Научтруд
Войти

Становление «Восточной политики» ФРГ в первые послевоенные десятилетия: политико-правовой аспект

Научный труд разместил:
Cerelas
30 мая 2020
Автор: указан в статье

История

Максим ЛЕВЧЕНКО

СТАНОВЛЕНИЕ «ВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ» ФРГ В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Статья посвящена послевоенному становлению отношений между ФРГ и Советским Союзом. Автор анализирует отношения двух государств в контексте формирования биполярного мира.

The article is devoted to the post-war establishing relations between Germany and Soviet Union. The author analyzes relations of two states in the context of formation of the bipolar world.

«германская проблема», христианские демократы, «восточная политика», доктрина Хапьштейна; German issue, Christian Democrats, eastern policy, doctrine of Hallstein.

ЛЕВЧЕНКО Максим Владимирович — к.и.н, доцент Камской государственной инженерноэкономической икадемии (ИНЭКА), г. Набережные Челны

minos2003@mail.ru

« Восточная политика» ФРГ в период восстановления немецкого государства в своей основе охватывала широкий круг проблем, важнейшими из которых являлись взаимоотношения с Советским Союзом, со странами Восточной Европы и отдельно с ГДР Конечный итог «восточного вопроса» должен был выразиться в восстановлении государственного единства Германии и возвращении Берлину его исторической роли столицы Германии1.

Консерваторы ФРГ не могли примириться с идеей существования коммунизма, который был чужд Западной Европе как политическая идея и в своей основе таил угрозу для нравственных устоев европейского общества. Поэтому неудивительно, что они призывали к сплочению всех правых сил Европы в единый фронт против левых сил.

Теоретиком решения «восточного вопроса» по праву считается первый немецкий канцлер Конрад Аденауэр, который в период с весны 1951 г. до лета 1952 г. сформулировал три аксиомы осуществления политики на Востоке.

1. Осуществление эффективной «восточной политики» возможно лишь в условиях единых действий народов свободной Европы, действующих во благо собственной безопасности. Это подразумевало экономическую и политическую интеграцию западноевропейских государств, а также создание и укрепление военных блоков, таких как НАТО, ЕОС.
2. Центральная роль в этой политике безопасности должна принадлежать Западной Германии, поскольку с началом холодной войны Германия превратилась в буферную зону, в которой сталкивались интересы коммунизма и капитализма2.
3. Советский Союз из-за своих корыстных интересов специально оттягивает обсуждение спорных европейских вопросов. Но страны свободной демократии, действуя как единое целое, могут заставить СССР принять условия Запада3.

Из всего этого становится понятно, что действия консерваторов в отношении восточных соседей сводились к балансированию между

1 Grewe W.G. Deutsche Aussenpolitik der Nachkriegieit. — Stuttgart, 1960, s. 5.
2 Kabinettsprotokolle, 10.5.1952, s. 279.
3 Schwarz H-P. Adenauer. Der Staatmann: 1952—1967. — Stuttgart, 1991, s. 14.

силой и переговорами. В конечном итоге, «если Запад будет силен, так же как и СССР, то день переговоров с Советским Союзом настал»1.

Немаловажным фактором «восточной политики» Аденауэра являлось и важное географическое положение Федеративной Республики, поскольку страна находилась между двумя военными блоками. Аденауэр хотел, чтобы ФРГ примкнула к одному из военных блоков — нейтралитет в подобной ситуации был бы, по его мнению, губителен для государства, поскольку страна, не имеющая своей внешней концепции, была бы просто раздавлена противоборствующими военными союзами, став в их руках послушной игрушкой. Кроме того, для достижения своих внешнеполитических замыслов Аденауэру нужны были внешнеполитические союзники, а нейтральной стране их иметь было затруднительно.

Христианские демократы ФРГ считали, что Советский Союз, как и все тоталитарные государства, уважает только силу. Поэтому, как только Советский Союз поймет, что его методы не оказывают влияния на западных соседей, милитаризация подрывает изнутри его силы, а дальнейшая экспансия на запад невыполнима, с ним можно будет начать мирные переговоры.

Аденауэр предполагал, что причины, которые заставят Советский Союз вести переговоры с Западом, зреют в нем уже давно. На это указывал низкий жизненный уровень населения и огромные расходы на оборону; такое не могло продолжаться бесконечно. Поэтому, как он считал, даже попытки одной неудачной экспансии СССР на запад будет достаточно, чтобы Советский Союз сел за стол переговоров. Причем, как предполагалось, переговоры со стороны Запада должны быть жесткими и ультимативными.

Может показаться парадоксальным, но СССР и ФРГ добивались одной цели — создания единой Германии. Причем Советский Союз здесь был явным лидером, поскольку выдвигал одну инициативу за другой, которые отвергались западногерманским правительством. Причина крылась в том, что Советский Союз выступал за переговоры о мирном договоре с Германией до образования всегерманского

1 Шё., 8. 15.

правительства, а его западные оппоненты настаивали на обратном. То есть, западная концепция предполагала вначале создание западногерманского правительства на основе свободных выборов, а затем — проведение переговоров о заключении мирного договора2.

Первым симптомом кризиса «восточного вопроса» являлось одностороннее принятие СССР в январе 1955 г. указа «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией». Для того чтобы захватить переговорную инициативу, Аденауэр продолжал придерживаться политики «международно-правовых оговорок», которые якобы были нужны, чтобы «сохранить» точку зрения ФРГ «в жизненно важных вопросах». Основной целью оговорок являлось предотвращение мнения, что установление дипломатических отношений рассматривалось как отказ от прежней правовой точки зрения федерального правительства в отношении, во-первых, вопроса о границах, во-вторых, прав федерального правительства выступать от имени всего немецкого народа, в-третьих, непризнание так называемой Германской Демократической Республики.

Московские переговоры являлись важной вехой в формировании «восточной политики» Аденауэра. В своих мемуарах он высоко оценивал дипломатические способности Хрущева и Булганина. Но при этом К. Аденауэр считал, «что его борьба против коммунизма это, прежде всего, борьба между материализмом и христианским мировоззрением»3. Коммунистическая доктрина при этом всегда остается неизменной, и поэтому христианское мировоззрение тоже должно быть неизменно, чтобы победить коммунизм упорством и твердостью взглядов.

Неудавшиеся московские переговоры являлись важной вехой в формировании «восточной политики» Аденауэра, поскольку показали несостоятельность многих его идей в отношении Советского Союза.

Началом осуществления новой «восточной политики» можно считать установление «доктрины Хальштейна». Доктрина

2 Бакирова Г.Я. Объединение Германии: предпосылки, процесс и международно-правовые последствия. — Казань, 2003, с. 29.
3 РгсЛоко11е ёе8 CDU—Випёе8УоМапёе8, 1953— 1957, Dйsseldorf: Dгoste, 1990, 8. 594, 596.

предусматривала, что ФРГ будет поддерживать дипломатические отношения только с теми государствами, которые не имеют никаких отношений с ГДР1. Следовательно, основной задачей политики Хальштейна было путем силового давления заставить Советский Союз более внимательно отнестись к вопросу объединения Германий и произвести это объединение по плану ФРГ2.

По своей сути политика Хальштейна представляла собой неприкрытый шантаж в отношении третьих стран. В основе доктрины лежал расчет Бонна на то, что страны, и в первую очередь развивающиеся, будучи поставлены перед выбором: с каким из двух германских государств поддерживать отношения, выберут отношения с ФРГ.

В период становления доктрины Хальштейна в 1955—1957 гг. отношения между ФРГ и СССР были сведены к минимуму. Это объясняется еще и начавшимся в Советском Союзе процессом десталинизации и последовавшими за ним народными выступлениями в Венгрии и Польше, которые правительство ХДС расценивало как начало краха социализма.

Одновременно канцлер все больше укреплялся во мнении, что гонка вооружений Германии только на пользу, что экономика Советского Союза не продержится вечно на массовом военном производстве и СССР ослабнет. Но в публичной политике К. Аденауэр был не прочь демонстрировать иные подходы. Например, в своем послании от 10 декабря 1957 г. Аденауэр предлагал заключить между НАТО и Варшавским договором пакт о взаимном ненападении. А во время переговоров с Микояном 26 апреля 1958 г. он предлагал начать процесс всеобщего разоружения под взаимным контролем.

Что же касается положения ГДР, то Аденауэр предлагал «дать советской зоне статус, как у Австрии», превратив таким образом ГДР в нейтральную страну. В своих мемуарах Аденауэр объяснял, что он исходил «из надежды, что свобода, данная населению Восточной Германии, будет разумно использована при выборе поли-

1 Hubatsch W. Die deutsche Frage. — Wurzburg, 1961, S. 37.
2 Klessmann C. Adenauer Deutschland- und Ostpolitik 1955 - 1963 // Adenauer und die Deutsche Frage. - Gottingen, 1988, s. 62-63.

тических решений»3. Иными словами, для того чтобы решить вопрос об объединении Германии в пользу союза с ФРГ

Такие новации во взглядах Аденауэра на отношения с СССР и ГДР вызвали массу вопросов и недовольство в ХДС/ ХСС, вынуждая биографов еще при жизни Аденауэра искать подходящее политическое обоснование. Новая доктрина включала в себя три лозунга: австрийский путь развития ГДР, «план Глобке» и предложения о сотрудничестве в отношении СССР4. Истинные взгляды Аденауэра раскрылись лишь после его смерти в 1967 г. с выходом в свет третьего и четвертого томов его воспоминаний. Из «Мемуаров» становится ясно, что с середины 50-х гг. у Аденауэра начинает складываться впечатление, что Советский Союз начал процесс либерализации своей внешней политики, в т.ч. в отношении ГДР. Таким образом, Аденауэр рассчитывал использовать этот шанс в «восточной политике»5.

Важным событием, оказавшим губительное воздействие на реализацию «восточной политики» христианских демократов, был берлинский ультиматум Хрущева 10 ноября 1958 г. о положении в Западном Берлине. В своем выступлении Хрущев заявил, что время действия четырехстороннего статуса Берлина заканчивается, западные державы должны в шестимесячный срок покинуть пределы Западного Берлина.

Момент, выбранный Хрущевым для выполнения своей акции, был выбран наиболее удачно: «шок спутника», кризис внутри НАТО, сильный спор внутри ФРГ по поводу атомного вооружения бундесвера образовывали сильный негативный фон. В конечном итоге лозунг христианских демократов: «Время работает на нас» привел к тому, что ХДС увязла в решении «восточного вопроса»6, который в конечном итоге был рассмотрен с точки зрения советской стороны.

Сами консерваторы признавали, что «Советскому Союзу удалось в данном слу-

3 Adenauer K. Erinnerungen 1953-1955. — Stuttgart, 1965, s. 379.
4 Gotto K. Adenauers Deutschland- und Ostpolitik 1954-1963 / Konrad Adenauer Seine Deutschland-und AuBenpolitik 1945-1963. - Miinchen, 1975, s. 156-286.
5 Adenauer und die Europaische Sicherheit // Konrad Adenauer und seine Zeit, Bd.2. - Stuttgart, 1976, s. 103.
6 Noack P. Deutsche AuBenpolitik. S.74.

чае совершить глубокий прорыв фронта общественного мнения. Постоянные визиты и контрвизиты, которыми обмениваются Советский Союз и бесчисленные другие страны, явно принесли Советскому Союзу пропагандистский и психологический успех, который нельзя недооцени-вать...»1.

Аденауэр, придерживавшийся ранее «политики силы», вынужден был признать это обстоятельство. Однако он оставался на удивление своих коллег по партии совершенно спокойным.

Если раньше консерваторы считали, что милитаризация Советского Союза ведет к его ослаблению, то после Берлинского кризиса 1958 г. христианские демократы стали склоняться к идее, что в ситуации, когда Советский Союз поймет, что движение к мировому господству застопорилось, можно будет путем создания механизмов сотрудничества, например в области гонки вооружений, добиться ослабления напряженности в мире. Однако при этом канцлер Аденауэр не был склонен увековечивать советский тоталитарный режим, который парализует волю людей к само-

1 Аёепаиег К. Епппегищеп 1955—1959. — Stuttgaгt, 1967, 8. 125.

определению. И все это опять толкало его на поиски путей к ослаблению позиций СССР. Аденауэру, с одной стороны, необходимо было сохранение напряженности в мире для обеспечения поддержки ФРГ западными союзниками. С другой — для создания единого немецкого государства необходимо было ослабление напряженности.

Окончательный удар по решению «восточного вопроса» был нанесен строительством Берлинской стены 13 августа

1961 г. Активизация политики «отбрасывания коммунизма» и стремление оказать силовой нажим на Советский Союз для решения «Берлинской проблемы» по сценарию правительства К. Аденауэра в начале 1960-х гг. привели к серьезному международному кризису. Многим стало ясно, что проводить прежнюю бескомпромиссную «восточную политику» уже невозможно. Опасность прежней конфронтационной политики еще более осознается после Карибского кризиса
1962 г. В этой международной обстановке кризис аденауэровской «восточной политики» стал одной из главных причин отставки Аденауэра в 1963 г. и ухода консерваторов в оппозицию в результате выборов 1969 г.
Научтруд |