Научтруд
Войти

Некоторые заметки о работе экспедиции АН СССР в Якутии

Автор: указан в статье

□ □

Л.М. Аммосова

НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕТКИ О РАБОТЕ ЭКСПЕДИЦИИ АН СССР В ЯКУТИИ

Вся деятельность М. К. Аммосова, общественная, политическая, хозяйственная, была отмечена нестандартным, творческим подходом к решению возникавших проблем. Ярким примером такого подхода является история с привлечением Академии наук СССР к разработке плана развития народного хозяйства в молодой Якутской автономной республике.

В наше время реализация любого, особенно достаточно большого проекта начинается с научного технико-экономического обоснования. Тем более, если речь идет о стратегических путях развития огромного - во всяком случае по площади - региона, каким является наша республика. Очевидно, что первичная проработка решения таких глобальных проблем должна выполняться лидерами фундаментальных наук. Но как подобная мысль о первоочередном привлечении учёных Российской Академии наук для коренного переустройства Якутии могла возникнуть в 1924 году? Да ещё родиться в голове молодого че-ловека, не имевшего высшего образования, с багажом всего лишь Якутской учительской семинарии. Ответ на этот совершенно для меня непонятный вопрос появился, когда моя мама, Раиса Израилевна Цугель, подготовила к опубликованию сборник статей, написанных отцом, и мне пришлось их внимательно прочесть.

Уже в 1919 году в своей статье «Якуты» он пишет так: «200-тысячный якутский народ находится перед непосредственной опасностью вымирания. Невероятно тяжёлые условия существования, отсутствие самых примитивных орудий земледелия, убожество и невежество масс». И далее: «Нет дорог, нет трактов. Всякий товарооборот подрывается...Чудовищный процент детской смертности, царящие кругом безграмотность и невежество...».

Хозяйство Якутии, по данным доктора технических наук Д.А. Казимирова, в то время действительно было «в очень тяжёлом состоянии:

- 227 тысяч человек населения, которое буквально вымирает, т.к. прирост почти отсутствует;

- всего 10 врачебных участков по 10 коек;

- свыше 90% населения лишено врачебной помощи;

- грамотных среди коренного населения 0,7%;

- 97 кустарных предприятий, из них 12 паровых и 65 конных молотилок, 9 лесопильных мастерских, пивоваренный, мыловаренный и три кожевенных завода».

Моя мама рассказывала, что, начиная с 1918 года, когда отец стал работать в руководящих органах Якутии, ему пришлось заниматься всеми проблемами хозяйства края, в

том числе финансовым обеспечением проводимых мероприятий. Во время Гражданской войны при выполнении партийных поручений он постоянно убеждался в огромной важности оптимального распределения расходования имеющихся крайне малочисленных средств. Общение с высшими партийными и правительственными руководителями Советской власти во время поездок в Москву, по Восточной Сибири в 1919-1921 гг. позволили Максиму Кировичу понять, что молодая Советская власть не в состоянии делать достаточные для подъема хозяйства Якутии финансовые вливания. У нее катастрофически мало денег.

Мама вспоминала: мысль об источниках финансирования для родной Якутии не давала ему покоя все эти годы. Особенно остро эта проблема встала в 1922 году после образования автономии. Находясь в командировках, отец тщательно изучал принципы и тогдашние правила финансирования других регионов. Он понял, что основная задача нового руководства - извлекать наибольший эффект от полученных средств. Однако проблем было так много, что на их решение этих средств явно не хватало. Но тогда непонятно, где же найти дополнительные источники финансирования. И новая власть под его руководством оказалась бы перед реальной угрозой банкротства.

Папа умел использовать любой приобретенный опыт, анализировать полученные уроки и применять их в своей работе. В свое время ему пришлось работать мальчиком на побегушках, а потом приказчиком в лавке купца-мил-лионера Г.В. Никифорова, чтобы заработать на жизнь в Якутске и на учебу. В семье на это денег не было, родители требовали прекращения дальнейшего учения. По их мнению, умение писать и считать, полученного в приходской школе, было вполне достаточно для работы на хлебной должности писаря в родном улусе.

Работа в лавке оказалась для него тяжелой, но прекрасной школой выживания в условиях жесткой конкуренции за рабочее место, получение приемлемой прибыли в условиях скудного ассортимента товаров в тогдашней Якутии, умения экономно распределять деньги. Он на всю жизнь усвоил, что нет ничего позорнее участи банкрота. Данный вывод его подтверждали и знания, полученные им при изучении марксистской политической и экономической литературы в кружках под руководством ссыльных большевиков. Выхода из финансового тупика, казалось, не было в принципе.

Когда отец бывал в Москве, он всегда старался выкро-

ить время для библиотек, где упорно разыскивал книги по истории, культуре и экономическому развитию Якутской губернии, а потом старался приобрести их в магазинах и книжных развалах. В его домашней библиотеке находилось около пяти тысяч томов, причем не только на русском, но и английском, немецком и французском языках. Папа стремился прочесть статью на языке оригинала, всегда искал первоисточник, на который ссылались авторы в заинтересовавшей его работе. Художественная литература и искусство составляли примерно треть библиотеки. Все нужные ему новинки, выходившие тогда в печати, имелись в нашей библиотеке. Он являлся, как сейчас говорят, страстным книголюбом. Это было одним из многочисленных хобби отца.

И именно книги по истории родного края подсказали ответ на вопрос, мучивший его. К 1923 году онуже знал об экспедициях Российской Академии наук в Якутию в царской России на протяжении XVIII, XIX и начала XX веков, причем первая из них была организована сразу после образования Академии в 1725 году. Внимательно изучая результаты работы всех экспедиций, которые посылались царским правительством в его родной край, Максим Кирович обратил внимание на тот факт, что после каждой экспедиции Российской Академии наук в Якутскую губернию перечислялись небольшие средства на развитие пушного дела, строительство трактов, появлялись церкви, школы, небольшие больницы, какие-то предприятия по переработке сырья и т.п. Последняя такая экспедиция была проведена в 1903 г.

Расходование финансов обосновывалось учеными в их отчетах по результатам произведенных работ. Тогда, по-видимому, ему и стало ясно, что только крупным ученым под силу найти и обосновать экономическую целесообразность разработок несметных богатств, скрытых в Якутской земле и способных стать локомотивом развития республики. Для него стало очевидным, что стоящие перед Советской властью цели строительства нового общества должны быть заново научно обоснованы, после чего можно будет произвести планирование эффективного развития народного хозяйства республики.

Однако в республике не было собственных сил и средств на организацию такой экспедиции. А что если обратиться во вновь образованную Российскую Академию наук и попросить средства на ее проведение не только за счет республики, а с помощью Совнаркома РСФСР? Тогда многие проблемы будут решены.

По воспоминаниям мамы, эта мысль вдохновила отца.

Весь 1923 год он работал над определением основных направлений изысканий, составлением планов организации ее работы, проведением предварительных расчетов расходов будущей экспедиции, последовательностью хода обращений в органы власти.

Кроме того, по его мнению, для осуществления такого плана политический момент тогда был особенно благоприятным. Страна переходила от военного коммунизма к

НЭПу. Молодая Советская власть стала привлекать ученых для преобразования разрушенного народного хозяйства. Слова - ученый, инженер, академия - перестали вызывать негативную реакцию в обществе, и ассоциироваться с ненавистным понятием «недорезанный буржуй». С другой стороны , вновь созданной советской Академии наук необходимо было доказать полезность и нужность науки для практики, выполнить какую-либо большую работу, важную для всей страны. А партии и правительству тоже нужно было показать, что они на деле, а не на словах, заботятся о нуждах регионов и дают возможность развиваться молодой науке. Эти обстоятельства могли бы стать предпосылками успеха.

И когда М.К. Аммосову стала ясна программа действий, он немедленно приступил к осуществлению своей идеи. 8 апреля 1924 г. папа представил президенту Академии наук С.Ф. Ольденбургу аргументацию в пользу проведения экспедиции, все выкладки и расчеты. И уже 15 апреля 1924 г. официальное обращение Представителя Якутской республики М.К. Аммосова было направлено в Академию наук.

К декабрю 1924 г. «в Академии состоялось несколько заседаний, иногда в присутствии Представителя Якутии, на которых были заслушаны план, программы и смета экспедиции, рассчитанной на 5 лет. Общий расход выражался в сумме 1 миллион рублей, каковые и будут испрашиваться у Центра». Сумма по тем временам просто фантастическая! Совместно с Академией наук удалось убедить и государственную власть. 7 апреля 1925 года вышло Постановление СНК РСФСР о создании силами Академии наук экспедиции для исследования производительных сил Якутской республики.

Не могу умолчать и о том, что в партийных и правительственных кругах не только в Якутии, но и в Центре было много несогласных с этим решением М.К. Аммосова. Они считали, что это никому не нужно, что будут затрачены огромные деньги, а в результате кроме написания массы трудов, которые не прочтешь и за всю жизнь, никаких результатов не будет, что сначала необходимо добиться выделения средств на самые неотложные нужды. Таким образом, папе предлагали вернуться к тому пути, который он считал ошибочным и вредным. Ему пришлось преодолевать большое сопротивление, объяснять правильность принятого им пути по развитию хозяйства республики, проявить волю и твердость руководителя.

Умение М.К. Аммосова анализировать, рассчитать на много ходов вперед, убеждать собеседника в своей правоте позволили ему осуществить эту «безумную» по тем временам идею - проведение экспедиции Академии наук в Якутии.

В заключение хотелось бы отметить трагическую судьбу, постигшую не только ее инициатора Максима Киро-вича Аммосова, но и многих участников экспедиции. В печально известные 30-е годы прошлого столетия были репрессированы видные ученые: П.В. Виттенбург, С.Ф. Ольденбург, В.Л. Комаров и многие другие. Часть из них погибла, остальные выжили и дождались реабилитации. Однако их труд не пропал, а имена не забыты.

Участники экспедиции во время работы в Якутии отдали все свои знания, опыт, жар души, умение работать в экстремальных условиях нашего края. Результаты их труда легли в основу составления плана развития республики, дали возможность добиться процветания края.

Спустя 80 лет можно оценить правоту М.К. Аммосова, масштабность его мышления, активность гражданской позиции.

Тогда ему было всего 27 лет.

Б.Н. Заровняев, Р.Р. Ноговицын, Р.М. Скрябин

ПОДГОТОВКА ИНЖЕНЕРНЫХ КАДРОВ ДЛЯ ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ РЕСПУБЛИКИ

Зарождение и становление горно-геологического образования в Якутии неразрывно связано с образованием Якутского государственного университета им. М.К. Аммосова в 1956 году, когда на инженерно-техническом факультете был произведен первый набор студентов горного и геологического профилей. Вот уже полвека горное и геологическое отделения готовят специалистов для разведки и освоения недр.

В 1983 году геологическое отделение ИТФ преобразовано в геологический факультет, а с 1987 года в геоло-го-разведочный факультет. Первым деканом ГРФ (19831992 гг.) был избран Р.М. Скрябин - профессор, заслуженный геолог РС (Я), многие годы возглавлявший ИТФ (1966-1970 гг., 1973-1976 гг., 1976-1979 гг.).

В 1992 году деканом ГРФ избирается д.г.-м.н., профессор, действительный член академии наук РС (Я) И.И. Колодезников. В этот период открываются новые университетские филиалы в г. Нерюнгри (1992 г.), ныне Технический институт ЯГУ, в г. Мирном (1994 г.) - Политехнический институт.

В 2002 году деканом ГРФ избирается к.г.-м.н., доцент Б.И. Попов.

Большое значение в подготовке специалистов получает тесная интеграция с научно-исследовательскими институтами РАН и производственными организациями. Открыты новые филиалы кафедр. Со дня основания высшего инженерно-геологического образования в Якутии подготовлено более 2200 специалистов геологического профиля, которые внесли значительный вклад в социально-экономическое развитие республики. Около 100 выпускников ГРФ имеют ученые степени и звания, в их числе 16 докторов наук.

Горное отделение со дня основания подготовило более 1700 инженеров для горнодобывающей отрасли республики. Среди них 47 кандидатов наук, 6 докторов наук.

В 1959 году основана кафедра горных машин, открывшая в 2000 году специальность «Горные машины». В том же году на кафедре безопасности жизнедеятельности и охраны труда открыты специальности: «Безопасность технологических процессов и производств» и «Защита в чрез-

вычайных ситуациях». В 2002 году горное отделение преобразуется в горный факультет, его первым деканом избирается д.т.н., профессор, академик Академии горных наук Заровняев Б.Н.

Как известно, горно-геологическая отрасль промышленности является наиболее энергоемкой отраслью. В середине 90-х годов проявляется острая необходимость в подготовке специалистов по энергоснабжению. Учитывая это, в мае 1996 года Ученый совет ЯГУ принимает решение об открытии кафедры «Энергоснабжение» и одноименную специальность при ГРФ. В 2000 году Указом Президента РС (Я) в составе физико-технического института ЯГУ создается энергетический факультет. Факультет возглавляет д.т.н., профессор, действительный член Международной академии экологии и природопользования Бурянина Н.С. В 1998 году открывается филиал кафедры в г. Нюрбе, в 1999 году - филиал в п. Звездочке.

Решением Ученого совета Якутского государственного университета от 6 января 2005 г. на базе горного, гео-лого-разведочного и энергетического факультетов создан горно-геологический институт в составе ЯГУ. Создание института вызвано несколькими факторами.

Во-первых, Республика Саха (Якутия) занимая территорию в 3,1 млн квадратных км, является наиболее крупным по площади и одним из самых богатых по минерально-сырьевым ресурсам регионом России. Горно-добывающая отрасль является основной бюджетообразующей и в ближайшие десятилетия будет занимать доминирующее положение в экономике региона.

Ведущее место при этом занимает алмазодобывающая отрасль, которая разрабатывает 13 промышленных трубок. В золотодобывающей отрасли функционируют более 100 крупных и малых предприятий. Ждут освоения месторождения Чаро-Токкинской железорудной провинции, редкоземельнониобиевое месторождение «Томтор», крупные месторождения нефти и газа. Начинается освоение Эльгин-ского каменноугольного месторождения. Все это потребовало объединения усилий геолого-разведочного, горного и энергетического факультетов по подготовке кадров для и энергообеспечения горно-геологической отрасли.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |