Научтруд
Войти

Политико-правовые аспекты выхода Республики Южная Осетия из состава Грузии в постсоветский период

Научный труд разместил:
Nilarana
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 327:479.22

ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ВЫХОДА РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ ИЗ СОСТАВА ГРУЗИИ В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

© 2009 г. В.Д. Дзидзоев

Северо-Осетинский государственный университет, North Ossetian State University,

ул. Ватутина, 46, г. Владикавказ, 362015, Vatutin St., 46, Vladikavkaz, 362015,

nosu@nosu. ru nosu@nosu. ru

Представлен анализ причин, характера и последствий трех геноцидов южных осетин (в 1920, 1989-1992 и в 2008 гг.), в результате которых были уничтожены десятки тысяч южных осетин. Большое внимание уделено политико-правовым основам выхода Южной Осетии из состава Грузии в августе 2008 г., а также исторической роли России в судьбе южной части единого осетинского народа.

The article is an analysis of reasons, character and after - effects of three genocides of South Ossetian people in 1920-1992 and in 2008. Tens of thousands of them were assassinated by Georgia. As for the Republic of South Ossetia it was incinerated three times both Georgian Mensheviks in 1920 and Georgian ".Democrats " with Z. Gamsakhurdia and M Saakashvili at the head. Much attention is given to the political and legal foundations of South Ossetia secession from Georgia in August 2008 and to the historical role of the Russian Federation in the fortunes of one and indivisible Ossetian nation in the south of the country the nation.

Война Грузии против осетинского народа Южной Осетии в августе 2008 г., получившая в политических и научных кругах название «Кавказский кризис», преследовала цель уничтожить или изгнать коренной народ Южной Осетии - осетин. Пятидневный конфликт (8— 12 августа 2008 г.), куда была вовлечена и Российская Федерация, защищавшая своих граждан на территории тогда еще непризнанной республики, получил разноречивые оценки в политических и научных кругах. США и их сторонники осудили действия Москвы по защите своих граждан в Южной Осетии. Эти государства, пытающиеся не всегда удачно диктовать условия жизни и правила политического поведения другим народам и государствам, осуждают Россию за то, что она фактически спасла от геноцида южных осетин. В этой связи актуальным представляется исторический и политико -правовой анализ трех геноцидов южных осетин, как своеобразный экскурс в предысторию отделения Южной Осетии и Абхазии от Грузии.

Южные осетины и в 1920 г., и в последующие годы, вплоть до настоящего времени, рассматривали и рассматривают себя как граждан Российской Федерации, а Южную Осетию как составную часть Российского государства. Известно, что в состав Российской империи в 1774 г. вошла единая Осетия. Ее разделение на северную и южную осуществили большевики 7 мая 1920 г., подписывая мирный Договор между РСФСР и Грузинской Демократической Республикой, отделившейся от советской России в начале 1918 г.

В 1920 г. южные осетины подверглись чудовищному акту геноцида только потому, что категорически отказались выходить в начале 1918 г. вместе с грузинами и Грузией из состава РСФСР. Замечу, что южные осетины являются единственным народом на территории Российской империи и на постсоветском пространстве, которые трижды подвергались геноциду со стороны политического руководства независимой «демократической»

Грузии за желание оставаться в составе Российского государства, куда они добровольно вступили в 1774 г.

История третьего геноцида южных осетин, начатого в ночь с 7 на 8 августа 2008 г., т.е. в первый день начала XXIX летних Олимпийских игр в Пекине, и роль Российской Федерации в спасении малочисленного народа, стали особой страницей в многовековой истории осетинского и абхазского народов, а также в геополитике Москвы на Кавказе.

Южная Осетия никогда не хотела мириться с диктатом грузинской этнократии. Именно за это она трижды подвергалась на протяжении последних 90 лет геноциду, который имеет свои причины, характер, особенности, различные объяснения и трагические последствия. Проблема состоит в том, что ни первый геноцид южных осетин (летом 1920 г.), ни второй (1989—1992 гг.) не получили должного объективного освещения в СМИ, особенно на Западе. Поэтому российская и особенно мировая общественность недостаточно информирована о причинах и реальных последствиях трагедии южных осетин. Грузия, которая имела и имеет больше, чем Южная Осетия возможностей отстаивать свою позицию, вводила и вводит в заблуждение общественность не только своей страны, но и всего мира. В Тбилиси, как в 1920 г., так и сейчас, агрессия против южных осетин и абхазов, объясняется необходимостью защиты «территориальной целостности Грузии».

1. Политико-правовые аспекты первого геноцида южных осетин в 1920 г. В 1917 — 1921 гг. на территории бывшей Российской империи произошли кардинальные общественно-политические, правовые и духовно-нравственные перемены. Многие из бывших национальных окраин, в том числе Грузия, Армения и Азербайджан получили независимость от советской России и стали суверенными государствами, т.е. субъектами международного права. Они воспользовались национальным самоопределением — основополагающим принципом

большевистской национальной политики, наиболее полным выражением демократизма и равноправия в межнациональных отношениях. Этот принцип, сформулированный высшим политическим руководством РСФСР, распространялся на все нерусские народы, в том числе на южных осетин, абхазов и др.

Первый геноцид южных осетин в 1920 г. в силу многих объективных и субъективных причин не получил своего полного и объективного освещения. После образования Советского Союза в 1922 г., куда на правах «братских народов» вошли осетины, грузины и многие другие, конечно же «следовало забыть» о той вражде, которая имела место во взаимоотношениях грузин и осетин, грузин и абхазов, армян и азербайджанцев и т.д. В СССР была другая национальная политика, другие политические, духовно-нравственные, межэтнические ценности и цели, добиваясь которых ученые-исследователи должны были обходить «острые углы» в сфере межнациональных отношений. Однако исторические факты свидетельствуют о том, что власти независимой Грузии в 1920 г. привели в исполнение заветную мечту грузинской политической и аристократической элиты об уничтожении Южной Осетии и осетинского народа на южных склонах Центрального Кавказа. Это была государственная политика Грузии в отношении Южной Осетии. Грузинская газета «Эртоба» в дни трагедии южных осетин цинично и самонадеянно писала: «Наша республика выселяет осетин туда, куда они стремились - в социалистический рай» [1].

Потери Южной Осетии при разгроме ее меньшевиками Грузии в 1920 г. выразились в следующих цифрах:

1. Убито - мужчин 387 душ, женщин - 172, детей -110, итого - 669 душ.
2. Умерло во время бегства и эмиграции: мужчин 1206 душ, женщин 1203, детей 1734, итого - 4143 душ.

Всего погибло 4812 душ (по другим данным - 5279 чел.).

3. Изнасиловано женщин - 62 случая.
4. Сожжено - 4227 жилых и хозяйственных построек на сумму - 1 268 034 руб.
5. Увезено вещей и инвентаря из 1268 домов на сумму - 190 200 руб.
6. Сожжено общественных зданий (школ и др.) - 30 на сумму - 15000 руб.
7. Угнано крупного рогатого скота - 19 764 головы на сумму 988 200 руб.

Мелкого рогатого скота - 46 428 голов на сумму 234 140 руб.

8. Пропало крупного рогатого скота - 4077 голов на сумму - 234 140 руб.

Мелкого скота на сумму 32 653 руб.

9. Продано за бесценок крупного рогатого скота -6527 голов на сумму - 177 100 руб.

Мелкого рогатого скота - 6263 головы на сумму 31 315 руб.

10. Погиб урожай в 1920 г. на сумму - 167 706 руб.

Всего понесено убытков в сумму - 3 317 506 руб.

Количество погибших южных осетин в 1920 г. составило 6-8 % от всего населения Южной Осетии [2].

Часть южных осетин вернулась в Южную Осетию после установления в Грузии советской власти, которая обещала мирную жизнь, равноправие всех народов, соблюдения законности и порядка, независимо от национальности и вероисповедания в Грузинской ССР. В то же время значительная часть беженцев-осетин в 1920 г. осталась на постоянное место жительства в Северной Осетии. Они обустроились во Владикавказе, Беслане, Алагире, Эльхотово, Фарне и в других населенных пунктах. Беженцы-осетины тогда основали одно из самых больших сел Северной Осетии - Ногир (Новая Осетия). Трагическая судьба южных осетин нашла свое воплощение в произведениях писателей Осетии Ц. Гадиева, А. Коцоева, К. Дзесова, С. Кулаева, Ч. Беджизати и др.

Областной Совет народных депутатов Южной Осетии на своей сессии 20.09.1990 г. охарактеризовал трагедию Южной Осетии 1920 г. «как геноцид осетинского народа» [3]. К этому следует добавить, что Парламент Республики Южная Осетия в сентябре 1990 г. принял постановление, где сказано:

1. Признать события 1918-1920 гг. национально-освободительной борьбой народа Южной Осетии.
2. Признать действия руководства «демократической» Грузии против осетинского народа в 1920 г. геноцидом [2, с. 30].

В «Декларации о геноциде 1920 года в Южной Осетии», в частности, сказано:

... «3. Вторжение регулярных войск (Грузии в 1920 г. -В.Д.) в Южную Осетию носило характер имперской агрессии, направленной на уничтожение осетинского народа, выселение их с исконной территории и заселение Южной Осетии грузинами. Это геноцид.

4. По всем принятым международным правовым актам поголовное истребление осетин, зверские методы уничтожения женщин, детей, стариков, грабежи и насилия, захват имущества, скота, уничтожение посевов, приведение масс к голоду и эпидемиям тифа и холеры, массовое заселение осетинских сел переселенцами-грузинами из горных и других районов республики, есть не что иное, как геноцид.

... 7. Мы обращаемся ко всем демократическим организациям мира, всем лидерам в правительстве и руководстве страны (СССР. - В.Д.) и республики (Грузии. -В.Д.) поддержать справедливые требования народа Южной Осетии.

I. Признать массовое истребление осетин в 1920 г. в Южной Осетии геноцидом, и требовать возмещения нанесенного национального ущерба в размере 5 миллионов золотом.

II. Признать право юго-осетинского народа на:

- национальное самоопределение;

- право иметь то политическое устройство, которое народ Южной Осетии выбирает в соответствии с Конституцией СССР;

Право самостоятельного выбора вхождения в то или иное государственное образование, вплоть до образования собственной национально-государственной единицы.

Принято на 14 сессии Юго-Осетинского областного Совета народных депутатов 20 созыва» [2, с. 23—25]. 20 сентября 1990 г. в Цхинвале.

Геноцид южных осетин в 1920 г. — масштабное международное преступление на территории бывшей Российской империи, совершенное меньшевистским руководством Грузинской Демократической Республики (ГДР) с целью уничтожения или изгнания южных осетин, защищавших до последней возможности территорию своего исконного проживания — Южную Осетию, которую официально провозгласили составной частью советской России.

2. Политико-правовые аспекты второго геноцида южных осетин в 1989-1992 гг. В конце 80-х гг. в бывшем СССР в силу многих обстоятельств крайне обострились этнополитические и правовые проблемы, которые зрели десятилетиями. Например, в бывшей Грузинской ССР резко обострились межнациональные отношения, причины которых, на наш взгляд, были шовинизм части грузинской элиты, пропаганда «величия грузинской нации» и ее превосходства над осетинами, абхазами, армянами, азербайджанцами и другими народами. Заметим, что некоторые из них, например южные осетины и абхазы, оказались в составе «территориально целостной» Грузинской ССР по волюнтаристскому решению партийно-советских властей. Особенно обостренный и опасный характер имели грузино-осетинские и грузино-абхазские отношения. За все время советской власти южные осетины и абхазы проявляли аргументированное недовольство шовинистической политикой грузинских властей, которые всячески старались держать на вторых, а то и на третьих ролях южных осетин и абхазов. В Цхинвале и Сухуми добивались политико-правового равноправия в межнациональных отношениях. В конце 80-х гг. ХХ в., когда политика перестройки стала набирать обороты, в Южной Осетии и Абхазии решили усилить национально-освободительную борьбу. К этому времени сформировалось мощное сепаратистское движение в Грузинской ССР, целью которого было отделение от СССР. В ноябре 1989 г. и в первой половине 1990 г. Верховный Совет (ВС) Грузинской ССР принял важнейшие решения, отменявшие законы, принятые советской Грузией после февраля 1921 г., т.е. после установления советской власти.

В этих сложных общественно-политических, правовых условиях крайнего обострения межэтнических отношений между грузинами и южными осетинами, XII Чрезвычайная сессия народных депутатов Юго-Осетинской автономной области 10.11.1989 г. приняла историческое решение о её преобразовании в Юго-Осетинскую Советскую Социалистическую Республику в составе Грузинской ССР [3]. Народные избранники Южной Осетии обратились к ВС Грузинской ССР с просьбой рассмотреть и положительно решить этот вопрос. Тогда еще в Южной Осетии никто не помышлял о выходе из состава советской Грузии. Руководство Южной Осетии, учитывая масштабные демократические процессы в СССР, которыми сполна воспользовалась Грузия, добивалась повышения собственного политико-правового статуса в её составе. Однако в Тбилиси выра-

женную волю народа Южной Осетии восприняли крайне отрицательно. Как известно, Президиум ВС Грузинской ССР, не соблюдая даже нормативных формальностей, отменил решение народных депутатов Южной Осетии [3, с. 9]. Добавим к этому, что сессия ВС Грузии сформировала специальную комиссию для изучения статуса Юго-Осетинской автономной области. В нарушение Конституции СССР (ст. 71, ст. 87) Юго-Осетинская автономная область была полностью ликвидирована. Таким образом, осетины на своей исторической родине, т.е. в Южной Осетии оказались бесправной людской массой. В этой крайне сложной этнополитической обстановке грузинские националисты во главе с З. Гамсахурдиа взяли курс на вытеснение южных осетин из Южной Осетии, в целом из Грузии в Северную Осетию, т.е. в Российскую Федерацию [4]. Грузинские СМИ, многочисленные грузинские исследователи истории начали писать о том, что на территории Грузии есть один «коренной народ» — грузины, все остальные народы, включая южных осетин и абхазов, являются «гостями» на территории гостеприимной Грузии [4]. Такая политика вела к межэтническому противостоянию и межнациональным войнам.

Южные осетины фактически пострадали (уже второй раз!) за свою волю остаться в составе России, за свое нежелание выходить вместе с грузинами из её состава [5].

Фактически происходившие события в 1989 — начале 1990 г. следует расценивать с политико-правовой точки зрения как начальный этап второго геноцида южных осетин в Южной Осетии и в Грузии. Власти последней к этому времени развернули настоящую антиосетинскую пропаганду, идеологическую войну против осетинского народа и статуса автономии Южной Осетии, пытаясь дискредитировать осетин и абхазов в глазах грузинской, российской, а затем и мировой общественности. В эти годы интеллектуалы Грузии запустили в оборот надуманную версию о том, что термин «Южная Осетия» был придуман большевиками в антигрузинских целях [6].

В Грузии с конца 80-х гг. ХХ в. создавались необходимые условия для укрепления и совершенствования национально-освободительной борьбы народов Южной Осетии и Абхазии. В их создании огромная роль принадлежит грузинским историкам, правоведам, политологам, философам, в целом значительной части грузинских интеллектуалов. Они фальсифицировали факты истории, сложившуюся к концу 80-х гг. этнополитиче-скую и правовую действительность в Южной Осетии и Абхазии, систематически совершая на них «кавалерийские наскоки», а также на Российскую Федерацию, которая время от времени пыталась заступиться за своих граждан, проживавших в бывших автономиях Грузинской ССР. Это особенно раздражало грузинских политиков и интеллектуалов, мечтавших, по примеру З. Гамсахурдиа, уничтожить всякие автономии в «демократической» Грузии и приступить к созданию «великого грузинского государства» без всяких автономий, осетин и абхазов, а также без десятков других негрузинских этносов (например, азербайджанцев, армян, дагестанцев и др.). Публиковались различные околонаучные версии происхождения этих народов, которые преследовали

самые неблаговидные цели - показать их недоразвитыми в экономическом, политическом и духовном отношении, рассматривая при этом как «второсортные».

Действия грузинских националистов быстро переросли в широкомасштабные войны на территории Южной Осетии и Абхазии. Руководство «демократической» Грузии решало «осетинскую проблему» по точному сценарию меньшевиков Грузии 1920 г. З. Гамсахурдиа и его ближайшее окружение фактически организовали в 1989-1992 гг. геноцид южных осетин на их исторической родине - в Южной Осетии.

В «Декларации о геноциде южных осетин в 19891992 годах», подчеркивается:

«Парламент Республики Южная Осетия, напоминая, что Южная Осетия, как часть единой Осетии, еще в 1774 г. добровольно вошла в состав России, и лишь 27лет спустя, в 1801 г., грузинские разоренные княжества вошли в состав России,

напоминая, что в 1920 г. народ Южной Осетии, отстаивая право на самоопределение и выступая против отторжения от Северной Осетии и России, был подвергнут геноциду со стороны Грузии, и впоследствии вопреки его воле, в противоречие с принятой 15 ноября 1917 г. Советом Народных Комиссаров Декларацией прав народов России, предусматривающей право всех народов России на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, был включен в состав Грузинской ССР в качестве автономной области,

напоминая, что, начиная с 1989 г., руководство Грузии при поддержке националистических сил Грузии встало на путь сепаратизма, а народ Южной Осетии, воспользовавшись своим законным правом остаться в составе СССР, предпринял ряд шагов, направленных на сохранение единства Южной Осетии с Северной Осетией и Российской Федерацией,

напоминая, что в марте 1991 г. на референдуме СССР народ Южной Осетии (72 % населения) проголосовал за сохранение СССР, а Грузия, не приняв участия в референдуме СССР, провела альтернативный референдум о выходе из состава СССР, в котором Южная Осетия не участвовала,

учитывая, что после проведения референдума СССР и референдума Грузии сепаратистская Грузия не имела никаких юридических оснований претендовать на Южную Осетию,

отмечая, что в ходе имперской агрессии Грузии против Южной Осетии в период с 1989 по 1992 гг. погибло 1 тыс. мирных жителей, что составляет свыше 1 % населения Южной Осетии, отмечая, что в ходе имперской агрессии Грузии против Южной Осетии в период с 1989 по 1992 гг. было ранено более 3,5 тыс. мирных жителей, что составляет более 3,5 % населения Южной Осетии,

отмечая, что в ходе репрессии осетинского народа, проживающего в Грузии, было убито около 1 тыс. мирных жителей осетинской национальности,

ЗАЯВЛЯЕТ, что в период с 1989 по 1992 гг. в Южной Осетии и Грузии был осуществлен геноцид осетинского народа.

Парламент Республики Южная Осетия обращается к мировому сообществу, главам демократических государств с просьбой:

- признать геноцид южных осетин в 1989-1992 гг.;

- признать правовую и моральную ответственность Грузии за геноцид южных осетин.

Парламент Республики Южная Осетия требует от Республики Грузия:

- дать политическую оценку событиям 19891992 гг. и признать геноцид южных осетин;

- привлечь к уголовной ответственности всех организаторов и участников геноцида южных осетин;

- возместить моральный и материальный ущерб, нанесенный южным осетинам в ходе геноцида 19891992 гг.

- принять необходимые меры по созданию условий для восстановления беженцев в их правах с полным возмещением нанесенного им материального и морального ущерба» [7].

Развернутая руководством Грузии в Южной Осетии политика и практика государственного террора представляла сочетание традиционного грузинского решения «осетинского вопроса» путем массовых репрессий, насилий и физической расправы над осетинским населением с декларациями и заявлениями о необходимости укрепления суверенитета и «территориальной целостности демократической Грузии».

Военные операции, которые велись по решению правительства Грузии на территории Южной Осетии в 1918-1920 гг. преследовали цель уничтожения коренного осетинского населения. Грузинское государство несет ответственность за геноцид южных осетин 1920 г. Политика меньшевистской Грузии в 1918-1921 гг. и нынешнего режима М. Саакашвили ясна и однозначна. В Тбилиси не выражали и не выражают сожаления по поводу трех геноцидов южных осетин. Сегодня уже абсолютно точно установлено не только друзьями Южной Осетии, Абхазии и Российской Федерации, что в ночь с 7 на 8 августа 2008 г. Грузия вероломно начала широкомасштабную войну против Южной Осетии. Разгромив агрессора, Россия спасла от физического уничтожения южных осетин, а затем приняла историческое решение о признании Южной Осетии и Абхазии как субъектов международного права.

Литература и примечания

1. О политической оценке событий 1918-1929 годов // Республика Южная Осетия (документы, хроники, краткая историческая справка на русском и английском языках). Цхинвал, 2007. С. 28; Единая Осетия. 2006. № 6, окт. С. 3.
2. О политической оценке событий 1918-1929 годов // Республика Южная Осетия ... . С. 29.
3. Краткая историческая хроника // Республика Южная Осетия ... . С. 8.
4. Подробнее проблема рассмотрена автором в следующих работах: Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. 3-е изд. Владикавказ, 2002. С. 180-234; Его же. Кавказ конца ХХ века: тенденции этнополи-

тического развития (историко-политическое исследование). 2-е изд. Владикавказ, 2004. С. 26—141; и др.

5. Данная проблема подробнее рассмотрена: Дзид-зоев В.Д., Дзугаев К.Г. Южная Осетия в ретроспективе грузино-осетинских отношений. Цхинвал, 2007. С. 79—103, 107—114.
6. Эта антинаучная версия подробно и аргументированно разоблачена в исследованиях: Гаглойти Ю.С. Южная Осетия (к истории названия). Цхинвал, 1993. С. 4—30; Дзидзоев В.Д. Кавказ конца ХХ века... С. 26— 141; Его же. Политическая мифология современной историографии Кавказа // Научная мысль Кавказа. 2004. № 4. С. 33—43; Его же. Проблема Республики Южная Осетия в контексте этнополитических процессов на Кавказе в конце ХХ — начале XXI вв. (ис-торико-политологический анализ) // Непризнанные государства Южного Кавказа и этнополитические процессы на Юге России : сб. науч. ст. Южнороссийское обозрение. Ростов н/Д, 2005. Вып. № 29. С. 156— 184; Его же. Объективность и субъективность в современной историографии Кавказа // Материалы меж-дунар. науч. конф. «Кавказоведение: опыт исследований» (13—14 октября 2005 г.). Владикавказ, 2006. С. 57—136; Его же. Проблемы российской государственности на Северном Кавказе // Изв. вузов. Сев.-

Поступила в редакцию

Кавк. регион. Обществ. науки. 2006. № 3. С. 54—61; Его же. К вопросу политического урегулирования конфликтов // Бюл. отдела социально-политических проблем Кавказа ЮНЦ РАН. Ставрополь, 2006. Вып. 2. С. 133—135; Его же. К вопросу выселения осетин из Южной Осетии в 1920 году // Материалы Второго (очередного) съезда ученых-кавказоведов (Ростов н/Д, 27.02.2006 г.). Ростов н/Д, 2007. С. 62—74; Его же. Грузино-осетинские отношения во второй половине XIX века и хизанский вопрос (исторические, политические и правовые аспекты) // Исторический и правовой вестн. (сб. науч. тр.). Владикавказ, 2008. Вып. № 1. С. 82—94; Его же. О кризисе концепции «территориальной целостности» Грузии (политико-правовые и исторические аспекты) // Исторический и правовой вестник (сб. науч. тр.). Владикавказ, 2008. Вып. № 2. С. 20—37; Его же. Геноцид южных осетин 1920 года в аспекте международного права (политико-правовой анализ) // Дарьял. 2008. № 4. С. 227—239; и др.

7. Декларация о геноциде южных осетин в 1989—1992 гг. // Республика Южная Осетия.....С. 30—32.
12 марта 2009 г.
Научтруд |