Научтруд
Войти

Историография проблемы мировоззрения российского общества в Первую мировую войну

Автор: указан в статье

УДК 94(100)"1914/19"

ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЗЗРЕНИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

© 2011 Е.Ю. Семенова

Поволжский филиал Института российской истории РАН, г.Самара

Поступила в редакцию 12.01.2011

В статье рассмотрены направления, преимущественно отечественной историографии, по проблеме мировоззрения россиян периода Первой мировой войны. Выделены подходы, применяемые исследователями к изучению мировоззрения. Рассматриваются различные точки зрения на составляющие мировоззрения общества периода войны.

Мировоззрение россиян в Первую мировую войну до середины 1990-х гг. не являлось самостоятельной темой, изучаемой историками. Однако стоит указать тенденции обращения исследователей к данному вопросу. В советской историографии Первая мировая война изучалась прежде всего в контексте влияния на социально-экономическую, политическую жизнь общества. В краеведческой литературе период войны был показан фрагментарно в обобщающих работах по истории края, города. Характеристикой мировоззрения общества выступало положение о кризисе отношения к власти в связи с материально-бытовыми условиями жизни, подчеркивался революционный настрой общества в 1917 г. в контексте февральских и октябрьских событий, трактуемых как две самостоятельные революции. С середины 1990-х гг. отмечается увеличение количества обобщающих работ по региональной истории, в которых освещались события Первой мировой войны на территории губернии, города, представленных монографиями, сборниками статей, документов, разработками спецкурсов, энциклопедиями. При изучении событий 1917 г. авторы акцентировали внимание на влиянии войны на изменение политических настроений общества в революционный период. Новым явлением в региональной историографии в 19902000-е гг. стали работы, посвященные истории края в период Первой мировой войны1.

На рубеже 1990-2000-х гг. мировоззрение россиян в Первую мировую войну выделяется как объект исторических исследований, ставится вопрос о методологии, применяемой при изучении истории ментальности, мировоззрения. Отметим работы О.С. Поршневой, принявшей за основу изучения менталитета рабочих, крестьян и солдат в период Первой мировой войны

Семенова Екатерина Юрьевна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник. E-mail: dashka129k@yandex.ru

цивилизационный подход. Она рассматривает менталитет как часть подсознательного человеческой психики, отличая его от общественного сознания2. Не утратил своей значимости в исследовании исторических процессов, связанных с духовной жизнью общества, и диалектико-мате-риалистический подход. М.С. Каган, изучая влияние культуры на человека, ее роль в годы Первой мировой войны, подтверждает положение о зависимости общественного сознания от общественного бытия, считает культуру альтернативным войне способом преодоления конфликтов, позволяющим вести диалог при сохранении собственной позиции3.

Работы по истории ментальности, мировоззрения российского общества в последнее десятилетие явились яркой страницей отечественной историографии. Стоит подчеркнуть, что термины «массовое сознание», «менталитет», «ментальность», «мировоззрение», «массовые настроения», «коллективная психология» в работах, посвященных и периоду Первой мировой войны, не имеют четкого разграничения ни в характеристике общества в целом, ни отдельных социальных групп в частности, зачастую используются как синонимы. Данное явление объясняется междисциплинарным характером проблематики. Интересный подход к исследованию психологии военного поколения, восприятия действительности человеком, обществом выдвинул М. Йованович. Он полагает, что тотальный характер Первой мировой войны ставит задачу изучения ее влияния на обывателя посредством многоуровневого подхода, включающего аспекты: «столкновение с новым и иным»; «различное восприятие войны» (половыми и возрастными группами населения); выявление «уровня физического, или телесного и психического страдания»; «культурный параметр» (отклики на войну в произведениях культуры)4. Данный подход, на наш взгляд, позво-

ляет говорить об особом мировоззрении современников военной эпохи, для которого были характерны определенные взгляды на окружающую действительность и место человека в ней (возможно, отличающиеся у конкретных индивидов, социальных групп, общества в условиях региональной специфики); выделить формирующиеся в условиях войны эмоции - психологическую составляющую личности, транслируемую на группы и массы. Схожую позицию обосновывает С. Одуэн-Рузо, характеризующий «культурную» историю войны как изучение, с одной стороны, того, что думали и как вели себя ее участники, а с другой - испытываемые человеком нравственные и психические потери5. С.В. Оболенская, рассматривая отношение россиян к немцам в 1914-1917 гг. как составляющую массового сознания, пишет об «обвале мен-тальностей»6. Е.С. Сенявская, П.К. Дашковс-кий, О.А. Романов, изучающие психологию россиян в Первую мировую войну, оперируют понятиями «массового общественного сознания», указывая, что на него воздействовали эмоциональные компоненты, определяемые «психологией толпы»7, подчеркивают укрепление идеи о ничтожности отдельной личности без массовой организации8, отмечают, что сформировалась «экстравертная ориентация с использованием таких защитных механизмов, как проекция, рационализация, замещение», сопутствующих «психологической адаптации сознания общества к его деструктивным изме-нениям»9. Характеризуя сознание современников военного периода, О.А. Сухова использует термин «массовые настроения», определяя их категориями «бинарных позиций», указывает, что они выступали в качестве ощущений предельной угрозы собственно существованию человека, выражали «массовый характер восприятия действительности»10.

Исследователями были выявлены черты, присущие сознанию и психологии общества в Первую мировую войну. М. Йованович выделяет паранойю в восприятии врага, свойственную отдельным личностям и целым группам, утверждает, что в годы войны наступило время «мощной групповой фантазии»11. С.В. Тютюкин отметил, что в условиях войны был потерян патриотизм, основа национального единства в России, он не пережил испытания социальными конфликтами между обществом и властью12. О.С. Поршнева пришла к заключению о том, что в условиях военного времени сформировалось особое массовое сознание, которому были присущи противоречивость и многослойность, сочетание ценностей и установок различных слоев «народного менталитета», выделила его пласты:

традиционалистский, социалистический, революционно-оборонческий, радикально-антивоенный. Трансформация приоритетов, ценностей в сознании рабочих, по ее мнению, произошла в период второй половины 1915-1917 гг., когда был нарушен принцип справедливого несения всеми слоями общества тягот войны; демократическая республика с народным правительством стали ассоциироваться с возможностью достойного уровня жизни, сопровождаться популяризацией уравнительных ценностей и ожиданием вождя, который решит все проблемы13. Следуя концепции О.С. Поршневой, ряд авторов попытались на региональном материале проследить динамику общественных настроений в годы войны, отмечая их трансформацию осенью 1915-1917 гг. от традиционалистских, патриотических к оппозиционным, сопровождающимся крушением идеала власти14. Исследователи выявили особые черты, присущие массовому сознанию в последний период войны, совпавший с революционным процессом. В советской историографии в мировоззрении общества в 1917 г. акцентировалось осознание свободы и стремление к справедливости в материальном обеспечении15, в новейшей - смена эйфории весны 1917 г. на пассивность и разочарование, сопровождавшиеся расколом общества16.

Преимущественно на рубеже ХХ-ХХ1 вв. появились работы, авторы которых на региональном материале изучили восприятие войны отдельными группами российского общества: солдатами17, крестьянами18, дворянством19, интеллигенцией20, буржуазией21, рабочими. В отношении последней группы следует указать тенденции в анализе проблематики. В советской историографии период Первой мировой войны связывался с активной борьбой рабочих в форме стачечного движения за свои права, улучшение материального положения, подчеркивалось изменение социального облика рабочих, наложившее отпечаток на подъем рабочего движения, экономический и политический характер борьбы22. На региональном материале уже в советской историографии была отмечена иная тенденция - отсутствия протестных акций со стороны рабочих в годы войны в связи с угрозой отправки на фронт23. Исследователи выявили особенности социально-экономического положения пролетариата в условиях военного времени, ища в нем причины выражения недо-вольства24. Неодинаково авторы давали оценку влияния политических партий на рабочее движение. Е.Д. Румянцев отметил, что изменение социального состава рабочих вызвало трудности в проведении политическими партиями пропаганды в пролетарских массах25. Ряд авторов констатировали активное влияние на рабочих местной и

столичной социал-демократии26. Особенностью современной историографии рабочего движения стало выделение периодов его развития в годы войны, сопровождавшихся спадом и подъемом, сосредоточение внимания ученых на экономическом характере забастовок27. Появились работы, в которых предпринята попытка всестороннего изучения отношения отдельных социальных групп к войне, делается вывод о трансформации патриотических настроений в скептицизм, обыденность, апатию, нежелание участвовать в войне, которая стала рассматриваться как несправедливая28.

Актуальным в 1990-2000-е гг. в изучении мировоззрения общества военного времени стал вопрос об отношении социума к власти. Ряд исследователей отмечают у представителей разных социальных групп трансформацию отношения к императору и существующему режиму от лояльного до ненависти29. Другие историки ведут речь о компромиссном настрое либералов в отношении власти, готовности служащих мириться с притеснениями при наличии работы30; лояльном отношении широких слоев общества к власти на фоне отсутствия проблем с продовольственным снабжением31; отмечают, что падение авторитета власти ко времени крушения монархии не стало подавляюще всеобщим, потребовалось дискредитировать прежние монархические символы «задним числом»32.

Еще одна тема современной историографии -судьбы военнопленных. На основе регионального материала были выявлены особенности размещения военнопленных в России. Исследователи пришли к различным, в частности прямо противоположным, заключениям об отношении россиян к военнопленным, используют для его характеристики термины «ненависть», осторожность», «доброжелательность», «благожелательность»33.

Война обострила внимание общества к национальному вопросу, связанному с немецким и еврейским населением, отношением российских мусульман к войне в условиях противостояния России и Турции. Тема «немецкого вопроса» отражена в историографии, но не имеет единой трактовки по ее составляющим. В частности, расходятся мнения авторов в определении роли правительства в осуществлении антинемецкой кампании в период Первой мировой войны. Одни полагают, что именно российская военная элита воспринимала Германию, ее союзников, российских немцев в качестве врага, распространяя на них основные характеристики «образа врага», определяя официальную позицию34; другие считают кампанию по борьбе с «немецким засильем» естественной реакцией правящих кругов России на новые политические условия, подчер-

кивая, что была необходима «шумиха» по поводу «немецкого вопроса», а не ликвидация немецкого присутствия в России35; третьи - что антинемецкая кампания» в целом носила правительственный характер36.

Можно отметить различие подходов к характеристике явления антигерманизма и его причин. Сущность проявляемых в годы Первой мировой войны антигерманских настроений О.С. Поршнева, Е.Д. Борщукова связывают с особой формой выражения в условиях войны патриотизма, считают, что они были широко распространены в массах37. Причины, вызвавшие их, по мнению О.С. Поршневой, - немецкое засилье в экономике, признание Германии виновницей войны, внутреннее вредительство немцев, данные с фронта о бесчеловечных методах ведения войны, поражение русских войск, дороговизна, а формы сложившегося социального поведения

- патриотические погромы, недовольство немецкой администрацией на предприятиях, развитие слухов о немецком засилье и немецких шпио-нах38. А И.В. Савинова рассматривает антигерманские настроения как самобытный феномен периода войны, выделяет формы его проявления

- погромы германского посольства, принадлежащих немцам магазинов, требования удалить немцев с телеграфа. Причинами антигерманизма автор считает проблемы снабжения, наличие в бюрократическом аппарате многих лиц с немецкими фамилиями, полагает, что данные настроения вылились в проблему поиска «внутреннего врага», с которым связывали все беды, борьбы с ним39. Д.А. Коцюбинский называет катализатором германофобии в России войну40. С.Б. Белов считает антигерманизм отражением «комплекса национальной неполноценности», а его причинами - социокультурное различие российского общества, его замкнутость и кастовость, ликвидацию конкурентов и выстраивание «военной идеологии» 41. В. Денингхаус видит в антигерманизме черту традиционной ментальнос-ти русского населения объяснять неудачи и затруднения поисками внутреннего врага и стремлением власти перенацелить негатив общества с правящих структур на представителей другого этноса, подчеркивает, что, например, в Поволжье данная стратегия не имела успеха42.

Дискуссионным вопросом остается определение «образа врага» (в частности немца), сложившегося в сознании россиян. О.С. Поршнева считает, что в широких слоях общества в годы войны оформился образ врага-зверя, врага-варвара, получивший распространение и в столице и провинции43. Е.С. Сенявская, С.В. Белоусов полагают, что под влиянием личных впечатлений фронтовиков образ врага-зверя, воспитан-

ный средствами пропаганды, трансформировался в образ врага-человека при контакте с ним, внимание общества переключилось на внутреннего врага в лице правительства и начальников-немцев44. С.В. Оболенская пришла к заключению о том, что в годы войны отношение к немцу-врагу усугубилось, но не было одинаковым в тылу, начавшийся поиск внутреннего врага осуществлялся среди немцев. На него влияли изданные командующими армиями в 1915 г. репрессивные в отношении немецких колонистов постановления, поступающие с начала 1916 г. данные об отношении немцев к пленным, способах ведения ими войны, которые переносились с оценки немцев-военнослужащих на немецкую нацию, возникший ранее «немецкий вопрос», проблема «немецкого засилья»45.

В связи с «немецким вопросом» в современной историографии была поднята проблема шпионажа и участия в нем представителей немецкого этноса46.

Роль в общественных настроениях периода Первой мировой войны «еврейского вопроса» рассматривается в работе А.Б. Цфасмана, отмечающего, что антиеврейская политика правительства содействовала усилению антиеврейских настроений среди населения внутренних губерний, где доля еврейского населения до войны была незначительной47.

Неоднозначно в историографии трактуется «мусульманский вопрос» в период Первой мировой войны. Одни авторы отмечают лояльность мусульманского населения в отношении власти, отсутствие специфической «мусульманской» проблемы в России в начале войны, пробуждение национализма лишь среди немногочисленных представителей татарской интеллигенции48. Другие акцентируют внимание на активной работе турецкого правительства, эмигрантов-националистов по формированию в России мусульманского аппозиционного движения, борющегося за права тюрко-татарского населения, развитие антимусульманских настроений в стране49, деятельности российских тюркистов, не разделявших общего патриотического настроения в условиях начавшейся войны50. Особое внимание исследователи обращают на развитие мусульманского движения с весны 1917 г. Если в советской историографии выдвигалось положение о связи национального движения в данный период с социально-классовой борьбой российского пролетариата51, то на современном этапе выдвинуто положение об активной деятельности «националистов» по провозглашению независимости мусульманских религиозных организаций, сплочению мусульман под знаменами ислама и противостоянию большевизму52.

Интерес ученых привлекает периодическая печать как фактор, воздействующий на массовое сознание россиян периода войны. К началу 1990-х гг. были опубликованы немногочисленные работы, освещающие развитие печати, цензуры53. С 1990-х гг. наметилась тенденция рассматривать влияние периодики и печатной продукции военного времени на патриотические традиции россиян, эволюцию мировоззрения различных социальных групп, выделяя задачи представления Германии, ее союзников в свете сатирической критики, а России, ее союзников - как доблестных защитников отечества54, формирования у российского общества патриотического настроя в отношении ведущейся войны и позиции правительства в войне55, развития революционных настроений в массах56.

В контексте выявления факторов, определяющих мировоззрение горожан в условиях Первой мировой войны, представляют интерес работы, посвященные изучению состава военных в гарнизонах57; выступлению тыловых гарнизонов против призыва на фронт в 1917 г., при котором, по мнению исследователей, человек с ружьем стал в регионах основой анархии58; влиянию писем фронтовиков на мировоззрение населения59.

Новейшая историография включает работы, посвященные беженству периода Первой мировой войны. В них раскрывается проблема пребывания беженцев в тыловых районах страны, количественный состав, правовое положение, обустройство60. В исследованиях, связанных с изучением мировоззрения военного поколения, влияние на общество беженцев рассматривается неоднозначно. Одни авторы видят в беженстве прежде всего стимул для проявления благотворительности, сопереживания61, другие отмечают противоречивость восприятия беженцев местным обществом, выступавшим благотворителем в отношении «пассивных получателей помощи», которые стали основой перенаселенности городской территории с вытекающими из этого обстоятельства неблагоприятными последствиями62. Наряду с изучением проблемы беженства в историографии появились отдельные работы, посвященные прибытию в тыловые районы эвакуированных, выяснению их влияния на политические настроения местного общества63.

С середины 1990-х гг. историков стали привлекать вопросы духовности социума военной эпохи, влияния на нее культурной среды64, получила становление проблема зарождения и развития благотворительности в Российском государстве и его регионах65.

Несмотря на значительный комплекс работ, в которых отражаются составляющие мировоз-

зрения россиян в Первую мировую войну, следует отметить необходимость дальнейшего изучения проблемы, в частности в региональном аспекте. Оно поможет выявить лакуны, существующие в раскрытии темы, определить специфику мировоззрения жителей отдельных регионов и центров страны. Также следует уточнить, можно ли исследовать мировоззрение россиян в Первую мировую войну в контексте массового сознания или следует выделять ментальности и специфику мировоззрения социальных страт, географически локализованных общностей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Белов С.Б. Забытая война: Первая мировая и Нижегородский регион. Материалы по краеведению. Н.-Новгород, 2000; Елфимов Ю.Д. Симбирск в годы Первой мировой войны (1914-1918) / Ю.Д. Елфимов; Ульяновский областной краеведческий музей им. И.А. Гончарова. Самара: Самарское кн. изд-во - Ульяновск: Артишок, 2006; Максимов Е.К. Саратовское Поволжье в годы Первой мировой войны: Учебное пособие к курсу «История Саратовского Поволжья» / Е.К. Максимов, В.П. Тотфалушин. Саратов: Научная книга, 2007; Петухова Н. Рыбинск в Первую мировую // Рыбинск. 1994. №59. С.5; Рязанский И.В. Тыловая российская провинция в условиях первой мировой войны (Южный Урал в июле 1914-феврале 1917 гг.). Дис. ... канд. ист. наук. Челябинск, 2006; Седов А.В. В годы первой мировой войны // Нижегородский край: Факты, события, люди. Н.-Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1994; Сорокин А. Губерния под ударом // Саратовская панорама. 2004. №99. 6-12 октября. С.17; Сорокин А. Забытая война // Саратовская панорама. 2004. №96. 29 сентября-5 октября. С.17; Хаиров А. Ярославль войной не испугаешь // Власть. Бизнес. Политика. 2005. №3. 3 февраля. С.8.
2 Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период Первой мировой войны (1914-март 1918 г.). Екатеринбург: УрО РАН, 2000. С.12; Поршнева О.С. Рабочие, крестьяне и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. М.: РОССПЭН, 2004. С.11.
3 Каган М.С. Война и культура // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российс. науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака, Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.5.
4 Йованович М. «Умереть за Родину»: Первая мировая война, или Столкновение «обычного человека» с тотальной войной // Последняя война императорской России. Сб. ст. / Под ред. О.Р. Айрапетова. М.: «Три квадрата», 2002. С.141-144.
5 Одуэн-Рузо Б. Война 1914-1918 и французская менталь-ность // Первая мировая война и ХХ век. Мат. междун. конференции, 24-26 мая 1994 года. М., 1995. С.79-82.
6 Оболенская С.В. «Немецкий вопрос» и представления в России о немцах в годы первой мировой войны // Россия и Германия. Вып.2 / Ред. кол. М.Н. Машкин, Ф.И. Новик, А.М. Филлитов, Г.Н. Сапожникова, Н.Ф. Сокольская. М.: Наука, 2001.
7 Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России. М.: РОССПЭН, 1999. С.49.
8 Романов О.А. Первая мировая война, психология масс и ее роль в войне // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российс. науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака, Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.50.
9 Дашковский П.К. К вопросу о психологических последствиях первой мировой войны // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российс. науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака, Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.33.
10 Сухова О.А. «И будут летать огненные скорпионы»: образы I мировой войны в сознании современников (по материалам Пензенской губернии) // Исторические записки: Межвуз. сб. науч. тр. Пенза: Пензенский гос. пед. ун-т им. В.Г. Белинского, 2004. С.247-249.
11 Йованович М. Указ. соч. С.156-157.
12 Тютюкин С.В. Первая мировая война и революционный процесс в России // Первая мировая война и ХХ век. Мат. междун. конференции, 24-26 мая 1994 года. М., 1995. С.243-244.
13 Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период Первой мировой войны (1914-март 1918 г.). Екатеринбург: УрО РАН, 2000. С.181, 211; Поршнева О.С. Рабочие, крестьяне и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. М.: РОССПЭН, 2004. С.173, 264.
14 Кижаева Т.А. Менталитет и социальное поведение сельского населения Томской губернии в годы Первой мировой войны (1914-1917 гг.). Дис. ... канд. ист. наук. Барнаул, 2006. С.153; Казанцев А.А. Динамика массовых настроений в российской провинции в период Первой мировой войны (на примере Пензенской, Самарской и Симбирской губерний). Дис. .канд. ист. наук. Пенза, 2005. С.30.
15 Вахрушева Н.А. Непролетарские массы трудящихся Поволжья и Приуралья в период подготовки Октябрьской революции (социально-психологический аспект революционной борьбы). Автореф. дис. . канд. ист. наук. Саратов, 1977. С.9-10.
16 Оленева Е.В. Повседневная жизнь провинциального города в 1917 году (по материалам Ярославской губернии). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ярославль, 2005. С.17; Федюк В.П. Пролетариат Верхнего Поволжья на выборах в городские думы и Учредительное Собрание в 1917 году // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.70-74.
17 Казаковцев С.В. Первая мировая война в письмах вятичей // Военно-исторический журнал. 2007. №4. С.51-54; Серов Д.В. Цензура почтовой корреспонденции из действующей армии в годы Первой мировой войны (письма как показатель настроений солдатской массы) // Новый век: история глазами молодых: Сб. науч. тр. аспирантов и студентов историч. фак. СГУ / Отв. ред. В.С. Мирзеха-нов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та. С.219-230.
18 Журавлева М.Д. Крестьянство Среднего Поволжья в годы Первой мировой войны: общественное сознание и социальное поведение. Дис. ... канд. ист. наук. Саранск, 2001; Кижаева Т.А. Менталитет и социальное поведение сельского населения Томской губернии в годы Первой мировой войны (1914-1917 гг.). Дис. ... канд. ист. наук. Барнаул, 2006; Поршнева О.С. Российский крестьянин в первой мировой войне (1914-фев-раль 1917) // Человек и война (Война как явление культуры). Сб. ст. / Под ред. И.В. Наварского и О.Ю. Никоновой. М.: АИРО, ХХ, 2001. С.190-215; Посадский А.В. Социально-политические интересы крестьянства и их проявление в 1914-1921 годах (на материалах Саратовского Поволжья). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 1997; Самохин К.В. Трансформация крестьянского менталитета в годы Первой мировой войны (на материалах Тамбовской губернии) // Доклады Академии военных наук. Военная история. Саратов. 2006. №5 (23). С.249-255; Купцова И.В. Художественная интеллигенция в годы первой мировой войны (июль 1914-

март 1918 г.). Дис. ... канд. ист. наук. М., 2004.

19 Юдин Е.Е. Русское дворянство накануне и в период первой мировой войны: проблемы социального развития и политической деятельности сословия. Дис. ... канд. ист. наук. М., 2000.
20 Васильева Е.И. Первая мировая война, расстановка политических сил в 1917 г. и позиции интеллигенции г. Рыбинска // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. 2007. Вып.2. С.214-218; Майорова А.С. Саратовская ученая архивная комиссия в годы Первой мировой войны // Проблемы истории Саратовского края и документальное наследие. Мат. науч. конференций «Саратовский край в войнах начала ХХ века и документальное наследие» (30 сентября 2004 г.) и «Саратовский край в николаевскую эпоху и документальное наследие» (6 октября 2004 г.) / Отв. ред. Г.В. Скорочкина. Саратов: Изд-во «Архитектор-С», 2006. С.56-64; Смирнов Н.Н. Война и российская интеллигенция // Россия и Первая мировая война. (Мат. меж-дун. науч. коллоквиума). СПб. филиал ИРИ РАН / Отв. ред. Н.Н. Смирнов. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1999. С.257-270; СмирноваА.М. Столичная интеллигенция в годы Первой мировой войны (июль 1914-февраль 1917 гг.). Дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2000.
21 Голубин Р.В. Военно-промышленные комитеты Нижегородской губернии: Организация и хозяйственно-экономическая деятельность в годы первой мировой войны. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Н.-Новгород, 2003; Голубин Р.В. Процесс мобилизации общественных сил Нижегородской губернии для нужд фронта в 1914-на-чале 1915 гг. // Вестник Нижегородского ун-та им. Н.И. Лобачевского. Международные отношения. Политология. Регионоведение. Вып.1 (2). Н.-Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004. С.314-322; Гущин Ф.А. Военно-промышленные комитеты в период Первой мировой войны (На материалах Нижнего Поволжья). Дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 2004.
22 Белов М.Н. Положение и борьба рабочих Большой Костромской льняной мануфактуры (1866-1917 гг.) // Из истории Костромского края. Сб. науч. тр. Вып.33. Ярославль, 1972. С.3-40; Белов М.Н. Текстильщики Большой Костромской льняной мануфактуры в годы Первой мировой войны // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.20-25; В грозовой 1917. Забастовки на саратовских предприятиях // Коммунист. 1957. №97. 24 апреля. С.3; Груздев П.Н. Борьба за Октябрь в Ярославской губернии. Ярославль, 1927; Китанина Т.М. Борьба рабочих Центрально-Промышленного района за революционно-демократическое разрешение продовольственного вопроса // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.29-34; Мусихин В.Е. Рабочие Пермской и Вятской губерний в годы первой мировой войны (август 1914-февраль 1917 гг.) Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ленинград, 1984; Сергеев А.П. Влияние Первой мировой войны на промышленность Нижнего Поволжья // Поволжский край. Межвуз. науч. сб. Вып.8. Вопросы социально-экономического развития и общественного движения в крае. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1983. С.67-82.
23 РыжковН.О. Сызранское подполье (Материалы по истории революционного движения г. Сызрани и Сыз-ранского уезда до 1917 года). Сызрань: Гостипо-литог-рафия Крайполиграфтреста, 1930. С.66.
24 Балакина Н.Г. Рабочий класс Среднего Поволжья накануне Великого Октября (численность, состав и революционная борьба). Автореф. дис. ... канд. ист. наук.

Куйбышев, 1977; Богородицкая Н.А. Рабочие Нижегородской ярмарки в период первой мировой войны и Февральской революции // Рабочие Центрально-Промышленного района России в условиях империалистической войны и Февральской революции: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: ГГУ, 1990. С.58-66; ГудковБ.И. Сормовский завод в 1914-1917 г. / Б.И. Гудков, М.Ю. Марова // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.16-20; ЕгоровЕ.А. Творцы революции (рабочие Центрально-Промышленного района России. 1900-февраль 1917). Динамика численности и изменение состава. Ярославль: Верхнее-Волжское кн. изд-во, 1990; Мейерович М.Г. Социальная структура промышленного пролетариата Ярославской губернии накануне Великого Октября // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.56-61; Морозов С. Рабочий класс Астраханской губернии накануне Великого Октября // Диалог. 1990. №14. С.20-22; Новожилов Е.И. Рабочие Нижегородской губернии в борьбе за улучшение жизненных условий в 1917 году // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: Горьковский гос. ун-т, 1989. С.47-52; Ольховская Л.В. Рабочие мелкой промышленности Центрально-Черноземного района в годы первой мировой войны / Л.В. Ольховская, М.Г. Чернова // Рабочие Центрально-Промышленного района России в условиях империалистической войны и Февральской революции: Межвуз. тематический сб. науч. тр. Горький: ГГУ, 1990. С.44-45; Румянцев Е.Д. Рабочий класс Поволжья в годы первой мировой войны и февральской революции (1914-1917 гг.). Казань: Изд-во Казанского унта, 1989; Румянцев Е.Д. Фабрично-заводской пролетариат Поволжья в годы империалистической войны и Февральской буржуазно-демократической революции /социальный облик, экономическое положение, революционная борьба). Дис. ... д-ра ист. наук. Казань, 1991.

25 Румянцев Е.Д. Рабочий класс Поволжья в годы первой мировой войны и февральской революции (1914-1917 гг.). Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1989. С.157.
26 Касарова В.Г. Рабочие Владимирской губернии в годы Первой мировой войны (июль 1914-февраль 1917 ). Дис. ... канд. ист. наук. М., 1999. С.23; Касимов А.С. Рабочие Центрально-Черноземного района в годы первой мировой войны (1914-февраль 1917 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ленинград, 1984. С.16.
27 Белова Т.В. Стачечное движение в губерниях верхнего Поволжья в годы Первой мировой войны. (19 июля 1914-февраль 1917 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Косторома, 1993. С.15-17; Ниманов И.Б. Революционное движение в Поволжье в годы первой мировой войны (июль 1914-февраль 1917 гг.) (На материалах Марий Эл, Мордовии, Чувашии). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Самара, 1994. С.18, 25.
28 Голубин Р.В. Трансформация общественных настроений России в годы Первой мировой войны // Вестник Нижегородского ун-та. История. Вып.1. Н.-Новгород, 2002. С.92-96; Крайкин В.В. Первая мировая война в сознании провинциальных обывателей (июль 1914-сентябрь 1915 гг., по материалам Орловской губернии) // Вестник Самарского государственного ун-та. 2009. №3 (69). С.74, 76; Лимонов Ю.А. Первая мировая война и ментальность петербуржца // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российс. науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака,

Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.48; Поршнева О.С. Эволюция образа войны в сознании массовых слоев российского общества в 1914-начале 1917 гг. // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2005/2006. Актуальные проблемы изучения / Главн. ред. и сост. Е.С. Сенявская. М.: РОССПЭН, 2006. С.94-95; Поршнева О.С. Эволюция общественных взглядов по проблемам войны и мира в 1914-1918 гг. (на материалах Урала). Дис. ... канд. ист. наук. Екатеринбург, 1995. С.241; Слепенкова Е.А. Изменение отношения к Первой мировой войне учащихся и преподавателей Нижегородского учительского института // Homo belli - человек войны в микроистории и истории повседневности: Россия и Европа XVIII-XX веков: Мат. Российс. науч. конференции. Н.Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 2000. С.249; Терешина Е.П. Отношение населения Поволжья к первой мировой войне (по материалам периодической печати 1914-1917 гг.). Казань: Казанский государственный ун-т им. В.И. Ульянова-Ленина, 2009. С.91, 141.

29 Абдурахманова И.В. Образ власти в общественном сознании в феврале-октябре 1917 года // Россия в ХХ веке: Реформы и революции: в 2 т. Т.1/ Под ред. Г.Н. Севастьянова. М.: Наука, 2002. С.314-324; Алехин Д.В. Городское население Тамбовской губернии и Первая мировая война (июль 1914-февраль 1917 гг.). Дис. .канд. ист. наук. Тамбов. 2003. С.65; Варфоломеев Ю.В. Саратовская «молодая адвокатура» на политических процессах в годы войн начала ХХ века // Проблемы истории Саратовского края и документальное наследие. Мат. науч. конференций «Саратовский край в войнах начала ХХ века и документальное наследие» (30 сентября 2004 г.) и «Саратовский край в николаевскую эпоху и документальное наследие» (6 октября 2004 г.) / Отв. ред. Г. В. Скорочкина. Саратов: Изд-во «Архи-тектор-С», 2006. С.14-15; Дьячков ВЛ. Великая война и общественное сознание: превратности индоктрина-ции и восприятия / В.Л. Дьячков, Л.Г. Протасов // Россия и Первая мировая война. (Мат. междун. науч. коллоквиума). С.-Пб. филиал ИРИ РАН / Отв. ред. Н.Н. Смирнов. СПб.. : Изд-во «Дмитрий Буланин», 1999. С.66; Ковалева А.С. О взаимоотношениях между русской либеральной буржуазной оппозицией и правительством в ходе Первой мировой войны // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российс. науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака, Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.107-108; Лобачева Г.В. Крах монархического идеала в общественной психологии накануне февраля 1917 года // Проблемы философии, истории, культуры. Межвуз. науч. сб. Саратов: Изд-во СГТУ, 1993. С.45-48; Назаров А.Н. Первая мировая война в массовом сознании российского населения (на материалах Северо-Запада) // Вестник Новгородского государственного ун-та имени Ярослава Мудрого. 2007. №41. С.15-16; Юдин Е.Е. Русское дворянство накануне и в период первой мировой войны: проблемы социального развития и политической деятельности сословия. Дис. ... канд. ист. наук. М., 2000. С.17; ЮдинаЛ.С. Трудовая этика на заводах Урала в годы первой мировой войны (1914-1917) // Человек и война (Война как явление культуры). Сб. ст. / Под ред. И.В. Наварского и О.Ю. Никоновой. М.: АИРО, ХХ, 2001. С.225.
30 Тропов И.А. К вопросу о восприятии власти российской интеллигенцией накануне и в годы Первой мировой войны // Первая мировая война: история и психология: Мат. Российской науч. конференции / Под ред. В.И. Старцева, С.Н. Полторака, Л.Б. Борисковской, Т.В. Партаненко. СПб.: Нестор, 1999. С.85-89; Шело-хаев В.В. Теоретические представления российских либералов о войне и революции (1914-1917 гг.) // Пер-

вая мировая война: дискуссионные проблемы истории / Зам. отв. ред. Ю.В. Кудрина. М.: Наука, 1994. С.140.

31 Голубинов Я.А. Продовольственный вопрос в Среднем Поволжье в годы Первой мировой войны. Автореф. дис. .. канд. ист. наук. Самара, 2009. С.10, 19.

32 Оленева О. Революция и политическая культура или о том, как в Ярославле хоронили Распутина и воевали с царскими портретами

Другие работы в данной теме:
Научтруд |