудериан Г. Воспоминания солдата. - Ростов н/Д, 1998, -
3. Müller K.-J. Armee, Politik und Geselschaft in Deutschalnd 1933-1945. - Paderborn, 1980. S. 87.
4. Белов фон Н. Я был адъютантом Гитлера. 1937-1945. -Смоленск, 2002, - С. 144.
5. Кейтель В. Мемуары фельдмаршала. Победы и поражения вермахта. 1938 - 1945. - М., 2004, - С. 70.
6. Schlabrendorff von F. Offiziere gegen Hitler. - Fisher Bücherei, 1959, S. 28.
7. Бертольд В. 42 покушения на Адольфа Гитлера. - Смоленск, 2003, - С. 111.
8. Müller K.-J. Armee und Drittes Reich 1933 -1939: Darstellung und Dokumentation. - Paderborn, 1997. Dok. 161. S. 351-352.
9. Варлимонт В. В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала. - М., 2005, - С. 23.
10. Соратники Гитлера/Юбершер Г. Генерал-полковник Франц Гальдер. Герлиц В. Карл Денниц, гросс-адмирал. -Ростов-н/Д, 1998, - С.42.
11. Engert Jü. (Hg.) Soldaten für Hitler. Text, Bild und Dokumentation. - Hamburg:Rowohlt Taschenbuch Verlag, 1999. S. 166.
12. Ibid, S. 168.
13. Абжаген К. Адмирал Канарис. - Ростов-н/Д, 1998, - С. 183.
14. Thun-Hohenstein Graf Romedio Galeazio. Wehrmacht und Widerstand//Die Soldaten der Wehrmacht. - München: Herbig Verlag, 1999, S. 87.
15. Schlabrendorff von F. Op.cit. S. 29.
16. Белов Н. фон. Указ. соч. - С. 152.
17. Gersdorff von R.-Ch. Soldat im Untergang.- Frankfurt/M, Berlin, Wien, 1977. S. 63.
18. Неизвестный Гитлер/ О. Гюнше, Г. Линге; Авт.-сост. М. Уль, Х. Эберле. - М., 2005, - С. 56.
19. Белов Н. фон. Указ. соч. - С. 156.
20. Варлимонт В. Указ. соч. - С. 24.
21. Ермаков А. Оруженосцы нации. Вермахт в нацистской Германии. - М., 2006, - С. 283-284.
22. Бертольд В. Указ. соч. - С. 127.
23. Гизевиус Г. До горького конца. Записки заговорщика. -Смоленск, 2002, - С.304
24. Гёрлиц В. Германский Генеральный штаб. История и

структура. 1657-1945. - М., 2005. - С.325.

25. Кейтель В. Указ. соч., - С. 51.

Поступила в редакцию 08.11.2006 г.

Научтруд |