Научтруд
Войти

Реформы П. А. Столыпина: перекрестки мнений современных историков

Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ

УДК 940.3(47+57)+930.1

В. Ю. Карнишин

РЕФОРМЫ П. А. СТОЛЫПИНА:

ПЕРЕКРЕСТКИ МНЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИСТОРИКОВ

В статье рассмотрены современные интерпретации преобразований, связанных с именем Председателя Совета министров П. А. Столыпина. Отмечены особенности подходов авторов к изучению программы реформ, путей ее реализации и итогам реализации внутриполитического курса позднеимперской России.

Особенности современного этапа развития России вновь стимулируют осмысление ряда этапов исторического развития страны. Достаточно симптоматична дискуссия, инициированная правительственной «Российской газетой» в связи с изданием эссе А. И. Солженицына «Размышления под Февральской революцией», вызывает, однако, сожаление, что обмен мнениями состоялся на страницах лишь нескольких общенациональных изданий [1-5].

Несколько меньше внимания в прессе уделено дате, связанной с именем выдающегося российского политика, предложившего реформистскую альтернативу развития позднеимперской России. 145-летию со дня рождения П. А. Столыпина была посвящена Всероссийская научная конференция, инициированная Правительством Пензенской области, Министерством культуры и областным краеведческим музеем. Оживленная дискуссия представителей различных генераций российских историков в очередной раз подтвердила неоднозначность мнений о роли П. А. Столыпина в политическом процессе, вместившем революционные катаклизмы и реформаторскую альтернативу. В основе предложенных заметок - попытка составить представление о современных интерпретациях политики реформ П. А. Столыпина.

В новейшей историографии следует выделить две волны интереса к личности реформатора. Одна из них связана с пробуждением внимания к так называемым «темным пятнам истории». Посмертная публикация работы А. Я. Авреха [6], биографических книг П. Н. Зырянова [7], И. В. Островского [8], В. В. Казарезова [9], многочисленных статей, среди которых, прежде всего, выделим работы В. С. Дякина [10], А. П. Корелина и К. Ф. Шацилло [11], П. С. Кабытова [12], стала отражением общественного и научного интереса к личности В. А. Столыпина и дилемме «реформа или революция». Особо отмечу серию альманахов, изданных Саратовским культурным центром имени П. А. Столыпина [13-15]. Нельзя игнорировать эмоциональную окраску как публицистических изданий [16], так и ряда научных статей [17], для которых свойственны категоричность суждений и идеологическая предопределенность.

Интерес к судьбе реформаторской альтернативы начала XX в. был вполне закономерен для читающей России, находившейся в поисках новой модели общественного развития на фоне крушения СССР и болезненного, мучительного перехода к рыночной экономике.

Определенная стабилизация на новом историческом этапе новейшей истории вновь обусловила постановку проблемы формирования общенациональной идеологии. Интеллектуальный поиск продолжается в различных направлениях. Один из его векторов - деятельность Фонда изучения наследия П. А. Столыпина (Президент - статс-секретарь - заместитель министра культуры и массовых коммуникаций П. А. Пожигайло; Председатель Ученого совета, академик РАЕН, Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники В. В. Шелохаев; Ученый секретарь - кандидат исторических наук К. И. Могилевский). Масштабная издательская деятельность, отраженная в публикациях массива документов, посвященных различным аспектам государственной деятельности П. А. Столыпина, обстоятельствам его жизненного пути, а также законотворчеству Государственной думы [18-25], позволила в концентрированном виде представить источниковый потенциал, значимость которого для осмысления реформаторской альтернативы России действительно бесспорна.

Цикл статей В. В. Шелохаева, опубликованный в последние годы, фокусирует внимание на базовых ценностях столыпинской программы модернизации, взаимодействии законодательной и исполнительной ветвей власти [26, с. 7-32; 27, с. 4-7]. Выводы В. В. Шелохаева основаны на системном изучении всего комплекса документов, связанных с именем реформатора. Речь идет о том, что консервативно-либеральный тип модернизации, по мнению автора, представлял оптимальный вариант преобразований, проводя своеобразную линию между правоконсервативной моделью переустройства страны и леворадикальными вариантами, способными стимулировать национальную катастрофу. В. В. Шелохаев принципиален в оценке эмоциональных и политизированных обвинений современных публицистов, для которых характерно навешивание ярлыков на личность П. А. Столыпина («отец русской революции», «первый русский фашист»). Весьма уместно замечание о некорректности претензий, выдвигаемых главе правительства, в связи с ошибками политических деятелей после 1911 г. [26, с. 30-31].

Вместе с тем автор весьма объективно проанализировал социальнополитическую среду реформирования, трудности, просчеты в реализации внутренней политики. Речь шла об асинхронности в ходе разработки законопроектов, финансировании мероприятий в социальной сфере по остаточному принципу, недостаточном учете остроты противоречий между политическими элитами, специфике взаимоотношений с фракциями политических партий, представленных в Государственной думе. Наконец, П. А. Столыпин как политик не в должной мере учитывал необходимость вовлечения в процесс преобразований широких общественных кругов, что, в частности, требовало особой роли печати [28]. Резюмируя, В. В. Шелохаев выделяет базовые компоненты национальной идеологии: законность и правовой порядок, раскрепощение личности, единое и неделимое государство, сильная исполнительная власть, частная собственность и свободный труд, патриотизм и внешнеполитический авторитет великой державы [29].

Британский историк-аграрник Т. Шанин исходит из того, что теоретическое и концептуальное содержание проектов П. А. Столыпина не было воплощено в «связную теорию», поскольку «теоретические умы России были заняты другими проблемами» [30]. Впрочем, вынося данный вердикт, автор признает логичность программы П. А. Столыпина по выходу страны из сис-

темного кризиса, что еще не гарантирует достижения политических результатов. Т. Шанин делает вывод о том, что успех преобразований «нельзя исключать по чисто теоретическим соображениям», однако роковое значение, по его мнению, для «команды П. А. Столыпина» имели кадровый «голод», недоверие к правительству либеральной интеллигенции и жесткая позиция консерваторов-монархистов.

Категоричность суждений Т. Шахова, называющего аграрную реформу «революцией сверху», не пользовавшейся поддержкой ни одного крупного общественного класса, ни одной партией [31], не разделяется А. Н. Меду-шевским. Его вывод основан на признании правильности стратегии реформы. Что касается сопротивления ей традиционалистских слоев, то оно было неизбежно, а трудности реализации определялись сжатостью исторического отрезка времени. Главное же, по мнению А. Н. Медушевского, состоит в том, что «вектор современных реформ в точности соответствует представлениям П. А. Столыпина» [32, с. 289].

Автор впервые в российской историографии системно на весьма широком материале рассмотрел проблемы преодоления правового дуализма и переходных форм собственности. Справедливо обращая внимание на неопределенность этимологии понятий «общинная», «общая», «общественная» собственность, он заключает, что подобная ситуация была весьма искусно использована левыми партиями, исходившими из идеологической презумпции о преимуществах общественной собственности над частной [32, с. 291]. В конечном итоге, проблемы правового обеспечения аграрной реформы приобретали особое значение в конкретно-исторических условиях начала XX в.

Речь идет о незавершенности процесса формирования новых общественных отношений, основанных на симбиозе западных законодательных институтов и российских правовых традиций, на что обращено внимание

Н. А. Федоровой [33, с. 19]. Ею весьма аргументированно показаны подлинные намерения П. А. Столыпина в отношении крестьянской общины, которую глава правительства стремился превратить в исключительно хозяйственный союз лиц с ликвидацией явно обременявших ее фискальных функций и утверждением общей собственности, что, в свою очередь, позволяло сохранить стройность правовой конструкции коллективной собственности [33, с. 17-18].

Переводная и провокативно озаглавленная монография американского профессора Я. Коцониса посвящена исследованию взаимодействия между способами мышления о крестьянстве и практикой реформ в аграрной сфере в 1861-1914 гг. В отдельной главе рассмотрен сюжет о дискуссиях о собственности в период реформ П. А. Столыпина.

Автором отмечены особенности дискуссии о политическом и социальном значении понятия «собственность». Главным аргументом представителей элиты и правительственных кругов, демонстрировавших свою сословную ментальность, являлось стойкое убеждение в том, что «крестьяне недостаточно зрелы для того, чтобы им можно было доверить их собственную землю и вообще средства к существованию», поскольку они «нуждаются в неусыпном надзоре государственных учреждений и некрестьянской по своему составу администрации» [34, с. 121].

Анализируя содержание кредитной политики, Я. Коцонис приходит к выводу о том, что ссуды, выданные под залог надельных земель (около

11 млн руб.), в основном были предназначены для крестьян-переселенцев, что исключало возможность эффективной поддержки хозяйств в Европейской России. В конечном итоге, в представлении П. А. Столыпина кооперативы, наряду с обновленным землепользованием, являлись прообразом новой интегрированной системы, которая должна быть бессловной по своей природе [34, с. 141, 142].

Д. Мейси, размышляя о судьбе аграрной реформы, акцентирует внимание на роли прямой и обратной связи между правительством и крестьянством. В этой связи им обращено внимание на два процесса: децентрализацию власти в рамках учреждений, проводивших реформу (проведение совещаний на уровне регионов и губерний, учреждение местных органов Крестьянского Поземельного банка); начало перехода от традиционных и патерналистских форм вмешательства администрации к наблюдательной роли [35, с. 266].

В современной литературе продолжается дискуссия об эффективности аграрной реформы. Д. Мейси настаивает на том, что программа П. А. Столыпина не только не потерпела поражения, но и нашла положительный отклик среди широких масс крестьянства [35, с. 271]. Данный вывод автор основывает на анализе обширного статистического материала.

В полемичной статье покойного В. В. Кабакова справедливо обращено внимание на то, что давать оценку аграрной реформе следует с учетом того обстоятельства, что «судить о событиях 1906-1917 гг. необходимо как о незавершенном процессе, прерванном войной». Автор констатирует, что после октября 1917 г. продолжились крестьянские переселения и выход на хутора и отруба. В. В. Кабанов подчеркивает, что реформа П. А. Столыпина не могла дать моментальный эффект, а сама эффективность может быть рассмотрена в разумном и комплексном проведении преобразований в сочетании с решением проблемы собственности и форм хозяйственного освоения земли [36].

Традиционная оценка реформ П. А. Столыпина представлена в новейшей статье А. П. Корелина [37]. Автор указывает на дискуссионные аспекты в осмыслении ресурсов самодержавия и их эффективности рубежа XIX-XX вв. По его мнению, «катастрофическое запаздывание» с реформами сыграло роковую роль в отечественной истории. С этой точкой зрения нельзя не согласиться. Тем не менее, проблема эффективности государственного управления позднеимперской России и ее политических рисков, на наш взгляд, не исчерпана и может быть полем для новых научных дискуссий1.

Историографический экскурс был бы неполон без обращения внимания к биографическим изданиям, посвященным личности П. А. Столыпина. Книга С. Ю. Рыбаса, изданная в серии «Жизнь замечательных людей», представляет собой, строго говоря, не историческое исследование, а документальноисторический роман с особенностями этого жанра и достаточно яркой эмоциональностью (достаточно отметить прогноз автора, утверждающего, что «если бы Столыпин довел свое дело до конца, не было бы ни Сталина, ни Ленина. Возможно, не было бы ни Первой, ни Второй мировой войны» [38]).

Обстоятельствам гибели П. А. Столыпина посвящено второе издание книги С. А. Степанова. Документальное исследование выполнено на основе

1 Интерпретации событий Февраля 1917 г. в контексте реалий развития России в начале XX в. представлены циклом статей и фрагментами мемуаров в журнале «Свободная мысль» (2007, № 2).

изучения значительного количества источников с привлечением публицистических работ и монографий. Автор рассматривает жизненный путь П. А. Столыпина на фоне событий политической истории. Изучая версии убийства главы правительства, С. А. Степанов обращается к выяснению феномена политической полиции, задается вопросами о подлинной роли убийцы - Д. Богрова, существования заговора крайне правых, значения политической провокации в практике Департамента полиции. Автор приходит к выводу о том, что убийца П. А. Столыпина смог обмануть охрану, возглавлявшуюся лицами, сделавшими карьеру благодаря придворным связям и протекции. Таким образом, политик-реформатор стал жертвой «заговора посредственности и некомпетентности, обессиливших монархию» [39].

Замысел книги А. П. Бородина заключается в том, чтобы взглянуть на П. А. Столыпина глазами современников, что позволяет преодолеть искажения в восприятии облика государственного деятеля несколькими поколениями наших соотечественников. Автор по-новому расставляет оценки карьеры П. А. Столыпина, обращая внимание на некоторую категоричность вывода о близком уходе его с поста главы правительства весной 1911 г., т.к. «вопрос о направлении правительственного курса окончательно решен не был» [40, с. 218]. Не столь однозначными, по мнению А. П. Бородина, являются и оценки национальной политики (приведение местного законодательства в соответствие с общеимперскими), отношения к дворянскому землевладению (стремление добиться добровольной продажи частью помещиков своих имений) [40, с. 122-123, 184].

Новейшая монография П. С. Кабытова отличается тем, что впервые рассмотрены особенности личности П. А. Столыпина с учетом факторов повседневной жизни, взаимоотношений с семьей и сослуживцами. На основе мобилизованного материала региональных архивов предпринята весьма удачная попытка изучения стиля деятельности саратовского губернатора, а также практики хозяйствования [41].

Сохраняющиеся различия в оценках реформ и личности П. А. Столыпина отражают особенности современной историографической ситуации. Различна трактовка проблемы степени эффективности государственного аппарата позднеимперской России, специфики взаимоотношений внутри политической элиты. Отмечу, что отказ от мифов и стереотипов предыдущих десятилетий происходит на фоне появления новых наслоений в массовом сознании, чему способствуют некоторые средства массовой информации. Нельзя не упомянуть о сериале «Столыпин: невыученные уроки»1, который пока что не нашел отклика у профессиональных историков. Представляется, что обилие «гламурных» сериалов на исторические темы не может быть вне внимания ученых, часто лишь сетующих на упрощенность подходов и несуразность воплощения на экране исторических персонажей2. Впрочем, этот сюжет - тема специального изучения.

1 Столыпин: невыученные уроки. Россия, 2006. Режиссер: Ю. Кузин; автор сценария

Э. Володарский.

2 Нам удалось выявить только одну статью киноведа С. Цыркуна, весьма обстоятельно проанализировавшего сценарий Э. Володарского и работу режиссера Ю. Кузина (Цыркун С. Столыпин без «галстука» // www.kinoart.ru/magazine/08-2006/теШа^8угкип 0608)/).

Список литературы

1. Солженицын, А. И. Размышления над Февральской революцией / А. И. Солженицын // Российская газета. - 2007. - 27 февраля.
2. Смирнов, А. Ф. За Февралем идет Октябрь / А. Ф. Смирнов // Российская газета. - 2007. - 10 марта.
3. Рыбас, С. Недетский мускул. Февральскую революцию инициировала элита / С. Рыбас // Российская газета. - 2007. - 3 марта.
4. Хаос с невидимым стержнем. Историки обсуждают статью Александра Солженицына «Размышления над Февральской революцией» // Российская газета. - 2007. -1 марта.
5. Уткин, А. И. Уроки Февраля / А. И. Уткин // Российская газета. - 2007. -14 марта ; 2007. - 23-29 мая.
6. Аврех, А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России / А. Я. Аврех. -М., 1991.
7. Зырянов, П. Н. Петр Столыпин. Политический портрет / П. Н. Зырянов. -М., 1992.
8. Островский, И. В. П. А. Столыпин и его время / И. В. Островский. - Новосибирск, 1992.
9. Казарезов, В. В. П. А. Столыпин: история и современность / В. В. Казарезов. -Новосибирск, 1991.
10. Дякин, В. С. Был ли шанс у Столыпина? / В. С. Дякин // Звезда. - 1990. - № 12.
11. Корелин, А. П. П. А. Столыпин: попытка модернизации сельского хозяйства / А. П. Корелин, К. Ф. Шацилло // Деревня в начале века: революция и реформы. -М., 1995. - С. 7-55.
12. Кабытов, П. С. П. А. Столыпин и самарское крестьянство / П. С. Кабытов // Черный перелом. - Самара, 1992.
13. Правда Столыпина: Альманах I / сост. Г. П. Сидоровнин. - Саратов, 1999.
14. Правда Столыпина: Альманах II / сост. Г. П. Сидоровнин. - Саратов, 2002.
15. Столыпин. Жизнь и смерть [1862-1911] : сборник / сост. Г. П. Сидоровнин. - Саратов, 1997.
16. Кара-Мурза, С. Г. Столыпин - отец русской революции / С. Г. Кара-Мурза. -М., 2002.
17. Анфимов, А. М. Тень Столыпина над Россией / А. М. Анфимов // История СССР. - 1991. - № 4.
18. П. А. Столыпин. Программа реформ : Документы и материалы : в 2-х т. -М., 2002.
19. Тайна убийства Столыпина. - М., 2003.
20. П. А. Столыпин. Переписка. - М., 2004.
21. Пожигайло, П. А. Петр Аркадьевич Столыпин: Интеллект и воля / П. А. Пожигайло, В. В. Шелохаев. - М., 2005.
22. Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг. : Документы и материалы. -М., 2006.
23. Столыпин П. А. Мысли о России. - М., 2006.
24. П. А. Столыпин. Грани таланта политика. - М., 2006.
25. П. А. Столыпин. Биохроника. - М., 2006.
26. Шелохаев, В. В. Столыпинский тип модернизации России / В. В. Шелохаев // Историк и время : сборник научных статей. - Пенза, 2004.
27. Шелохаев, В. В. Столыпин и государственная дума / В. В. Шелохаев // Государство и общество. Проблемы социально-политической и экономической истории России. - Вып. 2. - Пенза, 2004.
28. Шелохаев, В. В. Опыт и уроки П. А. Столыпина / В. В. Шелохаев // П. А. Столыпин: Программа реформ : Документы и материалы. Т. 1. - С. 19-20.
29. Шелохаев, В. В. Столыпинская программа модернизации / В. В. Шелохаев // Родина. - 2006. - № 12. - С. 9.
30. Шанин Т. Уроки истории и следующая революция: границы политического воображения // www.strana-oz.ru/?numid=58Larticle=268.
31. Шанин Т. Революция как момент истины / Шанин Т. - М., 1997. - С. 313, 386-387.
32. Медушевский, А. Н. Проекты аграрных реформ в России: XVIII - начало XXI века / А. Н. Медушевский. - М., 2005.
33. Федорова, Н. А. Неотъемлемое свойство. Проблема собственности в столыпинской аграрной реформе / Н. А. Федорова // Родина. - 2007. - № 2.
34. Коцонис, Я. Как крестьян делали отсталыми: Сельскохозяйственные кооперативы и аграрный вопрос в России 1861-1914 / Я. Коцонис. - М., 2006.
35. Мейси, Д. Аграрные реформы Столыпина как процесс: центр, периферия, крестьяне и децентрализация / Д. Мейси // Россия сельская. XIX - начало XX века / отв. ред. А. П. Корелин. - М., 2004.
36. Кабанов, В. В. А был ли прах столыпинской аграрной реформы / В. В. Кабанов // Россия сельская. - М., 2002. - С. 309, 328.
37. Корелин, А. П. Столыпинские реформы: исторический опыт и уроки / А. П. Корелин // Отечественная история. - 2007. - № 3. - С. 158-172.
38. Рыбас, С. Ю. Столыпин / С. Ю. Рыбас. - М., 2003. - С. 254.
39. Степанов, С. А. Столыпин - история убийства. Жизнь и смерть ради России / С. А. Степанов. - М., 2006. - С. 285.
40. Бородин, А. П. Столыпин. Реформы во имя России / А. П. Бородин. - М., 2004. - С. 218.
41. Кабытов, П. С. П. А. Столыпин: последний реформатор Российской империи / П. С. Кабытов. - Самара, 2006. - С. 68-94, 134-155.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |