Научтруд
Войти

ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ БУРЯТ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ И СЪЕЗДЫ БУРЯТ В 1905-1906 гг.

Научный труд разместил:
Arirus
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Юбилей

Леонид КУРАС

ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ БУРЯТ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ И СЪЕЗДЫ БУРЯТ В 1 905-1906 гг.

В статье показано влияние революции 1905 г. на рост национального самосознания бурят, следствием чего явилось проведение национальных съездов и возникновение протопартий - стародумцев, прогрессистов, западников и крайних народников.

The influence of revolution of 1905 on the rise of national consciousness of Buryats, which is expressed in national congresses holding and beginnings of protoparties, such as old parliament members, progressives, westernists, and extreme populists, is shown in the article.

революция 1905 г., национальное движение, съезды бурят, прогрессисты, стародумцы, западники, крайние народники, ламское духовенство; revolution of 1905, national movement, congresses of Buryats, progressives, old parliament members, westernists, extreme populists, lama’s clergy.

Республика Бурятия готовится к празднованию 350-летия добровольного присоединения к Российскому государству, в рамках подготовки к которому состоится IV Всебурятский съезд. На его заседаниях будут рассматриваться проблемы социокультурного единения бурят, проживающих в разных субъектах РФ, развития бурятского языка и другие проблемы. В этой связи представляет несомненный интерес история бурятских национальных съездов, которые сыграли важную роль в подъеме национального движения бурят в начале ХХ в.

Революция 1905 г. внесла значительные изменения в жизнь коренных народов Сибири и способствовала подъему национального движения. Революция доказала самодержавию, что сибирские инородцы уже не покорные и верноподданные «дети белого царя», оплот самодержавия. Они выдвинули требования свободы национального самоопределения и другие революционные лозунги. Кроме того, революция активизировала и подняла роль ламского духовенства. Именно объединение родовой аристократии, буддийского духовенства и молодой бурятской интеллигенции способствовало возникновению нового этапа в национальном движении бурят — этапа проведения общебурятских съездов в 1905—1906 гг., которые сыграли заметную роль в национальном движении. По сравнению со съездами тайшей1, они отличались широкой географией и широким представительством.

26—30 апреля 1905 г. впервые в истории бурятского народа в Чите состоялся съезд бурят Забайкальской области, а 20—26 августа того же года — съезд бурят Иркутской губернии. Основные решения съездов были вызваны необходимостью введения местного самоуправления, ограждения земельных угодий от изъятия их в колонизационный фонд, обязательного обучения детей грамоте, уничтожения ограничений приема в высшие и средние учебные заведения. На этих съездах была впервые выдвинута идея, оформленная в требование о национальной автономии для бурят.

Первый съезд проходил с 26 по 30 апреля 1905 г. Исследователи отмечали, что основную массу его участников составляла родо-

1 Тайша — родовой аристократ, глава местного самоуправления бурят — степной думы.

КУРАС

Леонид

Владимирович — д.и.н., профессор, главный научный сотрудник отдела истории и культуры Центральной Азии Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

kuraslv@yandex.ru

вая аристократия. Знаменательным было участие в съезде представителей национальной интеллигенции — преподавателя Института восточных языков, военного врача Б. Ямпилова, переводчика, кяхтин-ского пограничного комиссара Бимбаева, учителя Б. Очирова, студентов петербургских вузов Б. Барадина и Ц. Жамцарано. Вопреки запрету властей, которые отводили ему лишь просветительскую и совещательную миссию, съезд поставил целью обсуждение назревших вопросов «общественного самоуправления, свободы вероисповедания, народного образования, прав собственности на принадлежащие им (бурятам) земли и проч.»1.

Важнейшим был вопрос о национальном самоуправлении, в обсуждении которого активное участие принимали представители интеллигенции. С их помощью съезд «весьма тонко справился с проектом самоуправления, над которым висел запрет губернатора о недопустимости возврата к родовому строю». Формально съезд исходил из территориального принципа. Низшей административной единицей был принят не аймак, а булук. Следующей административной единицей принималась опять-таки территориальная «инородная управа» из представителей булуков; но третьей — объединяющей — инстанцией должна была стать дума, территория которой естественным образом совпадала с прежним ведомством. Таким образом, соглашаясь в основном с территориальным принципом, съезд восстанавливал родовую структуру управления. Для выражения интересов всех бурят и тунгусов Забайкальской области вводился институт периодических съездов из представителей (от 3 до 5) от каждого ведомства.

В области суда проект съезда предусматривал выборность 3 категорий суда: почетного третейского; инородческого суда (суд первой инстанции); съезда инородческих судей из представителей инородческих судов с особым выборным председателем (вторая и последняя инстанция). Он предлагал кодифицирование обычного права и судопроизводство на бурятском языке.

По земельному вопросу съезд высказался за юридическое оформление владения землей и обмежевание, а также за

1 Революционное движение в Бурят-Монголии в период революции 1905 года : сб. док. / под ред. П.Т. Хаптаева. — Улан-Удэ, 1955.

прирезку земель по казенно-оброчным статьям к некоторым обществам.

В сфере народного образования в школах, содержащихся на средства местного самоуправления, было решено ввести всеобщее обязательное обучение монгольской грамоте. На следующей ступени предполагалось сделать школы по типу министерских, где, наряду с преподаванием общеобразовательных предметов на монгольском языке, преподавался бы и русский язык. Решением съезда отменялись все ограничения при приеме в высшие школы по религиозному признаку, а также вводились казенные стипендии.

Что касается культа, то съезд ходатайствовал об отмене разных ограничений, освобождении от повинностей штатного духовенства и об официальном именовании ламаистов буддистами. Было принято также постановление, по которому земли, отведенные по закону 1853 г. штатному духовенству, отбирались в пользу школ и учащихся при дацанах.

Съезд признал необходимым издавать литературно-экономические газеты на монгольском языке без предварительной цензуры и образовать фонд народного просвещения2.

Анализируя проект, принятый съездом, Л.Я. Штернберг отмечал, что он «дал бы бурятам достаточную национальнокультурную автономию»3.

Другим важным в политическом отношении событием явился съезд бурят Иркутской губернии, где национальное движение было еще более интенсивным, чем у восточных бурят. Съезд состоялся 21—26 августа 1905 г. в Иркутске. На нем присутствовало 77 делегатов от большинства бурятских ведомств губернии. В работе съезда принял активное участие и внес на обсуждение свой проект земельной реформы М.Н. Богданов — один из представителей молодой бурятской интеллигенции. Решения Иркутского съезда во многом перекликались с решениями Читинского. Здесь также одним из главных был вопрос о национальном самоуправлении и автономии. Однако, в

2 Национальный архив Республики Бурятия (НАРБ), ф. 483, оп. 1, д. 75, л. 1.
3 Штернберг Л.Я. Инородцы (Общий обзор). Буряты // Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия. Россия. Германия / под ред. И. Кастелянского. — СПб., 1910, с. 616.

отличие от Читинского, Иркутский съезд проектировал органы нового национального самоуправления по типу земских учреждений; на такое решение, видимо, наложила отпечаток двадцатилетняя давность ликвидации степных дум у бурят Иркутской губернии.

Вслед за Читинским и Иркутским последовал ряд других съездов, общих и частных, а также собраний и совещаний. 10—15 января 1906 г. состоялось совещание бурят — будущих представителей партии прогрессистов. В конце весны прошел Общезабайкальский съезд, поднявший ряд вопросов, из которых важнейшим был вопрос о немедленном приостановлении всяких посягательств на земли бурят со стороны казны и кабинета, о допущении представителя от буддийского духовенства в Государственный совет и предоставлении прав настоятелям дацанов.

Среди забайкальских бурят съезды проводились еще в течение лета и осени

1906 г. Наряду с общенациональными съездами, в 1906 г. проходили всевозможные конференции и съезды учителей, групп духовенства, политических деятелей разных направлений. Наиболее интересными и значительными были съезды профессиональной политической организации учителей и деятелей народного образования в 1906 г., которые поставили задачи осуществления просвещения и национализации школы, национального возрождения бурят, достижения национального самоопределения и автономии. Важнейшей практической задачей съезды считали необходимость сделать бурятский язык языком преподавания. В связи с этим самым существенным оказался вопрос об алфавите. Считая предложенный Министерством просвещения проект русского алфавита не соответствующим бурятской фонетике, съезды приняли за основу монголо-бурятский алфавит в редакции А. Доржиева.

Однако царское правительство игнорировало постановления бурятских съездов 1905—1906 гг. Это заставило бурят снова снаряжать депутации в Читу и Санкт-Петербург. Ходатайства содержали, как и прежде, просьбы об отмене законов о поземельном устройстве и волостной реформе, а также об утверждении принятых съездами решений. Ни одна из просьб не была удовлетворена, если не считать разрешения забайкальским бурятам иметь своего

представителя во II Государственной думе. Однако даже такой незначительной уступке царских властей буряты придавали большое значение. 25 ноября 1905 г. газета «Верхнеудинский листок» с восторгом писала об этом: «Депутация везет радостную весть: ей обещано включить в думу одного отдельного представителя от бурят Забайкальской области»1.

На местах же, куда докатилась из центра России революционная волна, наступила пора митингов и агитации. А когда власти растерялись, начался период явочных действий и протестов. Буряты закрывали существующие органы управления, восстанавливая старые. Так, буряты 11 родов Хоринского ведомства 19—20 декабря 1905 г. на совещании в селе Анинском решили открыть степную думу, упразднив все должностные посты новых властей2.

Съезды 1905—1906 гг. продемонстрировали возросший политический уровень национального движения. Однако, консолидируясь вокруг стратегических целей национального возрождения и самоопределения, участники движения расходились во взглядах на тактику и средства их достижения.

Сформировавшиеся еще в ходе подготовки и проведения съездов две группы представляли собой по сути зачатки политических организаций. Первая, названная стародумцами, стояла за возвращение к национальному самоуправлению по Уставу Сперанского, видя в нем основу автономности, солидарности и защиту от денационализации. Эта группа, возглавляемая бывшим тайшой Хоринского ведомства Вамбоцыреновым, четко сформулировала свои взгляды на ноябрьском (1905 г.) съезде в Верхнеудинске. Ц. Жамцарано отмечал, что среди руководителей этой группы большую часть составляли «бескорыстные крайние народники и за ними были симпатии огромного большинства народа».

Вторая группа, очень немногочисленная, называла себя партией прогрессивных бурят. Организаторами ее были и.о. профессора Восточного института Г. Цыбиков, депутат II Государственной думы Б. Очиров, врач Б. Ямпилов. В

1 Революционное движение в Бурят-Монголии в период революции 1905 года : сб. док. / под ред. П.Т. Хаптаева. — Улан-Удэ, 1955, с. 165.
2 Кудрявцев Ф.А. 1905 год в Бурят-Монголии. — Улан-Удэ, 1936, с. 51.

группу входили люди с образованием, близко стоящие к администрации, а также представители родовой аристократии. Солидаризируясь со стародумцами в вопросах землеустройства, образования, они коренным образом расходились с ними в вопросе о самоуправлении. Прогрессисты выступали за национальное самоуправление по типу земства на демократических началах. Между прогрессистами и стародумцами, по оценке Ц. Жамцарано, была смертельная вражда.

Наряду с этими политическими группировками, появилось левое крыло национального движения. Наиболее яркими его представителями были западники и крайние народники. Программа западников по существу была ассимиляторской. Они исходили из неизбежности экономической эволюции, которая унесет все старые экономические и социальные устои бурятской жизни и вместе с ними — все индивидуально-национальные черты бурятского народа. Поэтому всякая работа по сохранению бурятской народности, по их мнению, — явление не только бесполезное, но и вредное.

Крайние народники представляли собой полную противоположность западникам. Программой-минимум этой группы являлось широкое самоуправление, сохранение и развитие существующего аграрного строя, национализация школы, установление общей монгольской письменности. В национально-культурном отношении их конечным идеалом было возрождение бурятской народности на почве европейского просвещения, что должно было стать основой общенационального и общемонгольского объединения1. Очевидно, именно программа этой политической группы послужила основой для обвинения деятелей национального движения в панмонголизме в последующие годы.

Таким образом, к 1905 г. внутри национального движения существовали разные взгляды на цели и задачи национального движения. Сам факт образования поли-

1 Елаев А.А. Бурятский народ: становление, развитие, самоопределение. — М., 2000, с. 115.

тических группировок в ходе национального движения, а также их деятельность и противоборство между собой были отражением идеологических и экономических процессов в бурятской жизни. Так, возникший в ходе съездовских дискуссий (особенно на двух учительских съездах) спор о преимуществах латинского и монгольского алфавитов имел более глубокую подоплеку, нежели разногласия по проблемам письменности. За этими спорами стоял принципиально важный, с точки зрения бурят, вопрос о том, ориентироваться ли безоговорочно на западноевропейскую культуру или на культурное объединение с монголами, дабы общими усилиями вести культурную работу.

Именно в отношении к этому вопросу у разных группировок прослеживаются общие тенденции, пронизывающие красной нитью национальное движение, а в дальнейшем — процесс образования национальной автономии и национальногосударственного строительства в национальной республике. Значение съездов состояло также и в том, что они были важным этапом в деле консолидации бурятской народности в нацию, подтверждением чему может служить предложение об объединении всех бурят, выдвинутое на Иркутском губернском съезде.

После поражения революции 1905 —

1907 гг. национальное движение пошло на убыль. Бурятские народники занимались в основном просветительской деятельностью. По инициативе Ц. Жамцарано, Б. Барадина, А. Доржиева в 1910 г. в Петербурге было организовано первое бурятское издательство «Наран» (Солнце), представлявшее собой своеобразную лабораторию. В издательстве впервые опробовались «особые бурятские алфавиты», делались первые попытки латинизации бурятской письменности, выходили книги по общественно-политической мысли, литературоведческие труды и т.д. Но и в период спада национального движения бурят, продолжавшегося до февраля 1917 г., осуществлялись настойчивые поиски путей социально-экономического и культурного развития бурятского народа.
Научтруд |