Научтруд
Войти

Этносоциальная организация и политическая история убыхов в источниках и историографии

Автор: указан в статье

© 2007 г. М.Г. Хафизова

ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ УБЫХОВ В ИСТОЧНИКАХ

И ИСТОРИОГРАФИИ

Убыхи - один из древнейших народов, проживавших на территории Северо-Западного Кавказа. Период с конца XVIII в. до 30-х гг. XIX в. является важным этапом в их истории. События, связанные с Кавказской войной и сопровождавшиеся бурными потрясениями, тесно переплетались с социально-экономическими и общественно-политическими процессами, происходившими в убыхском обществе.

Раскрытие исторической правды, касающейся убыхского народа и его участия в Кавказской войне, является неотъемлемой частью современных исследований истории Северного Кавказа. Анализ источников, сопоставление и систематизация материалов, стремление к объективному освещению и оценке явлений, фактов и исторических событий, участниками которых были убыхи, позволяют определить не только их место в большой семье кавказских народов, но и степень участия в событиях Кавказской войны.

Документальной базой исследования послужили материалы Российского Государственного военно-исторического архива (РГВИА), Государственного архива Краснодарского (ГАКК) и Ставропольского краев (ГАСК), архива внешней политики Российской империи (АВПРИ).

При изучении архивных материалов по истории Убыхии особого внимания заслуживают официальные документы фондов ГАКК. Это в первую очередь всевозможные предписания, исходившие из штаба Черноморского казачьего войска и его канцелярии и канцелярии начальника Черноморской береговой линии (например, 254 «Войсковое дежурство Черноморского Казачьего войска», 260 «Канцелярия начальника Черноморской береговой линии» и 261 «Канцелярия начальника кордонной линии Черноморского казачьего войска»).

Из фондов АВПРИ представляют интерес «Главный архив» и «Сношения с Турцией».

В РГВИА были подняты фонды: «Военно-ученый архив» (ВУА) (ф. 846, оп. 16); «Главный штаб» (ф. 400); «Штаб войска Кавказской линии и в Черномории расположенных» (ф. 13454); «Главный штаб Кавказского корпуса и армии» (ф. 14719) и др. В этом же архиве содержится огромное количество военно-статистических и топографических описаний Западного Кавказа. В их числе «Ведомость народам, обитающим между морями Черным и Каспийским на пространстве, подвластном России с указанием народонаселения, степени покорности правительству» (ф. ВУА), «Обзор политического состояния Кавказа» (ф. 13454), «Современное состояние Кавказа» (ф. 400).

В фонде ВУА хранится большая группа документов, характеризующих успехи царизма по расколу освободительного движения народов Западного Кавказа путем подкупа, предоставления различных льгот, военных наград и чинов представителям владетельных фамилий, которые поступали на русскую службу. Показательной в этом отношений является деятельность абхазского владетеля Михаила Шервашидзе, который с оружием в руках воевал против джигетов и убыхов. Его заслуги в покорении края царизм отметил высокими военными наградами. М. Шервашидзе принял участие в переговорах русского военного командования с Хаджи Берзеком и другими лидерами убыхов, состоявшихся в мае 1841 г. в укреплении Св. Духа.

В фонде «Штаб войска...» (ф. 13454) содержатся разнообразные материалы, раскрывающие динамику военного продвижения российских войск на Западном Кавказе в 30 - 40-х гг. по Абхазии, Убы-хии и Шапсугии. Основная часть этой группы документов - рапорты и донесения командиров экспедиционных отрядов.

Фонд «Главного штаба Кавказского корпуса и армии» (ф. 14719) содержит материалы о ходе военной экспедиции русских войск в Псху; о борьбе с убыхами, шапсугами и джигетами; о привлечении царским командованием отдельных представителей указанных народностей на свою сторону в ходе покорения края.

Отдельную группу составляют документы об изгнании и насильственном выселении народов Западного Кавказа в Турцию. Среди них «Записка о выселившихся с Кавказа горцах после 1861 г.», «Краткая записка о горских народах Кавказа (Чечни, Черкесии, Осетии, Кабарды, Дагестана)», «Отчет по Главному Штабу о военной деятельности войск Кавказской армии» и т. д.

Признавая огромную научную ценность архивных документов и материалов, не следует забывать, что в своем большинстве они носят тенденциозный характер и не вполне объективно освещают события прошлого. С одной стороны, в них прослеживается склонность вуалировать истинные намерения царского правительства по отношению к территории Северо-Западного Кавказа и народам, его населяющим, мотивируя свою политику в этом регионе как желание привнести народам Кавказа основы цивилизации и выставляя свои действия как благодеяние. С другой стороны, желая угодить правительству, кавказская администрация зачастую искажала действительное положение дел.

Большой интерес при изучении социально-

экономической и военно-политической истории Убыхии представляют описания путешественников, различные сочинения историко-географического характера и пр.

Ценность в качестве источников по истории Убыхии представляет историко-мемуарная литература, опубликованная на страницах российской периодики того времени - в Кубанском и Кавказском сборниках; в журналах «Русский архив», «Русская старина»; в газетах «Терские ведомости», «Кубанские областные ведомости», «Кавказ» и др. В них печатались не только статьи историков, записки и воспоминания участников войн на Кавказе, но и в виде приложений издавались документы и материалы из архивов. Среди печатавшихся на страницах этих изданий можно выделить работы Н.И. Ве-нюкова [1], Н. Карлгофа [2], Ф.Ф. Торнау [3], Е.Д. Фелицына [4], Н.Л. Каменева [5] и др. Однако изучать эти материалы нужно с учетом того, что, будучи сторонниками колониальной политики царского правительства в кавказском регионе, вышеназванные авторы зачастую изображали горцев «дикарями» и «хищниками», неспособными оценить то, что делает для них Россия.

Самыми популярными среди русских публикаций нового времени являются материалы, содержащиеся в Актах Кавказской археографической комиссии (АКАК) [6]. Сборник представляет собой свод официальных документов из архива главного управления царя на Кавказе. В нем содержатся приказы, рапорты, письма и записки участников военных действий, статистические сведения и сведения, доставленные разведчиками, а также отчеты о проделанной работе. Первые десять томов вышли под председательством А.И. Берже с 1866 по 1885 г., и последующие два тома - уже после его смерти (1885, 1904 г.)

Несмотря на некоторую тенденциозность, проявившуюся при подборе материалов, они освещают причины, ход и последствия Кавказской войны. В них раскрываются различные аспекты дипломатической и военной борьбы европейских стран и Турции вокруг черкесского вопроса, реакция убыхско-го и других народов на колониальную политику России и участия убыхов в освободительной борьбе народов Кавказа. России во что бы то ни стало необходимо было включить Северо-Западный Кавказ в сферу своего влияния, а народы Кавказа всеми силами стремились отстоять свою Родину и независимость. На наш взгляд, ценность материалов, собранных в Актах, заключается в том, что в них красной линией прослеживается поиск конструктивных путей выхода из этой тяжелейшей ситуации как со стороны русского правительства, так и со стороны горцев.

Акты на сегодняшний день являются ценнейшим опубликованным источником для изучения политической, социальной, экономической и военной истории убыхов. Тома IX, X и XII содержат документы, касающиеся попыток со стороны убых-

ских предводителей организовать освободительное движение на Западном Кавказе, действий, предпринимаемых ими для консолидации горских народов, раскрывающие степень участия убыхов в Кавказской войне и трагические последствия, приведшие к геноциду убыхского народа.

По истории национально-освободительной борьбы горцев Кавказа Архивное управление Грузинской ССР в 1953 г. выпустило сборник документов «Шамиль - ставленник султанской Турции и английских колонизаторов», содержащий предписания, отношения и отзывы, донесения, рапорты и записки, исходящие от высшего военного командования и местных органов царской власти. В нем также содержится переписка Шамиля с подвластными ему наместниками - воззвания, письма и обращения его и наибов к горским обществам Западного Кавказа, Чечни, Дагестана и Кабарды [7]. Единственный недостаток данного сборника - его крайняя политическая и идеологическая ангажированность.

В сборнике под редакцией Р.Х. Гугова, Х.А. Ка-сумова и Д.В. Шабаева [8] опубликованы официальные документы, исходившие от высших военных и военно-административных учреждений и дипломатических организаций, а также местных органов царской власти. Они в полной мере отражают политику царского геноцида в отношении адыгов, и, в частности, убыхов, на завершающем этапе Кавказской войны.

Сборники архивных документов под редакцией Т.Х. Кумыкова [9] содержат ценнейшие сведения, касающиеся проблем Кавказской войны и массового выселения адыгов, извлеченные из фондов ЦГВИА Республики Грузия, РГВИА России, ЦГА Краснодарского края и частично из ЦГА КБР. В основном это отношения и отзывы, предписания, донесения, рапорты, статистические ведомости, дипломатические документы, переписка и др. Они содержат сведения об участии убыхов в освободительной борьбе и статистические данные, свидетельствующие о геноциде в отношении убыхского народа.

Опубликованные А. К. Шериевым архивные материалы являются важным дополнительным источником при изучении различных вопросов истории Кавказской войны и ее трагических последствий [10]. Проекты, статистические ведомости, обзор военных действий, рапорты и отчеты не только характеризуют направленность российской политики на Кавказе, но и освещают освободительную борьбу убыхского и других народов в годы Кавказской войны, описывают трагические события, связанные с окончательным покорением и выселением их в пределы Османской империи.

Первое письменное упоминание об убыхах, по мнению А. Н. Генко, относится к древности. Византийский историк и географ VI в. Прокопий в своих сочинениях пишет: «За областью Абазгов на Кавказе проживают Брухи (убыхи. - М.Х.), территория которых находится между Абазгами и Аланами...»

В 1641 г. уже итальянский путешественник Эв-лия Челеби упоминает на этой территории о племенах Waipigha (в транскрипции Хаммера - англ.), которые, по мнению некоторых исследователей, являются убыхскими. Однако, по свидетельству Белля, Waia - это псезуапинское племя гоайе (гои) -подразделение причерноморских шапсугов, а pigha, видимо, производное от пех - самоназвания убы-хов. Тогда можно предположить, что Waipigha -это смешанное шапсуго-убыхское население междуречья Псезуапсе - Шахе.

В научную литературу убыхи окончательно вошли в конце XVIII в. благодаря исследованиям Гюльденштедта и Палласа, которые причисляют убыхов к абазам и располагают их на исторической территории расселения, общепринятой уже в XIX в. Таким образом, первые серьезные исследования по истории Убыхии относятся к концу ХVIII в.

В условиях начавшегося русско-кавказского противостояния встала острая необходимость в составлении сводных описаний Кавказа. В первой половине XIX в. важнейшие материалы о народах Северного Кавказа сосредоточиваются в недрах военного и научного ведомств. Царская Россия приступила к колониальной войне, это потребовало сбора материалов о закубанских и причерноморских адыгах. В российском военном ведомстве по этому периоду сосредоточено огромное количество документальных источников. Здесь хотелось бы выделить труды тех авторов, где содержатся ценные сведения об убыхском народе.

Военные Ф.К. Брун, Я. Потоцкий, С.Т. Званба, Г.И. Филипсон, Ф.Ф. Торнау, С. Эсадзе и другие, побывавшие на восточном побережье Черного моря в XVIII - XIX вв., в своих трудах и записках не обошли вниманием убыхов.

В 1852 г. в газете «Кавказ» публикуется статья абхазского этнографа, офицера русской армии С.Т. Званба «Зимние походы убыхов на Абхазию», положившая по существу начало изучению убыхской истории [12]. Хотя очерк носит этнографический характер, в нем содержится интереснейший материал о представителях знаменитого убыхского рода Берзек и военной организации убыхов, что дает представление об участии их в военных действиях в период Кавказской войны и той роли, которую они сыграли в освободительной борьбе горцев Кавказа.

Одна из первых научных работ, посвященных убы-хам, - статья П. К. Услара «О языке убыхов» [13] дает представление об одном из самых загадочных и малоизученных языков. Тексты автор записывал со слов 14-летнего сына предводителя убыхов Хаджи Герандука Берзека - одного из предводителей освободительного движения на Западном Кавказе.

В «Обзоре политического состояния Кавказа» за в 1840 г. говорится, что убыхи - «непокорные злые враги (России. -М.Х.), народ воинственный, князья и дворяне убыхские ревностные магометане, народ

до сего времени сохранил некоторые обряды христианской веры с помощью язычества» [14]. В аналогичном обзоре за тот же год, видимо, составленном иными авторами, говорится: «Убыхи, славящиеся своим молодечеством и неустрашимостью, занимают юго-восточную покатость хребта Кавказских гор между р. Саше и р. Шахе. По берегу моря между этих рек убыхи живут смешанно с шапсугами, составляя несколько отдельных обществ: Хизе, Уор-дане, Шмиткуадж и селение Зюеш, известное у соседей под названием Ардона. Дворянских фамилий две - Дешен и Берзеки, все они ревностные магометане, между тем как часть народа продолжает поклоняться кресту» [15].

Определить место и роль Кавказа в планах России и в системе международных отношений первой половины XIX в. попытался современник событий, русский публицист официально-монархической и великодержавной ориентации Р.А. Фадеев. Он считал присоединение данного региона совершенно естественной необходимостью для Российской империи, вынужденной заботиться об обороне своих южных рубежей от агрессивно настроенных Турции и Ирана. Если для Англии устремление на Восток - «дело удобства и выгоды», то для России -это не «роскошь, не прихоть, происходящая от избытка сил, не удовлетворение той или другой исключительной цели как торговля, политическое влияние и прочее» - это «дело жизни», - утверждает Фадеев [16]. Таким образом, он оправдывает колониальную политику России на Кавказе жизненной необходимостью. Впоследствии эта «жизненная необходимость» Российской империи обернулась для горцев Кавказа и в особенности для убы-хов не только потерей родной земли и выселением в Османскую империю, но и геноцидом народа.

Скудность источниковой базы, касающейся темы исследования, определяет ценность любых материалов, хоть отдаленно, но затрагивающих историю убыхского народа. Особое место занимают сведения, собранные русскими офицерами, служившими на Кавказе, и разведчиками, инкогнито путешествовавшими в поисках стратегической информации. Долгое время, находясь среди горцев, изучая их жизнь и быт, они имели возможность приобрести богатый фактический материал [2, 17-22].

«Этнографическое, топографическое, статистическое и военное описание Кавказа», составленное генерал-лейтенантом Генерального штаба И.Ф. Бларамбер-гом в 1833 г., содержит некоторые данные, касающиеся территории расселения и численности убыхов, что является необходимой предпосылкой для объективного освещения исторической действительности. Это особенно важно, когда мы говорим об убыхах, которые в результате Кавказской войны были изгнаны с родины. Если территориальная идентификация Убыхии середины XIX в. не вызывает сомнений, то в определении численности ее населения в существующей научной литературе до сих пор наблюдается весьма широкий диапазон мнений.

Согласно данным Бларамберга, численность убыхско-го народа в 30-е гг. не превышала 7 тыс. человек. Вопрос этот в официальной кавказоведческой литературе не поднимался, а сведения современников весьма отрывочны и противоречивы. Так, Н.И. Карл-гоф [2] и «Энциклопедический словарь» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона приводят цифру 40 тыс. чел. [23]. Н.Г. Новицкий численность убыхского народа в 1830 г. определяет в 25 тыс. чел. [20]. Некоторые аспекты поставленной проблемы освещены в работах современников описываемых событий. Отрывочные сведения о территории расселения и численности убы-хов можно обнаружить в трудах С.Н. Броневского, К.Ф. Сталя, М. Рукевича, Е.Д. Фелицына, генерала царской армии Н.Н. Раевского и др.

Ценные сведения о состоянии региона русское правительство получало от адыгов, находившихся на службе у русского царя. Примером могут служить «Записки о Черкесии» выдающегося адыгского просветителя Султан Хан-Гирея [24]. Сведения о культурном уровне адыгских племен, образе жизни и менталитете могли бы, на наш взгляд, дать русскому правительству понимание того, насколько важны для горских народов Родина, Свобода, Независимость, и насколько пагубной может оказаться политика и тактика России по присоединению территории Северо-Западного Кавказа. Прикрываясь лозунгами приобщения горцев Кавказа к высокоразвитой российской цивилизации, русское правительство использовало варварские методы для достижения поставленной цели - включение СевероЗападного Кавказа в сферу своего влияния.

Большой интерес представляют сведения непосредственных участников боевых действий на Кавказе А. Фонвилля [25], и известного польского офицера Т. Лапинского [26]. Последний не только свидетель и очевидец описываемых событий, но и один из главных персонажей драмы, разыгравшейся на территории Западного Кавказа во второй половине 50 - начале 60-х гг. XIX в. В течение трех лет, находясь среди адыгов, разделяя всем сердцем надежды и чаяния горцев на успех освободительной борьбы, Т. Лапинский не только изучил их обычаи и традиции, гражданское и политическое устройство, но и образ ведения войны. Посетив Убыхию в 1857 г., в своей работе он характеризует их как смелых и отважных воинов, готовых пожертвовать своей жизнью ради свободы.

Некоторые данные по рассматриваемой проблеме содержатся в свидетельствах агентов европейской политики Дж. Белла [27], Дж. Лонгворта [28] и простых путешественников, в свое время побывавших на Кавказе, таких как Э. Спенсер [29] и др.

В советское время проблемами истории и этнографии убыхского народа занимались известные исследователи-кавказоведы А.Н. Генко, Л.И. Лавров, Н.Г. Волкова, Е.П. Алексеева, З.В. Анчабадзе Г.З. Анчабадзе, Ю.Д. Анчабадзе [11, 30-35] и др.

Вопросы Кавказской войны и участия в ней убыхов в той или иной степени исследованы в ра-

ботах Н.А. Смирнова, А.Х Касумова, В.В. Дегоева, Н. Бэрзэдж, А.Ю. Чирг, А. Сивера, М.М. Блиева [36-42] и др.

В 1935 г. А.В. Фадеев опубликовал статью с символическим названием «Убыхи в освободительном движении на Западном Кавказе» [43]. В то время это была единственная в отечественной литературе работа, где вполне объективно освещены вопросы участия убыхов в Кавказской войне. Автор попытался определить роль убыхов в борьбе против колониальной экспансии России на Кавказе и охарактеризовать масштабы трагедии, постигшей убыхский народ в результате насильственного выселения в пределы Османской империи.

Значительное место в истории Кавказа убыхам уделяет известный ученый-кавказовед Ш.Д. Инал-Ипа. В своих научных работах он освещает страницы военной истории убыхов и политическую деятельность убыхских предводителей из рода Берзек в годы Кавказской войны [44, 45].

Г.А. Дзидзария приводит ценные сведения о территории расселения и численности убыхского народа, этнокультурных связях с соседями, в частности, с шапсугами и Абхазией [46].

Представление о месте, занимаемом убыхами в большой семье кавказских народов и участии их в национально-освободительной борьбе горцев Кавказа в период Кавказской войны, дает труд Т.В. Половинкиной [47].

Историк-этнолог А.С. Марзей раскрывает причины и мотивы военных походов, систему подготовки к воинской жизни и истоки убыхского наездничества [48].

Монографическое издание М.Х.-Б. Кишмахова носит этнографический характер. Автор описывает территорию расселения и численность, хозяйственные занятия, ремесла, быт и культуру, обычаи и традиции народа. Здесь содержатся данные о социальной, экономической, общественной и политической организации убыхов [49].

В. И. Ворошилов своей целью ставил создание подробного историко-этнографического очерка об убы-хах, проживавших на территории современного Большого Сочи, начиная с раннего средневековья до второй половины XIX в., оставивших глубокий след в истории народов Кавказа. Достоверность фактов, содержащихся в работе, обеспечивается использованием широкого спектра архивных материалов, а также документальных свидетельств того времени - фотографий и рисунков [50].

Подводя итог, хочется отметить, что при всем разнообразии исследований по истории Кавказских войн, в общем контексте которых мы находим лишь отрывочные упоминания об убыхах, вопрос об их участии в освободительной борьбе и роли убыхских военно-политических лидеров в организации этой борьбы представляет большой интерес и остается недостаточно изученным. Объяснить это можно лишь скудостью источниковой базы, не позволившей историкам воссоздать объективную

картину истории убыхского этноса. Восполнить этот пробел, опираясь на уже доступные и проработав хранящиеся в центральных архивохранилищах документальные источники, - цель современного исследователя, претендующего на почетное звание знатока истории Северного Кавказа.

Литература

1. Венюков Н.И. Очерк пространства между Кубанью и Белой // Записки русского географического общества. 1843. Кн. 2.
2. Карлгоф Н. О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного моря // Русский вестн. 1860. Т. 28.
3. Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера // Русский вестн. 1864. № 9-12.
4. Фелицын Е.Д. Князь Сефер-бей Зан // Кубанский сб. 1904. Т. 1.
5. Каменев Н.Л. Бассейн Псекупса // Кубанские войсковые ведомости. 1867. № 14.
6. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией // Архив Главного управления наместника Кавказского (АКАК). Т. I-XII. Тифлис, 18661904.
7. Шамиль - ставленник султанской Турции и английских колонизаторов: Сб. документальных материалов. Тбилиси, 1953.
8. Трагические последствия Кавказской войны для адыгов: Сб. документов и материалов / Под ред. Р.Х. Гугова, Х.А. Касумова, Д.В. Шабаева. Нальчик, 2000.
9. Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи / Под ред. Т.Х. Кумы-кова. Нальчик, 2001; Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов (адыгов) в Турцию (1848 - 1874) / Под ред. Т.Х. Кумыкова. Нальчик, 2003.
10. Шериев А.К. Покорение и заселение Кавказа. РИА - КМВ. 2004.
11. Генко А.Н. О языке убыхов // Изв. АН СССР. VII серия. Отд. гуманитарных наук. 1928. № 3. С. 229.
12. Званба С.Т. Зимние походы убыхов на Абхазию // Кавказ. 1852. № 33.
13. Услар П.К. О языке убыхов. Этнография Кавказа. Тифлис, 1887.
14. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ВУА, д. 6164, ч. 93, л. 12.
15. РГВИА, ВУА, д. 1851, л. 16 об., л. 17.
16. Фадеев Р.А. Письма с Кавказа // Собр. соч. Т. 1. Ч. I. СПб., 1889. С. 249-252.
17. Бларамберг И. Кавказская рукопись. Ставрополь, 1992; Он же. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа. М., 1994.
18. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М., 1823.
19. Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского

народа // Кавказский сб. Тифлис, 1900. Т. 21.

20. Новицкий Н.Г. Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народом Адехе // Тифлисские ведомости. 1829. № 22-24.
21. Люлье Л.Я. Черкесия: Историко-этнографические статьи. Краснодар, 1927.
22. Торнау Ф.Ф. Секретная миссия в Черкесию. Нальчик, 1999. С. 508.
23. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Т. 34, 67. СПб., 1902. С. 413.
24. Хан-Гирей С. Записки о Черкесии. Нальчик, 1992. С. 334.
25. Фонвиль А. Последний год войны Черкесии за независимость. 1863-1864. Киев, 1991.
26. Лапинский Т. Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских / Пер. В.К. Гарданова. Нальчик, 1995.
27. Белл Дж. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837, 1838, 1839 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII -XIX вв. (АБКИЕА). Нальчик, 1974. С. 458-530.
28. Лонгворт Дж. А. Год среди черкесов // АБКИЕА. Нальчик, 1974. С. 531-584.
29. СпенсерЭ. Путешествие в Черкесию. Майкоп, 1993.
30. Лавров Л.И. Этнографический очерк убыхов // Уч. зап. Адыгейского НИИ языка, литературы и истории. Майкоп, 1968. Т. 7.
31. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в ХУШ - начале ХК в. М., 1984.
32. Алексеева Е.П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. М., 1971.
33. Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (VI - ХУШ вв.). Сухуми, 1959; Он же. История и культура древней Абхазии. М., 1964.
34. Анчабадзе Г.З. «Книга путешествия» Эвлия Челе-би как источник по истории горских народов Кавказа: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Тбилиси, 1975.
35. Анчабадзе Ю.Д. Абаза (К этнокультурной истории народов Северо-Западного Кавказа) // Кавказский этнографический сб. / Под ред. В.К. Гарданова. № 8. М., 1984. С. 141-164.
36. Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI -XIX вв. М., 1958.
37. Касумов А.Х., КасумовХ.А. Геноцид адыгов. Нальчик, 1992; Касумов А.Х. Трагическая судьба убыхов // Советская молодежь. 1994. № 69.
38. Дегоев В.В. Кавказ в системе международных отношений. 30 - 60-е гг. XIX в. (Историография проблемы). Орджоникидзе, 1988.
39. Бэрзэдж Н. Изгнания черкесов. Майкоп, 1996.
40. Чирг А.Ю. Развитие общественно-политического строя адыгов Северо-Западного Кавказа. Майкоп, 2002.
41. Сивер А. Шапсуги. Этническая история и идентификация. Нальчик, 2002.
42. Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа. М., 2004.
43. Фадеев А.В. Убыхи в освободительном движении на Западном Кавказе / Исторический сб. М.; Л., 1935. № 4.
44. Инал-Ипа Ш.Д. Убыхи и их этнокультурные связи с абхазами // Страницы исторической этнографии абхазов. Сухуми, 1971. С. 257-310.
45. Инал-Ипа Ш.Д. Садзы. М., 1995. С. 286.
46. Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. Сухуми, 1982.
47. Половинкина Т.В. Черкесия - боль моя. Майкоп, 2001.
48. Марзей А.С. Черкесское наездничество - «зек1уэ». М., 2004.
49. Кишмахов М. Х.-Б. Род из священной долины убыхов. Черкесск, 1999.
50. Ворошилов В.И. История убыхов (Очерки по истории и этнографии Большого Сочи с древнейших времен до середины XIX в.). Майкоп, 2006.

Кабардино-Балкарский государственный университет 14 марта 2007 г

Другие работы в данной теме:
Научтруд |