Научтруд
Войти
Категория: Социология

ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ В ИНФОРМАЦИОННОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ И ИХ ПРИЧИНЫ

Автор: Грязнова Елена Владимировна

Психолог

Правильная ссылка на статью:

Грязнова Е.В., Гончарук А.Г., Хлап А.А., Афанасьев С.В. — Персонализация в информационной социализации личности: проблемы и их причины // Психолог. - 2019. - № 3. DOI: 10.25136/2409-8701.2019.3.29964 URL: https;//nbpublish.com&library_read_article.php?id=29964

Персонализация в информационной социализации личности: проблемы и их причины

Грязнова Елена Владимировна

доктор философских наук

заведующий кафедрой философии и теологии, профессор, Нижегородский государственный

педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1 И egik37@yandex.ru Гончарук Алексей Геннадьевич

кандидат философских наук

старший преподаватель, кафедра философии и теологии, "Нижегородский государственный

педагогический университет имени Козьмы Минина"

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1 И egik37@yandex.ru Хлап Анна Александровна

аспирант кафедры философии и теологии, Нижегородский государственный педагогический

университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Н.новгород, ул. Ульянова, 1 И egik37@yandex.ru

Афанасьев Сергей Владимирович

аспирант, кафедра философии и теологии, Мининский университет, врач психиатр-нарколог, Государственное автономное учреждение здравоохранения "Республиканский наркологический диспансер" Министерства здравоохранения Республики Татарстан

420082, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Сеченова, 6

И egik37@yandex.ru

Статья из рубрики "Индивид и личность"

Аннотация.

В условиях развития информационного общества происходит трансформация, как социальной системы, так и сущностных, родовых качеств человека. Эти трансформации имеют как положительные, так и отрицательные последствия. В современных научных исследованиях ведется поиск и изучение причин подобных изменений. Анализ публикаций по данному вопросу показал, что недостаточное внимание исследователи уделяют одному из основных источников проблем негативных измененный в структуре современной личности - трансформации субъекта социализации. Данная работа является продолжением публикаций авторов, посвященных изучению специфики

основных этапов (идентификации, индивидуализации и персонализации) информационной социализации личности. В ходе исследования были изучены и проанализированы результаты научных исследований проблем информационной социализации личности зарубежных и отечественных ученых. В методологии исследования использовалась теория деятельности и теория социализации личности, разработанные Нижегородским философским клубом «Универсум», возглавляемом Л.А. Зеленовым и концепция информационной социализации личности Е.В. Грязновой Обосновано, что основная причина трансформации личности в информационной социализации - это замена реального субъекта социализации на информационный квазисубъект. На этапе персонализации родовые качества человека подвергаются трансформации благодаря изменениям структурных элементов трех основных подсистем культуры (информационной, праксиологической и аксиологической). Чтобы адаптироваться к стремительно меняющимся условиям, создаваемым информационной культурой, человек вынужден изменяться на уровне своей сущности: трансформируется сознание, язык, деятельность и общение.

10.25136/2409-8701.2019.3.29964

Дата направления в редакцию:

10-06-2019

Дата рецензирования:

10-06-2019

Введение

В социально-гуманитарном знании принято считать, что в период персонализации (последний этап социализации личности) личность в меньшей степени подвергается воздействию социальной среды общества, нежели на первых этапах своего развития. Это положение характерно для традиционной системы социализации. В условиях информатизации общества появляются факторы, вынуждающие человека продлевать периоды самообразования, самообучения и самовоспитания, оставаясь активным и готовым к адаптации к стремительно изменяющимся реалиям социума. В результате этап персонализации, на котором человек должен реализовать накопленный социальный опыт усложняется, становясь перегруженным интенсивностью и активностью разнородных и часто меняющихся видов деятельностей. Человек без использования современных информационных технологий не в состоянии выдержать подобные перегрузки. Информационные технологии стали неотъемлемым элементом любой деятельности и досуга, выполняя не только роль средства, условий, объекта деятельности, но и субъекта. Это, в свою очередь, приводит к трансформации самого человека.

На сегодня мы имеем предсказания последствий таких изменений общества и человека, сделанные еще основателями концепций информационного общества [32,33] и исследования наших современников, которые в большинстве случаев подтверждают появление опасных тенденций в развитии человека [15,16].

Необходимость изучения проблем и их причин, возникающих на заключительном этапе социализации личности - персонализации, обусловлена рядом положений. Во-первых, в условиях развития информационного общества процесс социализации на этапе персонализации становиться более активным и интенсивным, чем в условиях традиционного общества. Это требует постоянных изменений и обновлений от взрослого человека, к которым он не готов в силу биологических, физиологических и психологических особенностей, данных ему природой. Возникает ряд серьезных социальных последствий, требующих изучения и выявления их причины. Во-вторых, в современной научной литературе ощущается недостаток комплексных исследований механизмов воздействия информационной культуры на родовые качества человека: сознание, язык, деятельность и общение на этапе персонализации.

Обзор литературы

Современные исследования достаточно часто посвящаются изучению информационной

социализации личности [11,26,29]. Чаще всего в них речь идет о социальных последствиях нового вида социализации, а не об их причинах. Например, В.О. Ивушкина исследует социокультурные изменения в процессе информационной социализации: «К основным социокультурным изменениям, связанным со становлением информационного общества, по нашему мнению, относятся: дезинтеграция личного социального пространства при интеграции человеческого сообщества «всемирной паутиной»; преобладание индивидуализации; рост прагматических и утилитарных ценностей; институциональная

неопределенность многих структур, претерпевающих изменения» [12, с 168"1.

Большое внимание исследователи уделяют таким последствиям информационной социализации как киберзависимость, возможность манипуляции сознанием и т.д. на

первых двух этапах - идентификации и индивидуализации [2&3&21&23,24".

При всей актуальности исследования подобных опасных последствий информационной социализации, мало изученными остаются причины этих последствий особенно на этапе персонализации. Причины трансформации культуры личности, а, следовательно, и самой личности в процессе информационной социализации можно увидеть, если взять за основу структуру процесса социализации, ибо каждый элемент системы влияет на всю систему.

Однако, обращаясь к работам по тематике информационной социализации личности, можно видеть, что чаще всего авторы делают акценты на каком-либо одном из компонентов или механизмах этого процесса. Например, В. Плешаков саму киберсоциализацию определяет следующим образом: « ... как процесс качественных изменений структуры самосознания личности и потребностно-мотивационной сферы индивидуума, происходящий под влиянием и в результате использования человеком современных информационно-коммуникационных, цифровых и компьютерных технологий в контексте усвоения и воспроизводства им культуры в рамках персональной жизнедеятельности» Следует отметить, что в приводимом определении автор

указывает на тот факт, что киберсоциализация - это качественные изменения

аксиологической подсистемы культуры. Получается, что киберсоциализация влияет только на одну подсистему культуры. Разве остальные подсистемы не подвергаются трансформации?

Много работ, посвященных тревожным тенденциям в профессиональном образовании, связанных с его информатизацией Г14,21,23,241. Авторы видят причины трансформации личностных качеств современного человека в негативных изменениях информационной подсистемы культуры.

Методология и методы

Прежде чем приступать к описанию хода исследования и его результатов, кратко определим основные методологические принципы, на которые мы опирались. Теория деятельности и теория социализации, разработанная Нижегородским философским клубом под руководством Л.А. Зеленова

A. Человечество в процессе развития реализует свои родовидовые качества. Ведущими из них являются потребности и способности, т.к. они, будучи интегрированы в сферу индивидуальной и общественной деятельности позволяют создать мир искусственного, т.е. культуру.

Само общество также создается благодаря деятельности человека. Реализуя различные ее виды, люди находятся и в соответствующих общественных отношениях. Эти отношения существуют и развиваются не стихийно, они регулируются определенными социальными институтами. Любой социальный институт - это система норм, принципов, технологий, алгоритмов и моделей поведения и т.д.

Б. Система педагогической сферы общества представляет собой в современном социуме один из важнейших социальных институтов. Его задачами является нормирование и регулирование в обществе процессов социализации личности, т.е. передачи из поколения в поколение социального опыта. Таким образом, мы имеем дело со сложной системой, в которой элементами являются личность, педагогическая сфера и культура. Чтобы понять соотношение этих элементов в системе, необходимо определиться с подходом к их определению.

B. Что касается понятия «культура личности», то здесь мы будем исходить из понимания ее как исключительно положительного социального опыта, обладающего ценностями для индивида, которые необходимы ему для адаптации, вхождения в общество и жизни в нем. В наших работах культуру личности мы рассматриваем как систему, выделяя в ней три основных компонента. Кратко представим основные положения.

Первый компонент (подсистема) - это информационная культура. Она включает различные виды социальной информации, получаемой индивидом в процессе социализации: информация, превращаемая личностью в знания, оформленная в виде теорий, концепций, гипотез, понятий, транслируемых в обществе и т. д. Совокупность всей социальной информации, необходимой индивиду для жизни в обществе, мы обозначаем глаголом «знаю».

Второй компонент (подсистема) культуры личности мы обозначаем как праксиологическую культуру. Она включает в себя методологию деятельности, различного рода технологии, нормы и правила и т. д. Обобщенно этот компонент мы обозначаем глаголом «умею».

И третий компонент (подсистема) - это аксиологическая культура. В нее входят различного рода и вида мотивации к деятельности: установки, ценности, убеждения, желания, цели, интересы, долженствования и др. Данный вид социального опыта как элемента культуры мы обозначаем глаголом «хочу».

Все три подсистемы культуры могут быть сформированы только в процессе социализации личности, которая осуществляется на базе педагогической сферы общества: образование (знаю), обучение (умею) и воспитание (хочу). Схематично систему социализации личности представим следующим образом (рис.1):

Рис.1. Система социализации личности

Г. Самое общее понимание социализации в современном научном знании - это передача и усвоение социального опыта субъектами общества. Различаются концепции социализации в основном этапами, которые выделяют авторы.

Мы, в свою очередь, выделяем три основных этапа социализации личности [81:

1. Идентификация. На данном этапе родившийся человек должен приобрести общие, свойственные всему человеческому роду качества: сознание, язык, общение и деятельность. Условно этот период социализации можно ограничить возрастом от 0 до 6 - 7 лет, т.е. дошкольное образование.
2. Индивидуализация. Если на первом этапе социализации индивид приобретает социальные качества, то на втором этапе он должен сделать их неповторимыми, особенными, выделяющими его как индивидуальность в обществе. Этот этап социализации условно можно определить как период школьного образования, примерно до 17-18 лет.
3. Персонализация. Третий этап социализации, является завершающим. На нем формируется личность как социально активный субъект истории. Этот период в жизни человека, как правило, совпадает с самостоятельным этапом жизненного пути, т.е. выбором и овладением профессией и дальнейшей ее реализацией.

Д. В условиях развития информационного общества культура личности формируется не только механизмами традиционной социализации, но и механизмами нового ее вида -социализацией информационной. В своих работах мы определили понятие информационной социализации: « . как механизм передачи и усвоения социального опыта в условиях информационной реальности, создаваемой информационными технологиями информационного общества» [5 с. 20].

Отличительной особенностью информационной социализации является вид взаимодействия между субъектами, передающими и осваивающими социальный опыт. В

таком виде взаимодействия все его структурные элементы имеют информационную сущность, т.е. представляют собой различного рода информационные объекты. Именно они и создают новый вид реальности - информационную, в которой и происходит социализация личности. Кроме того, в такой социализации и сами субъекты могут существовать только с помощью неких посредников. Мы их обозначаем как информационные квазисубъекты. Они являются представителями реальных субъектов,

точнее исполняют их роли в социальном взаимодействии Г4,5,7].

Результаты исследования

Мы, в свою очередь, предлагаем выстраивать структуру информационной социализации личности на основе структуры традиционной социализации. При этом информационную культуру будем рассматривать как систему, состоящую все так же из трех основных подсистем: информационной, праксиологической и аксиологической, которые формируются на основе трех базовых механизмов педагогической сферы: образования, обучения и воспитания. Отличие будет заключаться в том, что сам педагогический процесс происходит по большей части в социокультурном пространстве информационной реальности, информационные квазисубъекты и объекты которой и являются причиной трансформации личностных качеств человека в период персонализации.

Таким образом, основные причины негативных последствий информационной социализации следует искать в деформации субъект-субъектных отношений трех основных подсистем культуры личности: информационной, праксиологичесой и аксиологической.

Что касается сущности информационной культуры как феномена, то в своих работах, посвященных данной теме, мы установили следующее Г6-8]:

1. Информационная культура является информационным элементом ядра культуры. Она выполняет ряд функций, среди которых одной из основных является функция формирования информационного социокультурного пространства.
2 . Информационная культура обеспечивает реализацию информационных процессов, благодаря которым происходит передача, обработка и хранение артефактов, феноменов, процессов культуры в целом от одного поколения другому.
3. Формы бытия информационной культуры многообразны. Основными из них являются формы, основанные на информационных процессах (передача, обработка и хранение социальной информации): социальная память, социализация и социальный опыт.

Таким образом, социальный опыт - как основное положительное содержание культуры, храниться в социальной памяти человечества и передается из поколения в поколение с помощью механизмов социализации личности. Формирование культуры личности зависит от сочетания форм социализации в обществе, от содержания социального опыта и от наполнения социокультурного пространства, в котором происходит формирование основных подсистем культуры.

Итак, процесс социализации в информационном обществе в большей степени проходит в информационном социокультурном пространстве, а не в реальном, как это было в традиционных формах социализации личности. При этом в периоды идентификации и индивидуализации человек приобщается к существующей культуре общества и принимает необходимые ему знания, умения и ценности. Как показано в работах, посвященных исследованию этих этапов информационной социализации Г3&4&7&171,

современные дети и подростки подходят к этапу персонализации с определенным набором качеств человека информационной эпохи: владение навыками поиска информации для получения образования и профессии, мозаичной системой ценностей, слабо привязанной к культуре собственной страны. На этапе персонализации им предстоит реализация полученного социального опыта, его обогащение и передача следующим поколениям. Этот этап самый длительный и самый сложный. С одной стороны, человек уже имеет определенные социальные статусы и роли, стиль и образ жизни. С другой же стороны, в условиях стремительно меняющегося социокультурного пространства информационного общества ему приходится периодически отчуждать устаревшие знания, умения и ценности и приобретать новые.

Информационная и праксиологическая подсистемы культуры в период персонализации продолжают формироваться и развиваться. В современных условиях образование и обучение приобретают статус непрерывного, реализующегося в течение всей жизни. Взрослому человеку приходится постоянно приобретать дополнительные знания и профессии. Современные информационные технологии в этом случае позволяют ускорять и уплотнять время социализации. Однако при этом создаются условия (причины) для возникновения и негативных последствий развития информационной и праксиологической подсистем культуры в информационном пространстве.

Первое, на что следует обратить внимание, это тот факт, что современный человек вынужден большую часть своего времени проводить в информационном пространстве, создаваемом информационными технологиями. Реальное взаимодействие в социуме заменяется взаимодействием с информационными квазисубъектами. Происходит перераспределение социальных статусов и ролей, исчезают границы между работой и бытом, частным пространством и общественным. Взрослый человек не только работает, но и продолжает образовываться и обучаться, а также становится в период персонализации субъектом, передающим социальный опыт. Такая нагрузка негативно сказывается на физическом и психологическом здоровье современного взрослого поколения. В результате определенные деятельности для облегчения их выполнения переносятся в информационное пространство и выполняются там. Чаще всего это происходит с таким институтом традиционного общества как семья. Родители переносят общение с детьми и близкими в социальные сети. В информационном социокультурном пространстве происходит взаимодействие не реальных субъектов, а их симулякров, информационных квазисубъектов, которые наделяются любыми качествами. Так, Т.Д. Стерледева отмечает: «Сейчас, в самом начале XXI века, человек либо работает, либо развлекается в ЭВР (электронная виртуальная реальность. - Е.Г. ). Однако в будущем он будет там проводить и рабочие часы, и часы отдыха. Там же может образовывать семью. Люди могут вообще жить там, а в обычную реальность (как в низшую по сложности) будут выходить любители экстрима с целью почувствовать себя не хозяином мира, а

рабом мира ... » [18, с- 167-168]. Отметим, что это - позиция ученого начала 21 века, носящая предположительный характер. Прошло всего 13 лет и социологические исследования приобрели уже утвердительный характер: «С миром реальным информанты взаимодействуют по исключительной необходимости, потому как чувствуют себя в реальном мире не комфортно. Взаимодействие с преподавателем дается им крайне трудно, так как они привыкли к исполнению роли игрока (работника) и общения на своем (сленговом) языке. Им необходимо некоторое время, чтобы адаптироваться к социальным ролям реального мира: "...если бы я мог, я бы не выходил из дома вообще, но это необходимо, потому что надо сдавать экзамены и зачеты. Когда я получу высшее образование, то постараюсь изолироваться от внешнего мира, где меня не понимают"». [11, с-24]. И далее: «В реальном мире они только исполняют роль работника, а все

остальные роли перенесены на информационно-электронное пространство: "..я прихожу на работу или «фриласю» только для получения материальных средств к существованию, все остальное меня не устраивает, так как меня не понимают, а в интернет-пространстве я могу самореализоваться, где захочу и как захочу"» Г11, с&—27]. Данная проблема достаточно активно обсуждается и зарубежными авторами Г26&27&30,31].

Причина этой проблемы кроется в том, что информационные технологии, обеспечивающие уплотнение процесса социализации, направлены не только на совершенствование и повышение эффективности человеческой деятельности, но и на максимальное удовлетворение человеческих потребностей, которые не всегда позитивны. Легкость и доступность удовлетворения желаний в информационном социокультурном пространстве по сравнению с реальным, приводит к негативным трансформациям личностных качеств человека. Например, К. Брод выделил характерные черты нового типа личности информационной культуры: « ... необычно высокая степень фактуального мышления, неспособность к чувствам, любовь к эффективности и скорости, недостаток симпатии к окружающим, нетерпимость к неясности человеческого поведения и общения, частичная потеря интуиции и творческих способностей, патологическая

любовь к порядку, требование предсказуемости от окружающих» Г19, с& 129 ~13°1. Сегодня исследователи отмечают, что многие эти качества становятся характерными для

современных людей I"10&20,25&26"!. Они превращаются в общепринятые нормы, эталоны поведения и жизни в социуме.

Физические и психологические перегрузки, вызванные повышенной интенсивностью информационного взаимодействия, вынуждают человека искать возможности для отдыха. К сожалению, предпочтение отдается не традиционным способом восстановления сил, т.к. они требуют не только новых физических усилий для осуществления, но и времени, которого катастрофически не хватает. Поэтому чаще всего современный взрослый человек, особенно молодой, выбирает досуг в виде игровой деятельности и коммуникации в информационной реальности, которая вытесняет остальные интересы личности: семейные, профессиональные, общественные и т.д. Следует отметить, что тенденция нарастания патологической зависимости от информационной реальности имеет место уже сейчас и не только в подростковой среде, но и среди взрослых людей. Она оказывается в одном ряду с алкогольной, наркотической, психотропной зависимостями. Если все ранее существующие пагубные привычки уже нанесли большой вред, то киберзависимость, пополняя ряд источников зла, опасна, прежде всего, массовостью своего поражения. Исследования социологов показывают, что в современном мире Интернет-зависимость разной степени охватывает более 90%

молодежи

Причины изменений личностных качеств человека кроются и в третьей подсистеме культуры - аксиологической. Без изменения системы ценностей, мотивационной составляющей все предыдущие трансформации невозможны. Современному человеку, чтобы выработать механизмы адаптации к условиям информационной культуры, необходимо сменить систему ценностных установок. Это и происходит в современном обществе. Нравственные ценности, традиции, обычаи и т.д. в эпоху информационной цивилизации становятся тормозом ее развития. Информатизация сопровождается процессом глобализации и унификации жизни человека. Так, например, М. Бэнкс, считает, что «. распространение числа людей пользующихся Интернетом ведет к тому, что начинают разрушаться традиционные представления морали, делаются неэффективными правовые нормы.» Г1,с,35]. Если в реальном социуме девиантное

поведение личности можно сдерживать различными социальными нормами, то в информационном социокультурном пространстве коммуникация, благодаря таким своим особенностям, как анонимность, бесконтрольность и безнаказанность, дает пользователям возможность создавать информационную модель личности -квазисубъекты по своему выбору. Отсюда основная особенность информационной самопрезентации, которая признается большинством исследователей - это возможность

почти абсолютного управления впечатлением о себе [20,28]. При этом существует опасность привыкания личности к симуляции самосовершенствования. В данном случае нельзя не согласиться и с мнением Д.И. Дубровского, который отмечает, что разрушение самоорганизации «Я» под воздействием новых информационных технологий начинается на уровне бессознательного. Под угрозой оказываются фундаментальные регистры психики - бессознательная база переработки информации, сформировавшиеся в

процессе биологической эволюции и антропогенеза

Человечество создает мощный инструмент для собственного зомбирования, разрушения собственной субъективности, ставя свою психику в зависимость от информационной техники. Проблема утраты общения между реальными субъектами возможно уступит место более серьезным последствиям - физическому исчезновению реального субъекта. Такие предсказания в развитии человека можно увидеть в работе А. Назаретяна: «Современный цивилизационный кризис разрешится за счет появления «странного» субъекта с производственно созданным телом, а также обретения субъективности «второй» (искусственной средой), с которой этот странный субъект вступит в субъектсубъектные отношения» [16, с- 180]. Аналогичные предположения строит В.А. Кутырев: «Если симуля(криза)цией человека в предметном мире можно считать его превращение в «человеческий фактор» и в «гомутера» (гомо + компьютер), то концепт (уализация)

человека в информационном мире конкретизируется через понятие «персонаж». [15, с,7]. Именно, не персона, не личность, а персонаж!

Обсуждение и заключение

Личность ли формируется в информационном социокультурном пространстве или информационный квазисубъект? Изучив современную ситуацию, отраженную в исследованиях по социологии, психологии, педагогике и др., можно предположить, что идеи современных футурологов реализуются. Возможно, в будущем человечеству предстоит взаимодействовать с максимально приближенной моделью собственной субъективности, что потребует от него новых механизмов социализации личности.

Проведенное исследование показало, что основная причина негативных последствий перехода от традиционных форм социализации личности к информационным на стадии персонализации кроется именно в трансформации реального субъекта социального взаимодействия. Родовые качества человека: сознание, язык, деятельность и общение, отличающие его от всех других представителей мира природы и мира техники, могут формироваться только в процессе реального социального взаимодействия. Эволюция этих качеств, происходит по законам природы. Вмешательство человека в собственную природу приводит к трансформации сущности его самого. Делает он это по законам социальным, искусственным, меняя механизмы формирования основных принципов «окультуривания», «очеловечивания» - информационной, праксиологической и аксиологической подсистем культуры. Информационный квазисубъект, созданный человеком, а не природой, в процессе социализации формирует не личность, а персонаж, у которого иное сознание, иной язык, иная деятельность и общение. Поняв причины изменений родовых качеств человека, можно переходить к исследованию

механизмов подобных трансформаций, что и станет предметом следующего этапа исследования.

Библиография

1. Бэнкс М. Психи и маньяки в Интернете: Руководство по выживанию в киберпространстве / Майкл Бэнкс; Пер. Э. Добиной. СПб.: Символ-плюс; М.: Нолидж,1998. 316 с.
2. Варламова С.Н., Гончарова Е.Р., Соколова И.В. Интернет-зависимость молодежи мегаполисов: критерии и типология // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. 2015. № 2. С. 165-181.
3. Гришина А.В., Волкова Е. В. Структура субъектности подростков с разным уровнем игровой компьютерной зависимости // Вестник Миниского университета. Том 6, № 1 (2018): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2018-6-1-14
4. Грязнова Е.В. Идентификация человека в информационной реальности. // Психология и Психотехника. 2013. № 4. C. 371-379. DOI: 10.7256/20708955.2013.04.8
5. Грязнова Е.В. Информационная социализация личности // Социология власти. 2010. № 1. С. 18-25.
6. Грязнова Е.В. Модель информационной культуры управления образованием муниципалитета: предупреждение рисков неэффективного использования достижений информатизации//Вестник Миниского университета. 2018. Т.6. №2. URL: http://mininuniver.ru/scientific/scientific_activities/vestnik
7. Грязнова Е.В., Афанасьев С.В. Индивидуализация человека в информационной социализации // Философская мысль. 2017. № 1. С.17-29. DOI: 10.7256/24098728.2017.1.20968. URL: https://e-notabene.ru/fr/article_20968.html
8. Грязнова Е.В., Зеленов Л.А. Прикладные проблемы философии: научно-педагогический опыт: Монография. Гжель: ГГУ, 2015. 164 с.
9. Дубровский Д.И. Новая реальность: человек и компьютер // Полигнозис. 2003. № 3. С. 20-32.
10. Емелин В.А. Симулякры и технологии виртуализации в информационном обществе // Национальный психологический журнал. 2016. № 3(23). С. 86-97. doi: 10.11621/npj.2016.0313
11. Зверькова С. А. Портрет молодежи в информационном обществе // Социально-экономические явления и процессы. 2016. Т.11 (23). С. 21 - 29.
12. Ивушкина О.В. Социализация молодежи в условиях информационного общества // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 2. С. 164-170.
13. Игнатьев В. И. Информационная перезагрузка социальной системы и ее последствия // Социологические исследования. 2017. № 7. С. 3-12.
14. Королева Е.Г. Факторы образования как механизм социализации взрослых // Человек и образование. 2014. № 2 (39). С. 54-57.
15. Кутырев В.А. От какого наследства мы не отказываемся // Человек. 2005. № 2. С. 5-19.
16. Назаретян А. Беспределен ли человек? (Еще раз о гуманизме и его паллиативах)// Общественные науки и современность. 1992. № 5. С. 176 - 183.
17. Плешаков В.А. Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens^ до Homo Cyberus^. М.: Прометей, 2012. 303 с. [Электронный ресурс] http://bookz.ru/authors/vladimir-ple6akov/kibersoc_143/page-3-kibersoc_143.html
18- Стерледева Т.Д. Мир человека в виртуальной реальности. Пермь, 2003. 343 с.
19. Эмерсон А., Форбс Ч. Вторжение компьютерной культуры // Информационная технология, экономика, культура/Сборник обзоров и рефератов. Сер. Информация, наука, общество. М., 1995. С. 129 - 130.
20. Becker, B. To be in touch or not? Some remarks on communication in virtual environments. 1997. рр. 234.
21. Fasli Enis, Ozdamli Fezile. Teacher Candidates& Opinions Regarding Instructional and Safe Use of Social Networks and Internet Addiction Risk Levels. Tem Journal-Technology Education Management Informatics. 2018. vol. 7. no. 2. рр. 405-410.
22. Grayznova E.V., Maltseva S.M., Zanozin N.V., Goncharuk A.G., Kozlova T.A. Information culture person: problems and perspectives//5th International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM, Vienna ART Conference Proceedings, 2018, vol. 5, Issue 2.1; 241-248 pp.
23. Grishina A.V., Volkova E.N. Personal agency features of younger adolescents with a high degree of passion for computer games (2018) International Journal of Engineering and Technology(UAE), 7 (3.14 Special Issue 14), pp. 331-335.
24. Grishina A.V., Volkova E.N. Psychological factors for computer game addiction of young adolescents (2018) International Journal of Engineering and Technology(UAE), 7 (3.14 Special Issue 14), pp.327-330.
25. Hussain Z, Griffiths M.D. Problematic Social Networking Site Use and Comorbid Psychiatric Disorders: A Systematic Review of Recent Large-Scale Studies. Frontiers In Psychiatry Vol. 9. no. 686 DOI: 10.3389/fpsyt.2018.00686
26. Kircaburun Kagan, Griffiths Mark D. The dark side of internet: Preliminary evidence for the associations of dark personality traits with specific online activities and problematic internet use journal Of Behavioral Addictions . 2018. vol. 7. no. 4. рр. 9931003.
27. Malaby T.M. Making virtual worlds: Linden Lab and Second Life. Ithaca: Cornell University Press, 2009. 306 p.
28. Polikarpov, Denis I. Changes of Personalistic Identity Meanings in Modern Technosphere: Interaction, Loneliness, Narcissism. Meta-Research In Hermeneutics Phenomenology And Practical Philosophy. 2018. vol. 10. no. 2. рр. 431-458.
29. Reid E. M. Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities, 1994. 120 р.
30. Schroeder R. Social life of avatars: presence and interaction in shared virtual environments. London; New York: Springer, 2002. 223 p.
31. Soto Salcedo Alexis, Dorner Paris Anita, Garcia Lirios. Cruz The Collective Welfare as a Topic of Family Re-socialization in the Society of Informational Capitalism. Utopia y praxis latinoamericana-revista internacional de filosofia iberoamericana y teoria social. OCT-DEC 2018. vol. 23. no. 83. рр. 51-56
32. The network society: a cross-cultural perspective / edited by Manuel Castells. Cheltenham; Northampton, M.A.: Elgar, cop. 2004. 464 р.
33. Toffler A. The third wave. New York: Morrow, 1980. 544 р.
СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДСИСТЕМА КУЛЬТУРЫ ПРАКСИОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДСИСТЕМА КУЛЬТУРЫ АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДСИСТЕМА КУЛЬТУРЫ ИНФОРМАЦИОННЫЙ КВАЗИСУБЪЕКТ РОДОВЫЕ КАЧЕСТВА ЧЕЛОВЕКА СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО
Другие работы в данной теме:
Научтруд |