Научтруд
Войти

Строительство канала имени Октябрьской революции, его значение для социально-экономического развития Северного Дагестана

Научный труд разместил:
Anton
30 мая 2020
Автор: указан в статье

© 2007 г. Х.И. Гаджиева

СТРОИТЕЛЬСТВО КАНАЛА ИМЕНИ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

СЕВЕРНОГО ДАГЕСТАНА

Канал им. Октябрьской революции (КОР), построенный в 20-е гг. прошлого века, сыграл огромную роль в социально-экономическом развитии Северного Дагестана. Он является одним из крупнейших народнохозяйственных объектов своего времени. Строительство его началось осенью 1921 г. и закончилось летом 1923 г. В него были вовлечены десятки тысяч людей из самых разных уголков Дагестана. Стройка стала одним из важнейших факторов сближения народов республики и укрепления их дружбы.

Канал имеет важное экономическое значение для районов Северного Дагестана. Его воды используются для орошения, водоснабжения, а также электрификации большей части территории республики. Строительство КОР оказало существенное влияние на развитие промышленности, сельского хозяйства, железнодорожного и водного транспорта края. В 20-х гг. ХХ в. КОР способствовал выходу республики из хозяйственной и экономической разрухи, так как благодаря ему орошались значительные сельскохозяйственные угодья, стало возможным расширение старых и строительство новых предприятий в Махачкале. Вдоль канала было основано несколько переселенческих поселков. На сегодняшний день он является единственным источником обеспечения питьевой водой жителей городов Махачкалы, Каспийска и Избербаша, а также ряда населенных пунктов от Чи-рюрта до Махачкалы.

После присоединения к России Дагестан постепенно интегрировался в новую экономическую систему, становясь на рельсы зарождения и развития в экономике элементов капиталистических отношений. В конце Х1Х и начале ХХ в. в Дагестанской области появлялись фабрики, заводы, была построена железная дорога. Основным промышленным центром Дагестана стал Порт-Петровск. Однако отсутствие достаточного количества пресной воды в числе многих других причин тормозило развитие промышленности, морского порта и железнодорожного транспорта [1]. Железная дорога доставляла воду для своих нужд специальными поездами за 60 верст, что требовало больших дополнительных расходов. Нередки были случаи, когда в Порт-Петровске из-за отсутствия воды останавливалось железнодорожное движение. Особенно остро стоял вопрос снабжения питьевой водой рыбных промыслов по всему побережью моря. Там качество солоноватой воды, которую добывали из неглубоких колодцев, являлось причиной заболеваемости рабочих с большим процентом смертности.

Орошение в Дагестанской области имело важное значение в экономической жизни населения, так как от своевременного полива полей и других угодий зависело благосостояние целых сельских обществ. К примеру, бурно развивающийся с конца Х1Х в. Порт-Петровск - промышленный центр Дагестана - снабжался водой из небольшого родника на горе Тарки-

Тау. В засушливые годы родник едва удовлетворял нужды горожан. Вода собиралась в трех бассейнах, построенных в центре города, и продавалась населению. Водопровод в городе имели лишь немногие, поэтому специальные водовозы на подводах развозили воду по домам. Нуждались в питьевой воде также жители населенных пунктов, расположенных в районе железнодорожного пути от Чирюрта до Порт-Петровска.

Отсутствие в достаточной мере воды сдерживало экономическое развитие края и рост его производительных сил. Выходом из круга проблем, связанных с использованием земель Дагестана, страдающих от отсутствия мелиорации, могло быть только налаживание орошаемого земледелия. Анализ документов показывает, что на равнинных участках использование вод Сулака и Терека для орошения началось в 70-х гг. XIX в. [2, с. 148]. В 1873 - 1874 гг. был сооружен оросительный канал Юзбаш - Сулак - Татавул протяженностью в 160 км; реконструирована Шабуровская система каналов длиной 120 км, способная оросить более 21 тыс. десятин земли, построены каналы Юзбаш - Терек -Татавул длиной около 40 км, орошающие около 3 800 десятин земли [2, с. 256; 3].

В Темир-Хан-Шуринском округе проложен Сул-тан-Янги-Юртовский канал длиной 16 км; в Южном Дагестане - Мутерлинский канал, бравший начало из р. Самур, протяженностью 21 км. В 1893 г. в Дагестане было построено и реконструировано более 200 оросительных каналов общей протяженностью около 900 км [4], в Аварии - 19 км, в Даргинском округе -более 20 км [5].

В развитии оросительной системы серьезное значение имело подчинение Дагестанской области водному управлению на Кавказе и учреждение должности инженера-гидравлика в Дербенте. Проведение новых и реконструкция старых каналов дали толчок быстрому росту посевных площадей.

В Дагестане, вплоть до 1917 г., вопросы водопользования регулировались в большинстве случаев нормами адата и шариата при очень незначительном вмешательстве российской администрации. Соответственно мизерными были вклады в развитие данной сферы со стороны официальных структур горного края, а строительство колодцев и оросительных канав велось силами сельских крестьянских обществ.

За годы Первой мировой и гражданской войн, продолжавшихся в Дагестане до апреля 1921 г., только зародившаяся фабрично-заводская промышленность пришла в полный упадок и расстройство. В чрезвычайно тяжелом состоянии находилось сельское хозяйство. Ирригационная система, получившая развитие в специфических условиях Дагестана, была сильно разрушена. Площади посевных земель сократились до 50 % по сравнению с 1916 г. [6].

Аграрный характер экономики дореволюционного Дагестана, ограниченность земель, пригодных для возделывания, острая нехватка продовольствия, экономические трудности вынуждали горцев покидать родные очаги и заниматься отхожим промыслом. Число дагестанских отходников росло по мере втягивания экономики региона в развивающиеся капиталистические отношения в Российской империи [7].

23 августа 1920 г. Дагестанский ревком издал «Положение об осуществлении декрета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики о социализации земли», согласно которому земельные органы обязывались наделять крестьян землей на уравнительных трудовых началах. На равнине стали выделять участки безземельным горцам.

Учитывая большие трудности, связанные с переселением, центральные и республиканские органы власти пытались оказать помощь крестьянским хозяйствам, особенно горного Дагестана. В первую очередь она была связана с облегчением налогового бремени.

Для обеспечения переселенцев землей необходимо было провести большие мелиоративные работы. С этой целью велось строительство ирригационных сооружений, крупных и мелких оросительных систем, осушение болот, бурение артезианских скважин, требовавших больших затрат [8].

В условиях острого малоземелья стремление горской бедноты переселиться на низменность ставило перед дагестанским правительством вопрос об изыскании средств и принятии особых мер по увеличению площадей, пригодных для земледелия [9]. В этих условиях внимание руководителей республики было обращено на опыт использования вод р. Сулак в мелиоративных целях, хотя проблема обеспечения качественной питьевой водой сельских населенных пунктов и городов Дагестана стояла не менее остро.

Обсуждалась возможность строительства водного канала, которому придавалось огромное значение. Во-первых, он должен был сыграть важную роль в развитии промышленности городов Махачкалы и Дербента, сельского хозяйства, железнодорожного транспорта Дагестана, во-вторых, обеспечить питьевой водой жителей всех населенных пунктов, расположенных между Чирюртом и Махачкалой.

Первые попытки использования вод р. Сулак в хозяйственных и иных целях делались еще в начале XVIII в. Во время пребывания в 1722 г. Петра I в Дагестане было принято решение направить воды Сула-ка в Аграханский залив с тем, чтобы организовать оттуда доставку продовольствия и товаров к строящейся по берегу Сулака крепости Святой Крест [10].

Летом 1863 г. руководство Дагестанской области обратилось в Департамент государственных имуществ Главного управления Кавказского наместника в Тифлисе с письмом, в котором говорилось о том, что недостаток поливной воды является крайней помехой в развитии сельского хозяйства Дагестана. Для проведения «трассировки» и «исследования местности» в Дагестан был приглашен помощник инженера-гидравлика Фролов. Предполагалось, что большая водопро-

водная канава протяженностью до 85 верст должна была быть начата у Миатлинской переправы и выведена к селению Чирюрт, затем направлена вдоль почтовой дороги до городских земель Петровска.

1 мая 1875 г. под руководством инженера Невин-ского были начаты работы по проведению канала. Его назвали «Сулакская канава». В 1876 г. канал был прорыт протяженностью в 45 верст. Однако из-за ошибочного расчета трассы строительство постигла неудача. В 1882 г. работы начались по новому плану, и в 1888 г. канал довели до Порт-Петровска. В 1890 г. по нему пустили воду, но к великому разочарованию строителей она дошла лишь до р. Шура-Озень, где прорвала дамбу перед акведуком. Прорыв устранили, но, как установили позже, при проектировании канала была допущена ошибка. Поскольку все попытки оказывались безуспешными, решили мероприятия по устранению выявленных недочетов прекратить. Таким образом, канал оказался заброшенным.

В случае положительного исхода дела водой из канала могли бы пользоваться общества Султан-Ян-гиюрта, Кумторкалы и некоторых других селений Те-мир-Хан-Шуринского округа. Но надежды крестьян, которые несли на себе всю тяжесть строительства, не оправдались.

Характеризуя состояние канала в начале XX в., газета прогрессивной осетинской интеллигенции «Казбек» писала в 1902 г.: «Сулакский канал, строившийся десятки лет, занесен песком, и воды Сулака едва ли когда-либо своей влагой освежат Петровца» [11]. Но нельзя считать результат работы инженеров и рядовых работников, участвовавших в строительстве канала Сулак - Петровск, «бесславным» хотя бы потому, что последующие поколения продолжили его сооружение с учетом опыта предшественников. Кроме того, была проведена часть канала от р. Сулак до р. Шура-Озень длиной 45 вёрст. Вполне возможно, что строительство канала было бы завершено, если бы с начала ХХ в. Россия не оказалась втянута в события мирового масштаба, что, естественно, помешало заниматься развитием экономической инфраструктуры страны.

После проведения подготовительной работы осенью 1921 г. началось сооружение канала Сулак - Махачкала, получившего позже название канала им. Октябрьской революции. Строительство шло в три этапа: с 11 сентября по 7 ноября 1921 г.; с 31 октября по декабрь 1922 г. и с марта по 25 июля 1923 г.

Во главе всех работ стоял Главный штаб трудового фронта по проведению канала им. Октябрьской революции. Трасса канала была разбита на 4 участка с участковыми штабами. Руководство всеми работами осуществлял Джалалутдин Коркмасов. Главный штаб состоял из технической и административно-хозяйственной частей, а участковые штабы - из начальника штаба, хозяйственно-материальной части, техника, фельдшера. Был образован технический комитет при Ревкоме (или ЭКОСО) под председательством В.Г. Эми-рова, членами которого стали инженеры З. Темирха-нов, А. Эфендиев, А. Даитбеков, Б. Малачиханов и др. [12, л. 55].

До начала строительства канала правительством Дагестана и ЭКОСО республики во главе с В. Эмиро-вым были проведены изыскания по выяснению объема предстоящих работ, наличию материальных предпосылок и рабочей силы в населенных пунктах с указанием участников строительных групп [13], уточнялось необходимое количество рабочего скота и подвод, без которых снабжение инвентарем, доставка воды и топлива были невозможны. Затем назначенные ответственные лица направлялись в свои районы для агитационной и разъяснительной работы.

В строительстве канала принимали участие сельские общества Махачкалинского, Буйнакского и Дербентского районов; Хасавюртовского, Аварского, Даргинского и Кайтаго-Табасаранского округов в порядке мобилизации [14]. Помогал им весь Дагестан. Люди работали трудовыми отрядами. На трассе канала находились и красноармейцы. Кроме земляных они проводили подрывные работы и разного рода изыскания, помогали инструментом, обеспечивали стройку телефонной связью, первой медицинской помощью пострадавшим и т. д.

Из всех участков канала на 70-километровом протяжении самым трудным в техническом и производственном отношении был косогор правого берега р. Шура-Озень у пос. Шамхал-Термен.

На начальном этапе работы заключались в расширении, углублении и частичном изменении трассы старого канала от р. Сулак до р. Шура-Озень на протяжении 47 верст. Условия были самыми неблагоприятными. Из-за отсутствия средств в республике строителям канала не оказывали продовольственной помощи. На трассе канала от р. Сулак до станции Шамхал работало свыше 50 тыс. чел. [15]. Несмотря на трудности, первые субботники к октябрю 1921 г. ознаменовались проведением основной части канала [16]. В день празднования 4-й годовщины революции был произведен пробный пуск воды. Ее поток мощностью до 5 кубометров в секунду прошел от р. Сулак до р. Шура-Озень (около ст. Шамхал), люди убедились в возможности орошения безводных земель.

Необходимым условием обеспечения нормальной работы на трассе было медицинское обслуживание. Стройку разделили на 5 участков. Отдаленные от Махачкалы 1 и 2-й участки, возглавлялись врачами, а на остальных находился средний медперсонал.

Удовлетворительное состояние дел на КОРе в медико-санитарном отношении было заслугой штаба и серьезного отношения к своим обязанностям медицинского персонала. Своевременно были указаны места для землянок, устроены примитивные отхожие места, не допускалось загрязнение отбросами территории вокруг жилищ, благодаря стараниям участковых врачей, лекпомов и начштабов землянки были приведены в удовлетворительное состояние. Всем врачебным пунктам было вменено в обязанность ежедневно объезжать свои участки [17].

Приказом от 22 ноября 1922 г. по фронту труда участки, выполнившие все работы ранее указанного срока, заносились на красную доску. Им предоставлялись установленные льготы: «Внеочередное отведение участков земли на площади, орошенной новым каналом,

льготные выдачи семейной ссуды и льготный отпуск дров в районе работающих аулов» [18, л. 3]. Освобождающиеся работники премировались и отпускались по домам. По приказу главного штаба им устраивали торжественные проводы [18, л. 18]. Ушедшие без сдачи работ лишались всех льгот. Для усиления борьбы с дезертирством главный штаб приказывал: «Дезертиров, поскольку они будут задержаны патрулями, держать под охраной на все время работ и ставить на самую тяжелую работу» [18, л. 23].

28 июля 1923 г. произвели пробный пуск воды по каналу. Инженер строительства В. Эмиров прошел пешком все 70 км [12, л. 400], следя за ходом движения воды. В 6 часов утра 28 июля 1923 г. вода дошла до Махачкалы и влилась в водоем вместимостью до двух миллионов кубометров, предназначенный для снабжения водой города, окружающих аулов и предприятий железной дороги.

На стройке лично побывали М.И. Калинин. К.Е. Ворошилов, С. М. Буденный и др. За самоотверженную работу и трудовой подвиг строителей канала Дагестанская АССР 12 февраля 1923 г. первой среди республик была награждена только что учрежденной правительственной наградой - орденом Трудового Красного Знамени, который был вручен республике от имени Правительства М.И. Калининым летом того же года. Завершение строительства вылилось в большой праздник 8 августа 1923 г. с участием гостей из Москвы, Армении, Грузии, Азербайджана и т.д.

Без постоянной финансовой и моральной поддержки центра сооружение такого крупного народнохозяйственного объекта, каким явился КОР, для республики было бы непосильным трудом. На строительство канала из центра на третьем году работ было получено 120 тыс. р., а всего за годы строительства из общегосударственных средств Дагестан получил 210 тыс. р. золотом [19], «а рабочей силы на него затрачено более чем на 2 млн рублей» [20]. Работа по строительству канала велась в тяжелейших условиях разрухи и голода. В Дагестане, как и во всей стране, не хватало материальных и финансовых средств, но центр находил возможность оказать помощь, привлекая к этому не только финансовые ресурсы, но и части регулярной армии.

После завершения сооружения КОРа встал вопрос о полноценном использовании его возможностей в народнохозяйственном плане. Правительство молодой советской республики определенное внимание уделяло мелиоративным работам в Дагестане и в первую очередь освоению земель, прилегающих к КОРу. Ещё 4 апреля 1923 г. состоялось заседание Совета Народных Комиссаров РСФСР (протокол № 13), на котором был заслушан вопрос об организации переселенческого фонда в Дагестанской республике [21]. По результатам обсуждений принято постановление, в котором признавалась принципиальная необходимость организации переселения на земли, орошаемые каналом, безземельных крестьян из горных округов.

На предварительные работы по организации переселения было решено отпустить Дагестанскому Совнаркому 50 тыс. р. золотом, отнесенных на резервный

фонд СНК РСФСР на декабрь. Остальную сумму, необходимую для организации переселения, предполагалось включить в смету Наркомзема РСФСР специальным кредитом [18, л. 1; 22, с. 72].

1 декабря 1923 г. Совнарком Дагестана дал указание Наркомзему республики принять меры для организации переселения безземельных горцев из горных округов на земли, орошаемые каналом им. Октябрьской революции [23]. Это можно считать началом процесса планомерного переселения части горского населения на равнину. Особая секция комитета содействия сельскому хозяйству при ВЦИКе 12 февраля 1924 г. приняла решение о выделении республике 30 тыс. р. золотом на организацию работ по заселению территории вдоль канала им. Октябрьской революции. В апреле 1925 г. Наркомфином РСФСР было отпущено Наркомзему Дагестана 150 тыс. р. для выдачи пособий 500 хозяйствам переселенцев [24].

В 1924 - 1925 гг. в республике началась практическая работа по переселению горцев на равнину и освоению прилегающих к КОРу земель. Первым шагом на этом пути стало строительство образцового аула в районе канала для переселенцев из малоземельных горных округов. Решение об этом было принято 10 мая 1924 г. на объединенном заседании Президиума ЦИ-Ка и Совнаркома ДАССР [22, с. 72].

Благодаря принятым мерам, в 1924 г. в зоне КОРа было образовано 7 новых переселенческих поселков и хуторов - 284 двора с общим числом жителей 1287 чел. [25]. В преобладающем своем большинстве переселенцами являлись безземельные и малоземельные горцы. Переселение также проводилось путем вселения семей в имеющиеся аулы.

В 1923 г. республике удалось завершить строительство КОРа и обеспечить поступление воды до Махачкалы. Это можно считать началом выполнения важнейшей задачи по организации эффективной эксплуатации канала и налаживанию системы орошения земель.

Северо-Кавказская железная дорога, в частности паровозное депо Махачкала-1, согласно заключенному еще в 1922 г. договору, начала пользоваться Су-лакской водой из Эмировского озера [26], наладилось снабжение водой предприятий развивающейся промышленности; канал снял проблему недостачи воды в Махачкале, позволил культивировать зеленые насаждения, развивать коммунальное хозяйство и т.д.

Уже в 1924 г. вода была пущена еще на 5 км от Махачкалы к аулу Тарки. Одновременно принимались меры по увеличению поливных земель. В 1925 г. посевные площади, орошаемые водами канала, уже составили 9900 га. В 1934 г. канал был частично расширен и доведен от Махачкалы до площадки строящегося в то время завода «Двигательстрой», что позволило увеличить орошаемые площади и довести их до 11 тыс. га [27].

Сегодня канал обеспечивает столицу республики, а также города Каспийск и Избербаш доброкачественной питьевой водой. Ею пользуется ряд промышленных предприятий, учреждений и организаций республики.

Велико значение канала в аграрно-экономическом развитии региона. Водами канала орошаются почти

60 тыс. га земель. Благодаря КОРу почти в 5 раз увеличилась урожайность зерновых культур. Динамика роста орошаемых земель в зоне обслуживания КОРа имела следующую тенденцию: 1923 г. - 6900 га, 1930 - 9400, 1940 -15300, 1950 - 16500, 1960 - 28500, 1970 - 33600, 1980 -47100, 1990 - 58 тыс. и 1997 г. - 60 тыс. га [2, с. 68].

К началу 90-х гг. XX в. у КОРа накопился ряд проблем. Из-за нехватки денег вовремя не менялись изношенные механизмы и узлы технической части, не проводилась серьезная работа по расширению сети дочерних каналов, способствующих эффективному использованию воды.

Особенно тревожное положение сложилось в черте Махачкалы. На этом участке в период реконструкции канала в середине 80-х гг., согласно утвержденному проекту, намечалось отвести так называемую водоохранную или санитарную зону до 20 м от оси канала по обе его стороны. Назначение этой зоны -создание условий для проведения эксплуатационных работ, а также предотвращение попадания и сброса в канал хозяйственно-бытовых отходов и сточных вод. Реализовать указанный проект на многих участках не удалось, так как территория, подлежащая отводу, была занята жилыми и хозяйственными постройками. Полоса отвода отдельных участков канала составила всего лишь 5 м. С учетом ситуации Махачкалинским горисполкомом в 1990 г. институту «Даггидроводхоз» было дано задание на составление проекта ограждения канала и его перекрытие на наиболее густонаселенных участках. Проект был выполнен и передан 15 января 1992 г. горисполкому, однако из-за отсутствия средств он не был реализован.

Несмотря на финансовые трудности последних лет, государство выделяет деньги на развитие оросительной системы республики. Так, перечнем мероприятий по программе мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения РД на 2002 г. 41 оросительной системе республики было предусмотрено выделить 120300 тыс. р., из них 20620 тыс. р., или 17,1 %, было выделено оросительной системе КОР [2, с. 413]. Из этих денег 14370 тыс. р. выделил республиканский бюджет, а остальные 6250 тыс. р. - фонды федерального центра.

Практически за более чем 80-летний период действия КОРа не прекращалась работа по переустройству и улучшению его параметров. В качестве рубежных моментов в жизни канала можно назвать 1934, 1941, 1944 и 1945 гг., когда велась его реконструкция.

Сегодня протяженность канала составляет 91 км, в том числе в бетонной облицовке - 85 км. Благодаря использованию воды из КОРа ежегодно растет урожайность сельскохозяйственных культур на орошаемых землях.

Литература

1. ЦГА РД, ф. 37-р, о. 19, д. 18, л. 37.
2. Айдамиров Д.С. Совершенствование эксплуатации оросительных систем. Махачкала, 2003.
3. ЦГА РД, ф. 1-п, оп. 1, д. 5, л. 234; ф. 127-р, оп. 5, д. 62, л. 33; ф. 178-р, оп. 1, д. 14, л. 29.
4. ЦГА РД, ф. 502-р, оп. 2, д. 7, л. 14.
5. Гаджиева С.Ш. Кумыки. М., 1961. С. 165 - 168.
6. Османов Г.Г. Социально-экономическое развитие дагестанского доколхозного аула. М., 1965. С. 122.
7. Рамазанов Х.Х. Роль пореформенного ремесленного отхода из Дагестана в развитии экономических связей // Взаимоотношения Дагестана с народами Кавказа (Доокт. период): Сб. статей / Отв. ред. В.Г. Гаджи-ев. Махачкала, 1977; Шигабудинов М.Ш. Социально- экономические причины отходничества в Дагестане в конце XIX - начале ХХ в. // Проникновение и развитие капиталистических отношений в Дагестане: Сб. статей / Отв. ред. В.Г. Гаджиев. Махачкала, 1984.
8. ЦГА РД, ф. 502-р, оп. 7, д. 4, л. 147; ф. 37-р, оп. 1, д. 2, л. 16.
9. Там же, ф. 502, оп. 11, д. 9, л. 84.
10. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р. История Дагестана в древнейших времен до конца XVIII в. Махачкала, 1994. С. 123; Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб., 1895. С. 226.
11. Казбек. 1902. 2 февр.
12. Архив ФСБ РФ по РД. Уголовное дело № 27412.
13. Ахмедов Д.Н. Повесть о двух братьях. Махачкала, 2003. С. 55.
14. ЦГА РД, ф. 502-р, оп. 1, д. 1, л. 68.

Дагестанский государственный педагогический университет

15. Фример Н. Первая народная стройка в Дагестане // Советский Дагестан. 1968. № 4. С. 49.
16. Гаджиев А.С., Джамбулатова Р.И. Первая всенародная стройка в СССР: Строительство в Дагестане канала им. Октябрьской революции. Махачкала, 1968. С. 52.
17. ЦГА РД, ф. 502-р, оп. 1, д. 1, л. 191-193.
18. Там же, оп. 2, д. 2.
19. Юнаева В.Д. Роль Нажмутдина Самурского в восстановлении и развитии экономики Дагестана // На-жмутдин Самурский (Эфендиев) - видный общественно-политический и государственный деятель Дагестана: Материалы конф., посв. 110-летию со дня рождения. Махачкала, 2004. С. 32.
20. Самурский Н. Дагестан. М.; Л., 1925. С. 90.
21. ЦГА РД, ф. 168-р, оп. 3, д. 25, л. 1.
22. Османов А.И. Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20 - 70-е годы ХХ в.). Махачкала, 2000.
23. ЦГА РД, ф. 520-р, оп. 3, д. 1а, л. 30.
24. История советского крестьянства Дагестана. Махачкала, 1986. Т. 1. С. 95.
25. ЦГА РД, ф. 168-р, оп. 3, д. 10, л. 150.
26. Булатов Б.Б. Дагестан на рубеже ХТХ - ХХ вв. Махачкала, 1996. С. 130.
27. ЦГА РД, ф. 502-р, оп. 2, д. 5, л. 67.
14 июня 2006 г.
Научтруд |