Научтруд
Войти

Действия органов НКВД СССР по нейтрализации массовых неповиновений заключенных (на примере событий в Усинском отделении Воркутлага в январе 1942 г.)

Научный труд разместил:
Evgeniy
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Камышанский Александр Александрович

аспирант кафедры теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД России тел. (861) 210 14 51

Действия органов НКВД СССР по нейтрализации массовых неповиновений заключенных (на примере событий в Усинском отделении Воркутлага в январе 1942 г.)

В начале 1942 года, в глубоком тылу, на далекой северной реке Уса вспыхнуло вооруженное восстание заключенных, слух о котором прокатился по всем лагерям Коми АССР. Оно вошло в историю как первое крупномасштабное массовое неповиновение заключенных в ГУЛАГе, приобретшее форму восстания, поскольку сопровождалось вооруженным и дерзким выступлением. О восстании упоминал еще А.И. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ». Упоминания об усинских событиях и их участниках встречаются во многих воспоминаниях, работах историков. Но только в первой половине 1990-х гг. появились публикации, основанные на архивных документах, доступ к которым ранее был закрыт, а также на неизвестных ранее воспоминаниях [1].

Рассмотрим подробнее ход событий и действия органов НКВД по нейтрализации восстания заключенных. При этом мы используем терминологию, применяемую в следственно-судебных документах. 24 января 1942 г. в 16 часов стрелки и командиры Военизированной охраны лагерной командировки «Усинский рейд», что находится в 5 километрах от Усть-Усы, ушли мыться в баню, оставив лишь в казарме одного стрелка в качестве дневального. Организаторы банды во главе с Ретюниным решили воспользоваться этим обстоятельством, явились в казарму, разоружили дневального, захватив имевшиеся там 12 винтовок, 4 нагана, 1682 штуки винтовочных и 105 нагановских боепатронов, а затем всех стрелков и командиров Военизированной охраны из бани загнали в овощехранилище и там заперли. Удалось лишь одному стрелку вырваться и убежать в затон Печорского Пароходства Ошкурья с тем, чтобы поставить в известность районные организации о случившемся. Побег стрелка заставил Ретюнина изменить первоначальное решение о времени выступления, чтобы предупредить возможность подготовки районных организаций к отпору банде, как можно ускорить прибытие банды в Усть-Усу и застать партий-но-советский актив в районе врасплох. Расправившись с охраной, Ретюнин со своими единомышленниками в количестве около 30-35 человек открыл зону лагеря и предложил остальным заключенным следовать за ним. Все заключенные, в количестве 141 человека были выведены к складу и одеты в теплые брюки, бушлаты, белые полу-

130

шубки и обуты в валенки. Там же был сформирован продовольственный обоз. В это время часть заключенных, очевидно не желавшая принять участие в банде, разбежалась. Осталось 79 человек, которые под командой Ретюнина немедленно направились около 17 часов к районному центру Усть-Уса. На окраине с. Усть-Уса банда разбилась на несколько групп, во главе каждой группы были поставлены организаторы банды, которые, действуя по заранее разработанному плану, сразу порвали внешнюю телефонную связь райцентра, расставили посты на все дороги и в 18 часов напали одновременно на здание Райотделения Связи, Госбанка, РО НКВД, ВОХРа Печорского Пароходства и КПЗ. Проникнув в помещение телефонно-теле-графной станции, разбили там всю имеющуюся аппаратуру; убили дежурного милиционера в КПЗ и освободили имевшихся там 38 человек заключенных, из которых сначала присоединились к повстанцам 29 человек, а затем ушло с ними за пределы Усть-Усы 12 человек обвиняемых в контрреволюционной деятельности [2, Л. 56].

При этом налете банда получила небольшое вооруженное сопротивление лишь от РО НКВД и ВОХРа Печорского Пароходства. Население же не могло продолжительное время оказывать сопротивление, так как повстанцы были одеты в одежду ВОХРа и распространяли слух, что якобы проводится военная учеба. Отпор бандитам был дан лишь с появлением 15 стрелков Военизированной охраны с ручным пулеметом из командировки Печерлага «Пуля-Курья», которых удалось известить вырвавшемуся от бандитов стрелку из «Рейда». Это обстоятельство очевидно и помешало выступлению заключенных из «Пуля-Курья», что, в свою очередь, вынудило руководителя банды Ретюнина и других отказаться от первоначального плана захвата районных учреждений и принять решение о немедленном движении вверх по Печоре к лагерным подразделениям Печерлага с расчетом получить там поддержку. К этому времени количественный состав банды изменился. Из 109 первоначально выступивших повстанцев 9 человек было убито при налете на Усть-Усу, часть отошла от банды и рассеялась, а часть вернулась добровольно в РО НКВД. Осталось в банде 41 человек. В пути следования по Печоре в направлении ж.д. станции Кожва банда настигла в 20 километрах от Усть-Усы в дер. Акись обоз с оружием в количестве 18 винтовок, 9711 штук патронов к ним, 3-х наганов с 604 боепатронами к ним, 155 штук патрон к пистолету «ТТ» и 862 сигнальных патрон разного цвета, 5 ручных гранат, 6 противогазов и 8 компасов и захватила его [2, Л. 57].

Следует заметить, что захват этого оружия входил в расчет банды и совершен ею по общему плану, так как Ретюнин об отправке этого оружия, как нач. командировки знал раньше. Данное обстоятельство свидетельствует о повышенной общественной опасности совершенного преступления.

Дойдя до с. Усть-Лыжа, что в 40 километрах от Усть-Усы по р. Печоре, банда ограбила склад сельпо, захватила при этом 10 мешков муки, 5 мешков крупы, 3 мешка сахару, ящик махорки, пилы и вечером 25 января на 13 подводах свернула в лес по оленьей тропе, идущей вверх по реке Лыже, с намерением добраться до оленьих стад, захватить их и, пересев на оленьи упряжки, ускорить в лесу по снегу свое продвижение.

Учитывая крайнюю опасность и дерзость вооруженного восстания заключенных, операцию по нейтрализации восстания возглавили заместитель наркома внутренних дел СССР Симаков и секретарь Коми обкома ВКП (б) Важнов. Получив данные о вооруженном бандитском налете группы заключенных на районный центр Усть-Усу, а затем передвижении их по р. Печоре на Кожву, 25 января органами НКВД совместно с Обкомом ВКП(б) было дано телеграфное распоряжение находившемуся в командировке в Кожве Начальнику ЭКО НКВД Коми АССР Фальшину, Начальнику РО НКВД Калинину и Секретарю РК ВКП(б) Безгодову, совместно с руководством ВОХР лагпод-разделений Печерлага и Севжелдорлага в Кожве организовать отряд из стрелков ВОХРа и, мобилизовав оленьи упряжки колхозов Кожвинского района, немедленно выступить на встречу банде с расчетом встретить ее к утру 26 января, окружить и уничтожить. Одновременно с этим, утром 26 января 2-й Секретарь Коми Обкома ВКП(б) Важнов вылетел на самолете для руководства операциями по ликвидации банды на месте. Прилетев на Ухту и получив данные о новом направлении банды в лес по реке Лыжа, в ночь на 27 января на основе опроса местного населения о дислокации оленьих стад в районе реки Лыжа и ее притоками и наличии оленьих троп и проходов между Ухтинским, Кожвинским, Ижемским, Усть-Цилемским и Усть-Усинским районами, руководителями операции был разработан подробный план закрытия всех проходов в населенные пункты, лагпод-разделения и оленьи стада из района расположения банды и полного окружения с уничтожением последней в районе реки Лыжа. В соответствии с этим планом были тогда же организованы вооруженные отряды из партийно-советского актива в Ижемском районе из 65 человек, плюс 40 человек стрелков ВОХР Ухтоижемлага и в Ухтинском районе из 30 человек, плюс 20 человек стрелков ВОХР Ухтоижемлага. Всем этим отрядам были даны направления и рубежи для заслонов и приказано к утру 29 января на оленях достичь этих рубежей и устроить заслоны [2, Л. 58].

К вечеру 29-го января взвод прибыл к месту, где происходил бой с бандой 28 января, но банда уже успела оттуда с утра проследовать дальше вверх по реке Лыжа. К утру 30 января прибыло подкрепление из 23 человек стрелков ВОХР Печерлага. Первый бой нового отряда в составе двух взводов (58 человек) с бандгруппой, выделившейся из основного ядра банды, состоялся в 115 километрах от Усть-

132

Лыжи в ночь на 31 января. В результате бандгруппа в составе 5 человек была ликвидирована. Убито 4 бандита и один взят живым. Со стороны отряда НКВД потерь не было. Вторая выделившаяся бандгруппа в составе 5 человек была ликвидирована на 145 километре по реке Лыжа 1 февраля. Убито 4 и 1 взят в плен. Потерь военнослужащих также не было. Третья, основная группа руководящего состава банды во главе с Ретюниным в количестве 11 человек была настигнута вечером 1 февраля по следам в верховьях реки М-Тереховей (приток реки Лыжа) в 175 километрах от с. Усть-Лыжа, окружена и после 23-х часового боя в 18 часов 2 февраля также уничтожена. Убито 3 бандита, 6 бандитов во время нашей атаки, видя безнадежное положение, застрелились и 2 взяты живыми. Здесь двое военнослужащих убиты и один ранен.

Как видно из архивных документов, органы НКВД в целом оказались не готовы к массовым неповиновениям заключенных. Об этом свидетельствует, в частности, то факт, что о готовящемся вооруженном выступлении заключенных не было известно заранее оперативным работникам Воркутлага. Далее, в ходе операции по погоне за бандой и ее ликвидации погибли от рук бандитов 22 военнослужащих и 15 мирных жителей. Наконец, имел место факт отказа ряда вохров-цев преследовать вооруженную банду, то есть управляемость своими же подразделениями оказалась на низком уровне.

Как нам представляется, такое положение было обусловлено следующими факторами. Во-первых, основная часть лучших работников Воркутлага была мобилизована на фронт. В-вторых, в лесных ИТЛ Коми АССР до этого не наблюдалось столь дерзких массовых неповиновений, и данное обстоятельство настраивало работников Усинского отделения Воркутлага на спокойное течение событий. Исходя из этих результатов, приказом НКВД были предприняты серьезные меры по совершенствованию работы органов НКВД в данном направлении и, само собой разумеется, многие должностные лица были подвергнуты взысканиям.

Что касается заключенных-участников восстания, то по приговору суда 49 человек были расстреляны, 14 заключенных были наказаны дополнительным лишением свободы на срок 10 лет, 4 заключенных - на срок 8 лет, 1 заключенный - на срок 5 лет.

В завершении следует остановиться на причинах вооруженного выступления заключенных. Анализ документов показывает, что таковыми не были бытовые условия, одежда или питание заключенных, как в других ИТЛ. Не было здесь и идеологической основы. Главная причина состояла в том, что по мере продвижения фашистов вглубь СССР (напомним, был январь 1942 г.) среди заключенных упорно ходили слухи о том, что заключенные, осужденные за государственные преступления, а также рецидивисты будут расстреляны, чтобы избежать их возможного предательства. По показаниям участников

восстания, данных на допросах, руководитель восстания Ретюнин, ранее осужденный за бандитизм и оставшийся после освобождения вольнонаемных в ИТЛ, не раз говорил о том, что "все равно сдохнем, так лучше уж попробовать уйти и пожить еще на свободе". Ему удалось подбить на восстание достаточно многих заключенных (сам он в ходе ликвидации банды застрелился), и основным катализатором таких действий был, как отмечалось, военный фактор.

Библиографический список

1. Терентьев А.И. Восстание обреченных // Молодежь Севера. 1991. 6, 9 мая; Осипова И. Отряд особого назначения № 1 // Сопротивление в ГУЛАГе. М., 1992. С. 132-141; «Хотелось бы всех поименно назвать...». По материалам следственных дел и лагерных отчетов ГУЛАГа / Сост. И. Осипова. М., 1993. С. 167-179; Поле-щиков В. М. Восстание // За семью печатями. Из архива КГБ. Сыктывкар, 1995. С. 37-65; Рогачев М. Б. Усинская трагедия: январь 1942 года // Родники пармы. Сыктывкар, 1996. Вып. 4. С. 210-222 и др.
2. Докладная записка зам. народного комиссара внутренних дел Коми АССР В.А.Симакова народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия «Об итогах ликвидации вооруженной банды на Печоре» от 12.02. 1942 г. //Государственный архив Республики Коми (ГА РК). Архивохранилище № 2. Ф. 392. Оп. 2. Д. 78.
134

Каракулин Михаил Владимирович

ведущий специалист отдела взыскания Банка «Русский стандарт» г. Сочи, ул. Альпийская, д. 14, кв. 2 тел. (918) 403 56 57

Добровольные народные дружины (народные дружины) как форма участия граждан в деятельности по борьбе с преступностью и охране правопорядка

В настоящее время в стране ведется работа по воссозданию системы профилактики правонарушений. Необходимо иметь в виду, что система профилактики правонарушений в стране была сформирована достаточно давно, действовала эффективно, однако на переходном этапе российского государства ее деятельность была приостановлена в результате воздействия целого ряда различных факторов. В современных условиях необходимо ее реанимация с учетом свершившихся преобразований в стране. В литературе отмечается, что «воссоздание системы социальной криминологической профилактики - свершившийся факт, равно как и убедительные признаки влияния профилактической работы на некоторые позитивные результаты противодействия преступности в сложных условиях переходного периода. Речь в данном контексте должна идти именно о воссоздании, поскольку система криминологической профилактики, соответствующая современным требованиям и условиям жизни общества, сформирована не заново, не на пустом месте, а с избирательным заимствованием из прошлого некоторых моделей организации, форм и методов, в значительной мере наполненных новым содержанием» [1, с. 142].

Одним из направлений воссоздания системы профилактики правонарушений в России является активное привлечение к охране правопорядка граждан и общественных организаций. Одной из наиболее эффективных организационно-правовых форм участия граждан в профилактике правонарушений являются добровольные народные дружины.

Добровольные народные дружины (ДНД) были образованы впервые в 1958 г. по инициативе рабочих Кировского завода и других предприятий Ленинграда. Данная инициатива была поддержана партийными органами. Руководствуясь постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1959 г. «Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране», в союзных республиках были разработаны положения о добровольных народных дружинах. В частности, ЦК КПСС и Совет Министров РСФСР от 30 марта 1959 г. утверди-

Научтруд |